Читать онлайн Ореол смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ореол смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ореол смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ореол смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ореол смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Надин оглядела кабинетик Евы и покачала головой.
— Бедновато тут.
— Простите?
— Вы всегда так охраняли эту комнату… Ну еще бы! Святая святых! Никак не думала, что это просто конура со столом и парой допотопных стульев.
— Я привыкла, — сказала Ева спокойно и устроилась поудобнее на одном из допотопных стульев.
Надин не страдала клаустрофобией, но тускло-бежевые стены комнатушки давили на нее. На небольшом окне даже не было жалюзи.
— Я думала, что после того, как вы с блеском распутали дело Дебласс прошлой зимой, вам дали кабинет поприличнее. С большим окном, с ковром…
— Вы дизайнер или журналист?
— И какое же у вас убогое оборудование! — продолжала Надин, сокрушенно качая головой. — Эти музейные экспонаты давно надо передать в благотворительный фонд.
«Не заводись!» — велела себе Ева.
— Не забудьте об этом, когда вас в следующий раз призовут собирать пожертвования на органы безопасности.
Надин улыбнулась и оперлась о стол.
— На «Канале 75» даже у технического персонала компьютеры лучше.
— Я скоро вас возненавижу, Надин.
— Я вас специально завожу перед интервью. Знаете, каким я его вижу? Я хочу поговорить один на один с вами настоящей. С той женщиной, которая обычно скрывается за полицейским значком. «Жизнь и любовь Евы Даллас — слуги закона!»
Тут уж Ева не могла сдержаться.
— Не увлекайтесь, Надин!
— Если я не буду увлекаться, у меня мало что получится. — Надин плюхнулась на стул. — Ракурс нормальный, Пит?
Оператор поднес к глазам видоискатель камеры.
— Ага.
— Пит — человек немногословный, — сообщила Надин. — Люблю с такими работать. Хотите причесаться?
Ева с трудом удержалась, чтобы не взъерошить по обыкновению волосы: она терпеть не могла говорить в камеру.
— Нет.
— Тогда устраивайтесь поудобнее. — Надин достала из своей огромной сумки косметичку, посмотрелась в зеркало, подкрасила глаза и губы. — Отлично! — Спрятав косметичку обратно, она уселась, закинув ногу на ногу, и повернулась к оператору. — Поехали!
— Ага.
Ева с удивлением увидела, как мгновенно преобразилась Надин. Едва зажегся красный огонек камеры, она собралась, стала серьезнее, значительнее, даже голос казался более низким и глубоким.
— Надин Ферст ведет прямой репортаж из кабинета Евы Даллас, отдел по расследованию убийств, полиция Нью-Йорка. Главная тема интервью — убийства прокурора Сесили Тауэрс и известной молодой актрисы Ивонны Меткальф. Лейтенант, есть ли связь между этими двумя убийствами?
— У нас имеются основания так считать. Судя по данным экспертизы, обе жертвы были убиты одним оружием и одной и той же рукой.
— Это точно?
— Абсолютно. Обеим женщинам перерезали горло ножом с лезвием длиной девять дюймов. На обеих напали спереди, разрез нанесен справа налево под небольшим углом. Вот так.
Ева взяла со стола ручку и полоснула ею по воздуху в дюйме от горла Надин, которая вздрогнула от неожиданности.
— Понятно…
— Этот удар задевает яремную вену, после чего начинается обильное кровотечение. Жертва не успевает даже позвать на помощь или защититься. Смерть наступает через несколько секунд.
— То есть убийце понадобилось очень немного времени? Но атаковал он спереди — не говорит ли это о том, что жертвы знали убийцу?
— Необязательно, но, судя по некоторым свидетельствам, обе женщины знали нападавшего на них. Во всяком случае, собирались с кем-то встретиться. И они обе не пытались обороняться. Вот если бы я кинулась на вас… — Ева снова взмахнула ручкой, и Надин инстинктивно прикрыла горло рукой. — Вот видите, вы обороняетесь машинально.
