Читать онлайн Плененные, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плененные - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плененные - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плененные - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Плененные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Мать...
В глазах Нэша отражалось такое страдание, что Моргана постаралась скрыть потрясение. Вспомнила ледяной тон, каменное лицо. А женщина на другом конце линии была его матерью.
Что может внушить человеку презрение и отвращение к женщине, которая дала ему жизнь?
И этот человек — Нэш. Поэтому, пристально на него глядя, она попробовала позабыть о собственной, глубоко укоренившейся любви к семье.
Ему больно. В голосе и в глазах боли столько же, сколько злобы.
Видно, что с него шелухой слетело высокомерие, самоуверенность и легкомыслие. Сердце разрывается от сострадания, но от этого ему легче не станет. Хорошо бы обладать даром Анастасии, частично принять его боль на себя.
Вместо этого она вновь села рядом, не отняв руки. Пускай нельзя облегчить страдания, можно предложить любовь и поддержку.
— Расскажи.
С чего начать? Как объяснить то, чего сам не понимаешь?
Он смотрел на ее сильные пальцы, лежавшие в его руке. Она хочет понять, помочь, а ему это вовсе не требуется. Вдруг хлынули слова, которые невозможно сказать, ожили переживания, которыми невозможно делиться.
—Надо было знать мою бабку. Это была... — Нэш замешкался, подыскивая не слишком сильное выражение, — направленная стрела. Каждый должен был следовать за ней тем же узким коридором; Если искать единственное определение, я выбрал бы нетерпимость. Она овдовела, когда Лианне было лет десять. Мой дед держал страховую компанию, поэтому вдова была хорошо обеспечена, но берегла каждое пенни. Одна из тех, кто не способен радоваться жизни.
Он замолчал, глядя на паривших над водой чаек, рука нервно задергалась.
—Возможно, история кажется скорбной и грустной — вдова с двумя дочками, которых предстоит растить, — пока не поймешь, что ей нравилось верховодить. Предпочитала быть вдовой Керкленд, не отчитываясь ни перед кем, кроме самой себя. Как я понимаю, с дочками обращалась сурово, без конца метала громы и молнии. С Лианной вышла промашка. Она забеременела в семнадцать лет, не имея понятия от кого.
Тон грубый, но суть понятна.
—За это ты ее винишь?
Он бросил на нее мрачный взгляд:
Не за это. Старушка наверняка на добрых девять месяцев превратила ее жизнь в ад. В зависимости от рассказчика, либо Лианна несчастная одинокая девушка, жестоко наказанная за одну небольшую ошибку, либо бабушка святая мученица, принявшая свою блудную дочь. По моему личному мнению, это две эгоистичные женщины, которым плевать на всех, кроме себя.
Ей было всего семнадцать, Нэш, — тихо напомнила Моргана,
Он рассерженно сморщился:
—Значит, все нормально? Ей было всего семнадцать, значит, можно трахаться налево-направо, не зная, от кого залетела? Ей было всего семнадцать, значит, она правильно сделала, смывшись через два дня после моего рождения и оставив меня злой старухе? За двадцать шесть лет не сказала ни слова, ни разу не позвонила, даже не подумала...
Сердце сжалось, захотелось обнять, стиснуть, пока худшее не останется позади, но он отшатнулся:
—Хочу пройтись.
Надо либо оставить его в одиночестве, либо разделить с ним боль. Моргана быстро приняла решение, догнала, пошла рядом:
—Сочувствую всей душой.
Нэш лихорадочно замотал головой. Сладкий весенний воздух обжигал горло желчью.
—Прости. Не следовало обременять тебя.
Она погладила его по щеке:
—Ничего, переживу.
Удастся ли самому пережить, неизвестно. Никогда никому до конца не рассказывал. Высказанные вслух слова оставили гадкий привкус во рту. Страшно, что от него не избавишься. Он снова сделал вдох и продолжил:
—Я до пяти лет жил с бабкой. Тетя Кэролайн вышла замуж за кадрового армейского офицера, и следующие несколько лет я кочевал с ними с базы на базу. Высокомерный мерзавец терпел мое присутствие лишь потому, что Кэролайн кричала и плакала, когда он, напившись, грозил отослать меня обратно.
Ясно. Мальчик в пустоте, никому не нужен, все им командуют и помыкают.
Ты их возненавидел.
Пожалуй, точно сказано. Не знаю почему, но действительно возненавидел. Оглядываясь назад, понимаю, что Кэролайн была столь же непредсказуемой, как Лианна. В один момент ласками осыпает, в другой — игнорирует. Сама никак не могла забеременеть, а когда мне было лет восемь-девять, сообщила, что ждет ребенка. И меня вернули к бабке. Заместитель больше не требовался.
