Читать онлайн Огнепоклонники, автора - Робертс Нора, Раздел - 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огнепоклонники - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огнепоклонники - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Огнепоклонники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

24

Без пяти минут восемь Рина постучала в дверь Бо и продолжала стучать, пока он не открыл.
Глаза у него были заспанные, волосы с одной стороны были примяты, с другой – стояли дыбом. На нем ничего не было, кроме синих боксерских трусов и хмурого выражения лица.
– Мне надо с тобой поговорить.
– Да-да, конечно, заходи, – проворчал он, когда она проскользнула в дом мимо него. – Присаживайся. Может, позавтракаешь? Я к твоим услугам.
– Мне жаль, что пришлось тебя разбудить. Особенно после такой ночи, но это очень важно.
Бо пожал плечами и выругался, когда боль пронзила раненое плечо. Выждав несколько секунд, он поплелся в кухню, вынул банку кока-колы из холодильника и начал жадно пить.
– Я также знаю, что ты на меня зол, – продолжала Рина. Ей понравился собственный тон: прямо как у ее учительницы начальных классов. – Но сейчас не время вести себя по-детски.
Его припухшие от недосыпа глаза прищурились. Он показал ей средний палец.
– Вот это, – сказал Бо, – было бы по-детски.
– Хочешь подраться? Прекрасно. Но я запишу тебя на более поздний час. Это официальный разговор, я хочу, чтоб ты слушал меня внимательно.
Бо плюхнулся на стул и махнул рукой: валяй, мол, я слушаю.
Рина видела недовольство, усталость, боль, но жалеть его она не собиралась – у нее просто не было на это времени: это не стояло в повестке дня.
– У меня есть причины полагать, что связь с этим поджигателем уходит гораздо дальше в прошлое, чем мы раньше думали.
Он отпил еще глоток.
– Ну и что?
– Я исхожу из телефонных разговоров с ним, включая последний, сегодня рано утром.
Бо с такой силой стиснул банку, что смял ее.
– Значит, он разбудил тебя с утра пораньше, а ты решила поделиться радостью и подняла с постели меня?
– Бо!
– Да иди ты! – Бо произнес это устало, без запальчивости, с трудом оторвался от стула и подошел к шкафчику. Открыв его, он вынул пузырек «Мотрина», вытряхнул несколько таблеток себе на ладонь и бросил их в рот, как леденцы.
– Болит?
Бо устремил на нее стальной взгляд, запивая таблетки кока-колой.
– Да нет, мне просто нравится запивать «Мотрин» классической кока-колой. Завтрак чемпионов.
Что-то оборвалось у нее внутри.
– Да, я вижу, ты здорово на меня зол.
– Я зол на тебя, на всех мужчин и женщин, маленьких детей, разнообразную флору и фауну планеты Земля и других планет Вселенной, где, как я верю, существует жизнь, потому что мне удалось поспать минуть пять, не больше, и все тело у меня болит и стонет.
Рина увидела на его теле множество синяков, ссадин, царапин. Она насчитала немало таких и у себя на теле, но его состояние было куда хуже. Еще бы: он же принял главный удар на себя, закрывая ее своим телом.
Рина собиралась быть деловитой и краткой, изложить ему самую суть, не вдаваясь в детали. Но теперь, глядя на его сердитые глаза, встрепанные волосы, несчастное, избитое тело, она решила сменить тактику.
Даже ее строгая учительница начальных классов подула на больное место и поцеловала ее, когда она ободрала коленку на игровой площадке.
– Почему бы тебе не присесть? Я соберу тебе что-нибудь поесть, приложу лед. Не нравится мне это колено.
– Я не голоден. Там есть пакет мороженых овощей.
Ей выпало на долю немало ушибов и синяков, она прекрасно понимала, для чего нужны мороженые овощи. Вынув их из морозильника, Рина положила холодный компресс ему на колено.
– Мне очень жаль, что все так случилось. Мне очень жаль, что твой грузовик взорван. И зря я на тебя наехала, когда ты сказал отцу то, что я не готова была сказать. – Рина села, поставила локти на стол, устало потерла ладонями глаза. – Мне очень, очень жаль. Прости меня, Бо.
– А вот этого не надо. Как я буду срывать на тебе зло, если ты заплачешь?
