Читать онлайн Огнепоклонники, автора - Робертс Нора, Раздел - 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огнепоклонники - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огнепоклонники - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Огнепоклонники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

30

Языки пламени вырывались из окон второго и третьего этажа дома, где когда-то жила семья Пасторелли. Здесь не было ни сирен, ни криков, ни толпы. Только огонь, пылающий в темноте.
– Вызывай пожарных! – крикнула Рина О'Доннеллу. Она схватила шлем и бросилась к багажнику, где лежала роба. – Там внутри люди. Двое… возможно, в спальне на втором этаже. Я вхожу.
– Дождись бригады.
Рина натянула робу.
– Я должна попытаться. Может, они живы, связаны. Я больше никому не дам сгореть заживо этой ночью.
Она выхватила из машины огнетушитель. Краем сознания она слышала голос О'Доннелла, кратко описывающего ситуацию и диктующего адрес. Он последовал за ней по пятам, пока она поднималась по ступеням крыльца.
– Может, он еще тут. – О'Доннелл держал в руке обнаженный ствол. – Я прикрою тебя сзади.
– Займись первым этажом! – не останавливаясь, крикнула Рина. – Я поднимусь.
На этот раз он оставил дверь открытой, отметила она. Словно приглашал войти, располагаться, чувствовать себя как дома. Рина переглянулась с О'Доннеллом, кивнула и ворвалась в дверь.
Внутри было темно, но кое-что можно было различить в серебристом свете луны, пробивающемся с улицы. Смутными тенями обрисовывались дверные проходы и мебель. Рина обвела все внутреннее пространство глазами. Дуло пистолета следовало за ее взглядом. Сердце билось в горле, а в груди лежал лед, пока она бежала вверх по лестнице туда, где дым стелился под потолком.
Дым собирался, густел, клубился, заваривался мутным настоем, пока она бежала. Рев огня напоминал свирепый грохот морского прибоя, и Рина знала, что этот прибой может превратиться в цунами. Она попробовала закрытую дверь на жар, обнаружила, что она холодна. Она бросилась вперед по коридору.
Огонь плясал на потолке у нее над головой, окружал следующий дверной проем чем-то вроде золотистой рамы. Он стал подбираться к ее башмакам. С испуганным криком Рина направила на пламя пену из огнетушителя. Снаружи уже доносился вой сирен. Но никто в доме не откликнулся на ее крики. Собрав в кулак все свое мужество, она бросилась вперед сквозь огненную стену.
Комната пылала. Огонь поднимался с пола, взбирался по комоду, где ваза с цветами уже была охвачена огнем. На мгновение Рина застыла, окруженная огнем, ослепленная его блеском и фантастическим жаром, его красками и движением, его силой.
Она знала, что ее маленький огнетушитель выглядит жалким и смешным в сравнении с его неистовой страстью. А главное, она уже опоздала. Безнадежно опоздала.
Джоуи не поджег постель. На этот раз он приготовил ей целую мизансцену. Он хотел, чтобы она это увидела.
Разумеется, он их скомпоновал. После того, как пристрелил. Он усадил их обоих, прислонив к спинке кровати. Казалось, они наблюдают. Зрители, завороженные насмерть величием огня.
Рина двинулась вперед. Ее сознание словно раздвоилось. Ее душа застыла на месте в ужасе и каком-то болезненном трансе, пока сама она подбежала к кровати, рискуя обжечься. Она должна была проверить. Должна была удостовериться, что она опоздала.
– Назад! Берегись!
Рина повернулась на крик О'Доннелла. И опять лишь частью сознания она увидела, как он стоит в дверях на фоне неистово бушующего пламени. Его лицо блестело от пота и было закопчено дымом, но глаза смотрели ясно и твердо.
Он зачехлил свой пистолет и вместо него держал в руках домашний огнетушитель.
– Они мертвы! – прокричала Рина, стараясь, чтобы он услышал сквозь рев и шипение пламени, но в ее голосе прозвучала глухая безнадежность. – Он убил их в их собственной постели.
О'Доннелл еще секунду удерживал ее взгляд, и в его глазах, полных ненависти и гнева, она прочла понимание.
– Мы спасаем что можем. – О'Доннелл поднял и перевернул огнетушитель. – Это наша работа.
И он выдернул чеку.
Взрыв сбил Рину с ног и швырнул на кровать, прямо на колени погибшим. На мгновение ее разум отключился. Она была не в силах что-либо воспринять.
А потом она выкрикнула имя своего напарника, стащила с кровати окровавленную простыню и прорвалась сквозь завесу огня в дверь.
Она знала, что его больше нет, она знала это уже в ту минуту, когда набрасывала простыню на то, что от него осталось, и своим телом сбивала поглотивший его огонь.
