Читать онлайн Ореол смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ореол смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ореол смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ореол смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ореол смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Ева была настроена агрессивно. Впрочем, в данной ситуации ей ничего не оставалось, кроме как нападать.
— Ты был связан с Ивонной Меткальф!
— Я же тебе уже говорил, что мы были друзьями. — Он открыл старинный серебряный портсигар и достал сигарету. — Некоторое время у нас были интимные отношения.
— Когда и по чьей инициативе ваши отношения изменились?
— По чьей инициативе? — Рорк неторопливо закурил и выпустил облачко дыма. — Это было наше общее решение. Ее актерская жизнь складывалась тогда очень удачно, и работа стала отнимать больше времени и сил. Можно сказать, что мы мирно разошлись в разные стороны.
— Вы не ссорились?
— По-моему, нет. Ивонна вообще была человеком миролюбивым. Жизнь была для нее… забавой. Хочешь бренди?
— Я на службе!
— Ах да! Ну а я — нет.
Он поднялся, и кот, спрыгнув с его колен, подошел к Еве. Она наклонилась погладить Галахада и не заметила, что у Рорка дрожали руки, когда он доставал из бара бутылку и бокал.
— Надеюсь, это все, что тебя интересует?
Нет, подумала она, совсем не все. Если он откажется помогать добровольно, ей придется вытягивать из него информацию клещами, но она не отступит.
— Последний раз она упоминала о тебе в своем дневнике полтора года назад.
— Неужели это было так давно… — пробормотал Рорк.
Он искренне переживал смерть Ивонны. Но сейчас у него были свои проблемы — и самая серьезная из них стояла сейчас в другом конце комнаты и смотрела на него горящими глазами.
— Вы с тех пор виделись с ней?
— Кажется, нет. — Он смотрел на бокал с бренди и вспоминал Ивонну. — Последний раз я видел ее на прошлый Новый год. Мы танцевали, а потом поехали сюда.
— Ты спал с ней?
— Строго говоря, нет. Мы занимались сексом, разговаривали, потом завтракали…
— Значит, вы не возобновили былые отношения?
— Нет. — Рорк положил ногу на ногу и велел себе постараться получать удовольствие от бренди и сигареты. — Могли бы, но были слишком заняты другими делами. После этого шесть или семь недель я о ней вообще ничего не слышал.
— А потом?
Рорк вспомнил, как расстался с Ивонной. Легко, почти бездумно.
— Мы говорили по телефону. Я сказал ей, что… влюблен. — Он посмотрел на горящую сигарету. — Я действительно тогда полюбил другую женщину.
У Евы бешено заколотилось сердце. Она стояла, засунув руки в карманы, и пристально смотрела на него.
— Пойми, я не могу вычеркнуть тебя из списка подозреваемых, если ты не будешь до конца откровенен.
— Не можешь? Ну что ж…
— Черт возьми, Рорк, ты единственный, кто был знаком с ними обеими!
— И какой же у меня может быть мотив, лейтенант?
— Не разговаривай со мной таким тоном! Я терпеть не могу, когда ты становишься таким — холодным, сдержанным, отстраненным… — Она принялась ходить из угла в угол. — Я уверена, что ты не имеешь никакого отношения к этим убийствам, и показаний против тебя нет. Но тем не менее связь между вами существует.
— А это создает дополнительные трудности для тебя, потому что твое имя тоже связывают с моим? Или связывали…
— С этим я разберусь.
— Послушай, почему ты так похудела и осунулась? — внезапно спросил он. — Почему такие тени под глазами? Почему вид несчастный?
Ева вытащила из кармана диктофон и положила его на стол — чтобы обозначить барьер, через который не хотела переступать.
— Мне нужно, чтобы ты рассказал все, что знаешь об этих женщинах. Все до малейших подробностей. Черт возьми, мне просто необходима твоя помощь. Мне нужно понять, почему Тауэрс отправилась посреди ночи в Вест-Энд. Почему Меткальф в полночь оделась и вышла на задний двор.
Рорк затушил сигарету и встал.
