Читать онлайн Огнепоклонники, автора - Робертс Нора, Раздел - 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огнепоклонники - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огнепоклонники - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Огнепоклонники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

29

Душная жара висела в воздухе подобно пропитанному потом ватному одеялу, пока Джон Мингер плутал по незнакомым ему улицам Бронкса. Звонок О'Доннелла заставил его отказаться от намерения свернуть с шоссе, найти какой-нибудь мотель, отоспаться и отправиться на поиски Джо Пасторелли утром.
Даже вооружившись картой, распечатанной из Интернета, он пару раз свернул не туда. По своей вине, признал он, ерзая и стараясь найти удобное положение за рулем после четырех часов езды.
«Старею, – подумал Джон. – Скриплю помаленьку, но старею».
Зрение у него было уже не то, что раньше, и вести машину в ночное время было тяжело. А ведь, казалось бы, совсем еще недавно… Когда же, черт побери, он успел состариться?
Бывало, он работал по сорок восемь часов подряд и держался на паре чашек кофе. Но в те времена у него была работа, которая могла продержать его на ногах двое суток, напомнил он себе. Те дни миновали.
Он не считал выход на пенсию наградой за достойную карьеру. По его мнению, это была пустота, пропасть, заполненная бесконечными часами скуки, отравленная воспоминаниями о работе.
Наверное, глупо было проделывать весь этот путь на машине, но Рина пришла к нему, попросила о помощи. Для него это значило куда больше, чем пенсия и золотые часы на память. Но к тому времени, как он нашел нужную улицу и начал искать место для парковки, глаза у него были как песком засыпаны, а затылок ломило от боли.
Прогулка от автостоянки до дома Пасторелли помогла ему размять затекшие ноги, но поясница ныла и болела по-прежнему. Джон зашел в попавшийся по пути корейский магазинчик, купил бутылочку минеральной воды и упаковку «Экседрина».
type="note" l:href="#n_53">[53]
Он принял две таблетки прямо на улице, запивая их водой, и стал невольным свидетелем того, как проститутка на углу сняла клиента и скользнула к нему в машину. Впереди толпилось еще немало ее товарок, выставлявших напоказ свои прелести. Чтобы избежать контакта с ними, Джон перешел на другую сторону улицы.
Пасторелли жил в старой, потемневшей от смога кирпичной пятиэтажке без лифта. Его имя было указано напротив квартиры, расположенной на втором этаже. Джон набрал на кнопках домофона номера квартир на третьем и четвертом этажах и открыл дверь, когда какая-то добрая душа отомкнула ему электронный замок.
Если воздух на улице наводил на мысли о паровой бане, внутри на ум приходила раскаленная духовка. Боль с новой силой забилась в голове Джона.
Из-за двери квартиры Пасторелли доносились звуки работающего телевизора. Он был включен так громко, что Джон разобрал некоторые реплики диалога и узнал сериал «Закон и порядок». Ему вдруг пришла в голову неприятная мысль: не отправься он, повинуясь порыву, в эту неожиданную поездку на север, сидел бы он сейчас один в затемненной комнате и смотрел то же самое осточертевшее шоу.
Если Пасторелли смотрел сейчас, как правосудие подтягивается по скользкому канату закона, значит, он точно не был полтора часа назад в Мэриленде. Значит, не он играл с огнем.
Джон сжал руку в кулак и постучал по двери.
Стучать пришлось дважды и даже трижды, прежде чем дверь со скрипом приоткрылась на цепочке.
«Я бы не узнал тебя, Джо, – подумал Джон. – Прошел бы мимо по улице и не оглянулся». Некогда смазливая и наглая физиономия «крутого парня» превратилась в череп с запавшими глазницами и желтушной кожей, свисающей многочисленными складками под подбородком.
От него пахло сигаретами и пивом. И еще чем-то сладковатым, напоминающим запах гниющих фруктов.
– Какого черта тебе надо?