Позади нее хлынула вода и погасила пламя. Другие люди ворвались в ее преисподнюю.


– Он знал, что я войду первая. – Рина сидела на краю тротуара. Она оттолкнула кислородную маску, которую Сандер прижимал к ее липу. – Эти люди в доме… они ничего для него не значили. Вот почему он застрелил их, вместо того чтобы принести в жертву огню. Они ничего не значили, но он знал, что я войду первая.
– Ты ничего не могла сделать, Рина. Ты ничего не могла изменить.
– Он убил моего напарника.
Она крепко зажмурилась и прижалась лицом к коленям. Ей никогда, никогда не забыть, как он горел, как пламя поглотило его разорванное тело.
«Это наша работа». Таковы были его последние слова. И теперь она не знала, хватит ли ей душевных сил продолжить работу, которая убила его. Горечь утраты и чувство вины переполняли ее.
– Ублюдок знал, что я первой войду в огонь. Он начинил огнетушитель взрывчаткой в расчете на то, что О'Доннелл или кто-нибудь еще схватит его и пустит в ход. В кухне… скорее всего, он оставил его в кухне. На самом виду. Тут действуешь инстинктивно. Видишь, хватаешь, пускаешь в ход. Если бы я не сразу вошла…
– Прекрати. Ты прекрасно знаешь, что это не выход. – Сандер схватил ее за плечи и приподнял, чтобы их глаза встретились. – Ты прекрасно знаешь, что бесполезно гадать, что было бы, если бы… Катарина, ты исполнила свой долг, как и О'Доннелл. Только один человек виноват в том, что случилось.
Рина оглянулась на дом. Война еще кипела, и она была всего лишь одной из жертв. Она потеряла напарника там, наверху. Она потеряла свое сердце и со страхом думала, что потеряла и все свое мужество.
– Он убил их только для того, чтобы показать мне, что он может это сделать. Он убил их только для того, чтобы я увидела. А О'Доннелла он убил просто на закуску. Подлый ублюдок.
– Тебе нужно отдохнуть, Рина. Тебе нужно поспать. Я отвезу тебя к маме и дам тебе снотворного.
– Ничего подобного ты не сделаешь.
Рина опять прижалась лицом к коленям, изо всех сил стараясь удержать слезы. Она боялась, что уже не сможет остановиться, если прольет хоть одну слезинку. Ей хотелось вернуть свой гнев, хотелось почувствовать, как он горит у нее в крови но она ощущала только страшный, деморализующий груз безысходного горя.
Они были молоды, напомнила она себе. Моложе ее годами. Он убил их холодно и быстро в их собственной постели, а потом усадил как кукол. Этот образ будет преследовать ее до самой смерти. Как и воспоминание о хорошем человеке, хорошем полицейском и добром друге, превратившемся в живой факел.
Рина подняла голову и посмотрела в глаза брату.
– Я тебе велела не выходить из дому. Я сказала, что это очень важно, чтобы вы все сидели дома.
«Это мог бы быть мой брат, – подумала она. – Моя мать, сестра, отец». Убив О'Доннелла, Джоуи дал ей понять, что на его месте мог оказаться кто угодно. Таков был смысл его последнего послания. Он мог бы выбрать любого. Он все еще мог выбрать любого.
– Обо мне можешь не беспокоиться. – Сандер ласково погладил ее по щеке. – Один из копов отвез Ань и малыша к маме. У нас уже появилась собственная частная полиция.
Тогда он тоже погладил ее по лицу, вспомнила Рина. Двадцать лет назад, когда она лежала оглушенная и плачущая после нападения Джоуи. Ее брат погладил ее по лицу. От него тогда пахло виноградным леденцом.
Душившее ее горе поднялось к горлу и выплеснулось из глаз.
– Сандер… Он сжег твою клинику.
Теперь Сандер прижался лбом к ее лбу и обнял ее. Руки Рины тоже обвились вокруг него.
– Ничего, – прошептал он. – Все будет хорошо.
– О боже, Сандер… Он сжег клинику, он придет за тобой, за всеми вами, если мы его не остановим. О'Доннелл был для меня почти членом семьи. Джоуи это знал. О'Доннелл не имел никакого отношения к тому, что произошло двадцать лет назад. Месть тут ни при чем, он погиб только из-за того, что был связан со мной. Я не знаю, как это остановить. Я перепугана до смерти.
Дрожь началась у нее в пальцах ног и поднялась вверх. Рина судорожно ухватилась за руки брата. Ей казалось, что она сейчас рассыплется на кусочки.
– Я не знаю, что делать, Сандер. Я не знаю, что мне дальше делать.