— Очень интересно, — сказала Надин, стараясь не выдать своего волнения. — Итак, мы знаем, как были совершены убийства, но не знаем ни мотива, ни убийцы. Что общего было у прокурора Тауэрс и Ивонны Меткальф?
— Мы ведем расследование по нескольким линиям.
— Прокурор Тауэрс была убита три недели назад. Неужели вы, лейтенант, до сих пор никого не подозреваете?
— Во всяком случае, у нас нет оснований задерживать кого-либо.
— Значит ли это, что подозреваемые все-таки есть?
— Расследование идет полным ходом, — уклончиво ответила Ева.
— А мотивы?
— Люди убивают других людей по самым разным причинам, мисс Ферст. И делают это испокон веков.
— Если верить Библии, — вставила Надин, — убийство — древнейший из грехов.
— Древний как мир. Мы можем бороться с некоторыми тенденциями, изучать генетический код, подвергать потенциальных преступников принудительному лечению, существуют исправительные колонии — и так далее. Но человеческая природа неизменна.
— Есть причины, побуждающие к убийству, против которых наука бессильна. Она не может бороться с любовью, ненавистью, жадностью, завистью, злобой…
— Но это то, что отличает нас от роботов, не так ли? — заметила Ева.
— Да, и благодаря этим чувствам мы знаем, что такое радость, горе, страсть. Но пусть об этом рассуждают психологи и философы. Как вы думаете, жертвами какого из мотивов пали Сесили Тауэрс и Ивонна Меткальф?
— Их убил какой-то конкретный человек, мисс Ферст. К сожалению, его цели нам пока что неизвестны.
— Вы составили психологический портрет преступника?
— Да, — ответила Ева. — И используем его в нашей работе. Я найду его! — сказала она твердо, повернувшись к камере. — И когда он окажется за решеткой, мотив будет уже не важен. Важно будет одно — справедливость.
— Это прозвучало как обещание, лейтенант. Личное обещание.
— Так оно и есть.
— Жители Нью-Йорка верят в то, что вы его сдержите. Передачу для «Канала 75» вела Надин Ферст. — Она сделала паузу, потом одобрительно кивнула Еве. — Неплохо, Даллас. Совсем неплохо! Мы повторим передачу в шесть и в одиннадцать, а потом в полночь.
— Хорошо. Пит, вы не хотели бы прогуляться?
Оператор пожал плечами и вышел из комнаты.
— Строго между нами, — начала Ева. — Сколько еще эфирного времени вы можете мне выделить?
— Зачем?
— Хочу помелькать на экране. Учтите: мне нужно как можно больше.
— Я подозревала, что это не бескорыстный подарок, — вздохнула Надин. — Должна признаться, что я разочарована, Даллас. Никогда не думала, что вы тщеславны.
Ева пропустила ее упрек мимо ушей.
— Через пару часов я должна давать показания по делу Монделла. Вы можете быть там?
— Конечно. Дело Монделла не слишком громкое, но короткий репортаж можно устроить. — Надин достала блокнот и сделала в нем пометку.
— А сегодня вечером — прием в «Новой Астории». Я буду там, и мне хотелось бы…
— Торжественный ужин в «Астории»? Понятно… — Улыбка Надин стала презрительной. — Я не работаю со светской хроникой, но скажу диспетчеру. Вы с Рорком всегда вызываете живой интерес публики. Вы будете вместе?
— Я дам вам знать, где можно будет меня застать в ближайшие дни, — продолжала Ева, проигнорировав язвительное замечание Надин.
— Отлично. — Надин встала. — Может быть, на пути к славе и богатству вы случайно встретите убийцу. Агентом успели обзавестись?
Несколько секунд Ева молчала.
— Я думала, ваша работа — заполнять эфирное время и выдавать публике информацию, а не читать нотации.