– Хочу поговорить с тобой, Джо. Я Джон Мингер из Балтимора.
– Балтимор… – Смутный огонек зажегся в этих запавших глазах. – Тебя послал Джоуи?
– Да, можно и так сказать.
Дверь закрылась, звякнула цепочка.
– Он прислал денег? – спросил Пасторелли, открывая дверь. – Он должен был прислать денег.
– Не в этот раз.
Два вентилятора под потолком разгоняли застоявшийся горячий воздух и распространяли запах дыма, пива и того неуловимого, что пахло гниющими фруктами. Джон узнал этот запах. Это был не просто запах старика или даже запах больного старика, это был запах смертельно больного старика.
Черное кожаное кресло с откидной спинкой напоминало человека в смокинге, попавшего в ночлежку для бездомных. Рядом стоял шаткий столик, на котором умещалась жестянка пива «Миллер», переполненная пепельница и пульт управления телевизором. Большой новенький телевизор, как и кожаное кресло, тоже был «из другой оперы» в этой убогой квартирке. И еще Джон заметил на столике несколько пузырьков с лекарствами.
У дальней стены стояла тахта, не развалившаяся только благодаря изоленте, которой она была обмотана, и многочисленным слоям пыли. В нише располагалась встроенная кухонька. Буфет, заляпанный жиром, был заставлен коробками из самых разных ресторанов, доставляющих еду на дом. Джон заметил, что меню последних дней включает китайскую кухню, гамбургеры и пиццу.
По коробке из-под пиццы, явно чувствуя себя как дома, прополз таракан.
– Откуда ты знаешь Джоуи? – спросил Пасторелли.
– Ты не помнишь меня, Джо? Почему бы нам не присесть?
Вид у Джо был такой, будто он вот-вот свалится, если не сядет. Он превратился в мешок костей, и Джон не понимал, как он двигается, не гремя ими. Сам Джон взял себе единственный стул – металлический, складной, – передвинув его так, чтобы сидеть лицом к креслу.
Джо сел и взял пачку сигарет. Джон наблюдал, как он вытаскивает сигарету трясущимися худыми пальцами, с каким трудом зажигает спичку.
– Джоуи должен прислать денег. Мне за квартиру платить.
– Когда ты видел его в последний раз?
– Ну, может, пару месяцев назад. Купил мне новый телик. Тридцать шесть дюймов, плоский экран. Гребаный «Сони». Джоуи дешевку не берет.
– Молодец!
– Кресло, вот, мне подарил на прошлое Рождество. Вибрирует, сука, если захочешь. – Потухшие глаза живого мертвеца уперлись в лицо Джона. – Он должен прислать денег.
– Я с ним не виделся, Джо. Честно говоря, я сам его ищу. Может, он звонил? Когда он звонил в последний раз?
– Эй, что это значит? Ты коп? – Джо медленно покачал головой. – Никакой ты не коп.
– Нет, я не коп. Речь идет о пожарах. У Джоуи большие неприятности в Балтиморе. Если он будет продолжать в том же духе, ты больше не получишь от него денег.
– Хочешь впутать моего парня в беду?
– Твой парень уже в беде. Он поджигает дома там, где вы раньше жили. Сегодня он убил человека, Джо. Он убил вдову одного из детективов, которые тебя арестовали после поджога пиццерии «Сирико».
– Ублюдки выволокли меня из моего собственного дома. – Джо выдохнул дым и закашлялся до того, что из его глаз потекли слезы. – Вон из моего дома.
Он взял пиво, отхлебнул и снова закашлялся.
– Сколько доктора дают тебе, Джо? Сколько тебе осталось?
Череп оскалился в улыбке, напоминавшей ночной кошмар.
– Болваны. Докторов послушать – я уже должен быть мертв. А я еще здесь, так? Ни хрена они не знают. Я их перехитрил.
– Джоуи знает, что ты болен?