– Нам нужно вернуться домой. Нам просто нужно…
Сандер замолчал, и они оба оглянулись: Бо, расталкивая людей и раздвигая ограждения, прорвался сквозь оцепление. Он выкрикивал ее имя.
Рина вскочила на ноги и зашаталась. Сандер помог ей сохранить равновесие.
– Посиди здесь. Я его приведу.
– Нет. – Рина не сводила глаз с Бо. – Я просто больше не могу сидеть.
Она двинулась к нему со всей возможной скоростью, но это было все равно что плыть в сиропе. Бо между тем боролся с двумя полицейскими в форме, пытавшимися его скрутить.
– Он со мной. Все в порядке. Он со…
Бо вырвался и сгреб ее в охапку, не дав ей договорить.
– Они сказали, что ты вошла в горящий дом. – Он так крепко ее стиснул, что она задохнулась. – Они сказали, что ты вошла туда. Они сказали, что пострадал коп. Ты ранена? – Он отстранил ее от себя и принялся лихорадочно ощупывать. – Ты ранена?
– Нет. О'Доннелл. – Слезы затуманили ей глаза. – Он… он погиб. Он убит. Джоуи зарядил огнетушитель взрывчаткой, О'Доннелл взял его, и огнетушитель взорвался у него в руках. Он взорвался, и огонь… Я не смогла его спасти.
– О'Доннелл? – Рина увидела, как страх в глазах Бо сменяется болью. – О боже, боже, Рина! – Он привлек ее к себе и снова крепко обнял. – Мне так жаль… Мне очень, очень жаль. О господи, миссис Мэллори!
– Что?
– Его сестра. – Бо тихонько укачивал ее, пока они стояли на улице среди дыма и смерти. – Рина, мне очень жаль. Мне больно, и мне очень, очень жаль. – «Но я так рад, что это не ты», – чуть было не вырвалось у него. От облегчения, смешанного с горем, он еще крепче прижал ее к себе. – Что я могу сделать?
– Ничего. – Опустошенность возвращалась. Тупая, сосущая боль. – Его больше нет.
– А ты есть. – Бо отстранил ее и заглянул в лицо. – Ты жива. Ты здесь.
– Я не могу думать. Я даже не знаю, могу ли я что-то чувствовать. Я просто…
Опять он не дал ей договорить, на этот раз закрыв ей рот поцелуем.
– Все ты можешь. Ты будешь думать, и чувствовать, и делать то, что нужно делать. – Он прижался губами к ее лбу. – Ничего другого не остается.
«Мы спасаем, что можем», – вспомнила Рина. И это помогло ей обрести равновесие.
– Ты помог мне устоять, Гуднайт, – пробормотала она.
– Что?
Рина покачала головой:
– Что ты здесь делаешь? Бегаешь по улице как ненормальный. Ну почему никто меня не слушает?
Бо никак не мог оторваться от нее. Он поминутно дотрагивался до ее волос, рук, лица.
– Я моложе и проворнее твоего отца. Я прорвался через копов возле дома, а он не прорвался.
– Дьявол!
Рина повернулась к горящему дому. Огонь возьмет два верхних этажа. Он опалит соседние дома, изуродует чьи-то жизни. Но он больше не заберет ни одной жизни этой ночью. Во всяком случае, не здесь. Значит, здесь ей больше делать нечего.
«Это наша работа», – сказал О'Доннелл. Она должна заняться своей работой. Изучать, наблюдать, анализировать. Находить ответы на вопросы «кто» и «почему», а не рассиживаться на тротуаре, трясясь от шока и горя.
– Дай мне минуту. – Рина сжала руку Бо и, оставив его у края тротуара, подошла к Янгеру, прибывшему на место, как только до участка дошла весть о гибели О'Доннелла. – Я пойду успокою свою семью, проверю, как там обстоят дела. Если он опять позвонит, дам тебе знать.
Лицо Джона было непроницаемо.
– Теперь он взял одного из наших. Взял копа. Хорошего копа. – Янгер бросил взгляд на небо. – Теперь он покойник.
– Да. Но он будет предпринимать новые попытки. Слава богу, У нас все под наблюдением. Я хочу вымыться. – Рина расстегнула робу. – Вымыться, прочистить мозги. Если тебе нужно встать под душ, можешь воспользоваться удобствами у моих родителей.
– Ловлю тебя на слове. Капитан едет сюда. Я его проинформирую, выставлю караул.
– Спасибо.
Янгер положил руку ей на плечо, когда она уже повернулась, чтобы уйти.
– Он все время опережал нас на шаг, Хейл. Богом клянусь, больше этого не будет.