– Я не буду плакать. – Но ей пришлось вынести жестокую внутреннюю битву, чтобы сдержать слово. – Все еще хуже, чем я думала, Бо. И ты вовлечен во все это из-за меня.
– Насколько все хуже? Что ты имеешь в виду?
– Мне надо позвонить. – Рина вынула сотовый телефон. – Это займет больше времени, чем я думала. Можно мне тоже баночку? – Она кивнула на его кока-колу.
Бо кивнул.
– О'Доннелл? – Рина встала. – Я задержусь еще на полчаса. Немного опоздаю.
Открыв холодильник, Рина увидела несколько банок диетической кока-колы вперемежку с классической, которую предпочитал сам Бо, и поняла, что это куплено специально для нее. К глазам подступили глупые слезы.
– Нет, не буду. Увидимся через полчаса.
Рина отключила связь и снова села. Открыв жестянку, она взглянула на Бо.
– Несколько лет назад я кое с кем встречалась. Какое-то время он был моим парнем. Это тянулось месяца четыре. Он был не из тех, с кем я обычно встречаюсь. Слишком светский, слишком требовательный. Но мне хотелось перемен, и он оказался самым подходящим. Он был помешан на престиже: ездил на «Мерседесе», носил итальянские костюмы, знал, какое вино к какой еде полагается. Мы пересмотрели кучу фильмов с субтитрами,
type="note" l:href="#n_43">[43]
которые, я уверена, понравились ему не больше, чем мне. Мне нравилось быть с ним, потому что я чувствовала себя женщиной.
– А в другое время кем ты себя чувствовала? Пуделем?
–. Настоящей женщиной, – уточнила Рина. – Капризной, кокетливой, непредсказуемой. – Она пожала плечами. Столько лет прошло, а ей все еще было немного стыдно. – Мне надо было сменить ритм. Я позволяла ему выбирать рестораны, принимала его планы. Для меня это был краткий отдых. В моей профессии приходится все время быть начеку и нельзя себе позволить иметь слабости. Надо все подмечать, надо многое делать. Ну, в общем, наверное, мне хотелось чего-то совсем другого…
– Не могли бы мы притормозить на этом месте? Думаешь, это он тебе звонит?
– Нет. Теоретически это возможно, но я уверена, что это не он. Он финансовый аналитик, раз в две недели делает маникюр. Сейчас живет в Нью-Йорке. Как бы то ни было, наши отношения дошли до того, что он начал меня раздражать. Я все пустила на самотек, потому что… Сама не знаю почему. Да ладно, это неважно. В тот вечер, когда я получила свое первое дело как детектив, мы с ним повздорили. Он меня ударил.
– Что? – Бо поставил свою жестянку на стол. – Что?
– Погоди. – «Расскажи ему все, – сказала себе Рина. – Всю унизительную историю». – Я подумала, что это вышло случайно. Сам он так и сказал. У нас был бурный разговор, мы двигались, жестикулировали, я подошла к нему сзади и попала под руку. Это могло быть случайностью, и я поверила, что это случайность. До следующего раза.
Никакой сонливости в его глазах не осталось. Они светились пронзительной беспощадной зеленью.
– Он снова тебя ударил?
– На этот раз все было по-другому. Он устроил романтический ужин, все очень тщательно подготовил, я понятия ни о чем не имела. Шикарный французский ресторан, шампанское, цветы, весь набор. Он мне сказал, что его повысили в должности и переводят в Нью-Йорк. Я за него радуюсь, хотя вообще-то новость меня ошеломила. Но что тут поделаешь? К тому же… – Рина замолчала, перевела дух. – К тому же в глубине души я подумала: вот он, легкий выход для меня. Расстаемся без драм, без сцен.
– А почему ты говоришь об этом с таким виноватым видом?
– Ну… это звучит как-то уж слишком бездушно: «Слушай, приятель, ты мне слегка поднадоел, до чего же я рада, что ты уезжаешь из нашего штата!» И вот, пока я стараюсь не подать виду, что испытываю некоторое облегчение, он заявляет, что хочет взять меня с собой в Нью-Йорк. И даже после этого до меня не сразу доходит, что он имеет в виду. Оказывается, он хочет забрать меня с собой! Насовсем! Этому не бывать, и я пытаюсь объяснить ему, почему не могу с ним уехать. Да и не хочу.
