Читать онлайн Плата за красоту, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плата за красоту - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плата за красоту - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плата за красоту - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Плата за красоту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

На следующее утро Миранда проснулась рядом с Райаном, ощущая себя совершенно другим человеком. Какое странное чувство – порочное, но любопытное.
Оказывается, можно грешить со вкусом.
Ей ужасно хотелось погладить его по волосам, потрогать маленький шрам над бровью. Глупые, чувственные прикосновения и поглаживания, которые непременно приведут к ленивому утреннему сексу.
Ее переполняли чувства, о наличии которых в себе она прежде не подозревала, уверенная в своей холодности и наследственной неспособности их испытывать. Это не просто страсть, со страхом подумала Миранда. Это делает ее такой уязвимой.
Вот в чем главный ужас.
Поэтому, подавив в себе желание прикоснуться к нему, она осторожно выбралась из кровати и прокралась в ванную, как вчера утром. Однако на этот раз не успела она залезть под душ, как ее талию обхватили сильные руки.
– Почему ты это делаешь?
Она ответила не сразу, подождав, пока сердце перестанет биться так сильно.
– Что делаю?
– Потихоньку выскальзываешь из кровати. Я ведь уже видел тебя голой.
– Я не выскальзываю. – Она попыталась высвободиться, но он слегка укусил ее за плечо. – Просто не хотела тебя будить.
– Не пудри мне мозги, – оборвал он ее несвязное бормотание. – Я еще понимаю, когда проскальзывают в кровать, но уж никак не наоборот.
– Очень смешно. А сейчас, если ты не возражаешь, я приму душ.
– Я тебе помогу. – Предвкушая удовольствие, он намылил руки и стал тереть ей спину. Какая красивая спина.
– Я умею сама принимать душ. Еще в детстве научилась. Пусти.
– Почему? – Снова она заговорила этим своим бесстрастным тоном! Райан развернул ее лицом к себе.
– Ну, потому что… – Она чувствовала, как к щекам приливает кровь, и ненавидела себя за это. – Это слишком интимно.
– А секс – не слишком интимно?
– Это совсем другое дело.
– Ладно. – Его глаза смеялись, руки гладили ее грудь, покрытую мыльной пеной. – Пойдем на компромисс: совместим эти два занятия.
Она совсем не так представляла себе свой утренний душ.
Потом они долго стояли обнявшись под душем.
– Ты права, это очень интимно! – Он вздохнул. – Я должен пойти к мессе.
– Что? – Ей показалось, что она ослышалась. – Ты сказал, что собираешься пойти к мессе?
– Сегодня пасхальное воскресенье.
– А, да. – За его мыслями не угонишься, подумала Миранда. – Странные идеи тебе приходят в голову во время занятий сексом.
– Одно другому не мешает.
Наверное, он прав, но ей все равно было как-то непривычно думать о религии, когда его руки гладили ее мокрое тело.
– Так ты католик? – Заметив его удивленно поднятые брови, она помотала головой. – Да, я знаю: наполовину ирландец, наполовину итальянец, кем ты еще можешь быть? Но я не думала, что ты ходишь в церковь.
– По большей части я прогуливаю. – Он закрутил вентиль, подал ей полотенце, взял себе другое. – Имей в виду: если ты расскажешь об этом моей матери, я назову тебя мерзкой, подлой лгуньей. Но сегодня пасхальное воскресенье. – Он вытер волосы, обмотал полотенце вокруг бедер. – Если я сегодня пропущу мессу, моя мать меня убьет.
– Понятно. Позволь заметить: твоей матери здесь нет.
– Она все равно узнает, – скорбно покачал головой Райан. – Она всегда узнает. И уж она позаботится о том, чтобы я отправился прямиком в ад. – Он ловко завернул Миранду в полотенце, закрепив концы на груди. Но ее обнаженное тело стояло у него перед глазами. Вся ванная комната пахла ею – это был запах мыла с легким ароматом хвои. Нет, он совсем не хотел уходить от нее, даже на час.
Осознав это, Райан почувствовал, будто с его плеч сняли тяжкий груз.
– Почему бы тебе не отправиться со мной? Наденешь твой пасхальный чепчик.
– У меня никогда в жизни не было чепчика. Вообще, мне надо поработать, привести в порядок мысли. – Миранда достала из шкафчика фен. – И еще я должна поговорить с Эндрю.
Может быть, сходить к мессе после обеда, а сейчас одним движением развязать узел ее полотенца? Но Райан отогнал это желание.
– Что ты собираешься ему сказать?
– Не очень много. – И от этого она чувствовала себя виноватой. – Если он будет продолжать и дальше… Я ненавижу, когда он пьет. Ненавижу. – Голос предательски задрожал. – Знаешь, вчера вечером была минута, когда я ненавидела его. Он единственный, кто у меня есть во всем мире, а я его ненавидела.
– Ты ненавидела не его, а то, что он делает.
– Да, конечно, ты прав. – Но она помнила свои чувства, когда увидела Эндрю, стоявшего на площадке лестницы и размахивавшего бутылкой. – Все равно, я должна с ним поговорить. Должна ему кое-что рассказать. Я никогда прежде ему не лгала, ни в чем.
Никто лучше, чем Райан, не понимал, что такое семейные узы. И как крепко они могут связывать.
– Пока он будет пить, ему нельзя доверяться.
– Знаю.
И это глубоко ранило се сердце.


