Читать онлайн Отчаянный шантаж, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отчаянный шантаж - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отчаянный шантаж - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отчаянный шантаж - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Отчаянный шантаж

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 20

Сибил снова открыла компьютер.
"Страх – просто одна из человеческих эмоций, которую так же сложно анализировать, как любовь и ненависть, алчность, влечение. Чувства, их причины и проявления, лежат в стороне от моей области исследования. Поступки, преднамеренные и инстинктивные, очень часто не имеют эмоциональных корней. Поступки гораздо проще эмоций.
Я боюсь.
Я нахожусь в этом отеле, взрослая женщина, образованная, умная, здравомыслящая. И я боюсь поднять телефонную трубку и позвонить собственной матери.
Несколько дней назад я бы назвала это не страхом, а нежеланием, может, уклончивостью. Несколько дней назад я бы смогла доказать себе, очень убедительно доказать, что мамино вмешательство в дело Сета не принесет никаких конструктивных результатов, скорее навредит, а, следовательно, контакт с ней бесполезен.
Несколько дней назад я бы очень логично убедила себя в том, что причина моих чувств к Сету коренится в моральном долге.
Несколько дней назад я отказалась бы – и действительно отказывалась – признавать свою зависть к Куинам с их шумными манерами, с их недисциплинированностью и бурным выражением чувств. Я признала бы, что их поведение и нешаблонные взаимоотношения интересны, но ни за что в жизни не признала бы, что мечтаю хоть как-нибудь вписаться в их жизнь, стать ее частью.
Конечно же, мне не место в их жизни, и я смиряюсь с этим.
Несколько дней назад я попыталась бы опровергнуть глубину и важность своих чувств к Филипу. Любовь, говорила бы я себе, не может вспыхнуть так быстро и с такой силой, я испытываю влечение, желание, пусть даже похоть, но не любовь… Легче опровергать, чем смотреть правде в глаза. Я боюсь любви, боюсь того, что она требует. И я еще больше, гораздо больше, боюсь не получить ответной любви.
Однако я могу с этим смириться. Я прекрасно понимаю границы моих отношений с Филипом. Мы оба взрослые люди, каждый – со своей моделью поведения, со своим образом жизни, у него – свои цели в жизни, у меня – свои. Я могу лишь благодарить судьбу за то, что наши пути пересеклись. Я многому научилась за то короткое время, что знаю его. Я многое узнала о себе самой.
Не думаю, что останусь прежней. Не хочу оставаться прежней. Однако, чтобы измениться, повзрослеть, необходимо кое-что предпринять.
Письменное изложение мыслей и анализ чувств помогают, хотя и не решают проблемы.
Филип только что звонил из Балтимора. Судя по его голосу, он устал и взволнован. Он встречался с поверенным, занимающимся страховым полисом его отца. Страховая компания отказывается оплачивать этот полис и начала расследование обстоятельств смерти профессора Куина на основании подозрения в самоубийстве. Это очень осложнило финансовое положение Куинов, которым приходится заботиться о Сете, вести новый бизнес.
Вряд ли я сознавала до этого момента, насколько им важно выиграть это сражение. Не ради денег, как я вначале полагала, а чтобы очистить имя отца.
Лично я не считаю самоубийство трусливым поступком. Когда-то я сама подумывала о нем. Заготовила надлежащую записку, уже сжимала в руке необходимые таблетки. Но мне было только шестнадцать, и мою глупость легко понять. Естественно, я разорвала записку, избавилась от таблеток и от мысли о самоубийстве.
Самоубийство пошло, некрасиво. Бросит тень на репутацию моей семьи… Господи, я даже не представляла, что вынашивала столько гнева.
Однако Куины, как я узнала, считают самоубийство трусливым, эгоистичным поступком. Они отказываются признавать и хотят доказать другим, что человек, которого они так сильно любят, не способен на подобный поступок.
Дело явно идет к их победе. Страховая компания предложила компромиссное решение, к которому, как считает Филип, их склонили мои показания. Может, он прав. Конечно, Куины, вероятно генетически, не созданы для компромиссов. «Все или ничего», – вот как сформулировал это Филип. Он верит, как и его адвокат, что скоро они получат все.
Я счастлива за них. Хотя я не имела чести встретиться с Рэймондом и Стеллой Куин, я представляю, что это были за люди, после общения с их семьей. Профессор Куин заслужил того, чтобы покоиться в мире. Так же, как и Сет заслужил носить имя Куин и жить в семье, где его искренне любят.