– Возил меня к доктору пару раз. Они хотели накачать меня всякой отравой. К черту! Рак поджелудочной. Говорят, рак теперь поедает мою печень и всякое такое дерьмо. Кишки. Говорят, пить нельзя, курить нельзя. – Натужно ухмыляясь, Джо затянулся сигаретой. – Пошли они все куда подальше!
– Джоуи вернулся в Балтимор все подчистить, все закончить для тебя.
– Понятия не имею, о чем ты говоришь.
– Посчитаться с людьми, которые испортили тебе жизнь. Прежде всего с Катариной Хейл.
– Маленькая шлюшка. Нос задирает, будто она лучше всех на свете, а мы, жалкие твари, глянуть на нее не смеем. Подзуживает моего парня. Ну, хотел он урвать свое, что с того? Этот сукин сын Хейл, он что себе думает? Думает, он может указывать мне, что и как? Я ему показал.
– Ты за это заплатил.
– Всю жизнь мне поломал. – Ухмылка исчезла. – Этот говнюк Хейл всю жизнь мне поломал. Я потом так и не смог получить приличную работу. Всю жизнь потом только и знал, что чужую блевотину подтирал. И это жизнь? Отнял у меня достоинство, вот что он сделал. Отнял у меня жизнь. Я в тюрьме рак подцепил, что бы там ни говорили эти гребаные доктора. Может, и Джоуи от меня заразился. А что? Очень может быть. А все из-за этой маленькой шлюшки.
Не стоит и пытаться доказать ему, что рак поджелудочной железы невозможно подцепить в тюрьме, решил Джон. И уж никак нельзя передать его сыну по наследству.
– Тут есть на что разозлиться, согласен. Наверно, Джоуи тоже так думает.
– Он же мой сын, так? Джоуи своего отца уважает. Может, он от меня раковые гены получил, только он знает, что моей вины тут нет. У него котелок варит. Всегда варил. И он свои мозги получил уж точно не от своей тупой суки-матери. Он пришлет мне денег, может, возьмет меня в поездку, чтоб я мог выбраться из этой проклятой жарищи.
Джо на минуту закрыл глаза, подставив лицо под один из вентиляторов. Не дающий прохлады ведерок развевал его редкие, бесцветные волосы.
– В Италию поедем. На север, в горы, там прохладно. У него дело на мази. Копам до него никогда не добраться. Он слишком умен.
– Сегодня вечером он спалил женщину в ее собственной постели. Сжег живьем.
– Может, да, а может, и нет. – Но в мертвых глазах Джо вдруг вспыхнул дьявольский свет гордости за сына. – Если сжег, значит, она сама напросилась.
– Если он свяжется с тобой, Джо, окажи себе услугу. – Джон вынул записную книжку, вырвал чистый листок, записал на нем свое имя и номер телефона. – Позвони мне. Поможешь мне его найти, ему же лучше будет. Если полиция найдет его раньше, я даже предсказать не берусь, что будет дальше. Он убил жену копа. Позвони мне, Джо, может, я сумею устроить так, чтобы ты получил немного денег.
– Сколько?
– Пару сотен, – сказал Джон, пытаясь из последних сил справиться с отвращением. – Может, больше. – Он поднялся, оставив листок на столе. – Поверь, он и вправду играет с огнем. Искушает свою удачу.
– У кого мозги есть, тому удача не нужна.


В тот самый момент, когда Джон Мингер выезжал из Бронкса, Джоуи вскрывал замок на задней двери его дома. По пути он сделал пару остановок, но на место прибыл точно по расписанию.
Он представил себе, как жена копа поджаривается, словно молочный поросенок. Этот образ развеселил его, пока он вскрывал замки.
«Меня ждут в других местах». Да, ему надо было побывать во многих местах. И кое-кого сжечь. Старая ищейка Джон Мингер входил в его список кандидатов на приз.