На глазах Морганы выступили сердитые слезы при мысли о беспомощном наивном мальчике, которого перебрасывают из рук в руки люди, понятия не имеющие о любви.
Понимаешь, бабка во мне никогда не видела человеческое существо. Я был просто ошибкой. Вот что хуже всего, — признался он как бы самому себе. — Постоянно об этом твердила. Каждый мой вдох, каждый удар сердца был результатом ошибки беспечной бунтарки.
Неправда, — возмущенно возразила Моргана.
Возможно, но какие-то вещи застревают в памяти. Я много слышал про грехи отцов, про дьявольские искушения плоти... Меня она чаще всего называла ленивым, упрямым, испорченным. Чего еще ждать от зачатого в блуде?
Эта жуткая женщина недостойна тебя!
Не уверен, что она с этим согласилась бы. Постоянно вдалбливала, как я должен быть благодарен за то, что она меня кормит, дает крышу над головой. Я не был благодарен и не раз пускался в бега. К двенадцати годам попал в систему. В приемные семьи.
Плечи беспокойно подергивались, выдавая внутреннее волнение, он расхаживал туда-сюда, ускоряя шаги по мере того, как оживали воспоминания.
—В тех, где тебя действительно ждали, было хорошо. В других ждали только ежемесячный чек. Иногда везло, удавалось попасть в постоянный дом. Одно Рождество я провел в семье Хендерсонов. — Тон потеплел, изменился. — Чудесные люди. Обращались со мной как с родными детьми. В доме постоянно пахло свежевыпеченным печеньем, под елкой лежали подарки в разноцветной бумаге, перевязанные ленточками, на каминной полке висели чулки для подарков. Я чуть не упал, увидев на одном карточку со своим именем. Они мне велосипед подарили, — тихо признался Нэш. — Мистер Хендерсон купил подержанный, спрятал в подвале, довел до ума. Выкрасил красной краской. Научил крепить к спицам карточки бейсболистов...
Он смущенно покосился на Моргану. ... — Ну и что?
—Правда, велосипед обалденный, красный, как пожарная машина, с огромной фарой, с отполированными хромированными деталями... только ездить я не умел. У меня никогда не было велосипеда. В двенадцать лет велосипед для меня был все равно что гоночный мотоцикл.
Моргана бросилась на подмогу:
—Тут нечего стыдиться.
—Видно, ты не была двенадцатилетним мальчишкой. Трудно стать мужчиной, не умея ездить на двух колесах. Поэтому я выдумывал всевозможные причины, чтобы не садиться в седло. Надо выполнить домашние задания. Подвернул ногу. Собирается дождь. Несмотря на мою творческую изобретательность, миссис Хендерсон видела меня насквозь. Однажды разбудила рано, когда все еще спали, увела из дома, начала учить. Придерживала седло сзади, бежала рядом. Заставляла смеяться, когда падал. А когда я самостоятельно завилял по тротуару, заплакала. Никто никогда... — Нэш умолк, захваченный эмоциями.
У Морганы в горле застряли жгучие слезы.
Действительно хорошие люди.
Угу. Я у них прожил полгода. Может быть, лучшие в жизни. — Нэш стряхнул воспоминания, пошел дальше. — Стоило только уютно устроиться, бабка дергала за цепочку, тащила обратно. Поэтому я начал считать дни до восемнадцатилетия, после чего никто уж не мог мне указывать, где и как жить. Вырвавшись на свободу, твердо решил оставаться свободным, черт побери.
И что делал?
Есть хотелось, пару раз устраивался на постоянную работу. — Он взглянул на нее уже с улыбкой. — Одно время продавал страховки.
Она впервые улыбнулась:
—Не могу представить.
—Я тоже. Это продолжалось недолго. Думаю, в конце концов, надо благодарить бабку за мое решение сделать писательскую карьеру. Как только она заставала меня за писанием, тут же давала взбучку.
Моргана не совсем поняла:
— Прошу прощения... Наказывала за сочинения?
—Не имела точного представления о моральном облике охотников за вампирами, — сухо пояснил Нэш. — Поэтому меньше всего хотела, чтоб я этим занимался. А я занялся именно этим. Перебрался в Лос-Анджелес, устроился на незаметное место в группе спецэффектов. Потом начал править чужие сценарии, познакомился с нужными людьми. Наконец умудрился продать «Оборотня». Бабушка умерла во время съемок фильма. Я на похоронах не присутствовал.
Не думай, будто я тебя упрекну.
