Читать онлайн Отчаянный шантаж, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отчаянный шантаж - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отчаянный шантаж - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отчаянный шантаж - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Отчаянный шантаж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Сибил показалось, что стены гостиничного номера смыкаются вокруг нее, и она решила сбежать хотя бы на пару часов, отвлечься, выпить бокал вина, понаблюдать за местными жителями. Как она прекрасно знала, типичным местом встреч в маленьком ли, в большом ли городе является бар. Элегантно обставленный или обшарпанный, с пышной зеленью в кадках или с жестяными пепельницами на пластмассовых столиках и старыми плакатами на стенах, с сентиментальной музыкой в стиле «кантри» или оглушительным роком, бар – традиционное место общения и обмена информацией.
"Паб Шайни» в Сент-Кристофере относился ко второй категории. Потемневшее дерево, дешевый хром. На стенах – потускневшие от времени изображения яхт, почти слившихся с выцветшими волнами. Правда, Сибил не смогла точно определить стиль музыки, с грохотом вырывавшейся из огромных динамиков, стоявших по краю маленькой сцены, на которой четверо юношей – с более очевидным энтузиазмом, чем талантом, – терзали гитары и барабаны.
Трое мужчин, приклеившиеся к стойке бара, не сводили глаз с маленького экрана телевизора, привинченного к задней стене. Транслировался бейсбольный матч. Звук был выключен, но это явно не обескураживало зрителей, машинально подносящих к губам то горлышко пивной бутылки, то соленый кренделек.
Пространство, отведенное под танцы, было настолько мало, что четыре танцующие пары часто задевали друг друга локтями или бедрами. И опять же никто не возражал.
Между столиками сновали две официантки, облаченные – в соответствии с самыми идиотскими мужскими фантазиями – в черные юбочки, обтягивающие блузки с глубокими декольте, черные сетчатые чулки и туфли на таких высоченных «шпильках», что Сибил искренне посочувствовала девушкам.
Она нашла свободный столик, расположенный подальше от усилителей. Ее не беспокоили ни шум, ни сигаретный дым, ни липкий пол или шатающийся стол, просто выбранное место позволяло наблюдать за всеми присутствующими.
Почти сразу же подошла официантка, маленькая брюнетка с вызывающим зависть бюстом и бодрой улыбкой.
– Привет. Что вам принести?
– Бокал шардонэ, лед отдельно.
– Я мигом.
Официантка поставила на столик черную пластмассовую мисочку с сухими крендельками, посыпанными солью, и отошла к бару, принимая на ходу заказы, а Сибил задумалась, не встретилась ли только что она с Грейс Куин, по ее информации, работающей в этом баре. Вряд ли, в конце концов решила она. На пальце официантки не было обручального кольца, а новобрачная вряд ли стала бы снимать его, даже на работе.
Может, вторая официантка? Высокая, белокурая. Безусловно, красивая, но уж слишком яркая и вызывающая. И тоже совершенно непохожая на новобрачную, особенно когда склонялась над столиком очередного клиента, позволяя ему по достоинству оценить ложбинку между соблазнительными грудями. Нахмурившись, Сибил надкусила кренделек.
Если это Грейс Куин, ее и на пушечный выстрел нельзя подпускать к ребенку.
Видимо, на бейсбольном поле произошло что-то интересное, поскольку троица у стойки заорала, подбадривая какого-то Эдди. Сибил машинально достала блокнот и начала записывать свои наблюдения. Тесные объятия танцующих пар, бессознательная мимика и жестикуляция женщин… вот одна интимно склонилась к спутнику, сдунула челку с глаз, взмахнула рукой…
Сибил чуть улыбалась, ее взгляд блуждал по сизому от дыма помещению, рука порхала над блокнотом. Волосы, стянутые лентой на шее, оставляли лицо открытым. В мочках ушей сверкали яркие камушки в гладких золотых ободках… Такой и увидел ее Филип, когда вошел: очень холодной, очень отстраненной. Словно она наблюдала за происходящим, защищенная тонким зеркальным стеклом, как при опознании в полицейском участке.
Фил приехал сюда, подчинившись внезапному порыву. Ему не сиделось дома, и теперь он благодарил странное беспокойство и смутную неудовлетворенность, терзавшие его весь вечер. Сибил – именно то, что ему сейчас необходимо, решил он, глядя, как она откладывает авторучку, снимает и вешает на спинку стула светло-желтый замшевый жакет.