– Так. Парень, с которым ты встречалась пару месяцев, хочет, чтобы ты снялась с места, бросила свой дом, свою семью, свою работу, потому что его переводят в Нью-Йорк. – Перечисляя все это, Бо многозначительно воздевал кверху палец у нее перед носом. – Я же тебе говорил: есть жизнь во Вселенной и помимо нашего голубого шарика. Похоже, этот парень был зачат на планете «Ни фига не выйдет». Это ее немного рассмешило.
– Погоди, дальше будет еще хуже. Вдруг откуда ни возьмись появляется кольцо с бриллиантом величиной с метеорит, он говорит мне, что мы женимся и переезжаем в Нью-Йорк. – Рина закрыла глаза, на нее накатила волна пережитых тогда ощущений. – Я в нокауте, клянусь тебе. Все это свалилось на меня как снег на голову. Я пытаюсь ему сказать, «спасибо», но… нет. Куда там! Официант приносит шампанское, люди кругом аплодируют, а чертово кольцо уже у меня на пальце.
– Засада!
– Точно. – Рина перевела дух. Она была благодарна Бо за понимание. – Я не могла с ним объясняться на глазах у всего ресторана, пришлось подождать, пока мы не поехали ко мне домой. Скажем так: он не сумел принять отказ должным образом. Он наорал на меня. Я, видите ли, его унизила, дура, лживая сука и так далее в том же духе. Ну, а я перестала его жалеть и наорала на него в ответ. И тут он меня ударил. Сказал, он мне покажет, кто тут главный. Но когда он попытался подкрепить слова делом, я его свалила, врезала по яйцам и выставила за дверь.
– Поздравляю! Вот все, что я могу сказать. Нет, еще кое-что: после всего, что ты мне сейчас рассказала, он стал первым кандидатом на авторство фильма ужасов, который мы смотрим сейчас.
Бо старается избавить ее от чувства вины, поняла Рина. От мысли о том, что она глупая или слабая. Любопытное это было ощущение: рассказать о грязном и унизительном случае парню, который не дал ей почувствовать себя запачканной и униженной.
– Честно говоря, я все равно не думаю, что это он, но он с этим связан. На следующий день с утра пораньше ко мне явились мой капитан и О'Доннелл. Оказалось, что кто-то поджег «Мерседес» Люка через пару часов после того, как он выполз за дверь моей квартиры. Люк обвинил в поджоге меня, но у него ничего не вышло. Во-первых, когда он ушел от меня, ко мне приехала Джина. Она осталась на ночь и была еще у меня, когда они пришли. А во-вторых, они просто поверили мне. – Рина видела по глазам, что Бо все понимает, но все-таки сообщила последние детали: – В тот раз был использован не в точности тот же метод, что прошлой ночью, Бо, но есть много совпадений. И когда поджигатель позвонил мне сегодня утром, он на это намекнул.
– Этот ублюдок Люк мог специально поджечь свою машину, чтобы обвинить тебя. Он мог сделать это и сейчас, чтобы отомстить.
– В это можно было бы поверить, но… Когда он вчера позвонил, он сказал еще кое-что. В тот момент до меня не дошло. Потом все пошло слишком быстро, и до самого утра у меня не было времени об этом задуматься. Он сказал, что мне следует вспомнить всех своих мужчин вплоть до самого первого.
– И что же?
– Первым был Джош. Джош, который погиб при пожаре задолго до того, как я познакомилась с Люком.
– Он курил в постели…
– Я никогда в это не верила. – Даже теперь, рассказывая об этом, Рина почувствовала, как у нее дрожит голос. – Мне пришлось с этим смириться, но я никогда в это не верила. Трое из мужчин, с которыми у меня была связь, пострадали от пожаров. Один из них мертв. После всего, что мне стало известно, я больше не буду считать это совпадением.
Бо поднялся, прохромал к холодильнику и взял еще одну банку кока-колы.
– Потому что теперь ты думаешь, что Джош был убит.
– Да, я так считаю. И еще я думаю, что использование огня с самого начала не было случайным. Любой, кто знает меня, знает, что я училась и работала, чтобы стать следователем по поджогам. С тех самых пор…
– С тех пор, как сгорел ваш ресторан.
– О мой бог! Пасторелли! – Рина почувствовала, как желудок ей сводит судорогой. – Все началось в тот день. Ладно, я это проверю. А пока… не мог бы ты взять отпуск?
– С какай стати?