Джоуи проник внутрь и вынул из рюкзака короткоствольный пистолет двадцать второго калибра. Для начала он прострелит ублюдку коленные чашечки. А потом они немного побеседуют, пока он готовит пожар.
А городских героев он этой ночью заставит побегать, думал Джоуи, осторожно пробираясь по темному дому. Старик сейчас небось уже дрыхнет, сказал он себе. Небось уже десятый сон видит.
Сам он считал, что лучше быть мертвым, чем старым.
Вот сейчас он решит проблему возраста для Мингера. Мингер умрет, как и вся их поганая шайка. Все они подохнут раньше, чем его отец. Вот она, справедливость.
Они убили его отца. Все равно что выпустили ему кишки ножом. И каждый из них за это заплатит.
Джоуи поднялся наверх, чувствуя, как нарастает в душе радостное предвкушение. По коленям, снова подумал он. Бац! Бац! Посмотрим, как ему понравится.
Посмотрим, как ему понравится следить за огнем, пока тот ползет к нему по постели. Посмотрим, как старому хрену понравится, когда огонь начнет его пожирать. Как рак пожирает его отца.
Сам он не даст себе так умереть. Ни за какие коврижки Джоуи, сын Джозефа Пасторелли, не даст раку забрать себя.
Много дел, повторил он себе, у него еще много дел. Ему многое нужно успеть, прежде чем он сам шагнет в огонь и положит конец всему.
Когда он покончит с Мингером, настанет время выходить на главную цель. Ночь еще только наступает.
Но Джоуи заглянул во все комнаты, обыскал каждую и не нашел своей жертвы.
Его палец дрожал на спусковом крючке, рука тряслась от напряжения, пока он пытался сдержать себя и не выстрелить по пустой постели.
Значит, старик пошел посмотреть, как горит эта сука, подстилка полицейская, вот что он сделал. Что ж, люди любят смотреть. Рина небось позвонила ему в слезах, и он пошел подержать ее за ручку.
Интересно, сколько раз старый хрен ее трахал за эти годы.
Ничего, он может немного подождать. Да, ночь еще молода, он может уделить этому еще немного времени. Достанет сукина сына, когда тот вернется домой. Он будет ждать тихо-тихо, как кот у мышиной норки. А время ожидания он использует с толком и все подготовит.


Дым еще висел в комнате, ее сапоги хлюпали по мокрому ковру в спальне, пока Рина смотрела на останки Деборы Умберио.
Промокшие, насквозь обугленные остатки матраца сказали ей все.
– Она сгорела прямо там, где лежала, – заметил О'Доннелл. – Вместе с матрацем.
Петерсон, судмедэксперт в рубашке с короткими рукавами и брюках цвета хаки, ждал, пока Рина делала снимки цифровой камерой.
– Может, она была уже мертва к тому времени, как он поджег комнату. Или без сознания. Я дам вам знать, что мы обнаружим. Мы сию же минуту этим займемся.
– Она не была мертва или без сознания. – Рина опустила камеру. – Он наверняка хотел, чтобы она была жива и все сознавала. Он хотел, чтобы она знала, что ее ждет. Чтобы она прочувствовала. Его это возбуждает. Сначала он ее пытал, мучил. Ему это необходимо. Он хотел, чтобы она страдала. – Рина перевела дух. – Поскольку она была женщиной, он наверняка позабавился с ней. Это делает его более значительным в собственных глазах, дает почувствовать себя мужчиной. У него в прошлом уже были случаи сексуального насилия. Я думаю, он ее изнасиловал.
– Есть следы чего-то похожего на ткань у нее во рту, – объявил Петерсон, ниже наклоняясь над телом. – Значит, во рту у нее был кляп.
– Она открыла ему дверь. – «Как Джош», – подумала Рина. – Почему? Она – сколько? – тридцать лет была женой копа, и она открывает дверь незнакомому человеку. Он кем-то прикинулся. Может, разносчиком или монтером. Кто-то должен был его видеть, когда он входил в здание. Опрос должен что-нибудь выявить. Что-нибудь или кого-нибудь.