Я могу помочь им. Мне придется сделать этот звонок. Мне придется дать показания. О, у меня уже трясутся руки. Какая же я трусиха. Нет, Сет назвал бы меня нытиком. А это почему-то еще хуже.
Она приводит меня в ужас. Вот, я это написала. Моя собственная мать приводит меня в ужас. Она ни разу не подняла на меня руку, редко повышала голос и все же лепила из меня все, что хотела. А я почти не сопротивлялась.
Мой отец? Он был слишком занят, чтобы замечать меня.
Я могу позвонить ей. Чтобы получить от нее то, что хочу, я могу использовать положение в обществе, которого достигла по ее настоянию. Я – уважаемый ученый, в некотором смысле общественная фигура, хоть и не очень значительная. Если я скажу ей, что воспользуюсь этим, если заставлю ее поверить, что смогу этим воспользоваться, она снабдит адвоката Куинов письменным заявлением об обстоятельствах рождения Глории, признает, что профессор Куин пытался несколько раз связаться с ней для подтверждения отцовства Глории. Она меня возненавидит. Но она это сделает.
Надо только поднять трубку и сделать для Сета то, чего я не сделала много лет назад. Я могу дать ему дом, семью и веру в то, что ему нечего бояться».


– Сукин сын! – Филип стер пот со лба тыльной стороной ладони. И кровь. Ссадина была неглубокой, но кровоточила, и даже это не испортило Филипу настроение. Он смотрел на корпус, который только что – вместе с братьями – перевернул, и улыбался во весь рот, как идиот. – Ну и здоровый сукин сын.
– Красивый сукин сын. – Кэм пошевелил ноющими плечами. Перевернуть корпус – это не просто очередная веха в процессе работы. Это успех. Они снова это сделали, и сделали правильно.
Этан провел мозолистой ладонью по обшивке.
– Великолепные формы.
– Как только стану думать, что корпус яхты выглядит сексуально, – решил Кэм, – сразу же помчусь домой к жене. Ну, мы можем нарисовать ватерлинию и вернуться к работе, а можем просто еще повосхищаться немного.
– Ты наносишь ватерлинию, – предложил Филип. – Я должен подбить бабки и выписать счет. Пора вытряхнуть из твоего дружка немного наличных. Они нам не помешают.
– А нам чеки тоже выпишешь? – спросил Этан.
– Да.
– А себе?
– Мне деньги не…
– ..нужны, – закончил за него Кэм. – И все равно выпиши себе чек, черт побери! Купи своей подружке какую-нибудь безделицу. Или выбрось их на дорогое вино, или просто проиграй в кости. Но выпиши себе чек за эту неделю. – Кэм перевел взгляд на корпус. – Эта неделя непростая.
– Может быть, – согласился Филип.
– Страховая компания почти готова раскошелиться, – добавил Кэм. – Мы точно победим.
– Люди уже по-другому запели. – Этан любовно погладил корпус. – Те, что с удовольствием сплетничали за нашей спиной. Здесь мы уже победили. Ты больше всех для этого старался. Фил.
– Я просто самый выдержанный, – без ложной скромности сказал Филип. – Если бы вам пришлось общаться с адвокатом больше пяти минут… ну, ты, Этан, задремал бы от скуки, а Кэм не сдержался бы и треснул его.
– Очень даже может быть, – ухмыльнулся Кэм. – Однако, благодаря факсам, и письмам, и болтовне по телефону, тебе удавалось ускользать от настоящей работы. В конце концов, ты всего лишь секретарша. Только без длинных ног и красивой задницы.
– Ты ровным счетом ничего не смыслишь в этом, а у меня, по общему мнению, красивые ноги и потрясающая задница.
– Неужели? Давай посмотрим. – Кэм бросился на Филипа, свалил его на ту самую, по общему мнению, потрясающую задницу и уселся на него сверху. Глупыш, дремавший у кучи досок, вскочил и ринулся к ним, боясь пропустить такую веселую кутерьму.
– Господи! Ты совсем свихнулся! – Из-за смеха Филип боролся вполсилы. – Слезь с меня, идиот!
– Этан, помоги мне. – Кэм тихо выругался, когда Глупыш энергично облизал его лицо. – Давай же. – Но Этан лишь покачал головой, благоразумно не желая участвовать в возне братьев. – Когда в последний раз ты сдирал с кого-нибудь штаны?
