Читать онлайн Отчаянный шантаж, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отчаянный шантаж - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отчаянный шантаж - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отчаянный шантаж - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Отчаянный шантаж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Теперь говорить было легче, словно она читала лекцию, а лекции доктор Гриффин читать привыкла. Оставалось лишь эмоционально отстраниться от присутствующих и излагать информацию как можно последовательнее.
– У профессора Куина когда-то была связь с Барбарой Хэрроу, – начала Сибил, прислонившись спиной к подоконнику, чтобы видеть всех. – Они встретились в Американском университете в Вашингтоне. Я не знаю деталей, знаю только, что он преподавал там, а она училась на последнем курсе. Барбара Хэрроу – моя мать. И мать Глории.
Она сделала паузу, собираясь с мыслями.
– Это было почти тридцать пять лет назад. Как я поняла, их сильно влекло друг к другу, по меньшей мере физически. Моя мать… – Сибил сглотнула комок, подступивший к горлу. – Моя мать сказала, что он был очень талантлив, и не сомневалась в его блестящей научной карьере. Мама так стремилась к высокому общественному положению. Однако вскоре, к своему разочарованию, она обнаружила в Рэймонде Куине полное отсутствие честолюбия. Ему нравилось просто преподавать, светская жизнь его не интересовала, а его политические взгляды были, на ее вкус, слишком либеральными.
– Ей нужен был богатый высокопоставленный муж, – сделал вывод Филип. – Как выяснилось, из папы таковой не получится.
– Правильно, – согласилась Сибил. – Тридцать пять лет тому назад в стране было неспокойно, назревал конфликт между молодежью, особенно студенческой, и правящими кругами. Причиной была не только непопулярная война во Вьетнаме, но и весь существующий порядок. Похоже, у профессора Куина возникли какие-то осложнения.
Сибил перевела дух и продолжила рассказ:
– Как я поняла из слов матери, он никогда не изменял себе. У него часто возникали разногласия с руководством университета. И с моей матерью. Они спорили, ссорились. По окончании семестра она вернулась домой в Бостон, разочарованная, разгневанная и, как вскоре обнаружила, беременная.
– Бред собачий, – не выдержал Кэм. Анна зашипела на него, и он извинился:
– Прошу прощения, но это чушь. Он не мог отказаться от ребенка. Ни при каких условиях.
– Он ничего не знал. Барбара ему не сообщила. – Сибил захотелось съежиться под устремленными на нее взглядами, однако она с достоинством выдержала их. – Мама пришла в ярость. Наверное, и испугалась тоже, но не могла смириться с тем, что забеременела от мужчины, которого считала для себя неподходящим. Она подумывала об аборте, когда познакомилась с моим отцом. Похоже, это была любовь с первого взгляда.
– Он был подходящим, – подсказал Кэм.
– Полагаю, они подходили друг другу, – холодно поправила Сибил. Черт побери, они же ее родители. Должно же ей хоть что-то остаться! – Мама оказалась в затруднительном положении. Ей было почти двадцать пять лет, но нежеланная, незапланированная беременность – неприятный эпизод в жизни женщины любого возраста. В момент слабости или отчаяния она во всем призналась моему отцу, и он предложил ей выйти за него замуж. Он любил ее, – тихо сказала Сибил. – Вероятно, он очень сильно ее любил. Они вскоре поженились, и мама никогда не возвращалась в Вашингтон, никогда не оглядывалась назад.
– А папа так и не узнал, что у него есть дочь? – Этан накрыл пальцы Грейс широкой ладонью.
– Да, не узнал. Глории было около четырех лет, когда родилась я. Не знаю, почему ее отношения с родителями сложились так, что она чувствовала себя лишней. Глория была упрямой, неуравновешенной, капризной, не желала соблюдать даже самых элементарных приличий… и еще подростком сбежала из дома. Только в прошлом месяце, когда она позвонила мне и рассказала о Сете, я узнала, что родители, как и я, посылали ей деньги. Как правило, Глория обращалась к одному из нас и просила, требовала, угрожала, пока это не срабатывало.
