Читать онлайн Огнепоклонники, автора - Робертс Нора, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огнепоклонники - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огнепоклонники - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Огнепоклонники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

Место пожара Рина покинула уже после шести утра. Они с О'Доннеллом разделились: она поехала со Стивом в пожарную часть, а О'Доннелл отправился в участок, чтобы зарегистрировать вещественные улики и написать первоначальный отчет. Рина намеревалась расспросить по горячим следам пожарных, принимавших участие в тушении.
Там она могла – наконец-то! – принять горячий душ. Она всегда держала в багажнике смену одежды. В пожарном депо можно было рассчитывать и на хорошую еду, а после такой трудной ночи Рина буквально умирала с голоду.
– Так что там с этим Гуднайтом?
Рина повернулась к Стиву в полном недоумении. Он пожал плечами.
– Джина будет меня поджаривать. Она всегда злится, когда я не знаю деталей.
– Она все равно будет поджаривать тебя. Просто скажи ей, чтоб обращалась прямо к первоисточнику.
– Ну, спасибо.
– Она ведь нормально относится к твоей работе? У вас с ней не было проблем в этой связи?
– Ну, она, конечно, беспокоится. Но проблем нет, ты права. Было очень тяжело в прошлом году, когда мы потеряли Биггза. Она переживала не меньше, чем я. Мы это обсудили. – Стив дернул себя за ухо. – Поговорили о том, что риск – неотъемлемая часть этой профессии. Приходится покупать все в наборе, понимаешь? Не всегда срабатывает, но Джина – сильная, ты же знаешь. У нас есть дети, еще один на подходе. Что ей остается делать? Только терпеть.
– Она тебя любит. Любовь терпелива. – Рина остановила машину у депо. – Когда будешь звонить ей сегодня утром, попроси ее позвонить моим родителям. Пусть просто даст им знать, что я работаю над делом и что все в порядке. Ты можешь воздержаться от деталей, Стив? Только на этот раз.
– Без проблем.
Двое пожарных мыли пожарную машину. Стив подошел поговорить с ними. Рина помахала им рукой и, захватив смену чистой одежды, вошла внутрь.
Она вымывала запах гари из своих густых волос, пока у нее не заболели руки, а потом просто закрыла глаза, позволяя воде стекать по голове, по шее, по плечам, по спине.
Глаза у нее были словно песком засыпаны, она чувствовала себя измученной, но знала, что это пройдет. Вот только привкус останется, сколько бы воды она ни выпила. Это она тоже знала.
Рина медленно втерла в кожу душистый гель. Это успокаивало. Она готова войти в горящее здание, но черта с два она пожертвует ради этого своей кожей. И даже своим тщеславием, подумала она, тщательно нанося крем.
Одевшись, она перебросила сумку через плечо и направилась в кухню, чтобы выпросить порцию еды.
Казалось, тут всегда, в любое время суток, что-нибудь да готовится. Большие горшки с перцем чили или рагу, огромный мясной рулет, яичница на десяток человек. Разделочные столы и плиту отмывали после каждой готовки, но в воздухе всегда держался запах кофе и горячей пищи.
В этой пожарной части Рина проходила практику и часто подрабатывала добровольцем в свободное время. Она спала на нарах, готовила на этой плите, играла в карты за столом, смотрела телевизор в комнате отдыха.
Никто не удивился, когда она вошла. Одни сонно кивали, другие весело приветствовали ее. Перед ней поставили тарелку яичницы с беконом.
Рина села рядом с Грибли, пожарным двенадцатого года службы. Он носил аккуратную бородку, а на ключице у него был жженый шрам. Боевой шрам.
– Говорят, вчерашний поджигатель упредил тебя заранее?
– Верно говорят. – Рина доела яичницу и запила ее кока-колой, взятой из холодильника. – Похоже, он что-то против меня имеет. Пожар был в полном разгаре, когда я приехала. Прошло минут десять, как он позвонил.
– Долго же ты ехала, – заметил Грибли.
– Он мне не сказал про поджог, а то приехала бы раньше. В следующий раз учту.
Один из дремавших за столом поднял голову.
– Ждешь следующего раза? Думаешь, он серийный? Не рано ли?
– Я к этому готова. И вам всем тоже придется к этому готовиться. На этот раз он сделал все просто. Это был пробный ход. Знаете, как на улице к женщинам пристают? Легким движением берут за плечико, реакцию проверяют. Второй этаж, восточная торцовая стена. Там было первичное возгорание?
– Точно, – кивнул Грибли. – Этот сектор был в полном охвате, когда мы поднялись. Часть стены вырублена, вентиляционные дыры в потолке.