В ванной в другом крыле дома Эндрю подошел к раковине и заставил себя глянуть в зеркало.
Лицо серое, глаза налиты кровью, под левым глазом синяк, над бровью порез. Все тело трясет как в лихорадке.
Он мало что помнил из вчерашнего вечера, но даже отрывочных воспоминаний хватило, чтобы скривиться, как от боли.
Он вспомнил, как стоял на лестнице, размахивал бутылкой и что-то орал. А Миранда внизу смотрела на него.
И в ее взгляде было нечто очень похожее на ненависть.
Эндрю закрыл глаза. Все нормально, он все держит под контролем. Вчера он немного перебрал, больше этого не повторится. Он вообще дня два не будет пить и докажет им всем, что для него это – раз плюнуть. Просто он находился под действием стресса. А причин для стресса имелось предостаточно.
Стараясь не обращать внимания на трясущиеся руки, Эндрю достал пузырек с аспирином. Когда и пузырек и таблетки упали на пол, он не стал их поднимать. Что ж, пусть его боль останется с ним.
Миранду он нашел в ее кабинете. На ней были свитер и леггинсы, волосы она закрутила в небрежный узел. Она сидела за компьютером.
Собрав все свое мужество, Эндрю шагнул в кабинет. Она оглянулась, потом быстро закрыла файл, в котором работала.
– Доброе утро. – Она знала, что голос звучит очень холодно, но не могла заставить себя говорить с ним ласковее. – На кухне есть горячий кофе.
– Извини. Мне очень жаль, что так получилось.
– Не сомневаюсь. Тебе надо приложить к глазу лед.
– Чего ты от меня хочешь? Я же сказал: извини. Я перебрал, вел себя как полный идиот. Больше этого не произойдет.
– Ты уверен?
– Да. – Холодное недоверие вопроса разозлило его. – Я всего лишь выпил чуть больше нужного, вот и все.
– Тебе совсем нельзя пить, Эндрю. И пока ты этого не поймешь, все это будет продолжаться, и ты будешь причинять боль тем, кто тебя любит.
– Слушай, пока ты там развлекалась с Болдари, я тут на ушах стоял, с работы не вылезал. И в какой-то степени виной этому твой провал во Флоренции.
Очень медленно она поднялась:
– Что, извини?
– То, что слышала. Это я выслушивал жалобы и ругань папочки и мамочки по поводу твоей ошибки с этой бронзой. Я искал эти чертовы документы на «Давида» – а ведь отвечаешь за документацию ты. Все шишки сыпались на меня, за неимением главного виновника. А ты упорхнула и увлекательно проводила время, кувыркалась…
Звук пощечины потряс обоих. Миранда прижала горевшую огнем руку к груди и отвернулась.
Он постоял, недоумевая, но, так ничего и не сказав, развернулся и вышел.
Миранда услышала, как хлопнула входная дверь, увидела из окна отъезжающий автомобиль.
Всю жизнь брат был ее опорой. А сейчас, даже не попытавшись найти в себе хоть чуточку сострадания, она оттолкнула его. Именно сейчас, когда он больше всего в ней нуждался.
Запищал факс. Миранда потерла руку, подошла к аппарату и начала читать выползающую страницу.
Думаешь, я ничего не знаю? Как тебе понравилось во Флоренции, Миранда ? Все цветет, солнышко сияет, да ? Я знаю, где ты бываешь. Я знаю, что ты делаешь. Я знаю, о чем ты думаешь. Я – в тебе, всегда.
Это ты убила Джованни. Его кровь на твоей совести. Неужели ты этого не видишь? Я вижу.
Застонав от бессилия и изумления, Миранда скомкала лист и запустила в дальний конец комнаты. Прижала пальцы к вискам, в глазах у нее потемнело от ярости. Успокоившись, она подобрала факс, аккуратно его разгладила.
И положила в папку.