— А я думала, ваша работа — стоять на страже порядка, а не прыгать перед камерой! — Надин захлопнула сумку. — Но если вам так уж хочется любоваться собой на экране, лейтенант…
— Надин! — Ева с довольным видом взглянула на журналистку. — Вы забыли о еще одном важном мотиве для убийства. О жажде сенсаций.
— Учту. — Надин, взявшаяся уже за ручку двери, вдруг замерла, обернулась и с неподдельной тревогой посмотрела на Еву. — Вы с ума сошли?! Решили поработать наживкой?
— А здорово я вас разозлила! — Ева беззаботно закинула ноги на стол. Ей было приятно наблюдать за реакцией Надин. — Вы просто готовы были взорваться, поняв, что я жажду эфира. Надеюсь, его это тоже заведет. Неужели вы не слышите, как он говорит: «Все только и твердят об этой дуре из полиции, а обо мне забыли!»
Надин подошла к столу и села рядом с Евой.
— Вы меня сделали, Даллас. Не буду распространяться о том, какими методами вы действуете…
— И не надо.
— Послушайте, я правильно вас поняла? Вы считаете, что одним из мотивов было желание оказаться в центре внимания? Он рассудил, что если убить парочку обычных граждан, о тебе заговорят, но не так громко…
— А если убить двух знаменитостей — шуму будет на много лет.
— Значит, вы решили назначить его следующей целью себя?
— Это просто попытка… — Ева задумчиво потерла лоб. — Возможно, я просто помелькаю на экране, и больше ничего.
— Или вас полоснут ножом по горлу.
— Надин, вы что, решили меня пожалеть?
— Кажется, да. — Она внимательно посмотрела на Еву. — Я сталкивалась по службе со многими полицейскими. Всегда кожей чувствуешь, кто душу вкладывает в работу, а кто просто штаны просиживает. Знаете, что меня беспокоит, Даллас? Вы вкладываете слишком уж много души.
— Я просто исполняю свой долг, — сказала Ева так серьезно, что Надин расхохоталась.
— По-моему, вы смотрите слишком много старых фильмов. Что ж, на кон поставлена ваша голова. В буквальном смысле. Постараюсь не обделить вас вниманием.
— Спасибо. И еще одно, — добавила она. — Если эта теория верна, то мишенью может оказаться любая известная женщина. Так что берегите и свою голову, Надин.
— Господи! — Надин машинально поднесла руку к горлу. — Благодарю за предупреждение, Даллас.
— Рада помочь. Это я искренне.
Не успела за Надин закрыться дверь, как раздался звонок из кабинета майора Уитни.
Очевидно, он узнал про интервью.
* * *
Проведя весь день под постоянным наблюдением камер, Ева поймала себя на том, что даже несколько удивлена, не увидев ни одной в изголовье кровати, о чем и сообщила Рорку.
— Ты сама на это напросилась, дорогая!
Она расстегивала черный с золотом пиджак от костюма, который Рорк посоветовал ей надеть на прием в «Новой Астории».
— Оказывается, это действительно не всем нравится. И как ты выносишь постоянное внимание репортеров? По-моему, противно ужасно.
— А ты не обращай на них внимания, — Рорк помог ей расстегнуть последнюю пуговицу. — И продолжай в том же духе. Мне понравилось, как ты выглядела сегодня вечером. — Он коснулся пальцем бриллианта на ее полуобнаженной груди. — Правда, в таком виде ты мне нравишься еще больше.
— Никогда я к этому не привыкну. Светская жизнь — такое занудство! Приличный вид, приличные беседы… И одежда эта не для меня.
— Лейтенанту она, пожалуй, не слишком подходит, но Еве — идет. А ты можешь быть и тем, и другим. — Он положил ладонь ей на грудь и заметил, как вздрогнули ее веки. — Тебе понравился ужин?
— Да, конечно, но… — Рорк коснулся пальцем ее соска, и Ева застонала. — Кажется, я хотела что-то тебе сказать. Но в спальне я совершенно не могу с тобой разговаривать!