– Сибил, если не ошибаюсь?
Она подняла на него взгляд, и он увидел, что глаза у нее голубые-голубые, как озерная вода, и заместил быстро промелькнувшее в них удивление.
– Правильно. – Сибил закрыла блокнот и улыбнулась. – Филип, «Корабли Куинов», насколько я помню.
– Вы здесь одна?
– Да… если вы не хотите присоединиться.
– С удовольствием. – Филип выдвинул стул, кивнул на ее блокнот. – Я вам не помешал?
Сибил улыбнулась дерзкой брюнетке, поставившей перед ней вино.
– Нисколько.
– Привет, Фил, пива?
– Мэри, ты прочитала мои мысли.
"Мэри, – повторила про себя Сибил. – Не Грейс "Куин».
– Необычная у вас здесь музыка, Филип.
– Музыка здесь всегда дрянь. – Он улыбнулся весело и обворожительно. – Это традиция.
– Тогда за традицию. – Сибил подняла свой бокал, сделала маленький глоток и тут же добавила в странную жидкость лед.
– Как вам нравится это вино, Сибил? – поинтересовался Фил.
– Ну, оно… – Сибил задумалась. – Я бы сказала, примитивное. – Она сделала еще один глоток и вынесла оценку:
– В общем, дрянь.
– Это тоже традиция, которой Шайни бесконечно гордится.
– Любопытно, – улыбнулась Сибил. – Раз вы знаток местных традиций, значит, давно живете здесь?
– Да. – Филип прищурился, вглядываясь в ее лицо и словно пытаясь что-то вспомнить. – Я вас знаю!
Она напряглась и, чтобы выиграть время, снова подняла бокал. Ее рука не дрожала, голос остался ровным и непринужденным.
– Я так не думаю.
– Точно, знаю. Мне знакомо ваше лицо. В первый раз вы были в очках… Что-то в… – Он протянул руку, взял Сибил за подбородок и немного повернул ее голову. – Вот так.
Кончики его пальцев были чуть шершавыми, хватка – крепкой и уверенной. В самом жесте Сибил почудилось предупреждение: перед ней мужчина, привыкший бесцеремонно трогать женщин… а она не привыкла, чтобы ее трогали.
Сибил удивленно вскинула брови. – Более циничная женщина решила бы, что это уловка, причем не самая оригинальная.
– Я обычно не пользуюсь уловками, – возразил Фил, не отрывая взгляда от ее лица. – Разве что самыми оригинальными. У меня хорошая память, и ваше лицо я точно видел. Сибил… – Уголки его губ медленно поползли вверх. – Гриффин. Доктор Сибил Гриффин. «Знакомые незнакомцы».
Сибил немного растерялась. Она еще не успела привыкнуть к своей популярности и всегда удивлялась, когда ее узнавали. Сейчас же, кроме удивления, она испытала облегчение: между доктором Сибил Гриффин и Сетом Делотером нет никакой связи!
– У вас действительно хорошая память, – непринужденно произнесла она. – Вы читали книгу или просто видели мою фотографию на суперобложке?
– Читал. Увлекательная книга. Она мне настолько понравилась, что я нашел и купил вашу первую. Правда, еще не прочел.
– Я польщена.
– Вы отлично пишете. Спасибо, Мэри, – кивнул он официантке, поставившей перед ним пиво.
– Крикни, если что-нибудь понадобится. – Мэри подмигнула. – Только кричи громче. Сегодня оркестр ставит рекорд громкости.
Воспользовавшись этим замечанием. Фил придвинулся поближе к Сибил и наклонился к ней. И вдохнул тонкий аромат ее духов. О, мужчина должен очень близко подобраться к Сибил Гриффин, чтобы почувствовать ее аромат и уловить его смысл.
– Объясните-ка мне, доктор Гриффин, что привело знаменитую исследовательницу мегаполисов в такой непростительно провинциальный городишко, как Сент-Крис?
– Исследование. Модели поведения и традиции… Выпьем за маленькие городки и их обитателей, – предложила Сибил.
– Не слишком ли резкая перемена образа жизни? – с любопытством взглянул на нее Фил.
– Социология и культурология не должны ограничиваться только большими городами.
– Вы делали здесь заметки?