– Бо, Джош погиб. Люк переехал в Нью-Йорк, да и вообще, между нами больше нет ничего общего. А ты живешь рядом. В следующий раз он подожжет твой дом. Или тебя самого.
– Или тебя.
– Возьми пару недель, устрой себе каникулы, дай нам время закрыть это дело.
– Каникулы – дело хорошее. Куда поедем?
Ее руки стиснулись в кулаки на столе.
– Я – фитиль. Я уеду, он затаится и будет ждать моего возвращения.
– Ну, как я погляжу, оба мы с тобой фитили. Если только ты не собираешься сойтись с другим парнем, пока я где-то там катаюсь на водных лыжах. Мне моя шкура дорога, Рина. Все, что от нее осталось, – добавил Бо, оглядев свое побитое тело. – Но я не собираюсь отсиживаться где-то в укрытии, дожидаясь, пока ты дашь мне отмашку, что все чисто. Я так не работаю.
– Сейчас не время доказывать, какой ты крутой парень.
– Извини! Пока я не отрастил себе сиськи, придется мне все же быть мужиком.
– Ты будешь меня только отвлекать. Я буду беспокоиться за тебя и отвлекаться. Если с тобой что-нибудь случится… – Горло у нее сжало спазмом, и она замолчала.
– Если бы я все то же самое сказал тебе, ты бы мне заявила, что можешь сама о себе позаботиться, что ты не дура и зря не рискуешь. – Бо вопросительно поднял брови, увидев, что Рина не отвечает. – Давай пропустим эту часть. Все равно у нас одни и те же аргументы. – Все его природное добродушие куда-то испарилось, зеленые глаза смотрели холодно. – Этот сукин сын наехал на меня, Рина. Он взорвал мой грузовик. И ты думаешь, я теперь уйду?
– Прошу тебя! Хоть на несколько дней. Три дня. Дай мне три дня… – Ее голос дрожал.
– Нет, только не плачь. Это нечестный прием, это ниже пояса. И это все равно не поможет.
– Я не пытаюсь давить на тебя слезами. Я никогда так не поступаю, запомни! – Рина вытерла слезы. – Я могу взять тебя под охрану.
– Можешь.
– Неужели ты не понимаешь? Я не могу с этим справиться.
Рина отошла к окну и выглянула наружу.
– Ни за что не поверю, что ты с чем-то не можешь справиться.
– Я не знаю, что делать. – Рина прижала кулак к груди, чувствуя, как колотится сердце. – Не знаю, как мне быть. Не знаю, как с этим справиться.
– Мы что-нибудь придумаем.
– Нет, нет! Ты что, ослеп или совсем спятил? – Рина стремительно повернулась к нему. – Я могу справиться с уголовным делом. Над ним просто надо работать. На него надо смотреть как на головоломку. Надо просто найти все кусочки и сложить их в нужном порядке. Но это? Я не могу… не могу справиться с этим. – Она постучала кулаком по груди. – Я… Я…
– У тебя приступ астмы? – спросил Бо, видя, что она стоит, тяжело дыша.
Рина удивила и его, и себя. Она вдруг схватила с кухонного прилавка кружку и швырнула ее об стену.
– Ты законченный идиот! Я люблю тебя!
Бо закрылся рукой, словно защищаясь от новой кружки, хотя руки Рины бессильно повисли вдоль тела.
– Погоди минутку, хорошо? Одну минутку.
– Да пошел ты!
Рина бросилась на него, но он схватил ее за руку.
– Я просил тебя подождать одну минутку. Похоже, твоя любовь принимает странные формы, – заметил Бо.
– Не смей смеяться надо мной. Ты сам все это начал. Я ничего не делала, я только вышла на свой собственный задний двор в тот день.
– Я и не думал над тобой смеяться. Я просто пытаюсь перевести дух. – Бо продолжал крепко удерживать Рину за руку, не поднимаясь со стула, и пакет мороженых овощей медленно таял на его разбитом колене. – Когда ты говоришь, что любишь меня, это Любовь с большой буквы или с маленькой? Только не вздумай меня бить, – предупредил он, увидев, как ее свободная рука сжалась в кулак.
– Я не собираюсь прибегать к физической силе. – Но соблазн был велик. Рина с трудом заставила себя разжать руку, расслабить мышцы. – Буду тебе очень признательна, если ты отпустишь мою руку.