Сибил умолкла, собираясь с мыслями, и снова заговорила после небольшой паузы:
– После ее звонка я полетела в Париж повидаться с родителями. Я считала, что они должны все знать. Сет их внук и – как Глория убедила меня – живет с чужими людьми. Мама отказалась вмешаться, отказалась помочь. Я была потрясена, рассержена. Мы поспорили. – Сибил горько усмехнулась. – Видимо, мама тоже была потрясена, если рассказала мне все это.
– Глория знала, – заметил Филип. – Она наверняка знала, что Рэй Куин был ее отцом, или она никогда бы здесь не появилась.
– Да, она знала. Пару лет назад, когда мои родители несколько месяцев жили в Вашингтоне, она явилась к ним. Мама сказала, что Глория потребовала кучу денег, иначе она обратится в прессу, в полицию, к кому угодно, кто ее выслушает, и обвинит моего отца в сексуальных домогательствах, а мою мать в сговоре с ним. Это все не правда. Глория всегда отождествляла секс с властью и обвиняла мужчин, особенно мужчин, занимающих высокое положение, в сексуальных домогательствах.
Сибил устало улыбнулась.
– Мама дала ей несколько тысяч долларов и рассказала то, что вы сейчас услышали. И поклялась, что Глория больше не получит от нее ни цента, а моя мать всегда держит свое слово. Глория это знала.
– И тогда она нацелилась на Рэймонда Куй на, – подал голос Филип.
– Я не знаю, когда Глории пришло в голову найти его. Думаю, она некоторое время обдумывала новости и решила, что именно из-за обстоятельств своего рождения всегда чувствовала себя нелюбимой, ненужной, не оцененной по достоинству. И она обвинила во всем вашего отца. Если у Глории неприятности, всегда виноват кто-то другой.
– Она нашла его и потребовала деньги, стала обвинять, угрожать. – Филип поднялся, зашагал по кабинету. – Использовала для шантажа собственного сына.
– Очевидно. Мне очень жаль, – искренне сказала Сибил. – Я думала, вам известны факты, думала, отец рассказал вам.
– Он не успел, – горько отозвался Кэм.
– Папа говорил, что ждет какие-то известия, – вспомнил Этан, – что все объяснит, как только выяснит.
Филип смерил Сибил испепеляющим взглядом.
– Должно быть, он пытался связаться с твоей матерью. Он наверняка хотел поговорить с ней, узнать подробности.
– На это я ничего не могу ответить. Я просто не знаю.
– Знаю, – отрезал Филип. – Папа в любом случае помог бы Сету, но он захотел помочь и Глории, а для этого необходимо было поговорить с ее матерью. Ему это было важно.
– Я больше ничего не знаю. – Сибил беспомощно всплеснула руками. – Моя семья вела себя недостойно. Все мы. – Она повернулась к Сету. – Я приношу извинения за себя и за них. Я не жду, что ты… Я сделаю все, что в моих силах, чтобы тебе помочь.
– Пусть все знают. – Сет поднял голову, и Сибил увидела в его глазах непролитые слезы. – Пусть все знают, что Рэй был моим дедушкой. О нем говорят всякие гадости. Это не правильно. Пусть все знают, что я – Куин.
Сибил не смогла выговорить ни слова, только кивнула и повернулась к Анне:
– Что я могу сделать?
– Вы отлично начали. – Анна взглянула на часы. Она вела и другие дела, следующий посетитель должен был появиться через десять минут. – Вы согласны официально оформить ваше заявление и предать его гласности?
– Да.
– Хорошо.
Сибил подумала, что это решение обрекает ее на шепотки за спиной, любопытные взгляды… Ничего, она переживет.


Сибил сама набрала на компьютере заявление. Это заняло два часа. Выбирая правильные слова и фразы, она детально изложила поступки матери, Глории, даже свои.
Когда все было готово, она уже не колебалась. Собрала отпечатанные страницы, спустилась в холл и попросила портье передать документы по факсу в социальную службу Анне Спинелли.