– Так, кое-что. Местный бар, его завсегдатаи. Троица у стойки настолько поглощена матчем, что не замечает никого и ничего вокруг. Они могли бы остаться каждый у себя дома, устроиться в удобном кресле перед телевизором, но они предпочитают компанию, разделяющую их интересы; приятелей, с которыми можно поспорить или согласиться, что именно – не имеет значения. Важен ритуал.
Филип обнаружил, что заворожен ее голосом, четким северным произношением, даже ее лекторским тоном.
– «Ориолес» мчатся к победе, а вы попали в самый центр их территории, – объяснил он. – А, может, дело просто во всеобщем увлечении бейсболом.
– Игра – всего лишь повод для общения. Модель поведения не изменилась бы, будь то футбол, бейсбол или любой другой вид спорта. – Сибил пожала плечами. – Типичный мужчина получает больше наслаждения от спорта, даже от пассивного участия в соревновании, если рядом есть хотя бы один единомышленник. Вспомните любую рекламу, нацеленную на потребителей-мужчин, например, рекламу пива. Покажите группу привлекательных мужчин, занятых каким-нибудь общим делом, и чуть ли не каждый купит именно этот сорт пива, так как поверит, что именно таким способом повысит свой авторитет. Беспроигрышный ход. Я бы даже сказала – зомбирование. – Увидев, что Филип ухмыляется, Сибил поинтересовалась:
– Вы не согласны?
– Что вы! Абсолютно согласен, вы попали точно в цель. Видите ли, реклама – моя профессия.
– Неужели? – с хорошо разыгранным удивлением воскликнула Сибил, подавив легкие угрызения совести. – Никогда не подумала бы, что в Сент-Крисе большой спрос на рекламу.
– Я работаю в Балтиморе. В последнее время приезжаю сюда на уикенды. Семейные дела. Но это долгая история.
– Я не прочь ее услышать.
– Может быть, позже. Расскажите, что еще вы здесь видите.
Ему нравилось слушать ее, нравилось смотреть в ее бездонные голубые глаза, опушенные длинными черными ресницами. Казалось невозможным отвести от них взгляд.
"Ловко, – подумала Сибил, – просто безукоризненно». И он так смотрит на нее, словно в этот момент на свете не существует ничего более важного. Вероятно, он так смотрит на любую женщину, но ее сердце забилось чуть быстрее.
– Ну… видите ту, другую официантку? Филип на мгновение перевел взгляд на легкомысленный бант, покачивающийся на короткой юбочке блондинки, удаляющейся к бару.
– Ее трудно не заметить.
– Да. Она воплощает самые примитивные мужские фантазии, однако я говорю о личности, а не об обрамлении.
– И что же вы в ней видите? – Филипа забавлял этот разговор.
– Она любит свое дело, но уже подсчитывает время до закрытия. Она интуитивно угадывает клиентов, которые наверняка дадут хорошие чаевые, и обхаживает их, а вот компанию студентов за тем столиком практически игнорирует, ведь от них большой прибыли не будет. Обостренный навык выжидания, как и у циничной официантки любого нью-йоркского бара.
– Линда Брустер, – поделился информацией Филип. – Недавно развелась и подыскивает нового, более перспективного мужа. Ее семья владеет рестораном «Деревенская пицца», так что Линда всю жизнь от случая к случаю подрабатывает официанткой. Хотите потанцевать?
И это не Грейс… Сибил с трудом оторвалась от своих мыслей.
– Что? Простите, я не расслышала.
– Оркестр не сбавил громкость, зато сбавил темп. Хотите потанцевать?
– Хорошо.
Филип взял ее за руку и повел, лавируя между столиками, к танцплощадке, где они не без труда втиснулись между топчущимися парами.
– Кажется, оркестранты думают, что играют «Энджи», – сказал Филип.
– Если бы Мик и его парни это услышали, то пристрелили бы бедолаг на месте.
– Вы любите «Роллинг Стоунз»?
– А что там не любить? – Сибил подняла голову.
Лицо Филипа было совсем близко, и она могла смотреть в его глаза, прижиматься к его телу… – Жесткий рок, никаких выкрутасов, никакой суеты. Откровенный секс.
– Вы любите секс?
Она принужденно засмеялась.
– А что там не любить? И хотя я не имею ничего против секса, сегодня он в мои планы не входит.
– Всегда есть завтра.
– Естественно. – В тесноте площадки они Могли лишь чуть-чуть покачиваться. Сибил подумала, не поцеловать ли его, не позволить ли ему поцеловать себя. Эксперимент безусловно доставил бы ей удовольствие… Она слегка повернула голову, задев щекой его щеку… Пожалуй, не стоит рисковать: он слишком привлекателен.