— Ты слишком многого хочешь от меня, Ева. Я не настолько хорошо знал Сесили. У нас были деловые отношения, порой мы встречались где-нибудь на приемах, но близко не общались. Не забывай о моем прошлом и о том, кем была Сесили. С Ивонной мы были любовниками. Мне она нравилась, нравилась ее энергичность, жизнерадостность… Она была очень честолюбива. Хотела стать звездой — и стала. Но о том, что творилось в душах этих женщин, я не знаю.
— Но ты же разбираешься в людях. И можешь представить себе ход их мыслей. Тебя никогда ничто не удивляет.
— Только ты, — сказал он тихо. — Постоянно…
Ева покачала головой.
— Скажи, как ты думаешь, почему Ивонна Меткальф отправилась куда-то среди ночи?
Рорк пожал плечами и отхлебнул бренди.
— Новые перспективы, слава, любопытство, любовь — мотивы могли быть только такие. И именно в этом порядке. А время встречи не имело для нее значения: Ивонна была крайне импульсивна.
Ева вздохнула с облегчением, поскольку как раз этого и добивалась: Рорк помог ей представить, какими были убитые женщины.
— У нее было много мужчин?
Он задумался.
— Ивонна была мила, забавна, сексуальна. Думаю, мужчин у нее было достаточно.
— А ревнивцы среди них могли быть?
— Думаешь, кто-то убил ее потому, что она отказала ему в том, чего он добивался? — Рорк пристально посмотрел на Еву. — Интересная мысль! Мужчина действительно способен на многое, если чувства его достаточно сильны. Правда, я вот тебя не убил. Пока что…
— Идет расследование убийства, Рорк! Не заигрывай со мной.
— Я с тобой заигрываю?! — Он швырнул стакан в дальний угол, чему сам изумился не меньше Евы. — Ты врываешься сюда без предупреждения, без приглашения и ожидаешь, что я буду сидеть, как дрессированный пес, и покорно отвечать на твои вопросы? Ты спрашиваешь меня об Ивонне, о женщине, которая была мне дорога, и рассчитываешь, что я буду отвечать спокойно? Да ты просто представляешь меня с ней в постели, и это не дает тебе покоя.
Ева и раньше наблюдала вспышки его гнева. И обычно они нравились ей больше, чем его ледяное спокойствие. Но сейчас у нее самой нервы были на пределе.
— Ты слишком самоуверен, Рорк! В моих вопросах нет ничего личного. Я просто решила проконсультироваться с осведомленным человеком. Я делаю свою работу…
— Это никакого отношения к твоей работе не имеет, и нам обоим это отлично известно! А если ты хоть на минуту могла подозревать, что я связан с убийствами этих женщин, значит, я ошибался больше, чем предполагал. — Он схватил лежавший на столе диктофон и сунул ей в руки. — В следующий раз приходите с ордером, лейтенант.
— Как же ты не понимаешь?! Я стараюсь снять с тебя все подозрения…
— Или уничтожить меня? — Рорк вернулся за стол и устало сел. — Уходи. С меня хватит.
Ева молча направилась к двери, он обхватил голову руками, проклиная себя за то, что поступил как идиот. Черт подери и ее, и его самого, но он не даст ей так уйти! — решил Рорк и нажал на кнопку, блокирующую выход.
Но эта мера оказалась излишней: в шаге от двери Ева обернулась, потому что больше не могла сдерживаться.
— Ну, хорошо. Черт возьми, ты победил! Да, я несчастна. Ты этого добивался? Я не могу спать, не могу есть… Во мне словно что-то сломалось, я даже работаю через силу! Ты доволен?
Рорк почувствовал, что тиски, сжимавшие его сердце, стали давить слабее.
— Чем мне быть довольным?
— Но ведь я же пришла, правда? Я пришла, потому что больше не могу так! — Она дотронулась до цепочки, висевшей на груди. — Я ношу эту проклятую штуку…
Он взглянул на бриллиант, переливавшийся таинственным огнем.
— Я же говорил, что тебе пойдет.