– Я все сделаю, – профессионально улыбнулась девушка-портье и исчезла в соседнем помещении.
Сибил на мгновение закрыла глаза, напомнила себе, что обратного пути нет. Затем она скрестила руки, придала лицу самое невозмутимое выражение и стала ждать. Ждать пришлось недолго и, судя по любопытству, мелькнувшему в глазах портье, по меньшей мере часть документов была ею прочитана.
– Вы подождете ответ, доктор Гриффин?
– Да, благодарю вас.
Сибил протянула руку за бумагами и еле сдержала улыбку, когда девушка помедлила, прежде чем отдать их.
– Вам нравится у нас, доктор Гриффин? «Не терпится поделиться новостями со всеми знакомыми, – подумала Сибил. – Весьма предсказуемая реакция».
– Много интересных впечатлений, – сдержанно сказала она.
– О, простите меня. Я сейчас вернусь.
Девушка снова метнулась в заднюю комнату. Сибил вздохнула с облегчением, но тут же почувствовала на себе чей-то взгляд. Филип! Она повернулась к нему и холодно сказала:
– Я послала Анне факс и жду ответа. Если она сочтет документ удовлетворительным, я успею заверить его до закрытия банка. Я дала слово и сдержу его.
– Сибил, я не сторожевой пес. Просто подумал, что тебе не помешает моральная поддержка.
– Я в полном порядке.
– Нет. – Филип положил ладонь на ее плечо. – Но ты замечательная актриса.
– Предпочитаю сольные выступления.
– Ну, не всегда наши желания исполняются. – Не отпуская ее, Филип непринужденно улыбнулся вернувшейся с конвертом девушке. – Привет, Карен. Как дела?
Покраснев до корней волос, Карен покосилась на Сибил:
– Прекрасно. Э… вот ваш факс, доктор Гриффин.
– Спасибо. – Не моргнув глазом, Сибил взяла конверт и сунула его в сумочку. – Включите оплату факса в мой счет.
– Да, конечно.
– Пока, Карен. – Рука Филипа плавно скользнула с плеча Сибил на ее талию, и они направились к выходу.
– Еще до следующего перерыва она расскажет обо всем полудюжине своих лучших подруг, – прошептала Сибил.
– Как минимум. Сегодня за ужином кое-кто будет перемывать Куинам косточки, а к завтраку фабрика сплетен заработает полным ходом.
– Тебя это забавляет! – возмутилась она.
– Меня это успокаивает, доктор Гриффин. Таковы традиции маленьких городков. Я поговорил с нашим адвокатом. Заявление, заверенное нотариусом, поможет, но он хотел бы получить от тебя показания под присягой. В начале следующей недели, если ты сможешь.
– Я договорюсь с ним о встрече. – Перед зданием банка Сибил остановилась и повернулась к Филипу. Он переоделся в джинсы и джемпер. Морской бриз слегка ерошил его волосы. Глаза скрывались за темными стеклами солнечных очков, и она не знала, радоваться ли этому, не могла понять, хочет ли увидеть выражение его глаз. – Если я войду одна, это будет меньше похоже на арест.
Филип молча поднял руки ладонями наружу и отступил. Крепкий орешек, думал он, глядя ей вслед, но почему-то не отпускало ощущение, что если этот орешек расколоть, сердцевина окажется мягкой и нежной.
Странно, что такая умная и компетентная женщина не видит собственного несчастья, не может или не желает признать недостатки воспитания, заставившие ее отгородиться от мира крепкими стенами.
Ей почти удалось одурачить его. Он почти поверил, что она холодна и бесчувственна, и до сих пор не знал, почему настойчиво верит в противоположное. Может, просто выдает желаемое за действительное… Ничего, он разберется. И очень скоро.
Филип понимал, как унизительно и болезненно предавать гласности семейные тайны, однако Сибил согласилась без всяких условий и действовала без колебаний.
Нравственные принципы, думал Филип. Честность. Цельность натуры. Все это у нее есть. И он верил, что у нее есть сердце.