Райан появился с букетом нарциссов – так похожих на маленькие яркие солнца, что Миранда не удержалась от улыбки. Но она отвела глаза, и Райан взял ее за подбородок.
– Что случилось?
– Ничего, все прекрасно.
– Что случилось? – повторил он. Он видел происходящую в ней борьбу: она не привыкла делиться своими неприятностями.
– Мы с Эндрю поссорились. Он ушел. Не знаю куда и не знаю, что мне делать с ним дальше.
– Пусть побудет один.
– Да, наверное. Надо поставить цветы в воду. – Подчинившись внезапному порыву, она взяла любимую бабушкину вазу и пошла на кухню. – Я поработала, – крикнула она оттуда. – Составила списки.
Говорить ему про факс? Потом, решила она. Потом, когда приведет мысли в порядок.
– Списки?
– Систематизировала имеющиеся у нас данные, стоящие перед нами задачи.
– Я знаю, что такое списки.
– Сейчас принесу распечатку, и мы над ними поработаем.
– Отлично. – Райан открыл холодильник, скептически осмотрел содержимое. – Хочешь бутерброд? – Ответа не последовало, так как Миранда уже поднялась к себе. Он пожал плечами и стал прикидывать, что из имеющегося под рукой может создать человек с воображением.
– И ветчина, и хлеб не первой свежести, – сообщил он, когда Миранда вернулась. – Но мы рискнем, иначе умрем от голода.
– Эндрю, наверное, поехал в магазин. – Она посмотрела на Райана, резавшего мятые помидоры, и нахмурилась. Ведет себя так, словно родился на этой кухне! – Ты умеешь готовить?
– В нашей семье все до единого умеют готовить. – Он глянул на нее. – А ты, наверное, не умеешь.
– Я очень хорошо готовлю, – раздраженно вспыхнула Миранда.
– Правда? Интересно, как ты смотришься в фартуке?
– Сногсшибательно.
– Не уверен. Ну-ка надень, продемонстрируй.
– Слушай, это ты затеял завтрак. Поэтому сам можешь надевать фартук. И замечу между прочим, что ты слишком много внимания уделяешь еде.
– Как и всем прочим радостям жизни. – Он медленно слизнул стекавший по пальцам томатный сок.
– Оно и видно. – Она села за стол и положила перед собой папку с бумагами. – Итак…
– Тебе горчицу или майонез?
– Все равно. Я привела…
– Кофе или что-нибудь холодное?
– Все равно. – Он что, специально старается вывести ее из себя? – Для того чтобы…
– Молока нет, – сообщил Райан, потряхивая пакетом, который достал из холодильника.
– Брось этот пакет в ведро и сядь, – четко выговаривая слова, сказала Миранда и заметила, как он ухмыльнулся. – Зачем ты стараешься меня разозлить?
– Потому что от злости у тебя появляется румянец. – Он критически осмотрел банку с пепси. – Диетическая?
Не сдержавшись, она хихикнула, и Райан тут же сел рядом с ней за стол.
– Ну вот, так-то лучше. – Он придвинул к ней тарелку с бутербродом. – Я не могу сконцентрировать свое внимание на чем-то серьезном, пока ты такая грустная.
– О, Райан. – Разве могла она противиться столь мощному напору? – Я не грустная.
– Ты самая грустная женщина из всех, кого я знаю. – Он поцеловал кончики ее пальцев. – Но мы это исправим. Итак, что ты хочешь мне сообщить?
Она помолчала, собираясь с силами, потом взяла первую страничку.
– Первое. Это дополненный список сотрудников, имевших доступ к обеим бронзовым статуэткам.
– Дополненный?
– Я прибавила лаборанта, он несколько раз прилетал из Флоренции вместе с Джованни. Каждый раз он оставался всего на несколько дней, но справедливости ради я его включила. К каждой кандидатуре в списке я прибавила стаж работы (это, по-моему, влияет на преданность) и зарплату – если деньги являются мотивом, то это важно.
И имена расставила по алфавиту, отметил про себя Райан. Умница. "
– Вы хорошо платите вашим сотрудникам. – Это он уже знал.
– Квалифицированная работа должна хорошо оплачиваться. На следующей странице я рассчитала процент вероятности. Как ты можешь заметить, мое имя есть в списке, но процент вероятности – низкий. Я знаю, что я не брала оригинал. Джованни из этого списка я вообще вычеркнула.
– Почему?
Она недоуменно посмотрела на него. «Его кровь на твоей совести».
– Потому что его убили. Он мертв.
– Извини, Миранда, но это всего лишь означает, что он мертв. Его могли убить по самым разным причинам. Оставь его в списке.
– Но его убили, когда он тестировал бронзу.
– Это ничего не доказывает. Может быть, он запаниковал, или потребовал большую долю, или разругался с подельником. Оставь его в списке.
– Это не Джованни, поверь мне.
– Доктор Джонс, давайте будем следовать не эмоциям, а логике.
– Хорошо. – Сжав губы, она вписала Джованни. – Ты можешь не соглашаться, но членам моей семьи я тоже поставила довольно низкий рейтинг. По-моему, они ни при чем. Зачем им красть у самих себя?
Он молча посмотрел на нее, и Миранда, опустив глаза, отложила список в сторону.
– На рейтинге вероятности пока не будем останавливаться. Следующее – временной график с того момента, когда «Давид» попал в институт, на все время, пока он оставался в лаборатории. Без моих записей и результатов я могу лишь приблизительно все восстановить, но все-таки, надеюсь, это довольно близко к действительности.
– Ты даже график составила, – восхищенно присвистнул он. – Ну и ну!
– Не понимаю твоего сарказма.
– Какой сарказм! Это здорово! Просто отличная работа. Есть, правда, одно «но». Твой график расписан по часам ровно на две недели. Однако люди не работают семь дней в неделю и двадцать четыре часа в сутки.
– Вот. – Чувствуя себя немного глуповато, она протянула ему следующий лист. – Это время, когда «Давид» был заперт в сейфе лаборатории. Чтобы достать его оттуда, нужно было иметь пластиковую карточку допуска, знать код, иметь второй ключ. Или, – добавила она, искоса посмотрев на Райана, – быть хорошим вором.
Он насмешливо улыбнулся:
– Я в это время был в Париже.
– Да что ты говоришь?
– Меня включать в твою таблицу вероятности не имеет смысла: зачем мне было воровать копию, если бы я уже имел оригинал? Она хитро прищурилась:
– А может, ты все это проделал, чтобы затащить меня в постель? Он хохотнул:
– А что, стоило бы.
– А это уж точно сарказм, – констатировала она. – Вот точно такой же временной график, но уже по «Смуглой Даме». Эти дни еще свежи в моей памяти, так что здесь все довольно точно. Одновременно с проведением тестов продолжались поиски исторических документов, так что подлинность не могла быть подтверждена окончательно.