– Сейчас начнем разбирать по слоям, – сказал ей О'Доннелл.
– Тут и так видно, что он сделал, – возразила Рина. – Использовал горючее, проложил фитили к кровати и по всей комнате, построил дымоходы, чтоб жарче горело. Ему не нужна была вторая точка возгорания в кухне, чтобы ее убить. Это было предназначено для нас. Для пожарных, которые приехали на вызов. Почему бы не убрать парочку пожарных заодно?
Она осторожно обошла груды строительного мусора и заглянула в кухню. Из стены торчала крышка кастрюли. С нее, как и с уцелевших обломков потолка, капала черная жижа. От стены, выходившей на улицу, почти ничего не осталось. Некоторые из обугленных кухонных шкафов были без дверец. Рина вошла, присела на корточки и, светя себе фонариком, стала рассматривать повреждения сквозь лупу.
– Эти дверцы не сгорели, их не оторвало взрывом, О'Доннелл. Он их отвинтил и использовал для дымоходов. Ну, и как горючее. Он изобретателен. – Рина, хмурясь, оглянулась на партнера. – Но разве он пришел бы с пустыми руками, в надежде, что у нее найдется все, что ему нужно для работы? Ему нужна была веревка, что-то быстровоспламеняющееся по его выбору, спички, а может, и оружие. Значит, сумка, портфель рюкзак. Что-то в этом роде.
Она выпрямилась и вытащила из кармана подавший голос телефон.
– Это Джон, – сказала она О'Доннеллу.
– Валяй. Я дам отмашку экспертам, пусть начинают работать.
Они разбили помещение на квадраты, начали съемку.
– Пасторелли при смерти. – Рина потерла переносицу. – Рак поджелудочной железы. Он сказал Джону, что не видел Джоуи пару месяцев и что Джоуи должен прислать ему денег. И еще он говорил что-то насчет скорой поездки в Италию.
– Вот почему сынок так заторопился.
– Его отец умирает. Он не может оставить эту смерть не воспетой. Но это еще не все. Насколько понял Джон из этого разговора, старший, возможно, убедил младшего, что его ждет такой же конец. Джоуи хочет, чтоб я знала, кто все это делает, кто меня достает, потому что для него это жертвоприношение отцу и, господи, может быть, своего рода миссия самоубийцы. Он так и остался мальчишкой, бегущим за полицейской машиной, которая увозит его отца.
– Значит, он решил, что, если они выживут, он сумеет переправиться с отцом за границу, когда выполнит здесь свою миссию? Отомстить, расквитаться, или как там он это называет, а потом сбежать в Италию?
– Только не сбежать. Он не называет это бегством. Бегство в его представлении – это слабость. – Рина потерла усталые глаза. – Он думает, что ему все сойдет с рук. Это совсем другое дело. Купаться в роскоши где-то далеко отсюда – все то время, которое, как он полагает, им осталось, – показывая нос нам, оставшимся здесь. В декабре прошлого года он взял большие деньги. Мог использовать часть этих денег на покупку фальшивых паспортов, транспорта, дома за океаном. Возможно, у него там есть друзья или связи. Пасторелли сказал, в Северной Италии, в горах. Мы можем начать над этим работать. Хотя забраться так далеко ему не удастся. – Она оглядела все еще курящиеся развалины. – Я не дам ему забраться так далеко.
– Джон собирается остаться в Нью-Йорке, понаблюдать за Пасторелли?
– Нет, он считает, там больше нечего ловить. Он едет домой. Я настаивала, чтобы он взял комнату в мотеле и не пытался проделать весь обратный путь в один прием. Судя по голосу, он совсем выбился из сил.


Джоуи ждал до полуночи, а потом подумал: какого хрена? Можно достать старого ублюдка и потом. Оставить ему приятный сюрприз, а изъять его из обращения можно в другой раз.