Сибил вышла из банка и вымученно улыбнулась ему.
– В первый раз я видела, как у нотариуса глаза чуть не выскочили из орбит. Может, надо было… Поцелуй не дал ей договорить.
– Я подумал, что тебе это необходимо, – прошептал Филип, оторвавшись от ее губ, и погладил щеку.
– Несмотря на…
– Послушай, Сибил, мы уже дали всем пищу для сплетен. Почему бы не подлить масла в огонь? – с улыбкой спросил он.
Разбушевавшиеся чувства мешали ей сохранить внешнюю невозмутимость, но она старалась изо всех сил.
– Я не собираюсь стоять здесь, привлекая всеобщее внимание, поэтому, если ты…
– Прекрасно. Пойдем куда-нибудь. Хочешь на яхту?
– Яхта? Нет, не сейчас. Я неподходяще одета. Мне надо работать. – «Мне надо подумать», – мысленно добавила она, но Филип уже тащил ее к пристани.
– Парусная прогулка принесет пользу. У тебя снова начинается мигрень.
– Нет у меня никакой мигрени. И я не хочу… – Сибил еле подавила вопль, когда Филип подхватил ее и поставил на палубу.
– Считайте себя похищенной, док. – Он ловко развязал тросы и прыгнул на яхту. – Мне кажется, за свою безоблачную жизнь вы не успели привыкнуть к подобному обращению.
– Ты ничего не знаешь ни о моей жизни, ни о моих привычках. Если ты заведешь мотор, я… – Сибил осеклась и заскрежетала зубами, поскольку мотор тихо заурчал. – Филип, я хочу вернуться в отель. Немедленно.
– Вряд ли кто-то осмеливается говорить вам «нет», док? – Филип подтолкнул ее к скамье левого борта. – Садись и наслаждайся прогулкой.
Поскольку Сибил не собиралась прыгать за борт в шелковом костюме и итальянских туфлях, она села, гордо выпрямив спину. Так вот как он решил расквитаться с ней: лишить ее свободы выбора, навязать свою волю, воспользовавшись превосходством в силе.
Типично мужское поведение.
Сибил отвернулась и уставилась на легкую рябь залива. Она не боялась Филипа. Он грубее, чем она предполагала, но он ее не обидит. К тому же он любит Сета и ему необходима ее помощь.
Она подавила радостное волнение, когда белоснежные паруса взмыли вверх, наполнились ветром, затрепетали. И пусть яхта словно взметнулась и заскользила по воде! Ничего особенного. Надо только сдержаться, ничем не проявить своих чувств. Несомненно, Филипу быстро надоест ее молчание, и он вернется в порт.
– Держи. – Сибил вздрогнула и опустила глаза. На ее колени приземлились солнечные очки. – Прохладно, но солнце довольно яркое.
Сибил промолчала и неохотно надела очки, продолжая смотреть в противоположную сторону. Филипу даже не пришлось скрывать улыбку.
– Все изменится после первого морозца, – непринужденно продолжал он. – Когда начнется листопад, береговая линия у дома преобразится. Представь: золотые и багряные листья, зеркальная гладь залива, бесконечное синее небо. В воздухе особый аромат осени. Начинаешь верить, что это единственное место на земле, где хочется жить.
Сибил еще крепче сжала губы и сцепила руки.
– Даже парочка таких убежденных горожан, как мы с тобой, может оценить по достоинству прекрасный осенний день на природе. У Сета скоро день рождения, – неожиданно сказал он.
Краем глаза Филип заметил, как Сибил резко повернула голову, как задрожали, раскрываясь, ее губы. Затем губы снова сжались, но на этот раз, когда Сибил отвернулась, в ее фигуре уже не чувствовалось прежней уверенности.
О да, он не ошибся. У нее есть чувства. Бурлящие чувства под обманчиво невозмутимой внешностью.