— Ты ничего не понимаешь, — пробормотала она, отворачиваясь. — Я чувствую себя полной идиоткой! Ну ладно, буду идиоткой. Я перееду сюда, буду терпеть этого злобного старика, которого ты называешь своим дворецким, буду носить этот бриллиант, потому что… — она запнулась, закрыла лицо руками и внезапно разрыдалась. — Не могу я этого больше выносить!
— Ева, ради Бога! Не надо плакать!
— Я просто устала, — она раскачивалась из стороны в сторону, пытаясь успокоиться. — Устала, вот и все…
— Ну, отругай меня! Швырни в меня чем-нибудь. Обзови.
Он попытался ее обнять, но Ева напряглась и резко отстранилась.
— Не надо. Я сейчас сама успокоюсь.
Рорк не стал ее слушать и притянул к себе. Она снова попробовала отпрянуть, но он не отпускал ее. И тогда Ева судорожно обняла его, прижалась к его груди.
— Не уходи! — Она прильнула щекой к его плечу. — Не уходи от меня…
— Никуда я не уйду. — Рорк ласково гладил ее по спине, по волосам. Есть ли что-нибудь более пугающее, думал он, чем сильная женщина, которая плачет? — Я все время был здесь. Я люблю тебя, Ева, люблю так сильно, что сам удивляюсь.
— Ты мне нужен! Ничего не могу с собой поделать. И не хочу.
— Вот и хорошо. — Он немного отодвинулся, дотронулся рукой до ее подбородка. — Придется нам обоим с этим смириться, Я действительно не могу без тебя.
— Но ты же только что сказал, чтобы я ушла!
— Я запер дверь, — Рорк чуть заметно улыбнулся и коснулся губами ее губ. — Должен признаться, если бы ты потерпела еще несколько часов, я бы сам к тебе пришел. Я как раз сидел здесь и пытался уговорить себя этого не делать. И тут ворвалась ты. Я готов был на колени перед тобой встать!
— Но почему, Рорк? — Она дотронулась ладонью до его щеки. — Ты же можешь заполучить любую женщину.
— Почему? — Он наклонил голову, словно задумался. — Трудный вопрос… Может, все дело в том, что ты такая тихая, покладистая, так безупречно умеешь себя вести? — Ева улыбнулась, и ему было приятно это видеть. — Нет, это, кажется, о ком-то другом. Наверное, все из-за того, что ты смелая, у тебя пытливый ум, обостренное чувство справедливости и доброе сердце.
— Это тоже о ком-то другом.
— Нет, любовь моя, это — о тебе. — Он поцеловал ее в губы. — Но главное даже не в этом. Важно то, какая ты — твой запах, твоя кожа, твой голос… Ты меня победила. Мы с тобой обо всем поговорим, — он провел пальцем по ее еще мокрой от слез щеке. — И постараемся сделать так, как будет лучше нам обоим.
Ева судорожно вздохнула.
— Я люблю тебя, — вдруг сказала она и испугалась. — Боже!
Рорку показалось, что его окатило свежим, чистым летним ливнем.
— Вот видишь: сказала — и даже не запнулась, — заметил он.
— Кажется, нет… Может, я привыкну?
Ева запрокинула лицо, ища губами его губы. Поцелуй был долгим и страстным. У нее перехватило дыхание, стучало в висках, она даже не слышала собственных слов.
— Сейчас, — сказала она, протягивая руку к поясу его брюк. — Немедленно!
— Немедленно, — согласился он и стал стягивать с нее рубашку. Они оба упали на ковер и покатились, слившись в объятии. Рорк стал поспешно расстегивать ее джинсы, а она впилась зубами ему в плечо. Он почувствовал шелк ее кожи, ее тепло, а потом словно пелена упала — и не было уже ничего, кроме безграничного желания.
Нежность, ласки — все это отступило на второй план. В них обоих была сейчас только неудержимая страсть.
* * *
Ева проснулась в его кровати. Сквозь жалюзи пробивался утренний свет. Не открывая глаз, она протянула руку и поняла, что рядом с ней уже никого нет.
— Как, черт подери, я здесь оказалась? — спросила она вслух.
— Я тебя принес.
Она распахнула глаза и увидела Рорка. Он стоял у кровати и смотрел на нее.
— Принес?!