«Не будет? – с горечью подумала Рина. – Он, как кобра, такой же терпеливый, такой же смертоносный. Он может затаиться, не давать о себе знать годами и снова выползти из-под камня в любой момент».
Бросив последний взгляд на горящий дом, Рина ушла. Нет, нельзя так думать, сказала она себе. Эти мысли у нее от усталости, от подавленности. Он зашел слишком далеко, он больше не будет ждать. Он слишком близок к цели, он не объявит перерыв в игре, черт бы его побрал.
Она спрятала пожарную робу в багажник машины.
– Детектив Янгер может заглянуть к нам, когда покончит здесь с делами. Джон вернулся из Нью-Йорка.
– Что он делал в Нью-Йорке? – Бо взял ее за руку и сплел пальцы с ее пальцами.
– Навещал Джо Пасторелли. У Пасторелли рак поджелудочной железы. В последней стадии.
– Не самый легкий уход. – Сандер примкнул к ней с другой стороны. – Он проходит курс лечения?
– Не похоже на то. Зато Джоуи, похоже, убежден, что в нем самом раковые клеточки тикают, как маленькие бомбы замедленного действия.
– Это наследственное? – спросил Бо.
– Я не знаю. – Усталость давила на нее каменной плитой. – Понятия не имею. Сандер?
– Менее десяти процентов случаев являются наследственными. Основной причиной является вдыхание дыма при курении.
– Вот тебе ирония судьбы. Дым, огонь, смерть. Как бы то ни было, я узнаю детали, когда Джон вернется. Важно уяснить, что нам это дает: вот спусковой механизм, заставивший Джоуи выступить в открытую и все закончить именно сейчас. А сейчас я съезжу домой, переоденусь.
– Я поеду с тобой.
– Мой дом сторожит полиция, Бо.
– Я поеду с тобой, – повторил он и обогнул машину, чтобы сесть с пассажирской стороны.
Рина мученически закатила глаза.
– Садись, – приказала она брату. – Я подвезу тебя к маме. Никому сегодня нельзя ходить по улице в одиночку. – Скажи им, что со мной все в порядке, – добавила она. – Я сама скоро к ним загляну.
Свет горел во всех окнах дома. Она на минутку вышла, чтобы переговорить с двумя полисменами, сидевшими в машине у дома, а потом вопросительно взглянула на Сандера.
– Фрэн, Джек, дети, Белла и ее дети. Ты не говорил, что все собрались здесь.
– Обычное дело.
Рина расцеловала его в обе щеки.
– Иди, успокой всех. Они же нервничают. Попроси маму помолиться за упокой души О'Доннелла. Я вернусь через пятнадцать минут.
Она поспешила забраться в машину, пока никто ее не заметил. Ей не добраться до дома, если все они высыпят на улицу.
– Они держатся, – сказал Бо, когда она отъехала. – У тебя крепкое тыловое обеспечение, Катарина. Они напуганы, они сходят с ума от беспокойства, но они держатся железно.
– Он хочет расправиться с ними. Боюсь, зная это, я не смогу держаться железно.
– Сможешь. Знаешь, если уж я подписываюсь на брак и все такое… Эй, я сказал «брак» прямо вслух! Так вот, если уж я подписываюсь на брак и семейную жизнь с детьми, я хотел бы выстроить ее на хорошей, надежной основе.
– Ну, момент ты выбрал неудачный, но если это предложение…
– Ну уж нет! Предложение сделала ты. Я лишь даю тебе ответ.
– Понятно.
– Только что-то я кольца не вижу. Это не будет считаться официальным, пока ты не купишь мне кольцо.
Рина остановила машину. Просто затормозила посреди улицы, остановилась, положила голову на руль и разрыдалась.
– Эй, ты что? О боже, не плачь. – Бо отстегнул ремень безопасности, повернулся к ней и попытался ее обнять.
– Мне надо. Это сейчас пройдет. Я думала, расплачусь в доме, прямо в той спальне, когда увидела, что он с ними сделал. Он их застрелил, а потом усадил в постели, как кукол.
– Что?
– Карла и Дон Димарко. Я их плохо знала. Они купили этот дом всего несколько месяцев назад. Молодая пара, это их первый дом. Ее мать ходила в школу вместе с матерью Джины. – Рина выпрямилась и отерла слезы. – Он не поджег кровать. Я их видела. Видела подушки. Он заглушил выстрелы подушками. Я стояла там, огонь был повсюду вокруг меня, и я представила себе, как он входит, кладет подушки им на лица… Малый калибр. Маленькая дырочка. Просто маленькая дырочка.
Бо промолчал, только взял ее за руку.