– Ладно. А я буду тебе признателен, если ты не убежишь отсюда, вынуждая меня хромать за тобой следом. Вдруг меня схватит судорога, и я изрежу себе ноги осколками?
Ее губы дрогнули в улыбке.
– Вот видишь? Черт, вот почему это со мной случилось. Ты не слобак, Гуднайт, но ты такой симпатяга, что создается впечатление, будто тобой можно манипулировать. И ты уступчив. Ты буквально на все готов, вплоть до самой границы, проведенной у тебя в голове. Но чтобы заставить тебя перейти эту границу, наверно, потребуется динамит. Мама была права. Моя мама всегда права. – Рина со вздохом подошла к шкафу, вынула щетку и совок. – Ты похож на моего отца.
– Ни капельки.
Рина начала подметать осколки.
– До тебя я никогда и ни к кому не относилась по-настоящему серьезно, потому что никто не подходил под эту мерку. Никто не походил на единственного человека, которым я больше всего восхищаюсь, – на моего отца.
– Ты права. Мы с ним близнецы, разлученные в младенчестве.
– Ты спрашиваешь, с большой буквы или с маленькой. До их пор была с маленькой, и даже этого хватало, чтобы сбить меня с толку. А сегодня утром ты открыл дверь, и вдруг оказалось, что это Любовь с большой, огромной, сияющей буквы Л. А посмотри, на кого ты похож. Что у тебя с волосами творится – кошмар!
Бо поднял руку, ощупал голову. Поморщился.
– Черт!
– А твои трусы распадаются на части. Он поддернул растянутую резинку.
– Нормальные трусы. Им сносу нет.
– Ты весь в синяках. Настроение у тебя паршивое. И все это не имеет никакого значения. Прости меня за кружку.
– Твой брат вчера упомянул, что у вас в семье принято швыряться хрупкими вещами. Я был влюблен в тебя примерно с десяти тридцати вечера девятого мая девяносто второго года. Еще с прошлого века, представляешь?!
Рина выбросила осколки в мусорное ведро.
– Нет, не был.
– Тебе легко говорить. Это была любовь с маленькой буквы, – продолжал Бо, пока она ставила щетку на место. – И она была сильно приукрашена фантазией. Все засияло по-новому, когда я с тобой познакомился, но все равно это была любовь с маленькой буквы.
– Знаю. Я уже опаздываю, – сказала Рина, бросив взгляд на часы. – Я распоряжусь, чтобы к тебе приставили пару полицейских, пока…
– Она выросла.
Рина ничего не ответила.
– Она выросла, Рина, и теперь, я думаю, нам обоим придется решать, что нам с этим делать.
Рина подошла к нему, прижалась щекой к его макушке. На сердце у нее стало легко.
– Все это так странно, – сказала она. – И я не могу остаться. Не могу больше задержаться ни на минуту.
– Все нормально. Это может подождать.
Рина наклонилась и поцеловала его в губы.
– Я тебе потом позвоню. – Она поцеловала его снова. – Будь осторожен. – Она поцеловала его опять. – Береги себя.
Она торопливо выбежала из кухни и покинула дом, прежде чем Бо успел подняться со стула. Поэтому он остался сидеть за столом перед банкой теплой кока-колы, размышляя о том, что жизнь – странная штука.
Не успел он допить кока-колу, как опять раздался стук в дверь.
– А-а, чтоб тебя!
Бо встал, решил, что таблетки и мороженые овощи помог ли, и направился к двери. Надо будет дать ей ключ, решил он. Это было неизбежно. И это почти то же самое, что жить вместе, а оттуда недалеко и до страшного слова на букву С. Но ему пока не хотелось об этом думать.
Когда он открыл дверь, ему на шею бросилась женщина.
– Бо, о господи, Бо! – Мэнди стиснула его с такой силой, что все его ушибы тут же напомнили о себе. – Мы сразу приехали, как только узнали.
– Что узнали? И кто это «мы»?
– Узнали про бомбу в твоем грузовике. – Мэнди отстранилась и торопливо оглядела его. – О мой бедный малыш! Они сказали – незначительные повреждения! Да ты весь побитый! Ой, и у тебя повязка. А что у тебя с волосами?
– Заткнись. – Бо обеими руками попытался пригладив волосы.
– Брэд паркуется. В этом районе невозможно найти место для парковки. А место перед твоим домом до сих пор огорожено.
– Брэд?