– Мы хотим устроить ему праздник, пригласить его друзей. Пусть порезвятся. Ты уже пробовала потрясающий шоколадный торт Грейс. Мы позаботились и о подарке, но на днях я заглянул в один магазинчик в Балтиморе. Там есть все, что нужно настоящему художнику. Мелки, угольные карандаши, акварельные и масляные краски, кисти, палитры. Магазинчик всего в паре кварталов от моего офиса. Кто-то, кто хорошо разбирается в живописи, мог бы выбрать именно то, что надо.
Вообще-то Филип собирался сделать это сам, но интуиция его не подвела: Сибил теперь смотрела на него. Солнце отражалось от стекол очков, но по ее позе он чувствовал, что она полна внимания.
– Он ничего от меня не примет, – наконец откликнулась она.
– Он разумнее, чем ты думаешь. Может, ты просто боишься?
Филип поправил паруса, поймал ветер и сразу понял, что Сибил догадалась, куда они направляются.
– Филип, – она вскочила на ноги, – как бы ты ко мне ни относился в данный момент, глупо сейчас сталкивать меня с Сетом.
– Мы не сюда. – Он оглянулся на проплывший мимо свой двор. – В любом случае. Сет на верфи с Кэмом и Этаном. Тебе необходимо развлечение, а не стычка. И, для сведения, я сам не знаю, как отношусь к тебе в данный момент.
– Я рассказала вам все, что знаю, – сухо сказала Сибил.
– Да, ты изложила факты. Ты не рассказала о своих чувствах, о том, как эти факты повлияли на тебя.
– Это неважно.
– Для меня важно. Сибил, нам никуда не деться друг от друга, нравится нам это или нет. Сет – не только твой племянник, но и мой. У моего отца был роман с твоей матерью. И мы с тобой на пороге романа.
– Нет, – решительно возразила она, – ничего подобного.
– Я хочу тебя и в состоянии понять, когда женщина отвечает мне тем же.
– И мы оба достаточно взрослые, чтобы контролировать свои инстинкты, – только и смогла возразить Сибил.
Филип изумленно уставился на нее, затем расхохотался.
– Черта с два! И, между прочим, тебя тревожит не секс, а близкие отношения.
Все его стрелы попадали точно в цель, и это не столько сердило, сколько пугало ее.
– Ты меня не знаешь.
– Начинаю узнавать, – тихо сказал Филип. – И учти, я привык заканчивать все, что начинаю. Я поворачиваю, – тем же тоном предупредил он. – Берегись.
Сибил села, огляделась и узнала бухточку, где они уже были однажды. «Всего неделю назад, – тупо подумала она. – Как же сильно все изменилось…"
Нельзя оставаться здесь с ним, нельзя рисковать. Уже ясно, как она ошибалась, когда думала, что сможет контролировать ситуацию.
Сибил холодно посмотрела на Филипа, нарочито небрежным жестом пригладила растрепанную ветром прическу, непринужденно улыбнулась.
– А где же вино? На этот раз ни музыки, ни изысканного ленча?
Филип опустил паруса, бросил якорь.
– Ты нервничаешь.
– Какая самонадеянность! Ты меня не волнуешь.
– Теперь ты лжешь. – Филип подошел по слегка покачивающейся палубе, снял с нее солнечные очки. – Волную. Как только тебе кажется, что ты меня раскусила, я выбиваюсь из твоего сценария. Думаю, большинство мужчин, болтавшихся в твоей жизни, были вполне предсказуемыми.
– И это ты называешь развлечением? По-моему, больше похоже на выяснение отношений.
– Ты права. – Филип сдернул очки, отшвырнул их. – Анализом займемся позже.
Он метнулся к ней. Сибил знала, что он быстр и ловок, но не ожидала такой молниеносной атаки. Филип впился в ее губы с такой жадностью, так сильно прижал ее к себе, что она забыла о сдержанности и не смогла бы сказать, чей жар, чье желание – его или ее – сильнее.
Филип же понимал лишь одно: яд она или спасение, уже не имеет значения. Ни ей, ни ему не остановить этот мощный поток чувств… Он с трудом оторвался от ее губ.
– Скажи, что не хочешь меня, только не ври, и я отступлю.
– Я… – Сибил опустила голову.