– Огонь вокруг. Повсюду. Жар, дым, свет. У огня есть свой язык. Я слышу, он говорит со мной. Огонь меня завораживает, он меня притягивает. Так всегда было, с той самой ночи, когда я стояла на тротуаре со стаканом имбирной шипучки и смотрела, как он терзает нашу пиццерию. Я понимаю, почему Джоуи рвется к огню, – сказала Рина и повернулась к Бо. – Я понимаю, почему он выбирает огонь. Или огонь выбирает его. Я вижу, шаг за шагом, весь путь, который привел нас к этой точке. Но теперь, после О'Доннелла, мне кажется, я дошла до самого края. Я потеряла контроль, стоя в той комнате, глядя на людей, которые просто купили дом в этом районе. Глядя на них, я пала духом. А потом мне показалось, что мои родители стоят в дверях, тянут меня назад от края и напоминают, что мне надо делать свое дело.
Она замолчала, пытаясь унять дрожь.
– Я понимаю, что он делает и почему. Его тоже завораживает огонь.
– Ты что, внушила себе, что у тебя есть что-то общее с этим ненормальным подонком?
– Да, между нами много общего. Но у меня, слава богу, есть прочная семейная основа. А теперь у меня есть ты. Я сказала, что ты помог мне устоять, Бо. Если я опять споткнусь, упаду, ты опять меня поднимешь. А иначе с какой стати ты сидел бы тут в эту кошмарную ночь и говорил мне о браке и семейной жизни с детьми?
– Хочешь знать? – Бо вытащил из заднего кармана носовой платок и сам отер слезы с ее щек. – Весь этот вечер я провел в доме твоих родителей. Я сидел, волновался, стоял, переживал, ходил… Я наблюдал, как то же самое делают твои близкие. И я понял: когда любишь, когда это самое дорогое, самое важное, что есть в твоей жизни, нельзя просто скользить по поверхности. Надо пускать корни, надо работать, строить свою собственную семью. Когда хочешь, чтобы было что-то прочное, ради этого стоит гнуть спину. – Он поцеловал ей руку. – Спина у меня крепкая.
– У меня тоже. – Рина поцеловала его, потом, откинув назад волосы, снова завела машину. – Какое кольцо ты хочешь?
– Броское и крупное, чтобы я мог хвастать перед друзьями, а они – мне завидовать.
Рина невольно рассмеялась.
Она остановила машину позади полицейской патрульной, стоявшей у ее дома.
– Сейчас переговорю с этими парнями, а потом сбегаю наверх, возьму кое-что из вещей. А ты подожди здесь. Почему бы тебе не начать планировать свадьбу? Ты будешь выглядеть просто сногсшибательно в длинном белом платье.
– Ну, это уж ты размечтался! Вообще-то мне не подобает надевать белое. Я ведь не девственница.
Рина вынула свой полицейский жетон, но оказалось, что в этом нет нужды: она узнала полицейского, вышедшего из радиофицированной патрульной машины.
– Офицер Деррик!
– Детектив Хейл! Этот ублюдок убил О'Доннелла? Это правда?
– Да. – Опять Рине пришлось брать себя в руки. – Как давно вы здесь?
– С двух часов ночи. Еще одна машина осуществляла патрулирование окрестностей, но, так как велика была вероятность, что он направляется к вам, мы снялись с пожара в клинике и перебазировались сюда для стационарного наблюдения. Два офицера прикрывают заднюю дверь. Связываемся раз в четверть часа.
– Ну и что тут на этот час?
– Все тихо. Многие вышли из домов, когда услышали вой сирены. Сейчас люди вернулись в свои дома.
– Я сейчас войду в дом, хочу взять смену одежды. Мой… – Рина хотела сказать «друг», но решила поднять свой статус. – Мой жених ждет в машине. Спасибо за службу, офицер.
– Без проблем. Хотите, я провожу вас внутрь, подожду вас?
– Да нет, не стоит. Я быстро. Предупредите второй наряд, что я вхожу в дом.
– Есть.
Рина пересекла тротуар и начала подниматься по ступеням крыльца.
Четыре пожара меньше чем за шесть часов. Может, он думает не только о мести? Может, метит в Книгу рекордов Гиннесса? Он знал окрестности, это играло ему на руку, и все-таки это была чертовски быстрая работа. Подозрительно быстрая.
Рина отперла дверь, вошла и включила свет. Бросив ключи на столик, она воспроизвела в уме карту местности. Феллз-Пойнт… Он вошел где-то около половины седьмого. Вышел между четвертью и половиной десятого. Без напряга мог добраться до дома Джона и подготовить поджог. Должен был уйти оттуда около полуночи. Дальше начинается цейтнот. Времени в обрез, чтобы добраться до других мест. Пожар был уже в полном разгаре, когда они подъехали к клинике, а он позвонил ей за несколько минут до этого.