– Почему бы нам завтра не поужинать вместе? – Филип явно отработанным движением погладил ее спину. – Я знаю одно отличное местечко. Потрясающий вид на залив, лучшая кухня на всем побережье. К тому же там тихо, и мы могли бы поговорить, не повышая голоса. Вы рассказали бы мне историю вашей жизни.
Филип коснулся губами ее виска, и тело Сибил немедленно отозвалось на это легкое прикосновение.
"Я должна была это предвидеть! – подумала она, шокированная собственной реакцией. – Мужчина с такой внешностью не может не быть асом в искусстве соблазнения».
Призвав на помощь весь свой опыт, Сибил легко провела кончиками пальцев по его шее и прошептала:
– Я подумаю и отвечу вам.
Когда медленная мелодия закончилась и динамики снова взорвались бешеным грохотом, Сибил отстранилась.
– Мне пора.
– Что?
Филип наклонился, подставил ухо почти к самому ее рту.
– Мне пора. Спасибо за танец.
– Я вас провожу.
Они вернулись к столику. Сибил собрала свои вещи, а Филип, не подзывая официантку, оставил на столике несколько долларов. Когда дверь захлопнулась за ними, тишина и прохлада охватили их, особенно удивительные после духоты и шума, царящих в баре.
– Ну и приключение! Благодарю вас за дополнительные впечатления.
– Всегда к вашим услугам. Можно погулять, еще не очень поздно, – добавил он и взял ее за руку.
– Достаточно поздно, – возразила Сибил, доставая из сумочки ключи от машины.
– Обязательно загляните завтра на верфь. Я вам все покажу.
– Может быть, загляну. Спокойной ночи, Филип.
– Сибил. – Он не стал сопротивляться желанию и поднес ее руку к губам, глядя ей прямо в глаза поверх их сплетенных пальцев. – Я счастлив, что для своего исследования вы выбрали Сент-Крис.
– Я тоже.
Сибил с облегчением скользнула На сиденье своей машины. Итак, по порядку: включить габаритные огни и фары, отпустить ручной тормоз, завести двигатель… Большую часть своей жизни она ездила в лимузинах с личным шофером или на общественном транспорте, так что в искусстве вождения не слишком преуспела.
Сосредоточенно подавая машину задним ходом, затем выезжая на дорогу, Сибил старалась не замечать странное ощущение в пальцах там, где их касались его губы, но все-таки покосилась в зеркало заднего вида и бросила на Филипа последний взгляд.
Фил решил, что нелепо возвращаться к Шайни, и поехал домой. И всю дорогу думал о Сибил. Вспоминал, как выгибались ее брови, когда она удивлялась или излагала свое мнение. Вспоминал ее удивительный аромат. Словно она намекала, что если мужчина осмелился подобраться так близко, то, может быть, только может быть, он получит шанс подобраться еще ближе.
Эта женщина стоит того, чтобы приложить усилия и подобраться поближе, решил Филип. Красивая, умная, образованная, утонченная… и настолько сексуальная, что все его гормоны встали по стойке «смирно».
Фил любил женщин. Он любил даже просто разговаривать с ними. Нельзя сказать, что ему не нравилось разговаривать с Анной и Грейс, но это были жены его братьев, гораздо приятнее болтать с женщиной и представлять, как заманиваешь ее в постель.
Он отчаянно скучал по женскому обществу, которое совсем недавно воспринимал как само собой разумеющееся. Теперь же ему хватало сил и времени лишь на то, чтобы добраться до собственной квартиры после десяти-двенадцатичасовего рабочего дня. С появлением в семье Сета когда-то насыщенная и разнообразная личная жизнь Филипа канула в Лету.
Вечера на неделе посвящались приведению в порядок личных и семейных счетов и – поскольку ответственность за все юридические детали братья возложили на Фила – консультациям с адвокатом.
Борьба со страховой компанией, отказавшейся оплачивать отцовский полис, вступала в критическую стадию, а через три месяца должен был решиться вопрос о постоянной опеке над Сетом.