– То же самое было на первом этаже, – продолжала Рина. – Он не спешил, время у него было. Мы нашли четыре коробка спичек, один из них не вспыхнул.
– Провел фитили со второго этажа на первый. – Пожарный, сидевший напротив нее, Сэндз, поднял свою кофейную кружку. – Еще не занялось, когда мы подоспели. Небрежная работа, если хочешь знать мое мнение.
– Да, – кивнула Рина.
Только сама она не знала, что это было: действительно небрежность или хитрость?


– Все было почти по-детски. – Рина села и откинулась в кресле, вытянув ноги. О'Доннелл сделал то же самое. – Бензин, бумага, спички. Детские игрушки. Если сбросить со счетов специально просверленные вентиляционные дыры, это либо работа подростка, либо взрослого любителя. Спичечные коробки, не успевшие вспыхнуть и оставленные специально для нас. Как, по-твоему, он думал, что мы не найдем дыры, или хотел, чтобы мы их нашли?
– Если хочешь понять его мотивы, смени местоимения. Я бы сказал, он хотел, чтобы ты их нашла. Мы так, статисты. На авансцене ты.
– Ну, спасибо, утешил. – Рина резко выпрямилась. – Кто? Зачем? Где пересеклись наши пути? А может, они пересеклись только в его больном мозгу?
– Мы еще раз перероем старые дела. И начнем опрашивать тех, кто в этом замешан. Может, это кто-то, кого мы посадили. А может, тот, кого не посадили. Может, у тебя с ним что-то было, и ему не нравится, что ты дала ему от ворот поворот.
В ответ на это Рина покачала головой.
– У меня ни с кем ничего серьезного не было. Я не допускала ничего серьезного с тех пор, как… – Она умолкла и потерла затылок, заметив пристальный взгляд О'Доннелла. – Ты же знаешь, после Люка у меня ни с кем ничего не было.
– Давненько же ты в завязке.
– Может быть, и так, но это мое дело. А если ты думаешь, что это Люк, забудь. Ни за что на свете не станет он ползать по пыльному школьному зданию. Побоится запачкать костюмчик, сшитый на заказ.
– Может, он надел треники по такому случаю. Он все еще в Нью-Йорке?
– Насколько мне известно. Ну, ладно! – Рина вскинула руки в знак того, что сдается. – Я проверю. Ты зануда, О'Доннелл, но я проверю.
– Ты хоть когда-нибудь задумывалась, насколько травмировал тебя этот тип?
– Признаю, он поставил мне пару синяков. Когда я играла в контактный футбол, бывало куда хуже.
– Я не имею в виду твою физиономию, Хейл. Он тебе мозги испортил. Жаль, что ты доставила ему такое удовольствие. Пойду налью себе кофе. – Он встал и ушел, давая ей время обдумать его слова.
Вместо этого Рина выругалась себе под нос и, повернувшись к компьютеру, начала искать текущие данные по Люку Чамберсу. Когда О'Доннелл вернулся со своей кружкой, она сухим, официальным голосом доложила:
– Люк Чамберс проживает в Нью-Йорке, работает в той же брокерской компании, которая послала его на Уолл-стрит. Женился в декабре двухтысячного на Джанин Грейди. Детей нет. Овдовел, когда его жена погибла в теракте девятого сентября. Она работала на шестьдесят четвертом этаже первой башни.
– Тяжелый случай! Такой поворот может свести человека с ума. Ничего такого не случилось бы, если бы ты согласилась на его план и поехала с ним.
– О господи, ты прямо как пес, зажавший в зубах кость. Прекрасно. Я свяжусь с местными копами, попрошу проверить, был ли он вчера в Нью-Йорке.
О'Доннелл подошел к ее столу, вынул из кармана жестянку диетической кока-колы и поставил перед ней.
– Если бы речь шла обо мне, ты бы меня заставила проделать то же самое. А если бы я отказался, ты сама сделала бы это для меня.
– Я устала. Я на нервах. Ты, конечно, прав, но от этого мне только хочется тебе врезать.
О'Доннелл с довольной улыбкой занял место за своим столом.


Какое это было облегчение – наконец-то добраться до дома! Рине хотелось только одного: как следует выспаться.
Она вошла и повесила сумку на столбик перил. Потом перед ее мысленным взором возникло нахмуренное и осуждающее лицо матери. Она сняла сумку и перевесила ее в стенной шкаф.
– Ну, что, ты довольна?
Мигающий огонек автоответчика она демонстративно проигнорировала и прошла прямо в кухню.