За несколько минут, думала Рина, поднимаясь по лестнице. А всего через несколько минут после этого – буквально через пять минут! – они с О'Доннеллом уже мчались к старому дому Пасторелли.
Нет, он был не просто на шаг впереди. Подобная оперативность никому не по плечу. Сообщник? Не вписывается. Просто не вписывается, и все тут. Это его миссия, его одержимость. Он ни с кем не поделится.
Но он поджег клинику, прошел два квартала, вломился в свой старый дом, убил двоих, оставил на самом виду заминированный огнетушитель и устроил еще один поджог. И опять пожар был в полном разгаре к ее приезду.
Потому что сначала он убил Карлу и Дона, догадалась Рина. До того, как поджег клинику. Он подготовил оба пожара и использовал таймеры. Вполне вероятно, он подготовил клинику к пожару еще до того, как поехал к Джону. Вот схема, поняла она. Сандер, потом Джон.
Она это упустила. Упустила, потому что бегала кругами. Он именно этого и добивался. Он заставил их распылить силы на тушение пожаров, которые были скорее отвлекающим маневром, а не очками на его световом табло.
Она многое упустила, потому что была расстроена, потрясена, опрокинута.
«С двух часов ночи», – сказал офицер Деррик. Они здесь с двух часов ночи.
Ее руки стали липкими от пота. Она потянулась за оружием и повернулась, готовая выбежать обратно на улицу.
Он вышел на площадку из дверей напротив. На нем была футболка с эмблемой «Сирико». В руке он держал пистолет двадцать второго калибра.
– Настало время большого сюрприза. Тебе придется вытащить этот пистолет очень медленно, Рина. Брось его на пол.
Рина подняла обе руки. «Никогда не отдавай оружие, – напомнила она себе. – Никогда не выпускай оружия из рук».
– Дом окружен полицией, Джоуи.
– Да видел я их. Двое спереди, двое сзади. Прибыли сюда где-то минут через десять после меня. Что, нелегкая выдалась ночка? У тебя лицо в саже. Ты все-таки вошла в мой дом, да? Я знал, что ты войдешь. Я тебя хорошо изучил. Ты добралась до них раньше, чем огонь?
– Да.
Он широко ухмыльнулся.
– А как твой напарник?
«Злорадствуешь? – подумала Рина. – За это я отправлю тебя в ад, чего бы мне это ни стоило».
– Теперь ты убил копа, Джоуи. Ты покойник. Каждый коп в Балтиморе будет охотиться за тобой. Тебе отсюда не выбраться.
– А я думаю, выберусь. Но если не выберусь, я, черт побери, хоть закончу то, что начал. Пистолет, Рина.
– Попробуй только выстрелить, копы будут здесь раньше, чем я упаду. Ты же не так хотел это закончить? Ты же не пристрелить меня хотел. Все дело в огне, да? Кайфа не будет, если я не сгорю.
– Ты сгоришь. Держу пари, твой напарник отлично горел.
Страшный образ промелькнул у нее в памяти. Она подавила его. Но он оставил у нее в крови искрящий провод.
Напрасно она говорила, что не может ни думать, ни чувствовать! Все она могла. И он ее недооценил.
– Я знаю, что у твоего отца рак.
Лицо Джоуи вспыхнуло.
– Не смей говорить о моем отце! Не смей произносить его имя!
– Может, ты думаешь, что и у тебя рак? Что ты унаследовал его от отца? Шансы очень невелики, Джоуи. Меньше десяти процентов.
– Ни хрена ты не знаешь! Это ест его изнутри. Можно видеть, как оно его ест, можно нюхать. Я таким путем не уйду. И он не уйдет. Я позабочусь о нем, прежде чем болезнь его доест. Огонь очищает.
На Рину накатила новая волна ужаса. Он собирался сжечь своего родного отца!
– Ты не сможешь ему помочь, не сможешь его очистить, если умрешь здесь.
– Может, и не смогу. Но он учил меня всегда выискивать номер первый. И я думаю, я выберусь. Ты будешь гореть, они прибегут, а я выскользну. Как дым.
Он шагнул вперед, она шагнула назад.
– Выстрел в живот тебя, наверно, не убьет… по крайней мере, не сразу. Но будет чертовски больно. Они могут услышать. А может, и нет: такой маленький пистолетик стреляет без особого шума. Как бы то ни было, времени мне хватит. В обрез, но хватит. Я для тебя уже все приготовил.
Он толкнул ее в спальню, включил свет. По всему полу и по кровати тянулись фитили и дымоходы. Он схватил ее за волосы и рывком заставил опуститься на колени, прижимая пистолет к ее виску.