– Давненько. – Этан увидел, что Филип начал бороться по-настоящему. – Кажется, в последний раз это был Младший Кроуфорд на мальчишнике перед его свадьбой.
– Значит, десять лет тому назад. – Кэм крякнул, поскольку Филип чуть не скинул его. – Помоги же. Этот склочник накачал мускулы за последние месяцы.
– Разве что в память о добрых старых деньках. – Воодушевившись, Этан уклонился от пары довольно метких ударов ногами и ухватился за ремень джинсов Филипа.
– Извините… – Только это Сибил и смогла выдавить, вдохнув загустевший от крепких выражений воздух и увидев, что Филип прижат к полу, а его братья… ну, она не смогла бы точно определить, что пытались сделать его братья.
– Привет. – Кэм увернулся от направленного в его челюсть кулака и радушно улыбнулся ей. – Не хотите нам помочь? Мы как раз пытались снять с Фила штаны. Он хвастался своими ногами.
– Я…
– Отпусти его, Кэм. Ты ее смущаешь.
– Да брось, Этан, она видела его ноги. – Однако без помощи Этана выбор оставался небольшой: отпустить или получить в челюсть. Показалось проще, хотя и не так забавно, отпустить. – Закончим позже, – тяжело дыша, пообещал Кэм брату.
– Мои братья забыли, что давно закончили школу. – Филип поднялся, поправил джинсы и собрал остатки потрепанного достоинства. – Они немного расшалились, потому что мы закончили корпус.
– Да? – Сибил перевела взгляд на яхту. – Вы так далеко продвинулись.
– Еще много дел. – Этан смотрел на корпус, но уже видел готовую красавицу-яхту. – Палуба, каюта, мостик, трюм. Заказчик хочет получить настоящий гостиничный номер.
– И получит, раз платит за него. – Филип подошел к Сибил, провел ладонью по ее волосам. – Прости, я приехал вчера слишком поздно и не смог заглянуть к тебе.
– Все нормально. Я знаю, что у тебя было много работы и встреча с адвокатом. – Она смущенно теребила в руках ремешок сумочки. – У меня есть кое-что, что может помочь. С адвокатом. В обеих ситуациях. Ну…
Сибил вытащила из сумочки коричневый пакет.
– Это заявление моей матери. Две копии, обе – нотариально заверенные. Она переслала их факсом. Я не хотела ничего говорить, пока не получила и не прочитала их… Я думаю, они будут полезны.
– В чем дело? – спросил Кэм, пока Филип быстро проглядывал аккуратно отпечатанное заявление, занимающее две страницы.
– Здесь подтверждается, что Глория – биологическая дочь Рэя Куина, что он не знал об этом и что пытался связаться с Барбарой Гриффин несколько раз в период с декабря прошлого года по март нынешнего. И письмо папы Барбаре, датированное январем, в котором он сообщает ей о Сете и своем соглашении с Глорией о передаче ему опеки над мальчиком.
– Я прочла письмо вашего отца, – сказала Сибил. – Может, я не должна была этого делать, но я прочла. Если он и был сердит на мою мать, то по письму этого не видно. Он просто хотел, чтобы она подтвердила ему, правда ли то, что говорила Глория. Он в любом случае собирался помочь Сету, но хотел дать ему все, что принадлежит его внуку по праву. Мужчина, который так обеспокоен будущим ребенка, вряд ли мог совершить самоубийство. Ему еще надо было очень много сделать, и он намерен был это сделать. Мне очень жаль.
– «Ему просто необходимо дать шанс и возможность выбора», – прочел вслух Этан, когда Филип передал ему письма, затем откашлялся. – «Я не мог помочь Глории, и она вряд ли примет помощь сейчас. Но я прослежу, чтобы Сет получил и шанс, и возможность выбора. Мой он по крови или нет, он все равно теперь мой».
– Сет обязательно должен это прочитать.
– Сибил, почему твоя мать согласилась на это? – спросил Филип, пристально глядя на нее.
– Я убедила ее, что так лучше для всех заинтересованных сторон.
– Нет. – Он взял ее за подбородок и приподнял лицо. – Ты что-то недоговариваешь.
– Я пообещала ей, что ее имя и все детали давней истории будут сохранены в тайне. Насколько это возможно. – Сибил попыталась отстраниться, но Филип не отпустил ее. – И еще я пригрозила изложить всю эту историю в книге, если она не согласится, – призналась она.