— Ты заснула на полу. — Он наклонился к ней, провел пальцем по ее щеке. — Нельзя работать до изнеможения, Ева.
— Ты меня принес… — повторила она, спросонья не в силах понять, стоит смущаться или нет. — Кажется, мне жаль, что я этого не видела.
— У нас будет достаточно времени, чтобы разыграть это представление еще много-много раз. Но ты меня серьезно беспокоишь.
— Со мной все в порядке. Только… — Взгляд ее упал на часы около кровати. — Боже мой! Уже десять! Десять утра!
Она стала поспешно вылезать из кровати, но Рорк остановил ее.
— Сегодня воскресенье.
— Воскресенье? — Ева недоуменно потерла глаза. — Кажется, я потеряла счет временя. Да, на службу идти не надо, но тем не менее…
— Тебе нужно было выспаться. А теперь следует подкрепиться. Нельзя жить на одном кофеине.
Он взял с ночного столика стакан и протянул ей. Ева с сомнением посмотрела на светло-розовую жидкость.
— Что это?
— Выпей, это полезно. — Рорк поднес стакан к ее губам. Можно было дать ей эту энергетическую смесь и в таблетке, но она терпеть не могла все, что походило на лекарство. — Эту штуку разработали в одной из моих лабораторий. Месяцев через шесть она поступит в продажу.
— Это эксперимент? — спросила она недоверчиво.
— Вполне безопасный. Во всяком случае, пока еще никто не умер.
— Очень смешно! — нахмурилась Ева, но все-таки покорно осушила стакан. И сразу почувствовала себя посвежевшей и полной сил. — А теперь мне надо в участок — поработать с делами.
— Прежде всего тебе надо отдохнуть. — Рорк поднял руку, отметая все возможные возражения. — Хотя бы денек. Даже полдня. Было бы лучше всего, если бы ты провела это время со мной, но, если хочешь, можешь и одна.
— Так и быть. Наверное, пару часиков я могу выкроить. — Она потянулась к нему и обняла его за шею. — А что ты придумал?
Он усмехнулся и повалил ее на кровать.
* * *
Ева позвонила в участок и нисколько не удивилась груде сообщений, дожидавшихся ее. Воскресенье давно перестало быть для нее выходным днем. Сообщения оставили Надин Ферст, наглец Морс, родители Ивонны Меткальф и Мирина Анжелини.
— Их горе ты не можешь на себя взять, — заметил Рорк, стоявший у нее за спиной.
— Что?
— Это я о Меткальфах. Я же вижу, как ты реагируешь.
— Пойми, я — их единственная надежда. Они хотят быть уверенными в том, что кто-то найдет убийцу их дочери.
— Я хочу кое-что тебе сказать, Ева…
Ева закатила глаза, приготовившись к тому, что сейчас он начнет читать ей нотацию о том, как следует держать дистанцию с потерпевшими.
— Давай короче, мне надо работать.
Я повидал на своем веку немало полицейских. Скрывался от них, давал им взятки, обводил вокруг пальца…
Она хитро взглянула на него.
— Не думаю, что тебе следовало рассказывать об этом: ведь у тебя на удивление чистое досье.
— Естественно. — Он чмокнул ее в нос. — Я немало за это заплатил. Так вот, я повидал достаточно полицейских, но ты — лучше всех.
Ева изумленно уставилась на него.
— С чего это вдруг?
— Ты мстишь за убитых и утешаешь горюющих! Я восхищаюсь тобой.
— Ох, Рорк, перестань, — сказала она смущенно.
— Я не шучу. Помни о моих словах, когда будешь разговаривать с этим мерзавцем Морсом.
— Я не буду с ним разговаривать.
Рорк рассмеялся и обнял ее.
— Мне нравится твой стиль.
Ева не удержалась, погладила его по голове, но потом отстранилась.
— Любуйся со стороны. Пожалуйста, не мешай. Я хочу знать, что от меня нужно Мирине Анжелини.
На звонок ответила сама Мирина. Голос у нее был измученный.
— О, лейтенант Даллас! Спасибо, что так быстро откликнулись. Я боялась, что вы перезвоните только завтра.