– Только пикни, только дернись, я прострелю тебе башку, а что останется – спалю.
«Ты не должна умереть», – сказала себе Рина. Как она его посадит, если сама не выживет?
– Ты тоже сгоришь, – сказала она вслух.
– Допустим, ну и что? Я не знаю лучшего способа уйти. Я с двенадцати лет хотел узнать, каково это. – Джоуи вытащил ее табельное оружие из открытой кобуры и швырнул в сторону. – Слишком много шума, – пояснил он. – А ведь ты тоже хотела узнать, каково это – войти в огонь, дать ему тебя обнять… Ты узнаешь. Вот как мы поступим. Ты позвонишь своему старику, скажешь ему, чтобы подгребал сюда. Мол, хочешь переговорить с ним с глазу на глаз.
«Он не знает, что я зашла на минутку, за одеждой. Не знает, что они меня ждут».
– Зачем?
– Он сгорит, ты сгоришь, и всему конец. Круг замкнется.
– И ты думаешь, я приведу к тебе своего отца?
– Он убил моего. Теперь пусть заплатит. У тебя есть выбор. Или ты ему звонишь, приносишь его в жертву, или я забираю всех. Всю твою семейку. – Джоуи накрутил ее волосы себе на руку и дернул так, что у нее из глаз посыпались искры. – Мать, брата, сестер. Всех этих сопляков, которых они наплодили. Всех до единого. Так что выбирай. Или твой папаша, или они все.
– Он всего лишь вступился за меня, как сделал бы любой отец.
– Он унизил моего отца. Из-за него отца выволокли из дома, упекли в тюрьму.
– Твой отец сам вынес себе приговор. В ту самую минуту, как зажег спичку в «Сирико».
– Он был там не один. Ты этого не знала, да? – Торжествующая улыбка расплылась по лицу Джоуи. – В ту ночь он взял меня с собой. Он показал мне огонь, показал, как его создавать. Он показал, что надо делать с теми, кто нас достает!
Джоуи ударил ее наотмашь и сел на нее верхом.
– Ты трясешься! – Теперь его голос захлебывался от смеха. – Ты трясешься, прямо как в тот день. Когда твой папаша сюда приедет, я тебя трахну прямо у него на глазах. Я ему покажу, что за шлюха его обожаемая доченька.
Он разорвал на ней рубашку и прижал дуло пистолета под ее подбородком. Изо рта у Рины вырвалось короткое рыдание. Она усилием воли заставила себя не сопротивляться.
– Помнишь, как я это делал на игровой площадке? Правда, с тех пор у тебя появились сиськи. – Он стиснул ее грудь рукой и вытянул губы трубочкой в притворном одобрении. – Неплохие. Не будешь слушаться, я поимею их всех: твою мамочку, сестриц, даже эту азиатскую курву, на которой женился твои братец. Да, и потом есть еще эта твоя маленькая шлюховатая племянница. Обожаю молоденьких. Знаешь, чем моложе, тем они сочнее.
– Я тебя убью. – Внутри Рина была тверда и холодна, как камень. Ей не нужно было распалять себя гневом. Все это время он жил в ней и, притаившись, ждал. – Сначала я убью тебя.
– У кого пистолет, Рина? – Джоуи провел стволом по ее шее. – У кого власть? – Он опять с силой ткнул дулом ей под подбородок. – Кто здесь главный, мать твою?
– Ты. – Рина не сводила с него глаз, пока собирала свое мужество, пока выстраивала его на твердокаменной основе гнева. «Это наша работа», – напомнила она себе. – Ты здесь главный, Джоуи.
– Верно. Твой отец в обмен на моего, сука. Отдашь его, я оставлю жизнь всем остальным.
– Я ему позвоню. – Рина позволила слезам пролиться, позволила себе дрожать, позволила ему увидеть то, что он хотел увидеть: слабость и страх. – Он скорее умрет, чем позволит тебе прикоснуться к ним.
– Вот и хорошо!
Джоуи сместил свой вес. Рина считала собственные вздохи. Она медленно села, не сводя с него заплаканных глаз, моля бога, чтобы он увидел в этих глазах только то, что нужно: мольбу и бессилие.
Роняя слезы, она подняла руку, как будто для того, чтобы стянуть на груди разорванную рубашку, и рубанула его ребром ладони по руке, державшей пистолет. Одновременно ее вторая рука сжалась в кулак и нанесла ему прямой удар в лицо. До нее донесся стук упавшего пистолета. А потом из глаз у нее посыпались искры, когда он опять навалился на нее.


Сидя в машине, Бо нетерпеливо барабанил пальцами. Черт побери, что она там копается? Он, уже в который раз, бросил взгляд на окно ее спальни. Там по-прежнему горел свет. И опять, уже в который раз, он посмотрел на часы.