– Ты ее шантажировала, – восхитился Филип.
– Я предоставила ей выбор. Она выбрала это.
– Как ты решилась?
– Это было необходимо.
Филип ласково обхватил ее лицо обеими ладонями.
– Тебе было тяжело, но ты поступила смело и умно.
– Спасибо за поддержку, – сказала Сибил и устало закрыла глаза. – Они с отцом в гневе. Может, родители никогда не простят меня. Они на это способны.
– Они тебя не заслуживают.
– Самое главное, Сет заслуживает вас, так что… – Ей пришлось замолчать: Филип прервал ее речь поцелуем.
– Ну, хватит, подвинься. – Кэм оттолкнул Филипа локтем и взял Сибил за плечи. – Молодец, – сказал он и поцеловал ее так крепко, что она изумленно замигала и смогла лишь выдохнуть:
– О!
– Твоя очередь, – заявил Кэм, подталкивая к ней Этана.
– Мои родители гордились бы вами. – Этан тоже поцеловал ее и потрепал по плечу, увидев, что глаза Сибил налились слезами.
– Только не это, не позволяйте ей делать это. – Кэм схватил Сибил за руку и подтолкнул обратно к Филипу. – Здесь никаких слез. На верфи плакать запрещено.
– Кэм панически боится женских слез, – с усмешкой произнес Филип.
– Я не плачу.
– Они все так говорят, – пробормотал Кэм, – но это всегда не правда. Марш на улицу. Все, кто собирается плакать, делают это на улице. Такое правило.
Посмеиваясь, Филип потянул Сибил к дверям.
– Идем. Я все равно хотел хоть минутку побыть с тобой наедине.
– Я не плачу. Я просто не ожидала, что твои братья… это так непривычно… – Сибил оборвала себя. – Очень мило, когда люди показывают, что ценят тебя, что ты им нравишься.
– Я ценю тебя. – Филип притянул ее поближе. – Ты мне очень нравишься.
– И это тоже приятно. Я уже поговорила с твоим поверенным и с Анной. Я не хотела отправлять факс из отеля, так как дала маме слово. И Анна, и адвокат считают, что ваше прошение о постоянной опеке будет рассмотрено на следующей неделе.
– Так скоро?
– Нет никаких преград. Ты и твои братья – законные сыновья профессора Куина. Сет – его внук. Мать Сета письменно согласилась передать опеку над ребенком. Если она передумает, это может затормозить дело, но ни в коем случае ничего не изменит. Сету одиннадцать лет, и его желания принимаются во внимание.
– Как странно, что все решилось одновременно.
– Да. – Сибил проводила взглядом стаю гусей, летевшую на юг. – Я собиралась пройтись до школы. Хочу поговорить с Сетом, рассказать ему кое-что из последних новостей.
– Отличная мысль. И ты удачно выбрала время.
– Это моя сильная сторона.
– Может, втиснешь в свое расписание семейный ужин у Куинов? Нам есть что отпраздновать сегодня.
– Спасибо. Я вернусь сюда с Сетом.
– Чудесно. Подожди минуточку. – Филип исчез в сарае и скоро вернулся с Глупышом на красном кожаном поводке. – Ему тоже не помешает прогулка.
– Да, но…
– Он знает дорогу. Тебе только надо держаться за этот конец. – Очень довольный собой, Филип сунул конец поводка в руку Сибил, увидел, как она растерялась, когда Глупыш рванулся вперед. – Скажи ему «за мной»! – крикнул вдогонку Филип, когда Сибил засеменила за псом. – Он не послушается, но все подумают, будто ты знаешь, что делаешь.
– Не смешно, – пробормотала Сибил, еле поспевая за собакой. – За мной. Потише! О боже…
Глупыш не просто притормозил, он остановился и стал так решительно обследовать изгородь, что Сибил испугалась: сейчас он рванется в дыру и потащит ее за собой. Однако Глупыш поднял ногу и довольно оглянулся на нее.
По ее подсчетам, к тому моменту, как они повернули за угол, Глупыш успел поднять ногу восемь раз.
– Каких же размеров твой мочевой пузырь? – спросила Сибил, стараясь удержать Глупыша, рванувшегося навстречу высыпавшей из школьного здания толпе ребятишек, и выглядывая среди них Сета. – Нет! Сидеть… Стоять… Вдруг ты кого-нибудь укусишь?