— Чем я могу вам помочь, мисс Анжелини?
— Мне нужно поговорить с вами как можно скорее. Мне не хотелось действовать через майора Уитни: он и так много сделал для меня и моей семьи.
— Это имеет отношение к расследованию?
— Да. По крайней мере мне так кажется.
Ева дала знак Рорку, чтобы он вышел, но Рорк стоял, прислонясь к стене, и никуда выхолить не собирался. Ева хмуро на него посмотрела и продолжила разговор.
— Буду рада встретиться с вами, когда вам удобно.
— Спасибо, лейтенант, но дело в том, что доктора не разрешают мне сейчас путешествовать. Поэтому приехать придется вам.
— Вы хотите, чтобы я летела в Рим? Мисс Анжелини, даже если полиция оплатит мою поездку, мне надо знать, зачем я буду тратить время и средства.
— Я тебя отвезу, — сказал Рорк.
— Помолчи.
— С кем вы говорите? Вы не одна? — заволновалась Мирина.
— Со мной Рорк, — пришлось признаться Еве. — Мисс Анжелини…
— О, прекрасно! Я как раз пыталась с ним связаться. А не могли бы вы прилететь вместе? Я понимаю, лейтенант, что навязываю вам свою волю, но, поверьте, другого выхода у меня нет. Если понадобится, я свяжусь с майором Уитни, и он даст разрешение.
— Обязательно даст, — вздохнула Ева. — И тогда я сразу прилечу. Буду держать с вами связь, — сказала она и отключилась. — Как же меня раздражают богатые капризные барышни!
— Горе и тревога посещают людей независимо от состояния их кошелька, — философически заметил Рорк.
— Слушай, заткнись! — Ева раздраженно хлопнула ладонью по столу.
— Тебе понравится Рим, дорогая, — улыбнулся Рорк.
* * *
Еве действительно понравился Рим. Во всяком случае — то немногое, что она увидела, добираясь из аэропорта до квартиры Анжелини, окна которой выходили на площадь Испании. Фонтаны, старинные дома, античные руины — все это было так прекрасно, что казалось почти нереальным.
Ева сидела на заднем сиденье роскошного лимузина и разглядывала прохожих на улицах. Видно, в этом сезоне в моде были широкие свободные платья — от белых до цвета темной бронзы. Разноцветные пояса, пряжки туфель, дамские сумочки были украшены блестящими камнями. Все это напоминало о пышности и великолепии королевских дворов средневековья.
Рорк даже не подозревал, что Еву что-то может так поразить, и с удовольствием наблюдал за тем, как она, забыв о делах, глазеет по сторонам, словно маленькая девочка. Как жаль, думал он, что не удастся остаться здесь на пару дней и побродить по вечному городу.
Увы, машина очень быстро довезла их до дома Анжелини. Рорк взял Еву под руку и повел к подъезду.
— Только бы это не оказалось полной ерундой, — пробормотала она. — Неужели тебя ни капли не раздражает, что нас заставили лететь через океан ради какого-то разговора?
— Радость моя, мне так часто приходится летать гораздо дальше по совсем смешным поводам! И без очаровательной спутницы…
Ева только фыркнула. Увидев охранника, она едва не предъявила ему свой значок, но вовремя опомнилась.
— Ева Даллас и Рорк к Мирине Анжелини.
— Вас ожидают.
Невозмутимый охранник направился к лифту и нажал кнопку.
— Ты бы мог завести такого же, — заметила Ева, войдя в лифт, — и избавиться от Соммерсета.
— У Соммерсета масса достоинств. Ты просто пристрастна.
Ева снова фыркнула, но промолчала.
Двери лифта открылись, и они оказались в холле с позолоченной лепниной и фонтанчиком в виде русалочки.
— Боже! — прошептала Ева, изумленно глядя на пальмы в кадках и картины. — Я думала, так живешь только ты.
— Добро пожаловать в Рим, — приветствовал их Рэнделл Слейд. — Спасибо, что приехали. Прошу вас, проходите. Мирина в гостиной.
— Она не сказала, что и вы здесь, мистер Слейд, — заметила Ева.
— Мы оба решили, что надо вас вызвать.