— И не надо. — Он наклонился и приник к ее груди губами.
* * *
Ева спала глубоким и спокойным сном, когда Рорк разбудил ее. И сначала в ней проснулся полицейский — собранный и готовый ко всему.
— Что?! — Забыв, что она голая, Ева потянулась за пистолетом. — Что случилось?
— Извини, — он засмеялся и поцеловал ее.
— Ничего смешного! Если бы я была вооружена, тебе бы было не до смеха.
— Мне повезло.
Ева рассеянно погладила Галахада, устроившегося у нее в изголовье.
— А почему ты оделся? Что происходит?
— Меня вызывают на строительство «Олимпуса».
В спальне горел неяркий свет. Боже мой, подумала Ева, он прекрасен, как ангел! Падший ангел. И опасный.
— Там что-то случилось?
— Ничего серьезного. — Рорк взял Галахада на руки, погладил и опустил на пол. — Но лучше мне разобраться лично. Возможно, меня не будет пару дней.
— Ой! — Еву вдруг охватила паника. «Ты просто еще не проснулась», — попыталась она успокоить себя. — Ладно, увидимся, когда вернешься.
Он погладил ее по щеке.
— Будешь скучать без меня?
— Наверное. Чуть-чуть. — Рорк усмехнулся, и ей стало неловко. — Буду!
— Одевайся, — сказал Рорк, протягивая ей халат. — Я хочу перед отъездом кое-что тебе показать.
— Ты что, уезжаешь прямо сейчас?
— Полчаса у меня есть.
— Я что, должна проводить тебя и поцеловать на прощание?
— Это было бы неплохо, но сначала — главное. — Он взял ее за руку и довел к лифту. — Я решил, что тебе совершенно ни к чему терпеть неудобства, пока меня нет.
— Ты совершенно прав, лучше я поживу у себя. Я все равно буду очень занята. — Она почувствовала, что кабина остановилась, не доехав до первого этажа. — Мы что, не вниз едем?
— Пока что нет.
Рорк обнял ее, и они вышли из лифта.
В этой комнате она еще не бывала. Правда, в этом доме столько комнат, что их все и не обойдешь, подумала Ева. Но, присмотревшись повнимательнее, она поняла, что это… ее комната.
Все те вещи, которые были ей дороги, Рорк перевез из ее квартиры сюда. Правда, появилось и кое-что новое. Гладкий деревянный пол был застлан пушистым зеленым с голубым ковром, и на этом роскошном ковре стоял старенький Евин стол, заваленный ее папками, книгами, безделушками.
За матовой стеклянной перегородкой была кухонька со всем необходимым, дальше — выход на террасу. В углу стоял музыкальный центр, видео и телевизор. За арочным проемом виднелся комнатный садик, утопавший в зелени.
— То, что тебе не понравится, ты можешь убрать…
— Нет-нет, все очень удобно, — сказала Ева хриплым от волнения голосом. — И мило…
Рорк вдруг понял, что и сам волнуется, и сунул руки в карманы.
— Я знаю, что тебе нужно место для работы. Именно твое, личное. Мой кабинет там, за той панелью, но она запирается с обеих сторон. — Рорк не мог понять, почему он так нервничает. — Если тебе будет неуютно в доме без меня, можешь запираться здесь. Впрочем, можешь уходить сюда, и когда я вернусь. Сама решай, как тебе лучше.
— Да, сама… — повторила она и обернулась к нему. — Ты все это сделал для меня?!
— Даже не могу представить, чего бы я для тебя не сделал.
— Я начинаю всерьез в это верить. — Никто никогда не делал для нее столько. И никто никогда так ее не понимал. — Похоже, я становлюсь счастливой женщиной.
Он открыл было рот, собираясь сказать что-то довольно резкое, но решил сдержаться.
— Черт с ним! Мне надо ехать.