Он видел, как полицейские подъехали к парадному и черному ходу, видел, как они отъехали. Проверяют, все ли спокойно, проводят осмотр местности. Может, оно и к лучшему. Надо проделать здесь кое-какую работу и двигаться дальше.
Джоуи уже подготовил спальню – ту, в которой нашел одежду в шкафу. Кое-что из одежды он использовал, чтобы сделать фитили. Набивку матраца тоже – он уже стал думать о ней как о своей торговой марке. Вощеную бумагу, метиловый спирт. Почему бы и не поставить подпись под картиной?
Было бы здорово распространиться по всему дому, но Джоуи решил, что быстрее и проще – причем с тем же успехом! – сосредоточиться на одной комнате.
Он нашел семейные фотографии, выломал их из рамок и разбросал по полу. С реальной семьей он разберется позже. Ты забрал мою семью, я заберу твою.
Но пока он удовлетворился тем, что щелкнул зажигалкой и зажег пламя. Полюбовался тем, как оно оживает.
На обратном пути Джоуи выложил фирменную салфетку с веселым логотипом «Сирико», из набора, прилагаемого к обедам на дом, на кухонный буфет.


Рина работала в спальне: извлекала жидкость, оставшуюся в щелях пола, затекшую под плинтус. Она упаковывала остатки фитилей, не сгоревших до пепла, брала и образцы пепла.
Триппли вошел и присел рядом с ней.
– Мы нашли несколько волосков в стоке душевой. Возможно, это его волосы.
– Хорошо. Отлично. Если мы получим его ДНК с места преступления, это свяжет его намертво.
– В гостиной обнаружены осколки винной бутылки. Вдруг удастся получить отпечатки?
Рина по его тону поняла, что есть что-то еще. Она оторвалась от работы.
– В чем дело?
– Перед домом нашли меню доставляемых на дом обедов «Сирико».
У Рины сами собой стиснулись кулаки.
– А я все думала: где он его оставит? – Нахмурившись, она вновь принялась за работу. – Доставка на дом. Ну конечно! Он мог прикинуться разносчиком. Но только не еды. Она бы его не впустила, если сама не заказывала ужин на дом. Посылка? Что могло бы… Цветы! – Рина вспомнила, как Бо столкнулся с ним в супермаркете. – Может быть, цветы?
Она опять оторвалась от работы и запрокинула голову, пытаясь все это представить.
– С какой стати жена копа с тридцатилетним стажем станет открывать дверь незнакомцу? С такой, что он доставляет цветы. Надо расспросить соседей, жильцов соседних домов, не видели ли они парня с цветочной коробкой плюс с рюкзаком или портфелем.
– Сейчас начну опрос.
Они оба оглянулись на вошедшего в комнату О'Доннелла.
– Новый поджог, – сказал он. – Пожарные выехали по вызову в дом Джона Мингера.
– Его там нет. – Рина распрямилась, чувствуя, что у нее дрожат колени. – Он не мог так скоро добраться до дома, даже если ехал без остановок.
– Поезжай, – сказал ей Триппли. – Мы тут сами управимся.
Рина стремительно вышла, на ходу сдирая защитные перчатки.
– Если он хочет со всем покончить этой ночью, он может атаковать моих родителей, моего брата или сестер.
– Они под охраной, Хейл.
– Знаю.
Но она все-таки сделала серию кратких звонков, пока О'Доннелл вел машину.
– Не выходи из дома, – сказала Рина отцу. – Пусть никто не выходит. Я сейчас еду к Джону. Я хочу, чтобы все вы носа не высовывали на улицу, пока я не разрешу. Перезвоню, как только смогу. – Она отключила связь, прежде чем он успел возразить. – Джоуи остановился не здесь. Может, где-то за городской чертой, но точно не в городе. Знать бы, где его база. Может, даже в Вашингтоне.