Одна из стен гостиной была стеклянной, причем, по-видимому, прозрачной только с одной стороны. Несмотря на то что они находились всего лишь на шестом этаже, город было видно великолепно.
Мирина сидела в кресле и пила чай. Рука, державшая чашку, слегка дрожала. В светло-голубом платье она казалась совсем бледненькой и хрупкой.
Мирина была босиком, волосы забраны назад гребнем с драгоценными камнями и стянуты на затылке в узел. Ева решила, что она похожа на римскую богиню, но, поскольку мифологию знала плохо, на какую именно богиню, сказать не могла.
Мирина, увидев их, не встала, даже не улыбнулась. Только отставила свою чашку и налила еще две.
— Надеюсь, вы выпьете со мной чаю?
— Я приехала не чай пить, мисс Анжелини.
— Понимаю. И очень благодарна вам за то, что вы приехали.
— Позволь, я помогу тебе, дорогая. — Слейд взял чашки у Мирины. — Прошу вас, садитесь, — предложил он. — Мы постараемся вас не задерживать, а пока что устраивайтесь поудобнее.
— Я здесь не считаюсь официальным лицом, — сказала Ева, выбравшая себе мягкий стул с низкой спинкой, — но, с вашего позволения, я бы хотела записать нашу беседу.
Мирина взглянула на Слейда и прикусила губу.
— Да, конечно. Вам известно о… проблемах, с которыми столкнулся Рэнди несколько лет назад в Лас-Вегасе?
— Да, — ответила Ева, включив диктофон. — Но мне говорили, что вы ничего не знаете.
— Рэнди вчера мне все рассказал. — Мирина протянула Слейду руку, и он пожал ее. — Вы сильная женщина, лейтенант. Возможно, вам трудно понять, что испытывают люди… менее сильные. Рэнди раньше ничего мне не рассказывал, потому что не хотел меня огорчать — у меня слабые нервы. — Она пожала плечами. — Странно: кризисы в делах заставляют меня действовать энергично, личные же совершенно выбивают из колеи. Врачи называют это «тенденцией к эскепизму». Я предпочитаю избегать трудностей.
— У тебя просто тонкая душевная организация, — сказал Рэнди, крепко державший ее за руку. — Совершенно не следует этого стыдиться.
— Так или иначе, но бывают вещи неизбежные. Вы были там, когда все это случилось? — обратилась она к Рорку.
— Да, в тот момент я был в Лас-Вегасе. Но не в казино.
— И охранники, которых вызвал Рэнди, состояли у вас на службе?
— Да. У меня собственная служба безопасности. Уголовные дела передаются в магистратуру, только если нет возможности разобраться в них самим.
— Вы имеете в виду взятки?
— Естественно.
— Рэнди мог дать взятку охранникам, но не стал этого делать!
— Мирина! — Он не выпускал ее руки из своей. — Я не стал от них откупаться, потому что в тот момент вообще ничего не соображал. Иначе в деле не было бы моих показаний и мы бы его сейчас не обсуждали.
— Но почти все обвинения тогда были с вас сняты, — напомнила Ева. — А за те, что остались, вы уже понесли наказание.
— Да, и я был уверен в том, что дело забыто. Но оказалось, что это не так… Я бы выпил чего-нибудь покрепче чая. Рорк, вы присоединитесь?
— Если можно, немного виски.
— Скажи же им, Рэнди! Я не могу больше ждать!
Он кивнул, протянул стакан Рорку и залпом опорожнил свой.
— Сесили звонила мне той ночью, когда ее убили.
Ева вскинула голову, как ищейка, взявшая след.
— На ее линии не было зафиксировано ни одного исходящего звонка.
— Она позвонила сюда, в Рим, из какого-то автомата. Это было около полуночи по нью-йоркскому времени. Она была взволнована и рассерженна.
— Мистер Слейд, во время нашей официальной беседы вы сказали мне, что в тот вечер не разговаривали с прокурором Тауэрс.
— Я солгал, потому что испугался.
— А сейчас вы решили изменить свои показания?