— Подожди, Рорк. — Ева подошла к нему, чувствуя, что он едва сдерживается, чтобы не взорваться. — Я тебя не поцеловала на прощание, — шепнула она и сделала это, причем с такой страстью, что у него ноги подкосились. — Спасибо! — Он не успел ответить, и она снова поцеловала его. — Это за то, что ты всегда знаешь, что мне нужно.
— Рад стараться. — Он взъерошил ей волосы. — Скучай по мне.
— Уже скучаю.
— И не рискуй понапрасну. — Он вдруг поцеловал ей руку.
— Счастливого пути! — крикнула Ева, когда он вошел в лифт. — Я тебя люблю, — добавила она, заметив, что двери уже закрываются.
* * *
— Что ты раскопал, Фини?
— Кое-что. Только не знаю, нужное или ненужное.
В восемь утра вид у Фини уже был усталый, и Ева протянула ему чашку кофе из термоса.
— Ты выглядишь так, будто не спал всю ночь — следовательно, скорее всего что-то нужное. Это говорю я, звезда отдела по расследованию убийств!
— Значит, так. Я проторчал уйму времени за компьютером, просматривая все родственные и дружеские связи обеих жертв.
— И что же?
Он отхлебнул кофе, достал из кармана засахаренные орешки. Почесал за ухом.
— Да, видел вчера вечером тебя по телевизору. Вернее, жена видела. Сказала, что выглядела ты отпадно. Так наши дети выражаются, а мы стараемся не отставать от молодежи.
— Знаешь, ты мне мозги не пудри! Это тоже из молодежных выражений. Означает «выражайся яснее».
— Знаю я это выражение… Черт! Кое-что совсем горячо, Даллас. Слишком горячо.
— Поэтому ты и не стал скидывать это мне на компьютер, а пришел сам? Ну, выкладывай!
— Ладно. Я копался в делах Дэвида Анжелини. В основном в его счетах. Мы же знали, что он попал в переплет из-за долгов. Он пытался отсрочить выплаты, расплачивался понемногу то тут, то там. Возможно, залез и в деньги компании, но я не могу добраться до этой информации. Он все старательно скрывает.
— Значит, придется и нам постараться. Я могу узнать, кто его зажал в угол, — сказала Ева, подумав о Рорке. — Надо выяснить, не давал ли он им каких-нибудь обещаний. В расчете на наследство, например. — Она нахмурилась. — Если бы не Меткальф, я бы подумала, что кто-то из его кредиторов поторопил события специально.
— Может, так оно и есть, даже несмотря на Меткальф? У нее, кстати, тоже было кое-что накоплено. Я пока что не нашел среди ее наследников никого, кто срочно нуждается в деньгах, но, вполне возможно, найду.
— Ладно, продолжай работать в этом направлении. Только не для этого ты сюда явился.
Он усмехнулся.
— Соображаешь… Ну, слушай. Я добрался до жены шефа.
— Вот с этого места, пожалуйста, подробнее.
Фини не мог усидеть на месте, поэтому вскочил и начал расхаживать по комнате.
— За последние четыре месяца Дэвид Анжелини перевел на свой счет несколько депозитов. Точнее — четыре депозита по пятьдесят тысяч каждый. Последний — за две недели до смерти матери.
— Значит, за четыре месяца он получил двести тысяч и, как пай-мальчик, положил деньги в банк? Только откуда он их взял?.. Проклятие! — догадалась она.
— Вот именно. Я проследил перемещение сумм. Анна Уитни переводила деньги в нью-йоркский банк, а он отсылал их на свой счет в Милане. А потом снимал их через банкомат в Лас-Вегасе.
— Боже мой, почему она мне ничего не сказала? — Ева сжала ладонями виски. — Какого черта вынудила нас все это раскапывать?!
— Непохоже, что она пыталась это скрыть, — возразил Фини. — Когда я стал просматривать ее счета, все было на виду. Да, кстати, помимо общего счета, у нее есть свой собственный — так же, как и у шефа. — Он смущенно откашлялся. — Я должен был посмотреть и его, Даллас. Майор не переводил никаких сумм ни со своего счета, ни с общего. А она половину денег перевела Анжелини. Представляешь, оказывается, он ее доил!