– Проект был отменен, – сказал Райан, – в тот самый день, когда ты была отстранена.
– Если ты предпочитаешь все упрощать, то – да. – Она все еще помнила боль и обиду того дня. – На следующий день бронзу перевезли в Рим. Подмена могла быть произведена в очень короткий период времени, так как в тот день я еще проводила анализы.
– Если только ее не подменили в Риме, – проворчал Райан.
– Как ее могли подменить в Риме?
– Ведь кто-то из «Станджо» сопровождал ее?
– Не знаю. Наверное, для безопасности. Может быть, моя мать. Обе стороны должны были поставить свои подписи.
– Это давало им дополнительные несколько часов. У них все должно было быть в полной готовности, копия сделана. У водопроводчика, если ему верить, она пробыла неделю. Потом бронзу у него забрали, еще примерно неделю возились с формальностями – договор со «Станджо» и все такое. Потом твоя мать позвонила тебе и предложила работу.
– Она не предлагала мне работу. Она приказала мне приехать во Флоренцию.
– Ах так! – Он внимательно изучал схему. – Почему между ее звонком и твоим вылетом прошло шесть дней? Судя по твоим рассказам, твоя мать не похожа на воплощение терпеливости.
– Мне было ведено.., я планировала вылететь на следующий же день, в крайнем случае через день. Но пришлось задержаться.
– Почему?
– На меня напали.
– Что?!
– Огромный человек в маске набросился на меня, приставил нож к горлу. – Воображение живо напомнило ей ту страшную картину, и у Миранды задрожали руки.
Райан положил свою руку на ее пальцы и ровным голосом сказал:
– Расскажи мне об этом подробнее.
– Я вернулась из поездки. Вышла из машины перед домом, и тут появился он. Он забрал мой портфель и бумажник. Я боялась, что он собирается меня изнасиловать, и не знала, смогу ли бороться. Нож у горла… Я безумно боюсь ножа. У меня настоящая фобия.
– Он ранил тебя?
– Легко… Но достаточно, чтобы напугать до смерти. Потом он швырнул меня на землю, проткнул шины и исчез.
– Швырнул на землю?
Миранда заморгала от неожиданности, услышав незнакомые стальные нотки в его голосе. Райан погладил ее по щеке.
– Да.
У него потемнело в глазах при одной мысли о том, что кто-то держал нож у ее горла, угрожал ей.
– Ты сильно ушиблась?
– Ничего страшного, синяки и ссадины. – Глаза защипало, и Миранда опустила голову. Она боялась, что сейчас эмоции хлынут через край – так удивила и смутила ее реакция Райана. Никто, кроме Эндрю, никогда так сильно за нее не тревожился, не проявлял столько заботы и участия.
– Ничего страшного, – повторила она, беспомощно глядя, как он наклонился и поцеловал ее в обе щеки. – Не будь так ласков со мной. – Слезы все-таки покатились из глаз. – Я к этому не привыкла.
– Привыкай. – Он снова ее поцеловал, вытер слезы большим пальцем. – В здешних местах случалось что-нибудь подобное?
– Нет, никогда. – Миранда судорожно вздохнула, понемногу успокаиваясь. – Потому-то я и была в таком шоке, что все произошло до такой степени неожиданно. Случившееся со мной – такая редкость, в местных «Новостях» потом несколько дней только об этом и говорили.
– Его, конечно, не поймали?
– Нет. Я не смогла подробно описать его полиции. На нем была маска, так что я видела только фигуру.
– Опиши мне его.
Ей не хотелось снова воскрешать это в памяти, но она знала: Райан все равно не отстанет.
– Белый мужчина, метр девяносто, вес – под сто кило, глаза карие, во всяком случае темные. Длинные руки, крупные кисти, левша, широкие плечи, короткая шея. Никаких шрамов или еще чего-то отличительного я не заметила.
– Неплохо ты его рассмотрела.
– Он не произнес ни слова, это меня напугало больше всего. Он действовал быстро, молча. Забрал мой паспорт, водительские права, все остальные документы. Чтобы их восстановить, понадобилось несколько дней. Поэтому я и задержалась с вылетом.
«Профессионал, – подумал Райан. – Профессионал, выполняющий задание».
– Эндрю был вне себя, – со слабой улыбкой продолжила Миранда. – Он потом несколько дней ходил по вечерам вокруг дома с клюшкой для гольфа, самой большой. Наверное, намеревался стереть грабителя в порошок, если бы встретил.
– Разделяю его чувства.
– Типично мужская реакция. Я предпочла бы сама справиться. Знаешь, это так унизительно: я не могла сопротивляться, я окоченела от страха.
– Когда к твоему горлу приставляют нож, самое умное – не дергаться.
– Мне было не столько больно, сколько страшно, – сказала Миранда, не поднимая глаз.
– Бедная моя девочка. В дом он не входил?
– Нет. Забрал портфель, бумажник, ударил меня и убежал.
– Драгоценности?
– Не взял.
– А на тебе они были?
– Да, золотая цепочка и часы. Полиция тоже обратила на это внимание. Правда, я была в пальто. Может, он их не заметил.
– Такие часы? – Райан взял ее за запястье, рассматривая изящные золотые часы «Картье». «Такую безделушку любой идиот толкнет за штуку, не меньше», – подумал он. – Твой бандит на дилетанта не похож, а профессионал ни за что бы не упустил их из виду. А он даже не заставил тебя открыть ему дом, откуда он тоже мог бы унести много ценных вещей.
– Полицейские предположили, что ему нужны были наличные деньги.
– У тебя могло и не оказаться наличных денег. Ради нескольких сотен не совершают вооруженного ограбления.
– Люди иногда убивают за пару кроссовок.
– Здесь не тот случай. Он забрал твои документы, дорогуша, потому что кому-то очень не хотелось, чтобы ты прибыла во Флоренцию так скоро. Им нужно было время, чтобы приготовить копию, а ты бы стала мешаться под ногами. Поэтому, они и наняли профессионала. Того, кто не совершает глупых ошибок и проколов. И ему щедро заплатили, чтобы он не жадничал.
Объяснение было таким простым, таким очевидным, что Миранда поразилась одному: как же ей самой это не пришло в голову?
– Но полиция так не считает.
– Потому что они не все знают. А мы знаем. Миранда кивнула. Ее вдруг охватило холодное бешенство.
– Он держал нож у моего горла только из-за моего паспорта. Им нужно было задержать мой приезд.
– Опиши-ка мне все еще раз поподробней. Данных, конечно, мало, но, может, кое-кто из моих знакомых сумеет узнать его по описанию.
– Если это действительно так, – всхлипнув, сказала Миранда, – то мне не хотелось бы встречаться с твоими знакомыми.
– Не волнуйтесь, доктор Джонс, – спокойно заметил Райан и поцеловал ее ладонь. – Не встретитесь.