Глупыш покосился на нее, и ей показалось, будто он сказал; «Пожалуйста, не говори глупостей», однако он все-таки сел и ритмично застучал по ее ногам хвостом.
– Сет сейчас появится, – начала Сибил и взвизгнула, поскольку Глупыш вскочил и рванулся вперед. Он первым заметил Сета.
Сибил помчалась за псом, выдыхая в такт шагам:
– Нет, нет, нет, нет.
И тут их заметил Сет. Мальчик радостно завопил и ринулся навстречу Глупышу, как будто не видел его долгие годы.
– Привет! Привет! – засмеялся он, когда Глупыш подпрыгнул и облизал его лицо. – Как дела, парень? Хороший пес. Ты – очень хороший пес. – Только теперь Сет вспомнил о Сибил. – Привет.
– Привет. На, держи. – Она сунула поволок Сету. – Хотя не могу сказать, что это помогает.
– Я скоро приучу его к поводку.
– Ты шутишь. – Однако Сибил удалось улыбнуться Сету и подоспевшим Дэнни с Биллом. – Сет, я хотела проводить тебя до верфи и поговорить.
– Конечно. Здорово.
Сибил отступила, пропуская Глупыша, и тут же быстро отскочила от края тротуара, поскольку рядом с ней, визжа тормозами, остановилась ярко-красная спортивная машина. Не успела Сибил грозно крикнуть шоферу, что здесь школьная зона, как увидела на переднем пассажирском сиденье Глорию.
Сибил интуитивно загородила Сета.
– Ну-ка иди сюда! – прикрикнула Глория.
– Сет, беги к братьям, – приказала Сибил. – Быстрее.
Однако от тошнотворного страха Сет не мог даже пошевелиться. Он просто стоял и таращился на Глорию.
– Я… я н-не поеду с ней. Не поеду. Не поеду!
– Не поедешь. – Сибил крепко схватила его за руку. – Дэнни, Билл, бегом на верфь. Скажите Куинам, чтобы поспешили сюда.
Сибил услышала топот ног за спиной, но даже не оглянулась. Она не сводила глаз с выскользнувшей из машины сестры.
– Эй, парень. Скучал по мне?
– Глория, что тебе нужно?
– Все, что смогу получить. – Она уперлась кулаком в бедро, обтянутое ярко-красными джинсами, и подмигнула Сету. – Давно не виделись, сынок. Хочешь прокатиться?
– Я никуда с тобой не поеду. – Сет хотел бы сбежать немедленно. У него было укромное местечко в лесу. Убежище. Но оно было слишком далеко отсюда. Не добраться… Он вдруг почувствовал руку Сибил, теплую и сильную, и уже решительнее добавил:
– Я никогда никуда с тобой не поеду.
– Ты будешь делать все, что я тебе прикажу, черт побери! – Не дождавшись ответа, Глория шагнула вперед, и впервые в жизни Глупыш оскалился и грозно заворчал. – Убери эту мерзкую собаку.
– Нет, – очень тихо сказала Сибил, мысленно благодаря Филипа за то, что он навязал ей Глупыша. – На твоем месте, Глория, я бы не подходила близко. Он может укусить. – Сибил обвела взглядом автомобиль, мужчину в кожаной куртке, барабанящего пальцами по рулю в такт бешеному року. – Похоже, ты наконец приземлилась на ноги.
– Да. Пит – отличный парень. Мы едем в Калифорнию. У него там связи. Мне нужны наличные.
– Здесь ты их не получишь. Глория вытащила сигарету и, насмешливо улыбаясь, прикурила.
– Послушай, сестренка, мальчишка мне не нужен, но я придержу его, пока не получу деньги. Куины обязательно заплатят, чтобы вернуть его. Никто не пострадает. Все будут счастливы. Но если ты мне помешаешь, Сиб, я попрошу Пита вылезти из машины и заняться мальчишкой.
Глупыш перешел от ворчания к злобному лаю.
– Давай, проси.
– Я требую то, что мне положено по праву, черт побери! – взвизгнула Глория.
– Ты и так всегда получала больше, чем заслуживала.
– Чушь собачья! Это у тебя было все. Идеальная дочь. Я тебя до смерти ненавижу. Да чтоб ты сдохла! Я ненавидела тебя всю жизнь. – Глория схватила Сибил за лацканы жакета и сильно встряхнула.
– Я это знаю. А теперь убери от меня руки.