Если она надолго там застрянет, подумал Бо, он тут, пожалуй, заснет от безделья. В конце концов, сейчас уже четыре часа утра!
Он вылез из машины и подошел к полицейскому, сидевшему с пассажирской стороны.
– Я пойду посмотрю, что там и как, хорошо? Похоже, она там пакует весь свой гардероб, вместо того чтобы взять чистую рубашку.
– Женщины.
– Да уж, ничего не поделаешь.
Бо выудил из кармана ключи. Придется им подумать, что делать с двумя домами, размышлял он, поднимаясь по ступеням крыльца и окидывая взглядом оба дома. Продать один? Который? Сохранить оба и соединить? Это будет интересная работа, но в результате они окажутся владельцами слишком большого дома.
Он подавил зевок и отпер дверь.
– Эй, Рина, ты что, укладываешь приданое? Может, ты решила сбежать со мной в Вегас? Кстати, а что, собственно, входит в приданое?
Он закрыл за собой дверь, подошел к подножию лестницы и тут услышал, как она выкрикивает его имя.


У нее шла кровь носом. Она чувствовала вкус крови во рту, но продолжала яростно бороться. Джоуи ударил ее ногой – кажется, он ударил ее ногой, – но она ничего не ощущала, кроме ярости и смертного страха. Она расцарапала ему лицо, попыталась выцарапать глаза.
Кровь шла не только у нее.
Но он был сильнее, и он одолевал.
Голос Бо вырвал у нее из груди крик:
– Бо! Уходи! Зови полицию!
Джоуи выпустил ее и нырнул куда-то в сторону. За пистолетом. О боже, за пистолетом!
У Рины все плыло перед глазами, кажется, она не могла больше сделать ни единого вдоха. Слезы прокладывали себе дорожки по крови на ее лице, пока она ползком пробиралась к входу в спальню, куда Джоуи бросил ее пистолет.
Послышался топот бегущих ног. А может, это стучало ее сердце? Рина перекатилась через себя, сжимая пистолет обеими руками. И с ужасом увидела, что Джоуи нырнул вовсе не за пистолетом.
– Не надо, ради всего святого! Ты что, не понимаешь? Ты же сгоришь!
– И ты тоже. – Он держал в воздухе зажженную спичку. – Давай вместе узнаем, каково это.
Он бросил спичку прямо в лужу бензина на полу. Огонь вспыхнул с радостным ревом, словно зверь, вырвавшийся из клетки. И Джоуи вспыхнул. Как факел.
Рина откатилась в сторону, когда вырвавшийся на свободу зверь прыгнул к ней. Он все-таки цапнул ее за ноги, и она закричала. Бо вытащил ее из огня, загасил пламя голыми руками, своим телом.
– Шкаф с бельем, одеяла. – Рина, тяжело дыша, стащила с себя затлевшие джинсы. – Не бери огнетушитель, он может быть заминирован. Давай. Скорее!
Зубы у нее выбивали дробь, когда она ползла назад.
Теперь Джоуи стал кричать: чудовищные, нечеловеческие вопли вырывались у него изо рта. Он волчком кружил по комнате. Огонь объял его с головы до ног.
Рине казалось, что она видит – и всегда будет видеть! – его глаза, глядящие на нее из огня, пожиравшего его лицо.
Каким-то образом ему удалось шагнуть к ней. Шаг, потом другой. К двери.
Потом он упал и покатился. Огонь окутывал его пылающей мантией.
Помощь пришла. Полицейские уже взламывали дверь. Скоро завоют сирены. Пожарные машины, шланги, пожарные в брезентовых робах.
Прислонившись спиной к стене, Рина смотрела, как горит Джоуи.
– Погаси его, – прошептала она, когда к ней вернулся Бо. – Бога ради, погаси его.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора

Разделы:
ПрологТочка возгорания123456789Цепная реакция1011121314151617181920Полный охват21222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Огнепоклонники - Робертс Нора



Мне книга понравилась. Конечно сразу было ясно кто главный злодей, обычно я сразу бросаю, но читать все равно было интересно. Наверное это благодаря таланту Робертс.
Огнепоклонники - Робертс НораNemona
27.01.2012, 11.34





Роман замечательный, фильм по нему тоже хорош! оценка 10
Огнепоклонники - Робертс НораЗима
29.08.2014, 14.44





Роман очень интерестный+красивая любовная линия. Понравился тип мужчины: обычный, не мачо, не супермен. Советую читать!
Огнепоклонники - Робертс НораВиталия
30.11.2014, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100