– Копы обходят отели, мотели, всюду показывают его рожу. Трудно охватить сразу столько мест.
– Он выберет ночлежку подороже. Деньги у него есть, свое будущее он уже распланировал. Если у него есть фальшивый паспорт, значит, есть и кредитная карточка. Может, он изображает бизнесмена в деловой поездке. Пара дней в одном месте, потом переезд в другое.
О'Доннелл остановился за пожарной машиной, и Рина сразу выскочила. Она увидела, что огонь локализован, почти потушен.
Она подошла к Стиву.
– Он использовал бензин?
– Похоже, нет. Судя по всему, огонь сосредоточен в спальне. Детектор дыма дезактивирован. Женщина выгуливала собаку, заметила дым и вызвала нас.
– Где она?
– Вон стоит. Нэнси Лонг.
– Нэнси? Мы с Джиной вместе с ней в школе учились. Найдя ее толпе, Рина подошла к ней. Одной рукой Нэнси держала на поводке взволнованного терьера, другой опиралась на руку мужа.
– Нэнси!
– Рина! Боже, какой ужас! Но, говорят, мистера Мингера не было дома. Внутри никого не было. Я увидела дым. Сюзи не давала мне покоя, и я вывела ее на прогулку. Она как раз делала свои дела, когда я взглянула наверх. Может, я слышала запах, не знаю, но я подняла голову и увидела дым, идущий из окна. Я не знала, что делать. Наверно, я запаниковала. Я подбежала начала колотить в дверь, звать мистера Мингера. Потом я побежала домой. Я даже не могла набрать номер службы спасения, так у меня руки тряслись. Пришлось звать Эда, чтобы он позвонил.
– Успокойся. Вполне вероятно, ты спасла дом Джона. А если бы он был дома, могла спасти и его жизнь.
– Я не знаю. Я просто в ужасе.
– Ты еще кого-нибудь видела на улице? Может, кто-то гулял или проезжал мимо.
– Нет, на этот раз я никого не видела.
– На этот раз?
– Я хочу сказать, по улице никто не шел, кроме меня.
– Может быть, ты видела кого-то здесь раньше?
– Когда приучаешь щенка не гадить в доме, приходится часто выходить на улицу. Перед тем как лечь спать, я вывела Сюзи, как мне казалось, на последнюю прогулку в этот день. Мы уже возвращались, я как раз открывала дверь, чтобы войти, и увидела, как мимо идет какой-то тип. Но это было раньше, мне кажется, где-то около полуночи.
– Ты его не узнала?
– Нет. Я бы и внимания не обратила, но только он оглянулся, когда я что-то сказала Сюзи, и вроде как помахал. И я еще подумала: интересно, у кого сегодня счастливый день?
– Счастливый день?
– У него была такая длинная белая цветочная коробка, и я вспомнила, что Эд совсем перестал дарить мне цветы.
– И это было примерно около полуночи?
– Да я бы сказала, не примерно, а точно.
– Я сейчас покажу тебе фотографию, Нэнси.


Рина стояла в кухне Джона, глядя на фирменную салфетку из «Сирико» на серванте. Такие салфетки всегда вкладывали в упаковку при доставке на дом. Потом она заменила салфетку полицейской биркой, указывающей местоположение улики, и спрятала ее в пластиковый мешок.
– Джон возвращается, – сказал ей О'Доннелл, отключив сотовый телефон. – Будет здесь часа через два-три. Хочешь начать работать здесь или подождешь, пока он вернется?
– А ты не мог бы пока сам этим заняться? Я хочу взглянуть, как там моя семья, а потом завезти в участок уже собранные улики.
– Возьми с собой патрульного.
– Я так и сделаю. А знаешь, он мог бы и не спешить. Мог подождать еще день или два, мог убедиться наверняка, что Джон дома. Но ему важнее было заставить нас побегать именно сегодня. Он ждал только одного: когда же я наконец соображу, кто он такой.