– Я только теперь узнала, потому что нечаянно отключила мобильник, и я была не дома, из газеты мне не могли дозвониться. Мы ничего не знали до сегодняшнего утра. Почему ты не позвонил?
– Бо не был тупицей, хотя и проспал всего пять минут в эту ночь. – Ты и Брэд? Вместе? Мой Брэд?
– Успокойся! Можно подумать, ты с ним спишь. И это вышло неожиданно. Пошли, давай я помогу тебе сесть.
Бо замахал руками, как регулировщик на перекрестке.
– Погоди, погоди, погоди. Я что, попал в Зазеркалье?
– Ничего подобного. Мы знали друг друга годами. Мы просто встретились, решили вместе поесть, сходить в кино, ну а дальше все пошло само собой. – Мэнди широко и весело улыбнулась. – Это было потрясающе.
– Замолчи, Мэнди! Ничего мне не рассказывай. – Бо зажал руками уши и начал производить звуки, изображающие радиопомехи. – Мой мозг этих данных не воспринимает. Он взорвется.
– Ты же не из тех, кто считает: «Раз я с ней спал, никого из моих друзей она уже не заинтересует». Так?
– Что? Нет. – А может, он как раз из тех?! – Нет, – решительно повторил Бо после минутного размышления. – Но…
– У нас с ним полный контакт. А теперь давай я тебе помогу…
Вдруг на ее лице появилось блаженно-мечтательное выражение. Проследив за ее взглядом, Бо увидел Брэда, идущего к ним по улице с тем же блаженно-мечтательным выражением на лице. Бо отвернулся и схватился за голову.
– Моя голова, моя голова! Слушайте, ребята, вы мои лучшие друзья, но если тот сукин сын вчера меня не достал, то вы сейчас меня добьете.
– Не говори глупостей! И, между прочим, хочу тебе напомнить, что ты красуешься в дверях своего дома в нижнем белье. Весьма непрезентабельным. Он в порядке! – крикнула Мэнди Брэду.
– Парень, ты нас так напугал! Я постарел на десять лет! – Брэд взбежал по ступенькам. – Ты в порядке? Ты был у врача? Хочешь, мы свозим тебя на рентген?
– Я был у врача.
Бо застонал, когда Брэд обнял его.
– Мы чуть с ума не сошли, сразу приехали. А как твой грузовик?
– Спекся.
– Жаль. Отличный грузовик. Что мы можем сделать? Хочешь, я оставлю тебе машину? Или давай мы останемся, отвезем тебя, куда хочешь.
– Я не знаю. Я пока еще туго соображаю.
– Не волнуйся, – сказала ему Мэнди. – Хочешь лечь? Я могу приготовить тебе что-нибудь поесть.
Бо заметил, что они потихоньку держатся за руки. Тем не менее он понял главное: в трудную минуту они пришли к нему. Как всегда.
– Мне надо принять душ, одеться, прояснить мысли.
– Отлично. Ты давай в душ, а я пока приготовлю завтрак. Мы оба возьмем отгул на сегодня, верно, Брэд?
– Ясное дело.
– А когда ты снова спустишься, – добавила Мэнди, – расскажешь нам все, что случилось. Мы хотим знать все.


Рина протерла слипающиеся глаза и вновь сосредоточилась на экране своего компьютера.
– Пасторелли-старший большую часть жизни не вылезал из тюрем. Нападение, дебош в пьяном виде, покушение, поджог, мелкое воровство. Четыре задержания по подозрению в поджоге, отпущен за недоказанностью. Два до пожара в «Сирко», еще два после освобождения из тюрьмы. Последний известный адрес – в Бронксе. Но его жена живет в Мэриленде, прямо в пригороде округа Колумбия.
type="note" l:href="#n_44">[44]
– Сын пошел по стопам отца, – откликнулся О'Доннел. – Пара сроков в колонии для несовершеннолетних еще до того, как ему исполнилось шестнадцать.
– Об этом мне известно. Джон для меня отследил, когда я его попросила. Они его забрали, – задумчиво сказала Рина. – Как раньше забрали его отца. В тот вечер, когда Джоуи убил свою собаку, поджег ее и бросил у нас на крыльце.
Она встала, обогнула сдвинутые столы и присела на краешек стола О'Доннелла, чтобы шум в общей комнате полицейского участка не мешал их разговору.