– Думаешь, я испугаюсь? – Расхохотавшись, Глория оттолкнула Сибил. – Разве ты на это способна, тихоня? Проглотишь и это, а я всегда буду получать все, что захочу. Заткни этого поганого пса! – Заорала она на Сета, еле сдерживавшего рвущегося с поводка Глупыша. – Заткни его и марш в эту чертову машину, пока я не…
Сибил даже не поняла, как взметнулась ее собственная рука, не осознала приказ, молнией промчавшийся от ее мозга к руке, только почувствовала, как напряглись мускулы, и в следующую секунду Глория уже растянулась на тротуаре, выпучив глаза от изумления.
– Сама иди в эту чертову машину, – ровным голосом сказала Сибил, даже не оглянувшись на резко затормозивший джип. Она даже глазом не моргнула, когда Глупыш, все же подобравшийся, несмотря на упирающегося Сета, поближе, тихо зарычал на лежащую на земле женщину. – Катись в Калифорнию, катись в ад, но не смей приближаться к этому ребенку и не смей приближаться ко мне. Не вмешивайтесь, – бросила она через плечо Филипу и его братьям, выпрыгнувшим из джипа.
Сибил снова обратилась к сестре:
– Залезай в машину, Глория, или я немедленно рассчитаюсь с тобой за все зло, что ты причинила Сету. За все зло, что ты причинила мне. Вставай и убирайся, или копам нечего будет соскребать с мостовой и тащить в тюрьму.
Глория не пошевелилась. Тогда Сибил нагнулась и рывком поставила сестру на ноги. Откуда в ней взялась такая сила? Наверное, от ярости.
– Убирайся и никогда больше даже не пытайся близко подойти к этому мальчику. Клянусь, я не подпущу тебя к нему.
– Да не нужен мне этот поганый мальчишка. Мне нужны только деньги.
– Забудь о, деньгах. Больше ты ничего не получишь. Мне надоело сдерживать собаку и Куинов. Хочешь схватиться со всеми нами?
– Глория, ты едешь или нет? – Дружок Глории щелчком послал окурок на мостовую. – Я не собираюсь торчать целый день в этом захолустье.
– Да-да, я иду. Забирай его. Мне лично он всю жизнь только мешал. Пошли вы все… Я прекрасно устроюсь в Лос-Анджелесе.
Гордо вскинув голову, Глория уселась на сиденье.
– Скатертью дорога, – процедила сквозь зубы Сибил. – И запомни, от меня ты не получишь больше ни цента.
– Вы сшибли ее с ног, – благоговейно прошептал Сет, когда красная машина умчалась. Он уже не был бледным и не дрожал. Его глаза горели благодарностью и восхищением. – Вы сшибли ее с ног!
– Кажется, да. Как ты?
– Да ничего. Она даже и не взглянула на меня. Глупыш хотел ее укусить.
– Он чудесный пес. – И когда Глупыш, явно поняв похвалу, прыгнул на нее, Сибил не отпрянула, а погладила его по шерсти. – Чудесный пес.
– Но вы сшибли ее на тротуар… – Сет все никак не мог успокоиться. Он повернулся к подошедшим братьям и крикнул:
– Сибил так врезала ей, что она грохнулась!
– Я видел. – Филип погладил щеку Сибил. – Как ты, мой чемпион?
– Я… – Сибил вдруг поняла, что отлично себя чувствует. – Отлично. Просто великолепно. – Она растроганно замигала, так как Сет бросился ей на шею.
– Вы молодец. Она никогда не вернется. Вы напугали ее до смерти.
Сибил наклонилась, спрятала лицо в волосах Сета, с удивлением понимая, что вот-вот рассмеется.
– Теперь все будет хорошо, вот увидишь.
– Поехали домой. – Филип обнял ее за плечи. – Мы все едем домой.


Наслаждаясь непривычной для нее безмятежностью, Сибил брела по двору рядом с Филипом в сопровождении героического Глупыша и Саймона.
– Парень еще долго будет рассказывать всем эту историю, – улыбнулся Филип.
– Он уже присочинил кучу подробностей. Его послушать, так я сделала из Глории котлету, а Глупыш слизал с тротуара ее кровь.
– Похоже, ты ни о чем не сожалеешь.
– Я ни разу в жизни никого не ударила, – призналась Сибил со слабой улыбкой. – Ни разу даже не повысила голос. Хотелось бы сказать, что я сделала это ради Сета, но думаю, отчасти я сделала это ради себя. Филип, она никогда не вернется. Она проиграла.