– Дом твоих родителей под охраной. Часовые у парадной и у задней двери.
Рина выдавила из себя улыбку.
– Это его разозлит. – Тут зазвонил ее телефон, и у нее внутри все сжалось. – Хейл.
– Жаль, что его не было дома. Он бы сейчас уже поджаривался.
Рина сделала знак О'Доннеллу.
– Для тебя это, наверно, стало большим разочарованием, Джоуи.
– Черта с два! На сегодня с меня хватило полицейской суки. Я думал о тебе, пока трахал ее, Рина. Всякий раз, как я ее насиловал, я думал о тебе. Ты получила мои послания?
– Да, я их получила.
– Это лицо твоего папаши в дурацком поварском колпаке на логотипе, не так ли? Твоя сексуальная мамаша его нарисовала. – Он засмеялся, убедившись, что Рина молчит. – Тебя ждет еще один сюрприз. В клинике твоего брата. Лучше поспеши.
– Черт. О черт! – Рина сбросила звонок и набрала девятьсот одиннадцать. – Клиника, где работают мой брат и его жена. Это в двух кварталах отсюда.
– Я сяду за руль.
О'Доннелл выбежал из дому вместе с ней. Карта вин от «Сирико» лежала в придорожной канаве, а здание было охвачено огнем.
– Я одеваюсь. – Рина открыла багажник и вытащила свою робу. – Помогу тушить.
– Рина!
От удивления она замерла: впервые за все время совместной службы напарник назвал ее по имени.
– Ты на ногах уже сколько? Часов восемнадцать? Пусть этим займутся пожарные.
– Он заставляет нас бегать кругами, распылять силы. – Рина со злостью захлопнула багажник. – Он не может напрямую ударить по «Сирико» или по мне и моей семье, поэтому он поджигает здесь. Просто со зла на меня.
Рина стояла, держа шлем в опущенной руке, а перед ней плясало пламя.
– Он увлекся, – решительно заявила она. – Он заигрался, он уже не может остановиться. Как ему теперь выйти из игры? Игра затягивает, гипнотизирует. И обязывает.
– А что еще он может поджечь? Все, что осталось, взято под охрану.
Дым вызвал слезы у нее на глазах.
– Школа, потом Бо… Ну, Бо, я думаю, – это так, случайность. Просто возможность представилась. Хочет держать меня в напряжении. Жена Умберио, потом Джон. А теперь Сандер.
– Прокладывает дорожку к тебе.
– Я для него – финишная ленточка. Это все укладывается в схему мести, но порядок не тот. Сандер должен был гореть после школы. Сандер был следующей ступенью, потом мой отец, потом ресторан и так далее. Он перепрыгивает через этапы, но сохраняет общую схему.
– Его старый дом. Это вписывается в схему, – добавил О'Доннелл, когда Рина повернулась и пристально взглянула на него. – Там взяли его отца, и он больше туда не вернулся. Его самого вытащили из этого дома. Мать увезла его оттуда.
Рина бросила шлем обратно в машину.
– На этот раз я сяду за руль.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора

Разделы:
ПрологТочка возгорания123456789Цепная реакция1011121314151617181920Полный охват21222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Огнепоклонники - Робертс Нора



Мне книга понравилась. Конечно сразу было ясно кто главный злодей, обычно я сразу бросаю, но читать все равно было интересно. Наверное это благодаря таланту Робертс.
Огнепоклонники - Робертс НораNemona
27.01.2012, 11.34





Роман замечательный, фильм по нему тоже хорош! оценка 10
Огнепоклонники - Робертс НораЗима
29.08.2014, 14.44





Роман очень интерестный+красивая любовная линия. Понравился тип мужчины: обычный, не мачо, не супермен. Советую читать!
Огнепоклонники - Робертс НораВиталия
30.11.2014, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100