— Я хочу их уточнить. Как видите, я не воспользовался услугами адвоката и понимаю, что за дачу ложных показаний могу понести наказание. Я хочу сообщить вам, лейтенант, что она звонила мне незадолго до смерти. Это, кстати, можно рассматривать и как алиби. У меня не было времени, чтобы добраться после нашего разговора до Нью-Йорка и убить ее. Вы можете, естественно, проверить мои перемещения в тот день.
— Уверяю вас, это будет сделано. Что она хотела?
— Она даже не поздоровалась и сразу спросила: «Рэнди, это правда?» Я в тот момент работал и сначала не понял, о чем она говорит. Но потом стало ясно, что речь идет о происшествии в Лас-Вегасе. Я запаниковал, начал оправдываться… Но Сесили было невозможно обмануть. Она просто приперла меня к стенке. Я рассердился, и мы поругались.
Он замолчал и взглянул на Мирину. Казалось, будто он боится, что она сейчас разобьется на кусочки, как хрустальная ваза.
— Вы поссорились, мистер Слейд? — уточнила Ева.
— Да. Я хотел знать, откуда ей стало об этом известно, но она отказалась говорить. Она была вне себя, лейтенант. Сказала, что ради дочери обязана разобраться с этим делом. И со мной. Потом она резко оборвала связь, а я… я не мог справиться со своими чувствами и напился.
Он подошел к Мирине и положил ей руку на плечо.
— Рано утром, перед рассветом, я узнал из «Новостей», что она убита.
— Она раньше никогда не говорила с вами о случившемся?
— Нет. У нас были прекрасные отношения. Она знала, что я играю, не одобряла этого, но из себя не выходила. Она уже привыкла к этому пристрастию Дэвида. По-моему, она не понимала, насколько нас обоих затянула игра.
— Понимала, — вмешался Рорк. — И просила меня не пускать вас обоих в мои игорные заведения.
— Вот оно что, — усмехнулся Слейд, разглядывая свой пустой стакан. — Значит, поэтому меня не пустили в то казино в Лас-Вегасе…
— Поэтому.
— Мистер Слейд, почему именно сейчас вы решили изменить свои показания? — спросила Ева.
— Я почувствовал, что круг сужается. И понял, что Мирина огорчится еще больше, если узнает об этом от кого-нибудь другого. Мне нужно было самому все ей рассказать. А она решила связаться с вами.
— Мы оба решили. — Мирина взяла его за руку. — Маму не вернуть, но я знаю, как расстроится отец, когда мы расскажем ему. И все-таки придется пройти через это. Я справлюсь, если буду знать, что тот, кто использовал ту старую историю, заплатит за это. Мама никогда бы не пошла на эту встречу, если бы не хотела защитить меня!
* * *
Когда они летели обратно, Ева не могла сидеть спокойно и ходила взад-вперед по салону.
— Ох уж эти семьи! — воскликнула она, засовывая руки в карманы. — Ты когда-нибудь думаешь о своей семье, Рорк?
— Иногда.
Поняв, что ей хочется поговорить, он выключил компьютер.
— Если принять эту версию, получается, что Сесили Тауэрс отправилась на ночную встречу, чтобы защитить свою дочь, счастье которой оказалось под угрозой. Она хотела сама все уладить. Даже если она решила, что от Слейда следует избавиться, прежде всего ей надо было во всем разобраться самой.
— Можно считать это родительским инстинктом.
— Нам с тобой это трудно понять, не так ли?
— Что и говорить, наш опыт в этой области следует признать недостаточным…
— Ладно. — Она присела на подлокотник его кресла. — Значит, если считать нормальным то, что мать кидается защищать своего ребенка, Тауэрс поступила именно так, как и предполагал убийца. Он просчитал ее реакцию.
— Совершенно безошибочно.
— Но ведь Сесили была профессиональным юристом! Как она могла тут же не доложить властям о том, что ее шантажируют?!
— Материнская любовь сильнее обязанностей, — пожал плечами Рорк.
— Не всегда… Но в ее случае было именно так, и убийца понимал это. А кто знал ее настолько хорошо? Любовник, бывший муж, сын, дочь, Слейд…
— И многие другие, Ева. Она часто выступала в защиту прав матерей, в защиту семьи. Известно множество таких историй, я сам читал о ней нечто подобное.