– Думаю, Сет никогда больше не будет ее бояться.
– Он дома, и ему тут хорошо. – Сибил обвела взглядом красивый дом, темнеющий в сгущающихся сумерках лес, последние отблески солнца на воде. – Я буду скучать по всему этому, когда вернусь в Нью-Йорк.
– Нью-Йорк? Но ты же еще поживешь здесь?
– Вообще-то я планирую уехать на следующей неделе, сразу после судебных слушаний.
Она много думала об этом и приняла решение. Необходимо поскорее вернуться в Нью-Йорк к своей собственной жизни. А каждый день, проведенный здесь, отдалял ее от прежней жизни все дальше и дальше.
– Подожди, – всполошился Филип. – Зачем?
– У меня работа.
– Ты работаешь здесь, – возразил он, не в силах понять, откуда взялась эта паника.
– Я слишком долго откладывала встречу с издателем, – начала приводить доводы Сибил. – Мне необходимо вернуться. Я не могу вечно жить в отеле, и с Сетом теперь все в порядке.
– Он нуждается в тебе. Он…
– Я буду приезжать. И надеюсь, вы иногда будете отпускать его ко мне. – Сибил все уже распланировала. – Я обещала сводить его на бейсбольный матч весной.
– Ты все обговорила с Сетом?
– Да. Я подумала, что должна ему сказать.
– А теперь моя очередь? Было очень приятно познакомиться, приятель. Мы мило провели время, как-нибудь увидимся?
– Я не понимаю тебя.
– Нечего тут понимать. – Филип отвернулся, отошел на пару шагов. А чего он, собственно говоря, раскипятился? Он же хотел вернуться к своей прежней жизни, не так ли? Вот и получил шанс. Никаких осложнений. Осталось только пожелать ей счастливого пути, помахать рукой на прощание. – Я именно этого хочу. Я именно этого всегда хотел.
– Прости…
– Я другого и не искал. Да и ты тоже. – Филип резко обернулся, словно обливая ее своим гневом. – Так?
– Я не понимаю, о чем ты говоришь.
– У тебя своя жизнь, у меня – своя. Мы просто плыли по течению, а теперь пора вылезать из воды?
– Ну да, – растерянно подтвердила Сибил.
– Да? – Филип шагнул к ней. Последние лучи солнца золотили волосы Сибил, тонули в синих глазах… – Нет, – услышал он свой голос.
– Нет?
– Минуту, дай мне только одну минуту. – Филип снова отошел, на этот раз к краю воды, остановился, уставился на воду, как человек, размышляющий, не утопиться ли ему. – Что плохого в Балтиморе?
– В Балтиморе? Ничего.
– Есть музеи, хорошие рестораны, театр.
– Очень хороший город, – согласилась Сибил, не понимая, к чему он клонит.
– Почему ты не можешь работать там? Если понадобится на встречу в Нью-Йорк, прыгнешь в самолет или в поезд. Черт, да на машине доберешься меньше чем за четыре часа.
– Если ты предлагаешь мне переехать в Балтимор…
– Идеальный вариант. Ты все равно будешь жить в большом городе, но в любой момент сможешь повидать Сета.
"И тебя», – подумала Сибил, уже мысленно представляя все, о чем он говорил, но покачала головой.
– Филип, это непрактично, – не слишком уверенно возразила она.
– Практично. – Он отвернулся от воды и посмотрел на Сибил. – Очень даже практично. Непрактично возвращаться в Нью-Йорк. Ты будешь так далеко. Нет, Сибил, это не годится.
– Не вижу смысла обсуждать это сейчас.
– А ты думаешь, мне легко? – взорвался Филип. – Я должен остаться здесь. У меня обязательства, ответственность, не говоря уж о корнях. У меня нет выбора. Почему ты не можешь уступить?
– Я не понимаю, о чем ты, – Сибил совершенно растерялась.
– Я что, должен сказать это по буквам? Проклятье! – Филип схватил ее за плечи и встряхнул. – Ты что. Не видишь? Я люблю тебя. Я не могу отказаться от тебя. Ты должна остаться. К черту твою жизнь, к черту мою! Твоя семья, моя семья… Хватит. Я хочу нашу жизнь, нашу семью.
Сибил не сводила с него глаз, честно пытаясь вникнуть в то, что он говорит.