В пасхальное воскресенье негде было купить бутылку. Поймав себя на том, что лихорадочно ездит по улицам в поисках выпивки, Эндрю задрожал. Нет, не то чтобы ему нужно было выпить, успокоил он себя. Он хочет выпить, а это совсем другое дело. Хочет пропустить пару рюмочек, чтобы унять боль в желудке.
Но, черт возьми, все было закрыто. Все. Как же живот болит! «Ну и пошли они, – решил Эндрю, вцепившись трясущимися руками в руль. – Пошли куда подальше».
Он просто поедет вперед. Будет ехать на юг, пока не придет в себя. Денег у него достаточно, у него покоя нет.
И не остановится до тех пор, пока не выдохнется или пока не встретит чертов винный магазин, открытый в это чертово пасхальное воскресенье.
Он с удивлением посмотрел на свои руки, сжимавшие руль. На руках были ссадины, запекшаяся кровь; казалось, они принадлежат кому-то другому. Кому-то, кто внушал ему страх.
О господи, господи! Как же ему плохо! Эндрю остановил машину, не заглушая мотора, и опустил голову на руки. Он молил о помощи.
В окошко постучали; он повернулся и увидел за стеклом лицо Энни. Она сделала ему знак опустить стекло. А он и не понял, что приехал к ее дому.
– Что ты здесь делаешь, Эндрю?
– Сижу.
Она переложила в другую руку сумку и вгляделась в его лицо. Синяки, ссадины, мертвенная бледность.
– Ты подрался? Тебя кто-то ударил?
– Моя сестра.
Брови Энни поползли вверх.
– Миранда поставила тебе синяк под глазом?
– Что? Нет, конечно, нет. – Он пристыженно потрогал пальцами глаз. – Я свалился с лестницы.
– Правда? – Глаза ее сузились, она увидела кровь на костяшках его пальцев. – Так это лестница наградила тебя синяками?
– Я… – Во рту у него пересохло. Теперь он даже боли не чувствовал. На что, скажите на милость, годится человек, неспособный чувствовать боль? – Можно к тебе? Я не буду пить, – торопливо добавил он, видя, как потемнело ее лицо. – Хочу, но не буду.
– У меня ты выпивки не получишь, ты же знаешь, мое слово твердое.
– Знаю. – Он не отвел взгляда. – Именно поэтому я и хочу войти.
Поколебавшись мгновение, она кивнула:
– Ладно.
Энни отперла дверь. Войдя, она поставила сумку на стол, заваленный бумагами.
– Сейчас буду с налогами разбираться, – объяснила она. – Я потому и выходила, чтобы купить вот это. – Она вынула из сумки пузырек с экседрином. – У меня так всегда: как сяду заполнять декларации, так сразу голова начинает болеть.
– А у меня уже болит.
– Представляю себе. Я тебе тоже дам. – Слегка улыбнувшись, Энни достала два стакана, налила воды, бросила в каждый стакан по две таблетки. В полном молчании, с серьезными лицами они выпили лекарство.
Энни достала из морозилки пакет с замороженным горохом.
– Положи на руки. Мы сейчас ими займемся.
– Спасибо.
Он снова чувствовал боль. От кистей до кончиков пальцев это был сплошной кровоподтек. Но он даже не поморщился, когда положил на пальцы ледяной пакет. Он и так слишком часто ронял достоинство перед Энни Маклин.
– Итак, почему ты поссорился с сестрой? Он собирался ей соврать. Но, поглядев в эти спокойные, все понимающие глаза, не смог. К черту достоинство! Он же доверяет ей!
– Я нажрался в стельку и предстал в таком виде перед ее новым дружком.
– У Миранды появился друг?
– Да, весьма неожиданно. Красавчик. Я развлекал его как мог: свалился с лестницы, поблевал от души.
В душе ее шевельнулась жалость, но она покачала головой:
– Я смотрю, у тебя было много дел, Эндрю.
– О да! – Он швырнул пакет с горохом в раковину. Его всего трясло. Он встал и нервно заходил по комнате. – А утром я довершил дело: выложил ей всю правду-матку о ее работе, о наших семейных проблемах, о ее сексуальной жизни. – Эндрю инстинктивно дотронулся до щеки, вспомнив о пощечине.
Подавив в себе порыв подойти к нему, Энни отвернулась и достала из шкафчика бинт и антисептик.
– Очевидно, это было последней каплей. Женщины обычно не любят, когда братья лезут в их личную жизнь.
– Да, наверное. Но у нас масса проблем в институте, даже не проблем, а неприятностей. Из-за них у меня стресс.
Энни поджала губы, посмотрела на стол, заваленный бумагами, огрызками карандашей, конвертами.
– Стрессы у всех. Ты пьешь, чтобы не видеть ничего вокруг, а при стрессе твое зрение проясняется.