— Знаешь, газетным статьям доверяют далеко не все. Журналисты могут судить предвзято, могут освещать события так, как это выгодно им. Мне кажется, что убийца знал наверняка. Не предполагал, а именно знал! Значит, либо был тесный личный контакт, либо была проведена серьезная подготовительная работа.
— Это вряд ли поможет сузить круг подозреваемых…
Ева не стала обращать внимания на эту реплику.
— С Меткальф то же самое. Встреча назначена, но в дневнике о ней нет никаких подробностей. Как убийца мог просчитать это? Значит, он изучил ее привычки. Моя задача — узнать привычки самого убийцы. Потому что не исключено новое преступление. И доктор Мира это подтвердила.
— Ты с ней разговаривала?
Ева снова вскочили на ноги.
— Да. Она составила его психологический портрет. Преступник — или преступница — завидует сильным женщинам, ненавидит их и восхищается ими. Его привлекают женщины известные, добившиеся чего-то. Мира считает, что он убивает, поскольку хочет проявить свою власть и силу. Но, может, все проще? Возможно, он испытывает наслаждение, продумывая свои планы, рассчитывая все, приводя в исполнение… Вопрос в том, кого он наметил сейчас.
— Ты давно смотрела в зеркало?
— Что?
— Ты забыла, что твое лицо постоянно мелькает в сводках новостей, что твои фотографии — во всех газетах? — Рорку вдруг стало страшно. Он встал, обнял ее за плечи, заглянул в глаза. — Или ты уже думала об этом?
— Знаешь, признаться, это было бы лучше всего, — тихо сказала она. — Потому что я готова к встрече с ним.
— Ты меня пугаешь!
— Ты же сам сказал, что я лучше всех. — Ева усмехнулась и потрепала его по щеке. — Успокойся, Рорк, я не собираюсь делать никаких глупостей.
— Спасибо, утешила…
— Мы скоро приземлимся? — Она пошла к иллюминатору.
— Минут через тридцать, наверное.
— Мне нужна Надин.
— Что ты задумала, Ева?
— Я? Я хочу, чтобы обо мне писали все газеты! — Она взъерошила волосы. — Давай сходим с тобой в какое-нибудь модное место, вокруг которого всегда толпятся репортеры. Есть что-нибудь на примете?
— Этого добра всегда хватает.
— Отлично! Значит, договорились. — Она села в кресло и нетерпеливо забарабанила пальцами по подлокотнику. — Пожалуй, я даже куплю себе пару новых платьев.
— Вот это да! — Рорк подошел к ней, легко поднял на руки и посадил к себе на колени. — Но учти: я буду рядом, лейтенант.
— Я не работаю с гражданскими лицами!
— Ты должна привыкнуть к тому, что я буду рядом всегда.
Его рука скользнула ей под блузку, и Ева хитро прищурилась.
— Это намек?
— Да.
— Прекрасно! — Она быстро развернулась, так что ее ноги оказались по обе стороны его бедер. — Намек понят.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ореол смерти - Робертс Нора



лихо закрученный детективный сюжет, в котором присутствуют все человеческие слабости и пороки. и во главе - умная, бесстрашная и проницательная ЖЕНЩИНА-полицейский, которую любит потрясающий мужчина...
Ореол смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
16.06.2012, 15.54





Почему никого не смущает, что в первой части они поженились, Ева подружилась с Надин, Креком и т. д., а вторая часть начинается со знакомства с Креком и конечно она все еще встречается со своим "мужем"? Объясните, не пойму что к чему!!!
Ореол смерти - Робертс НораНата
6.08.2012, 7.36





решила перечитать серию про Еву Даллас спустя достаточное количество времени, потому что в первый раз была очень впечатлена, и должна сказать, что и сейчас переживаю все события, описанные в книге. а что касается комментария Наты - возможно, она просто не ту часть посчитала первой, поскольку Ева выйдет замуж за Рорка лишь в следующей книге.
Ореол смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
29.12.2013, 15.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100