—Не знаю, что думать, — буркнул он. Остановился под кипарисом, повернулся к ней. Когда вышел «Оборотень», мне было двадцать шесть. Мы рискнули, добившись оглушительного успеха. Я вдруг очутился на гребне волны. Следующий сценарий пошел нарасхват. Номинация на «Золотой глобус». Начались звонки. Тетке требовались деньги на оплату счетов. Муж не поднялся выше сержанта, троих детей надо в колледж послать. Потом Лианна...
Нэш крепко растер лицо ладонью, как бы желая стереть обиды, боль, воспоминания.
Позвонила? — подсказала Моргана.
Нет. В один прекрасный день самолично явилась. Было бы смешно, когда бы не было так грустно. Незнакомая размалеванная кукла пришла и объявила, что она моя мать. Хуже всего, что в ней я увидел себя. Пока стояла на пороге, излагая жалостную историю своей жизни, хотел захлопнуть дверь перед носом. Задвинуть засов. Услышал, что я ей обязан, что мое рождение искалечило ей жизнь, что она после второго развода осталась без гроша в кармане, и выписал чек.
Нэш устало сел на мягкую землю под деревом. Солнце стояло низко, тени удлинились. Моргана опустилась рядом на колени:
—Зачем даешь деньги?
Затем, что она этого хочет. В любом случае мне больше ей нечего дать. Первой суммы хватило почти на год. Тем временем денег просила тетка, кузены... — Он стукнул кулаком по колену. — Время идет, начинает казаться, будто жизнь прилично устроена, но мне не позволяют забыть, кто я и откуда. Если за это надо время от времени выкладывать несколько тысяч, дело того стоит. Моргана сверкнула глазами:
Они не имеют никакого права тебя доить.
У меня полно денег.
Я говорю не о долларах, а о тебе. Он взглянул ей в глаза:
Они напоминают, кто... что я такое.
Они тебя не знают, — сердито заявила она.
Да. И я их не знаю. Но это не имеет значения, черт побери. Тебе прекрасно известно, что такое наследие — то, что у тебя в крови. Твое наследие магия, а мое — эгоизм.
Моргана тряхнула головой:
—Мы сами выбираем, принять его или отвергнуть. Ты абсолютно не похож на тех, от кого происходишь.
Нэш обнял ее за плечи:
—Я похож на них гораздо больше, чем тебе кажется. Сделал выбор. Возможно, перестал убегать, потому что никуда не мог прибежать. Понял: мне лучше всего в одиночестве. У меня не будет семьи Хендерсон. Потому что я сам не хочу. Выписываю чеки, отмазываюсь, вновь становлюсь собой. Меня это вполне устраивает. Никаких связей, никаких обязательств.
Не хочется спорить, когда он страдает. В другой раз придется указать на ошибку. Мужчина, который держит ее за руку, способен на нежность, на щедрость, на ласку, которых в своей жизни не видел. Они родились в его душе.
Кое-чем можно помочь, пусть ненадолго.
—Не надо мне объяснять, кто ты, Нэш. — Моргана осторожно откинула волосы с его лба. — Я знаю. Дай мне все, чего попрошу. Не возьму ничего, что не пожелаешь отдать, — Вложила ему в руку свой амулет. — Клянусь.
Металл разогрелся в руке. Нэш озадаченно опустил глаза, видя пульсирующий в камне свет.
Что?..
Клянусь, — повторила она. — Клятва нерушима. Хочу, чтобы ты кое-что от меня принял. Ты мне доверяешь?
На него что-то нашло, словно пала прохладная, мягкая, невесомая тень от облака. Напряженные мышцы расслабились, веки приятно отяжелели. Издалека донесся собственный голос, вымолвивший ее имя. И Нэш уплыл в сон.
Когда проснулся, ярко светило теплое солнце, пели птицы, журчала вода по камням. Он сел, сбитый с толку.
Кругом расстилается широкий холмистый луг с полевыми цветами, над ними пляшут бабочки. В нескольких футах стоит лань, глядя на него ласковыми глазами. Лениво жужжат пчелы, в высокой зеленой траве шелестит ветерок.
Нэш со смехом поднес к лицу руку, почти ожидая нащупать бороду, как Рип ван Винкль
l:href="#__f_16" type="note">16
. Бороды не оказалось, он не чувствует себя постаревшим. Потрясающе себя чувствует, видя акры цветов и колышущейся травы, синее небо в расцвете весны.
Что-то всколыхнулось в душе, тихо, как трава под ветром. Через секунду он понял, что обрел покой. Полный мир и согласие с самим собой.
Послышалась музыка, щемящая мелодия арфы. На губах заиграла улыбка, он пошел на звуки по луговой траве и цветам, средь порхающих бабочек.