– Нет. – Сгорая от нетерпения, он схватил ее за плечи и встряхнул. – Нет, смотри на меня и говори честно.
Она уже лгала ему, и ложь давила на нее, словно свинец. Еще одной лжи ей не вынести.
– Это только все осложнит.
Его золотистые глаза торжествующе вспыхнули.
– Да, черт побери, но сейчас мне на это наплевать. Поцелуй меня. Как следует поцелуй.
А что еще ей оставалось? Первобытное желание, какого она никогда прежде не испытывала, делало ее беззащитной перед ним. Их губы снова встретились, ее – такие же жадные, такие же отчаянные, как его. И тихий стон, вырвавшийся из ее горла, был лишь слабым эхом страсти, пронзившей ее.
Поцелуй уже балансировал на грани боли, лишая способности соображать, оставляя лишь быстро сменяющиеся ощущения. Сибил лишь на секунду оторвалась от него, жадно глотнула воздух. Впервые в жизни она полностью подчинилась физическому влечению и жаждала завершения.
Филип сдернул с нее жакет и небрежно отбросил его на палубу. Ему необходимо было ощущение, вкус ее кожи. Вслед за жакетом полетела кремовая блузка, и его пальцы добрались до обтянутой кружевами груди.
Ее кожа оказалась теплее шелка и, как ни странно, еще шелковистее. Одним нетерпеливым движением он расстегнул и отшвырнул ее бюстгальтер и впился губами в нежную плоть.
Солнце ослепило ее, ослепило даже сквозь крепко сжатые веки. Сибил ничего не видела, только чувствовала. Горячие, жадные губы завладели ее ртом. Требовательные, почти бесстыдные руки метались по ее телу. Ее собственные – жалобные? – всхлипывания отдавались в голове пронзительными криками.
Сейчас! Скорее! Немедленно!
Сибил неловко стянула с Филипа джемпер, обнаружила крепкие мышцы и старые шрамы. В тот же момент юбка соскользнула с ее бедер явно не без помощи Филипа.
Ее чулки заканчивались эластичными кружевами, и Филип мог бы оценить головокружительную смесь практичности и женственности, но не на этот раз. Сейчас им двигало единственное желание – обладать, и, сорвав последнюю преграду – крохотный кружевной треугольник трусиков, он с удовлетворением уловил ее прерывистый вздох.
Сибил вскрикнула, содрогнулась, ее тело натянулось, как струна, и обмякло, голова упала на его плечо.
Он подхватил ее, опустил на один из узких диванчиков, подмял под себя. Кровь громко стучала в его висках, сердце колотилось о ребра, как тупой топор, напряжение в паху требовало освобождения.
Судорожно дыша, не сводя глаз с ее лица, он сорвал с себя остатки одежды, впился пальцами в ее бедра, развел ноги и вонзился в нее. Резко, мощно, впитывая ее долгий, долгий стон…
Сибил заметалась под ним, задрожала, выдохнула его имя.
Он вонзался в нее снова и снова, и она поднималась ему навстречу. Ее разметавшиеся волосы струились вокруг ее лица темным шелком, и он погрузил в них лицо, затерялся в ее аромате, погрузился в сверкающий мир – в возбужденную до помешательства женщину.
Ее ногти впились в его спину, зубы – в плечо, и она увлекла его за собой на вершину…
Филип лежал обессиленный, тщетно пытаясь наполнить легкие воздухом, впитывая легкую дрожь ее тела. Когда его зрение снова сфокусировалось, он увидел разбросанную по палубе одежду и одну черную лодочку на высоком каблуке. Усмехнувшись, он легонько куснул ее плечо, лениво погладил тонкие кружева чулка.
– Обычно я веду себя сдержаннее, но вы полны сюрпризов, доктор Гриффин.
Сибил все еще парила где-то вдали от реальности. Казалось невозможным приподнять веки, не говоря уж о руках.
– Что?
– Так, объективное наблюдение. Должен сделать вывод, что тебя никогда раньше не насиловали.