– Он убил своего пса, О'Доннелл. Они сказали, что это был демонстративный акт насилия, вызванный арестом отца по обвинению в пожаре. Трудный ребенок из проблемной семьи. Его отец систематически избивал мать, а время от времени и сына.
– Но ты на это не купилась?
– Нет. Я видела, как он бежал за полицейской машиной, увозившей Джо Пасторелли. Он боготворил отца. Как и многие другие дети, выросшие в такой атмосфере. Его мать была слабой женщиной. Авторитет отца был для него непререкаем. И вот, взгляни на его послужной список. – Рина повернулась так, чтобы ей был виден экран компьютера О'Доннелла. – Аресты за нападение, нападение с сексуальными целями, вандализм, угон автомобиля с отягчающими, нарушение условно-досрочного режима. Он не просто идет по стопам отца, он его превосходит.
– На его счету нет поджогов.
– Может, он действует осторожнее, а может, ему просто везет. Может, они с отцом образовали шайку. А может, поджигательство он приберег для меня. Но за этим стоит кто-то из них или они оба.
– Не спорю.
– Один из них или оба убили Джоша Болтона.
– От того, что есть в их досье, до убийства – шаг немалый, Хейл.
Рина покачала головой.
– Может, были и другие убийства, только их не поймали. Все замыкается на мне. Все началось в тот день, когда Джоуи напал на меня. Сексуальное нападение, вот что это было, только я тогда была слишком мала, до меня просто не дошло.
Но она до сих пор отчетливо помнила, как он хватал ее за грудь, как совал руку ей между ног, какими словами ее обзывал. Она помнила, какое у него было обезумевшее лицо.
– Он бросился на меня, я закричала, мой брат и пара его друзей меня услышали, прибежали и отогнали его. Я рассказала отцу, и он пошел прямо к ним домой, у них с Пасторелли-старшим произошел крупный разговор. Я никогда не видела отца таким взбешенным. Если бы на крик не прибежали соседи и клиенты «Сирико», если бы не разняли их, могло бы кончиться плохо. Очень плохо. Мой отец пригрозил позвать полицию, и все, кто там был, узнав, что случилось, его поддержали.
– И в ту ночь Пасторелли поджег «Сирико».
– Вот именно. «Ты мне будешь портить жизнь, ублюдок, вот что ты за это получишь». Это была паршивая работа. Грязная работа по пьянке, и он даже не вспомнил о семье, жившей наверху. Они могли сгореть заживо.
– Но ты заметила пожар?
– Я заметила пожар. Опять все замыкается на мне. Итак, нам пришлось практически заново отстраивать пиццерию, но, слава богу, никто не пострадал. Страховка покрыла расходы, и все соседи предложили нам свою помощь. Можно взглянуть на дело с другой стороны и сказать, что пожар пошел на пользу семье. Мы сплотились, пожар дал моим родителям шанс обновить и расширить заведение.
– Неприятная новость для того, кто хотел доставить нам неприятности.
– К тому же он попался. Его пес залаял, О'Доннелл. Это была одна из тех вещей, которые я рассказала Джону. Пес залаял у них на заднем дворе, где стоял сарай. Там нашли канистру из-под бензина, часть украденного пива и башмаки, в которых он был.
– Его парень зверски убил свою собаку?
– Да. В его глазах пес стал виноватым. Пес залаял и тем самым выдал его отца.
– Значит, пес должен умереть…
– Точно. Более того, пес должен сгореть. Парня забирают, показывают психиатру, потом колония, и все, он в системе. Он выходит, и мать забирает его в Нью-Йорк. Там он опять влипает, но он все еще несовершеннолетний. Трудно несовершеннолетнему выбраться из Нью-Йорка в Балтимор, чтобы нагадить мне или моей семье. Вот смотри. – Рина постучала по экрану. – Он отбыл короткий срок, но к тому времени, как погиб Джош, они оба вышли на свободу. Джо Пасторелли подтирает полы. Такое унижение!
Рина сама ощущала правду в своих словах. Ощущала разумом, всем своим существом. Вот они – части головоломки! – Но «Сирико» процветает. Наша семья процветает. А та маленькая сучка, из-за которой все началось, учится в колледже, трахается с каким-то слизняком. Стоило Джоуи немного ее полапать, как она шухер подняла и все изгадила. А этому парню она дает без проблем. Пора с ними поквитаться. Я была с ним в тот вечер, понимаешь? В тот вечер, после свадьбы Беллы, я была с Джошем. Один из них убил его. Поджег его. Только потому, что я была с ним в тот вечер.