Нашел ее на берегу ручья. Солнце сверкает в воде, бегущей по гладким разноцветным камням. Широкая белая юбка расстилается на траве. Лицо затеняют широкие поля шляпы, кокетливо сдвинутой набок. На коленях маленькая золотая арфа. Пальцы нежно перебирают струны, звуки плывут в воздухе.
Она оглянулась, продолжая играть.
Что ты делаешь? — спросил он.
Жду тебя. Хорошо отдохнул?
Нэш присел рядом, нерешительно прикоснулся к плечу. Настоящая. Кожа под шелком теплая. Моргана окинула его смеющимся взглядом.
—Где мы?
Пальцы вновь пробежались по струнам. Музыка воспарила, расправила крылья, как птица.
—Во сне. В твоем и моем. — Отложив арфу, она взяла его за руки. — Если хочешь, на время останемся. Если хочешь, отправимся в другое место.
Предложение прозвучало легко и естественно,
Зачем?
Затем, что тебе это нужно. Затем, что я тебя люблю.
Паники не возникло. Признание беспрепятственно проникло в душу.
—Это не наяву происходит?
Она потерлась щекой об его руку и поцеловала.
— Наяву, если хочешь. — Зубы легонько прикусили кожу, разжигая желание. — Если меня хочешь.
Он сбросил с нее шляпу, волосы хлынули на плечи, на спину.
Я зачарован?
Не больше, чем я. — Она обхватила его лицо руками, приблизила губы и пробормотала: — Хочу тебя. Люби меня здесь, как в первый раз, как в последний раз, как в единственный раз.
Устоять невозможно, даже если это сон. Главное, что ее руки его обнимают, губы искушают.
Большего не пожелаешь — сплошной мед и шелк. Тело кажется бескостным, ложась на мягкую траву.
Время остановилось, можно не спешить, наслаждаться мелочами — бархатными волосами, манящими ароматами в уголках губ, запахом кожи под подбородком. Тихий вздох напоил воздух сладостью.
Он даже не знает, как это легко, думала Моргана, упиваясь поцелуем. Хоть они совсем разные, сны и мечты у них одинаковые. На час-другой вместе погрузятся в них и в покой.
Нэш поднял голову, и она улыбнулась, обвел лицо кончиком пальца, и глаза потемнели.
—Хочу, чтоб было наяву.
—Вполне возможно. Все, что возьмешь отсюда, все, чего для нас хочешь, возможно.
Он снова прильнул к ее губам. Реальные губы открылись навстречу, его захлестнули реальные чувства. Поцелуй стал крепче, глубже, сердце забилось сильно, быстро и замерло под ладонью.
Медленно расстегнуты маленькие жемчужные пуговицы на корсете, руки осязают мягкую, теплую кожу роскошных сливочных оттенков. Атлас и бархат.
Радужка под густыми ресницами затуманилась и потемнела. Губы легонько скользнули по холмикам грудей. Мед и лепестки роз.
Губы приоткрылись, описывая круги, пока на язык не попались напрягшиеся соски. Раздался стон на грани между болью и наслаждением.
Он тихонько довел ее до безумия языком и зубами. Она крепко вцепилась ему в волосы, тело выгнулось, напряглось, содрогнулось, в глазах потрясение и блаженство,
Что это? — прошептала она, достигнув пика.
Магия, — прошептал он. — Смотри.
И повел ее туда, где она никогда не бывала. В этом радостном головокружительном путешествии смешивались вздохи, сливались тела, на молчаливые просьбы следовали беззвучные ответы. Огонь, ликование, ощутимый ток крови, учащенный пульс.
В наколдованном уголке рая они творили свой собственный. Чары крепнут при каждом поцелуе. Руки гладят мужское тело требовательно, по-хозяйски, под пальцами набухают и трепещут мышцы.
Он отчаянно жаждал ее. С грохочущим в ушах сердцем продвинулся к источнику жара, прикусил чувствительную кожу, услышал глухой стон.
Она с криком царапала пальцами травянистую землю, взлетая с пика на пик. Он вошел в нее, почувствовав, как она открывается и приглашает.
Двигался медленно, смаковал, сдерживал страсть, видя проблески наслаждения на ее лице и слыша гулкий пульс.
Дыхание шумно вырывалось из губ, глаза открылись, пальцы переплелись, оба лишились рассудка.
Дрожа и тая всем телом, он положил ей на грудь голову, закрыл глаза, убаюканный биением ее сердца. Через некоторое время начал осознавать окружающее. В спину светит теплое солнце, птицы щебечут, благоухают цветы на берегах ручья.