Уикенды поглощались домашними обязанностями, работой на верфи и разнообразными мелочами, которые каким-то образом умудрялись накапливаться с понедельника по четверг Стоит ли удивляться, что у него практически не оставалось времени на интимные ужины с красивыми женщинами, не говоря уж о приятном их продолжении? Видимо, этим и объясняется его смутное беспокойство и приступы дурного настроения, однако мужчина, лишенный сексуальной жизни, имеет право на раздражение.
Филип свернул на подъездную аллею родительского дома. Над парадной дверью горел фонарь, но все окна уже были темными. И это в пятницу еще до полуночи! Где былая неугомонность Куинов? Когда-то в это время братья мотались по окрестностям в поисках приключений. Ну, если честно, им с Кэмом приходилось подолгу раскачивать флегматичного Этана, зато потом троица развлекалась на полную катушку.
В былые времена братья Куин редко сидели дома по вечерам. Не то что теперь, вздохнул Фил, вылезая из джипа. Кэм наверняка уютно устроился в своей комнате с женой, а Этан блаженствует в крохотном домике Грейс. Повезло парням…
Понимая, что все равно не сможет заснуть, Филип обогнул дом и прошел к тому месту, где лес сходился с заливом. Полная луна висела, как волшебный фонарь, в черном небе, заливая мягким светом темную воду, высокую траву, еще не опавшие листья. Цикады выводили свою однообразную убаюкивающую песню, в глубине леса без устали ухала сова.
Может, Фил и предпочитал приглушенный гул транспорта за окнами офиса или городской квартиры и, конечно, скучал по темпу городской жизни, выставкам и вечеринкам, быстрому калейдоскопу лиц, но он всегда ценил этот дом, наслаждался его покоем и надежностью, неизменными день за днем, год за годом.
Без этого дома он, несомненно, снова оказался бы в сточной канаве. И уже не выбрался бы из нее.
– Тебе всегда было тесно здесь. Ты всегда стремился к большему.
Фил почувствовал озноб. Холод даже не пробежал по позвоночнику, а словно прокатился мощной волной из самого нутра до кончиков пальцев. Там, где только что сквозь листву струился лунный свет, стоял отец. Отец, которого он похоронил шесть месяцев назад.
– Я выпил только один стакан пива, – услышал Филип собственный голос.
– Ты не пьян, сынок. – Рэй шагнул вперед, и лунный свет замерцал в его густых седых волосах, в веселых синих глазах. – Сделай-ка пару глубоких вдохов, а то еще в обморок упадешь.
Филип выдохнул со свистом, но это не слишком помогло.
– Я лучше присяду. – И он опустился на траву медленно и неловко, как страдающий ревматизмом старик. – Я не верю в призраков, – обратился он к воде. – Я не верю ни в реинкарнацию, ни в жизнь после смерти, ни в гостей из потустороннего мира, ни в какие паранормальные явления.
– Ты всегда был самым практичным из моих сыновей. Для тебя реально только то, что можно увидеть, пощупать, понюхать.
Рэй сел рядом с Филом, вытянул длинные ноги и удовлетворенно вздохнул. Фил с удивлением посмотрел на изношенные отцовские кроссовки, которые сам запаковал в коробку для Армии спасения около полугода тому назад.
– Ну, – подбодрил его Рэй, – ты меня видишь, разве нет?
– Нет. У меня галлюцинация, как следствие переутомления и сексуальной неудовлетворенности.
– Я не собираюсь спорить с тобой. Слишком красивая ночь для споров.
– Просто я еще не смирился. – Филип говорил вслух, но исключительно с самим собой. – Я все еще переживаю из-за этой нелепой смерти и из-за всех этих вопросов, на которые нет ответа. Вот и разыгралось воображение.
– Я не сомневался, что из всех троих ты окажешься самым крепким орешком, – согласно кивнул Рэй. – Я знаю, что у тебя много вопросов. Я понимаю твою злость. И ты имеешь на нее право. Тебе пришлось круто изменить свою жизнь, взять на себя чужие обязательства. Ты это сделал, и я тебе благодарен.
– У меня нет времени даже на лечение. Я не смогу втиснуть в свое расписание психотерапевтические сеансы.
Рэй расхохотался.
– Мальчик, ты не пьян и не сошел с ума. Ты просто упрям и недоверчив. Послушай, Филип, почему бы тебе не использовать наконец свои чудесные мозги и не допустить возможность моего появления?
Собравшись с духом, Филип повернул голову. И увидел лицо отца, улыбчивое, изборожденное морщинами, и царственную гриву серебристых волос, чуть колышащихся на легком ночном ветру.