— Шантаж? — предположила Ева, пытаясь рассуждать здраво. — Послушай, может, у них что-то было? Может, она спала с этим сукиным сыном?
— Иисусе! — воскликнул Фини. — Бедный шеф!
— Увы, но нам придется идти с этим к нему.
— Я знал, что ты так скажешь. — Фини мрачно вытащил из кармана дискету. — У меня все с собой. Как ты собираешься действовать?
— Больше всего мне хочется отправиться в Уайт-Плейнз и задать миссис Уитни хорошую взбучку! Но, поскольку это запрещено законом, нам придется идти с дискетой к шефу.
— Кажется, в нашем музее есть какие-то рыцарские доспехи, — заметил Фини.
— Да, они бы нам не помешали.
* * *
Действительно не помешали бы. Уитни не стал кидаться на Еву и Фини с кулаками или хватать за грудки, но взгляд, которым он на них посмотрел, был убийственным.
— Вы копались в счетах моей жены, Фини?
— Да, сэр.
— И передали информацию лейтенанту Даллас?
— Как полагается.
— Как полагается… — повторил Уитни. — А теперь пришли с этим ко мне.
— Я должен был доложить старшему по званию, — начал было Фини и запнулся. — Джек, ну не мог же я это скрыть!
— Ты мог прийти сначала ко мне. Но тогда… — Уитни помолчал, потом сурово взглянул на Еву. — Докладывайте, лейтенант.
— Миссис Уитни за четыре месяца заплатила Дэвиду Анжелини двести тысяч долларов. В ходе расследования она ни словом об этом ни обмолвилась. В интересах дела мы должны… — Еве трудно было говорить: она безумно жалела его. — Шеф, нам надо знать, почему. Нам надо знать, почему она выплачивала эти деньги и почему после смерти Сесили Тауэрс выплаты прекратились. И еще я обязана спросить вас, майор, знали ли вы о том, что происходит.
Ему было трудно дышать.
— Я отвечу на этот вопрос после того, как переговорю с женой.
— Сэр, — сказала Ева тихо, — вы знаете, что мы не можем разрешить вам говорить с миссис Уитни до того, как допросим ее. Даже наш приход к вам является нарушением процедуры. Мне очень жаль, шеф.
— Вы не посмеете вызвать мою жену на допрос!
— Джек…
— Да пошел ты, Фини! Я не позволю тащить ее сюда, как какую-то преступницу! — Он сжал кулаки, изо всех сил стараясь сдерживаться. — Допросите ее дома, в присутствии нашего адвоката. Это ведь допускается, лейтенант Даллас?
— Да, сэр. Майор Уитни, позвольте просить вас сопровождать нас.
— Безусловно, лейтенант. От этого вам не удалось бы меня удержать, — добавил он с горечью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ореол смерти - Робертс Нора



лихо закрученный детективный сюжет, в котором присутствуют все человеческие слабости и пороки. и во главе - умная, бесстрашная и проницательная ЖЕНЩИНА-полицейский, которую любит потрясающий мужчина...
Ореол смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
16.06.2012, 15.54





Почему никого не смущает, что в первой части они поженились, Ева подружилась с Надин, Креком и т. д., а вторая часть начинается со знакомства с Креком и конечно она все еще встречается со своим "мужем"? Объясните, не пойму что к чему!!!
Ореол смерти - Робертс НораНата
6.08.2012, 7.36





решила перечитать серию про Еву Даллас спустя достаточное количество времени, потому что в первый раз была очень впечатлена, и должна сказать, что и сейчас переживаю все события, описанные в книге. а что касается комментария Наты - возможно, она просто не ту часть посчитала первой, поскольку Ева выйдет замуж за Рорка лишь в следующей книге.
Ореол смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
29.12.2013, 15.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100