– Слушай, может, у меня и есть проблемы, но я с ними справлюсь. Мне нужно немного времени, чтобы моя нервная система пришла в норму. Я… – Он зажмурился, покачнулся.
– У тебя большие проблемы, Эндрю. Но ты с ними справишься, это так. – Она взяла его за руки, заглянула в глаза. – Нужно продержаться всего один день, потому что жизнь – это сплошное сегодня.
– Пока от сегодняшнего дня меня тошнит. Она улыбнулась, встала на цыпочки и поцеловала его в щеку.
– Могло быть и хуже. Сядь. Я обработаю твои костяшки.
– Спасибо. – Он вздохнул и повторил:
– Спасибо, Энни.
Эндрю тоже поцеловал ее в щеку, но не отодвинулся: как удобно и спокойно было стоять так. Она держала его за руки, ее волосы пахли чем-то свежим и безыскусным. Он поцеловал ее в волосы, потом в висок.
Их губы встретились, и его растерзанное тело словно наполнилось солнечным светом. Она стиснула его руки, он обхватил ладонями ее лицо, поднял к себе. Эндрю захлестнула волна нежности, раны словно смазали целебным бальзамом.
Она вся состоит из контрастов – вот все, о чем он мог подумать. Маленькое крепкое тело, мягкие пушистые волосы, четкий голос, требовательный рот.
Это сочетание силы и слабости, которое, как оказалось, он запомнил навсегда, такое дорогое и трогательное. И так необходимое ему.
Она всегда была. И он всегда знал, что она есть.
Высвободиться было нелегко. Не потому, что он крепко ее держал, нет. Его руки, словно нежные крылья птицы, обнимали ее. А рот был таким ласковым и желанным.
Она много раз представляла себе, каково это будет: снова оказаться в его объятиях, ощутить на своих губах его губы. Но уже очень давно она убедила себя: ей достаточно его дружбы. А теперь было так трудно высвободиться после этого тихого долгого поцелуя, так растревожившего ее.
Энни потребовалась вся ее сила воли, чтобы сделать шаг назад. Ничем хорошим это не может кончиться. Ни для него, ни для нее.
Он попытался ее удержать, но тут ему показалось, что она замахнулась. Эндрю отшатнулся. Еще одной пощечины он бы не выдержал.
– О господи, прости. Энни, прости меня. – Что он натворил? Только что чуть не разрушил собственными руками дружбу, без которой не представлял себе жизни. – Я ничего такого не имел в виду. Извини.
Она смотрела на его виноватое лицо:
– Вчера я выкинула из моего бара одного громилу. Он решил, что, заплатив за пиво, заплатил и за шлепок по моей заднице. – Энни схватила Эндрю за большой палец и резко повернула. Его глаза расширились, он стал ловить ртом воздух. – Я запросто могу одним движением поставить тебя на колени и заставить просить прощения. Нам давно уже не семнадцать, мы уже не дурачки и уж совсем не невинные. Так что если бы я не хотела, чтобы ты ко мне прикасался, ты бы давно уже возил мордой по полу.
У него на лбу выступили крупные капли пота.
– Значит, ты хотела?
– Конечно. – Она отпустила его палец. – Хочешь коки? Тебе, кажется, жарко. – Она направилась к холодильнику.
– Я не хочу разрушать.
– Что разрушать?
– Нас. Наши отношения. Ты для меня очень много значишь, Энни. И всегда значила.
Она стояла у холодильника, прикрыв глаза.
– Ты тоже всегда для меня много значил. Я тебе скажу, если ты начнешь это разрушать.
– Давай поговорим о.., о прошлом.
Он наблюдал, как она достает бутылки из холодильника, открывает их. Он словно впервые видел грациозные движения ее ладного тела. Почему он раньше этого не замечал? И эти золотые искорки в глазах. Или они появились только сейчас?
– Зачем?
– Может быть, чтобы понять то, что давно живет во мне. – Он сжал кулаки, поморщился от боли. – Я, конечно, не в лучшей форме, но если начинать этот разговор, то почему не сейчас?
Она поставила бутылки, заставила себя обернуться. Глаза их встретились. И тут она почувствовала, как нахлынули эмоции, которые она сдерживала столько лет.
– Мне больно говорить об этом, Эндрю.
– Ты хотела ребенка. – Он запнулся, у него перехватило дыхание. Он никогда прежде не заговаривал с ней о ребенке. – Я понял это по твоему лицу, когда ты сообщила мне, что беременна. Я тогда ужасно испугался.
– Я была слишком молода, чтобы знать, чего хочу. – Она закрыла глаза, потому что это была ложь. – Да, да, я хотела ребенка. Идиотка, я мечтала: вот скажу тебе, а ты обрадуешься, подхватишь меня на руки. И мы потом… В общем, всякие глупости. Но ты меня не хотел.