– Ладно, допустим. Тогда почему он или они не расправились с тобой? Ты же была там. Почему бы не убить вас обоих?
– Потому что этого было мало. Убить меня – и сразу всему конец. А вот сделать мне больно, заставить меня страдать, опять пустить против меня огонь, да так, чтоб я ломала голову и ничего не понимала, это совсем другое дело. У Пасторелли-старшего есть алиби на тот день, Джон его проверил. Но алиби могло быть фальшивым. Джоуи вроде бы был в Нью-Йорке, есть люди, которые это подтверждают. Но мало ли что… И смотри, через три месяца после смерти Джоша Джоуи взяли за угон. В Виргинии, заметь, а не в Нью-Йорке.
– Я не отрицаю, что люди могут таить злобу двадцать лет. Но двадцать лет – долгий срок.
– Были промежуточные этапы. Возможно, я кое-что упустила, не связала. Был один случай, когда я только поступила на работу. Пожарный, с которым я время от времени встречалась, был убит. Он ехал в Северную Каролину, мы собирались туда на долгие выходные. Меня задержали, я не смогла поехать с ним, но мы со Стивом и Джиной собирались выехать на следующее утро. Его нашли в машине, в лесу у проселочной дороги. Это выглядело так, будто его остановили на дороге, убили, ограбили, а машину отогнали в лес и подожгли, чтобы все это прикрыть. Это случилось день в день ровно через одиннадцать лет после пожара в «Сирико».
О'Доннелл откинулся на спинку кресла.
– Хью Фицджеральд. Я немного знал его. Я помню, когда он был убит. Я не знал, что вы были связаны.
– Пожалуй, так нельзя сказать. Мы пару раз встречались, он был другом Стива. И его смерть выглядела случайной, никак со мной не связанной. Местная полиция так ее и квалифицировала.
«И я тоже, – напомнила себе Рина. – Я тоже ни разу не заглянула поглубже».
– Все это было поздно ночью, на неосвещенной местной дороге. Одна из его шин была проколота. Они решили, что он посадил к себе не того попутчика, или кто-то подъехал, попытался его ограбить. Убил его, отогнал машину в лес, поджег в надежде, что огонь заметет все следы. И эта надежда сбылась. Дело до сих пор не закрыто. – Рина перевела дух. – У меня тогда никаких подозрений не возникло. Черт, я тогда носила униформу, и на ней даже пуговицы еще не потускнели. Кто я была такая, чтобы оспаривать мнение закаленных копов? И на каком основании? Только потому, что у меня было мерзкое предчувствие? Мы всего пару раз ужинали вместе, и оба думали, что это может перерасти в нечто большее. Но мы еще не были парой. Он был убит в Северной Каролине. Стрелки не указывали на того, кто поджег ресторан моего отца за одиннадцать лет до того. Мне бы следовало сообразить пораньше и увидеть связь.
– Да, жаль, что твой хрустальный шар был в поломке в тот день.
Рина по достоинству оценила сарказм и то чувство, которым он был продиктован, но ее это не охладило.
– Огонь, О'Доннелл. Всегда присутствует огонь. Джош, Хью, машина Люка, а теперь грузовик Бо. Каждый раз огонь. Возможно, были еще какие-то пожары, на которые я не обратила внимания, не связала воедино. Дело еще открыто.
– С одной только разницей. Теперь он хочет, чтоб ты знала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора

Разделы:
ПрологТочка возгорания123456789Цепная реакция1011121314151617181920Полный охват21222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Огнепоклонники - Робертс Нора



Мне книга понравилась. Конечно сразу было ясно кто главный злодей, обычно я сразу бросаю, но читать все равно было интересно. Наверное это благодаря таланту Робертс.
Огнепоклонники - Робертс НораNemona
27.01.2012, 11.34





Роман замечательный, фильм по нему тоже хорош! оценка 10
Огнепоклонники - Робертс НораЗима
29.08.2014, 14.44





Роман очень интерестный+красивая любовная линия. Понравился тип мужчины: обычный, не мачо, не супермен. Советую читать!
Огнепоклонники - Робертс НораВиталия
30.11.2014, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100