Она со вздохом погладила его по голове. Дала мир и покой, получив несказанное удовольствие. Нарушила одно из самых строгих правил: вторглась в мир эмоций.
Может быть, совершила ошибку, только не жалеет.
Моргана... — хрипло пробормотал Нэш.
Теперь спи, — улыбнулась она.


Он потянулся к ней в темноте. Постель пуста. Открыл глаза с хмельной головой. Постель его собственная, в собственном доме царит глухая предрассветная тишина.
—Моргана!
Непонятно, зачем окликать, точно зная, что ее тут нет.
Сон? Если это был сон, то ничего нет на свете живей и реальней.
Чтобы прочистить мозги, подошел к окну, стал глубоко вдыхать прохладный воздух.
Они занимались какой-то невероятной любовью на лугу у ручья.
Это невозможно. Облокотившись на подоконник, Нэш пил воздух, как воду. Последнее, что помнится, — сидели на заднем дворе под деревом и беседовали...
Он резко дернулся. Все рассказал. Полностью выложил кошмарную семейную историю. За каким чертом? Запустив руки в волосы, забегал по комнате.
Проклятый телефонный звонок... И вдруг понял, что избежал ужасной ошибки.
Признание в любви было бы гораздо хуже рассказа о своем происхождении и наследии. По крайней мере, теперь она не станет раздумывать, к чему придут их отношения.
В любом случае дело сделано и назад не воротишь.
А что было потом? Сон?
Картина отчетливо запечатлелась в памяти. Почти слышится запах цветов, определенно чувствуется, как ее тело водой текло в руках. Больше того, казалось, будто каждый сделанный в жизни шаг вел к тому месту, где он лежал в траве с любимой женщиной, чувствуя мир, покой, абсолютную близость.
Иллюзия. Просто иллюзия. Заснул под деревом.
А как очутился среди ночи дома, в спальне, черт побери?
Ее работа. Ноги ослабли, он сел на кровать. Она все это наколдовала и удалилась.
Ну, это ей с рук не сойдет.
Нэш вскочил, снова сел, помня мир и покой в душе, помня, как шел под солнцем по траве, увидел ее с арфой, спросил, что она тут делает, услышал, что она... его любит.
Обхватил руками закружившуюся голову. Может быть, сам вообще все выдумал, включая Моргану? Может, сейчас очнулся от фантазий в лос-анджелесской квартире?
Ведь он реально не верит в колдуний и чары. Осторожно прикоснулся к камню, висевшему на цепочке на шее.
Черта с два.
Моргана реальна и любит его. Хуже того — и он ее любит.
Меньше всего хотелось влюбиться. Это безумие. Но влюбился так бешено, что не может прожить даже часа без мысли о ней, без желания. Постоянно думает, что, быть может, что-нибудь получится.
И это самое бредовое во всей этой бредовой истории.
Надо хорошенько подумать. Он устало улегся, глядя в темноту.
Обезумел от страсти. Вот именно. Но безумие отдаляет любовь. В конце концов, Моргана прекрасная женщина. Можно прожить долгую и счастливую жизнь с безумной страстью к пленительной женщине. Просыпаться каждое утро с улыбкой, зная, что она твоя.
Сразу взыграло воображение, он решительно заткнул фонтан.
Что за фантазии, черт побери?
О ней. Всегда о ней.
Может быть, сделать маленький перерыв, совершить краткое путешествие, выкинуть ее из головы? Если сможешь.
Досадное сомнение камнем легло в желудке.
Кто мог знать заранее, что не сможет, не выкинет, ибо это не страсть, никакая не одержимость. Это слово с большой буквы «Л». Любовь.
Она его насильно влюбила в себя.
Нэш рывком сел. Колдунья, ведьма, наложила заклятие, щелкнула пальцами, бросила его к своим ногам.
С одной стороны, мысль абсурдная, а с другой — вполне убедительная. Потому-то и одолевают страхи и сомнения. Чем дольше думаешь, тем хуже.
Ладно. Утром встретимся лицом к лицу с колдуньей. Покончив дело, уйдем с палубы, отправимся на свое место — на пункт управления, в капитанскую рубку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плененные - Робертс Нора



Волшебная история, с юмором, легко читается. Есть второя часть про Анастасию и Буна - "Очарованные", стоит прочесть.
Плененные - Робертс НораАсем
29.07.2011, 13.13





прочла оба романа . в восторге. люблю такие истории.
Плененные - Робертс Норалила
31.07.2011, 15.01





Замечательный роман, великолепный, читайте и не пожалеете. Красивая любовь
Плененные - Робертс Норазлой критик
3.04.2015, 15.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100