Во рту пересохло, Эндрю снова затошнило. Он знал: глоток виски его бы спас. И тут же выругался про себя: как он может думать о выпивке в такую минуту. Он схватил бутылку колы и залпом выпил половину. Кола показалась ему липкой и приторной.
– Я очень хорошо к тебе относился.
– Ты не любил меня, Эндрю. Я просто была девушкой, с которой ты провел ночь на пляже. Он снова глотнул колы:
– Нет. Черт побери, ты сама знаешь, что это не так.
– Именно так, – спокойно сказала Энни. – Я была влюблена в тебя, Эндрю, и, когда я лежала тогда с тобой на одеяле, я знала, что ты меня не любишь. Но мне было наплевать. Я ни на что и не рассчитывала. Эндрю Джонс из Джонс-Пойнта и Энни Маклин невесть откуда? Я была молодой, но дурой я никогда не была.
– Я должен был жениться на тебе.
– Неужели? – ледяным тоном поинтересовалась она. – Ну конечно, ты же благородный человек. Твое предложение даже не прозвучало кисло.
– Знаю. – Подспудно это точило его все пятнадцать лет. – Тогда я не дал тебе того, что должен был. Сам не знаю почему. Поступи я иначе, твой выбор был бы иным.
– Прими я твое предложение, ты бы меня очень скоро возненавидел. Ты меня уже начинал ненавидеть. – Энни передернула плечами и взяла свою бутылочку колы. – И теперь, оглядываясь назад, я тебя не виню. Я бы испортила тебе жизнь.
Ее рука замерла в воздухе, когда он шагнул к ней. В глазах его сверкала неподдельная ярость. Он отобрал у нее колу, поставил бутылку на стол и крепко схватил Энни за плечи.
– Я не знаю, как сложилась бы наша жизнь. Не раз и не два все эти годы я спрашивал себя об этом. Но я знаю, что чувствовал тогда. Может быть, я тебя не любил, не знаю. Но все происшедшее с нами имело для меня огромное значение. – И было еще что-то, вдруг с невероятной отчетливостью понял он. Что-то, в чем он не признавался даже себе самому. – Как бы скверно все потом ни сложилось, та ночь на пляже была важна для меня. И черт побери, Энни, – прибавил он, сильно встряхнув ее, – с тобой моя жизнь сложилась бы иначе.
– Я была не пара тебе, – прошептала она.
– Да откуда ты знаешь? У нас не было возможности это узнать. Ты сказала, что беременна, и не успел я осознать этого, как ты сделала аборт.
– Я не делала аборта.
– Ты совершила ошибку, – безжалостно бросил он ей в лицо. – И ты ее усугубила. Я бы непременно о тебе позаботился, о вас обоих. – Он чуть ли не кулаками размахивал. Давно скрываемая боль вдруг вышла на поверхность. – Я бы сделал все возможное. – Но тебя это не устраивало. Ладно – твой выбор, твой ребенок, твое решение. Но ведь он был частью меня тоже.
Она собиралась толкнуть его в грудь, но вместо этого вцепилась в его рубашку. Синяки только сильнее подчеркивали мертвенную бледность его лица, глаза потемнели от ярости.
– Эндрю, я не делала аборта. Я потеряла моего ребенка. Я же тебе говорила: у меня случился выкидыш.
В его глазах появилось странное выражение. Он отпустил ее, отступил назад.
– Потеряла?
– Я же тебе сказала, когда это случилось.
– Я всегда считал.., я был уверен… – Он отвернулся и подошел к окну. Положил руки на подоконник, вдохнул воздуху. – Я считал, ты мне так сказала, чтобы нам обоим было легче. Я думал, ты не веришь мне, не хочешь, чтобы я позаботился о тебе и ребенке.
– Я бы ни за что не сделала аборт, не посоветовавшись с тобой.
– Ты долгое время меня избегала. Мы никогда об этом не говорили, даже не думали, что можем говорить. Я знал, что ты хотела ребенка, и все эти годы считал, что ты избавилась от него, потому что я повел себя не так, как ты хотела.
– А ты… – Она судорожно сглотнула. – А ты хотел ребенка?
– Не знаю. – Он и сейчас не знал. – Но я никогда в жизни ни о чем так не сожалел, как о том, что не сумел тебя тогда удержать. А со временем все сгладилось, словно ничего и не было.
– Мне больно об этом говорить. Я пережила это. Пережила все, что было с этим связано. Эндрю медленно отошел от окна:
– Ты уверена?
– Я шла своим путем. У меня все было: неудачный брак, кошмарный развод.
– Это не ответ.
Не выдержав требовательного взгляда его голубых глаз, Энни покачала головой:
– А никакого вопроса нет. Я не собираюсь строить отношения на прошлом.
– Тогда, может быть, построим их на настоящем?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плата за красоту - Робертс Нора