– Это невозможно.
– Когда мы с твоей матерью брали тебя и твоих братьев, многие говорили, что невозможно создать семью, изменить ваши жизни. Они ошибались. Если бы мы прислушались к ним, если бы руководствовались логикой и здравым смыслом, ни один из вас не стал бы нашим сыном. Но судьба плюет на логику. Вы были нам предназначены.
– Ладно. – Филип вытянул руку и тут же в ужасе отдернул ее. – Господи, что это на меня нашло? Как я могу дотронуться до тебя, если ты призрак?
– Можешь, потому что тебе это необходимо. – Рэй потрепал Филипа по плечу. – Я здесь и побуду рядом с тобой еще немного.
Филип с трудом сглотнул подступивший к горлу комок.
– Зачем?
– Я еще не все закончил. Столько всего оставил на тебя и твоих братьев. Мне очень жаль.
"Вероятно, у меня легкое нервное расстройство, – подумал Филип. – Конечно, мне все это пригрезилось, но раз уж у меня галлюцинации, есть смысл воспользоваться ими».
– Страховая компания не желает оплачивать твой полис, – медленно, с расстановкой сказал он. – Они утверждают, что ты совершил самоубийство.
– Надеюсь, ты не веришь в эту чушь собачью. Я был расстроен, а потому невнимателен. Произошел несчастный случай. – В голосе Рэя послышались нетерпение и раздражение… как при жизни. – Я не избрал бы легкий путь. И мне надо было заботиться о мальчике.
– Сет – твой кровный сын?
– Могу сказать, что он принадлежит мне, – уклончиво ответил Рэй.
Филип отвернулся и уставился на черную воду. Сердце ныло, голова раскалывалась.
– Когда он был зачат, мама была еще жива.
– Знаю. Я никогда не изменял твоей матери.
– Тогда как…
– Ты должен полюбить его ради него, ради себя. Я знаю, ты уже неравнодушен к Сету. Ты делаешь все, что в твоих силах. Осталось сделать последний шаг. Полюбить. Он нуждается в тебе, во всех вас.
– С ним ничего плохого не случится, – твердо сказал Фил. – Мы все об этом позаботимся.
– Если ты не будешь сопротивляться, он изменит твою жизнь.
Филип нервно рассмеялся.
– Поверь мне, уже изменил.
– Он сделает твою жизнь лучше, вот увидишь. Не слишком тревожься из-за этого моего визита. – Рэй дружески похлопал Фила по колену. – Поговори с братьями.
– Отлично. То-то они повеселятся, когда я скажу, что сидел ночью в лесу и разговаривал с… – Филип поднял глаза и не увидел ничего, кроме освещенных луной деревьев. Он устало растянулся на спине и уставился в небо. – Господи, мне необходим отпуск.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Отчаянный шантаж - Робертс Нора



хороший роман,классные братья и особенно собака глупыш
Отчаянный шантаж - Робертс НораМарго
3.01.2012, 17.52





Интересный роман, неизбитый сюжет, сильные герои, очень понравился роман
Отчаянный шантаж - Робертс НораЕлена
2.07.2012, 17.37





В полном восторге
Отчаянный шантаж - Робертс НораТаня
24.07.2013, 2.53





это мой любимый роман из серии про братьев, отличная вещь!
Отчаянный шантаж - Робертс НораВиктория
15.12.2013, 20.08





Интересный сюжет, так понравился роман!Отличный и такая любовь,молодцы Куины из таких детей детей вырасить хороших парней, читайте и наслаждайтесь чтением.
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
2.01.2014, 7.52





Я хочу добавить оказывается это 3я книга про братьев Куинов,1я "Мои дорогие мужчины",2я про Этана "Тихий омут" и 4я про Сета"Рождество Куинов"
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
8.01.2014, 20.37





"Рождество у Куинов:так и не смогла прочитать, а про Сета продолжение идёт в рассказе"Дом у голубого залива" или "На берегу"
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
9.01.2014, 23.06





Отличный роман! Понравилось! Очень эмоциональный. Читайте всю серию про братьев Куин!!!!!!
Отчаянный шантаж - Робертс НораOrange
17.05.2015, 19.34





твердая 9, советую!
Отчаянный шантаж - Робертс Нораimvo
21.05.2015, 21.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100