Его довольный, самоуверенный тон моментально вернул ее с небес на землю. Она приоткрыла глаза и увидела его победную улыбку, – Ты тяжелый.
– Понял. – Одним плавным движением Филип перевернулся и сел на палубу, но при этом увлек ее за собой, и она оказалась у него на коленях. – Ты все еще в чулках и в одной туфле. Чертовски сексуально.
– Прекрати! – Разрываясь между смущением и вновь зарождающимся желанием, Сибил сбросила с себя его ладони. – Отпусти меня.
– Я еще не закончил. – Филип опустил голову и обвел кончиком языка розовый сосок. – Ты такая мягкая и теплая. Вкусная. Я хочу еще. И ты тоже.
Он провел губами по пульсирующей на ее шее жилке.
– На этот раз я не буду спешить.
Вздохнув, Сибил нашла губами его губы.
– У нас есть время.


Солнце клонилось к западу, когда Филип отпустил ее. Ее тело казалось утомленным и полным энергии одновременно. Она даже не представляла, что обладает таким сексуальным аппетитом, и теперь понятия не имела, что с этим делать.
– Мы должны решить… – Сибил нахмурилась, обхватила себя руками. Полуголая, потная, растерянная. – Мы… это не может продолжаться.
– Не сейчас, – согласился Филип. – Даже я не всесилен.
– Я не это имела в виду… Ты сам говорил о развлечении. Нам явно необходимо было дать выход физическому напряжению… и теперь…
– Сибил, пожалуйста, прекрати, – кротко сказал Филип, но она уловила в его голосе легкое раздражение. – Это было гораздо больше, чем развлечение, и мы детально все обсудим, но позже.
Филип отбросил волосы с глаз, внимательно взглянул на нее и понял: она только-только начинает испытывать неловкость.
– В данный момент у нас ужасный вид, – улыбнулся он, снимая с нее туфлю, – и есть только один способ это исправить.
– Какой?
Продолжая улыбаться, Филип подхватил Сибил на руки и швырнул через борт.
– Вот такой.
До удара о поверхность воды Сибил успела лишь взвизгнуть, а то, что вынырнуло через пару секунд, было разъяренной тигрицей с облепленным мокрыми волосами лицом.
– Сукин сын! Идиот!
– Я это знал. – Филип ступил на планшир и загоготал, как чокнутый. – Я точно знал, что в ярости ты великолепна.
И нырнул к ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Отчаянный шантаж - Робертс Нора



хороший роман,классные братья и особенно собака глупыш
Отчаянный шантаж - Робертс НораМарго
3.01.2012, 17.52





Интересный роман, неизбитый сюжет, сильные герои, очень понравился роман
Отчаянный шантаж - Робертс НораЕлена
2.07.2012, 17.37





В полном восторге
Отчаянный шантаж - Робертс НораТаня
24.07.2013, 2.53





это мой любимый роман из серии про братьев, отличная вещь!
Отчаянный шантаж - Робертс НораВиктория
15.12.2013, 20.08





Интересный сюжет, так понравился роман!Отличный и такая любовь,молодцы Куины из таких детей детей вырасить хороших парней, читайте и наслаждайтесь чтением.
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
2.01.2014, 7.52





Я хочу добавить оказывается это 3я книга про братьев Куинов,1я "Мои дорогие мужчины",2я про Этана "Тихий омут" и 4я про Сета"Рождество Куинов"
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
8.01.2014, 20.37





"Рождество у Куинов:так и не смогла прочитать, а про Сета продолжение идёт в рассказе"Дом у голубого залива" или "На берегу"
Отчаянный шантаж - Робертс НораАнна
9.01.2014, 23.06





Отличный роман! Понравилось! Очень эмоциональный. Читайте всю серию про братьев Куин!!!!!!
Отчаянный шантаж - Робертс НораOrange
17.05.2015, 19.34





твердая 9, советую!
Отчаянный шантаж - Робертс Нораimvo
21.05.2015, 21.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100