Потрясающий роман, что и стоило ожидать от Норы Робертс. Очень увлекательно и загадочно в духе детективного романа. Приятного прочтения))))))
Плата за красоту - Робертс НораВиктория
29.06.2012, 17.23





Один из лучших романов,прочитайте!!!
Плата за красоту - Робертс Нораива
7.01.2013, 15.15





Это просто шедевр!Девочки,вы точно не пожалеете!Спасибо огромное автору за доставленное удовольствие:)
Плата за красоту - Робертс НораЯблочко
10.01.2013, 14.31





Интересно!!! Интригует!!! Захватывает!!!
Плата за красоту - Робертс НораЮЮЮ
15.01.2013, 12.09





Прикольный романчик!Читайте.
Плата за красоту - Робертс НораМари
3.03.2013, 23.57





роман увлекательный,мне нравится любовно-детективный сюжет.читаю вторую книгу Робертс -клас
Плата за красоту - Робертс Норатаня
7.03.2013, 16.33





понравился роман
Плата за красоту - Робертс Нораполя
9.03.2013, 2.31





Интересный роман, читала не отрываясь. Советую, не пожалеете!!!
Плата за красоту - Робертс НораВиктория
3.04.2013, 20.43





замечательный любовно-детективный роман
Плата за красоту - Робертс Норалика
4.04.2013, 21.09





замечательный роман
Плата за красоту - Робертс Нораполина
6.04.2013, 23.27





Книга очень захватывает.очень советую.впрочем у этого автора почти все книги интересные!
Плата за красоту - Робертс Норататьяна 81
26.05.2013, 3.33





Не буду оригинальной: роман отличный! Сюжет интересный, захватывающий, интрига держит до самого конца, герои харАктерные, реальные, хорошо выписаны - ничего лишнего. Как я люблю у автора, чувства к героям приходят в середине романа, развиваются; герой основательный, интересный, вызывает желание порой оказаться на месте героини :) Она тоже вполне адекватная девушка. В общем, 10/10, советую к прочтению!
Плата за красоту - Робертс НораЯя
5.04.2014, 8.20





Отличный роман 10 из 10. Читайте, уверена, вам понравится! Замечательный детектив, закрученный вокруг двух статуэток великих мастеров. Убийства, письма с угрозами, воровство и авантюризм... в общем есть все, чтобы до конца романа не было желания прерваться. Ну и любовная линия... хэппи енд будет, но не навязчивый, а скорее закономерный. В общем советую.
Плата за красоту - Робертс НораВарёна
7.04.2014, 19.45





Роман средненький, на четверочку... много информации, по мне так все запутано и сложно.
Плата за красоту - Робертс НораВиталия
16.12.2014, 21.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100