– Что? Что?!
– Ты слышала, что я сказал.
– Ты сказал… ты сказал, что любишь меня? Это правда?
– Нет, я соврал.
– Я… Я уже ударила сегодня одного человека. Могу и повторить.
В этот момент Сибил казалось, что она способна на все. И пусть в его глазах горит гнев, пусть его пальцы впиваются в ее плечи. Пусть он выглядит так, словно готов на убийство. Она справится с этим. Она справится с ним. Она справится с чем угодно.
– Если это правда, – сказала она спокойным голосом, – я хотела бы, чтобы ты это повторил. Я никогда раньше не слышала этих слов.
– Я люблю тебя. – Успокаиваясь, Филип коснулся губами ее лба. – Я хочу тебя. – Поцеловал ее сначала в один висок, потом в другой. – Дай мне время, и я покажу тебе, как хорошо нам вместе.
– Я знаю, как хорошо нам вместе, – словно эхо, откликнулась она. Сибил судорожно вздохнула, ее веки начали опускаться… Нет! Ей необходимо видеть его лицо, необходимо запомнить его таким, как сейчас – в последних лучах солнца, запомнить розовое закатное небо, стаю птиц над головой… – И я люблю тебя. Я боялась тебе это сказать. Не знаю, почему. Мне кажется, что я теперь ничего не боюсь. А ты сделаешь мне предложение?
– Я как раз собирался это сделать. – Филип порывисто стянул белую ленточку, сдерживающую ее волосы, и отбросил на траву. С громким лаем псы помчались за неожиданной игрушкой. – Я хочу гладить твои волосы, – прошептал он, погружая пальцы в ее густые блестящие волосы. – Всю свою жизнь Я говорил себе, что никогда не произнесу этих слов, потому что никогда не встречу женщину, которую хотел бы так сильно, в которой так сильно нуждался бы. Я ошибался. Я ее нашел. Я нашел свою женщину. Сибил, выходи за меня замуж.
– Всю свою жизнь я говорила себе, что никогда этого не сделаю, потому что никогда не встречу мужчину, в котором бы так сильно нуждалась, который разбудил бы во мне такие сильные чувства и желания. Я ошибалась. Я нашла тебя. Филип, я хочу выйти за тебя замуж и как можно скорее.
– Как насчет следующей субботы? – спросил он.
– О-о! – Ее сердце чуть не разорвалось от счастья. – Да! – И она обняла его за шею.
Филип закружил ее, и на мгновение, только на одно короткое мгновение ему показалось, что он увидел две стоящие на причале фигуры: седого синеглазого мужчину и рыжеволосую женщину с лицом, усыпанным веснушками. Они стояли, держась за руки. Они были там, а потом исчезли.
– Навсегда, – прошептал Филип, прижимая к себе Сибил. – Навсегда.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Отчаянный шантаж - Робертс Нора



хороший роман,классные братья и особенно собака глупыш
Отчаянный шантаж - Робертс НораМарго
3.01.2012, 17.52





Интересный роман, неизбитый сюжет, сильные герои, очень понравился роман
Отчаянный шантаж - Робертс НораЕлена
2.07.2012, 17.37





В полном восторге
Отчаянный шантаж - Робертс НораТаня
24.07.2013, 2.53





это мой любимый роман из серии про братьев, отличная вещь!
Отчаянный шантаж - Робертс НораВиктория
15.12.2013, 20.08





Интересный сюжет, так понравился роман!Отличный и такая любовь,молодцы Куины из таких детей детей вырасить хороших парней, читайте и наслаждайтесь чтением.
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
2.01.2014, 7.52





Я хочу добавить оказывается это 3я книга про братьев Куинов,1я "Мои дорогие мужчины",2я про Этана "Тихий омут" и 4я про Сета"Рождество Куинов"
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
8.01.2014, 20.37





"Рождество у Куинов:так и не смогла прочитать, а про Сета продолжение идёт в рассказе"Дом у голубого залива" или "На берегу"
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
9.01.2014, 23.06





Отличный роман! Понравилось! Очень эмоциональный. Читайте всю серию про братьев Куин!!!!!!
Отчаянный шантаж - Робертс НораOrange
17.05.2015, 19.34





твердая 9, советую!
Отчаянный шантаж - Робертс Нораimvo
21.05.2015, 21.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100