Свою почту Рина бросила на стол и положила рядом захваченную с работы папку с делом. Прежде всего спать, сказала на себе, но все-таки не утерпела и нажала кнопку воспроизведения на автоответчике.
Как только устройство объявило, что первое сообщение получено в два десять утра, сердце у нее отчаянно забилось.
– Ну, как тебе сюрприз? Держу пари, тебе понравилось, раз ты все еще там. Весь этот огонь, а? Золотой, красный, ярко-синий. Держу пари, ты кончила. Держу пари, тебе хотелось забраться внутрь, и чтоб этот парень из соседнего дома тебя трахал, пока там все горит. Но я-то сумею лучше, чем он. Ты только дождись. Только дождись.
Ее дыхание было слишком громким, слишком частым. Она остановила запись, закрыла глаза и постаралась успокоиться.
Он следил за ней. Он знал, что Бо был с ней. Знал, что она подходила к окну. Он был так близко, что мог наблюдать за ней, а она его не заметила. Может, он был среди тех, кто вышел из соседних домов? Или он был водителем одной из проезжавших мимо машин? Одним из лиц в толпе?
Следил за ней. Следил, как она следила за пламенем.
Рина содрогнулась. Он хотел испугать ее, и она не могла это остановить. Но она могла кое-что предпринять. Это было в ее власти.
Она прослушала остальные сообщения.
Второе поступило в семь тридцать утра.
– Все еще не дома? – Он засмеялся каким-то сиплым смешком. – Дела, дела, дела.
– Наглеешь, ублюдок, – сказала Рина вслух. – Это вечная ошибка.
Третье сообщение было записано в семь сорок пять.
– Рина! – Она вздрогнула, а потом испустила вздох облегчения, узнав голос Бо. Да, пришлось признать, что она была здорово напугана. – Твоей машины не видно, значит, ты еще на работе. Мне сегодня надо съездить на оценку работ, а потом подкупить стройматериалов. Звучит довольно прозаично после вчерашних приключений. В любом случае позвони, когда вернешься.
Следующий звонок поступил через час: Джина требовала встречи, чтобы узнать все подробности о новом парне.
– Ну, с этим ты опоздала. – Рина присвистнула и щелкнула пальцами. – Вот он здесь, а вот его уже нет.
И тут она нахмурилась: автоответчик буквально взорвался слезливым голосом ее сестры Беллы.
– Ну, почему тебя вечно нет на месте, когда ты мне нужна?
Поскольку все сообщение только в этом и состояло, Рина взялась за телефон, но остановила себя. Она должна рассуждать как коп, а не как сестра.
Она стерла все сообщений, кроме двух первых, вынула пленку, запечатала ее в пакет, потом заправила в устройство новую.
Она позвонила О'Доннеллу и ввела его в курс дела.
– Значит, он там был.
– Скорее всего. А может, он следил за моим домом, видел, как я уехала с Бо. Возможно, он меня выслеживал, последовал за мной туда от дома. Правда, «хвоста» я не заметила, хотя специально его высматривала.
– Утром мы проведем еще один обыск, – сказал ей О'Доннелл. – Я доложу и организую патрулирование твоего дома на эту ночь.
Рина хотела было возразить, но заставила себя умолкнуть.
– Хорошая мысль. Кто-нибудь из нашего участка, хорошо? Если он заметит патрульную машину, может, это его отпугнет. Но лучше без опознавательных знаков.
– Я это устрою. Отдыхай.
Рина вспомнила о звонке от Беллы.
– Да, обязательно. – Она потерла усталые глаза. – Я так и сделаю.
Она взглянула на телефон. Надо перезвонить Белле. Конечно, надо. Может, ее эмоциональный срыв вызван какой-нибудь ерундой вроде сломанного ногтя, но это неважно. И вообще это было нехорошо – и несправедливо – так думать о родной сестре, признала Рина. Все-таки Белла не такая дурра. Ну не совсем такая.
Может, что-то случилось с детьми? Вряд ли. Если бы дело было в этом, она получила бы уже с десяток звонков от своих родственников. В экстренном случае родители позвонили бы ей на сотовый.
И чего она тянет, вместо того чтобы просто взять и позвонить сестре? Кто же она такая после этого?
Рина взяла телефон и вызвала в памяти номер сестры.
Она сама не знала, смеяться или досадовать, когда экономка сообщила ей, что Белла в салоне красоты. Это еще не означало что тревога ложная. Ее сестра бросалась в салон красоты, как другие люди – в пункт «Скорой помощи».
Рина уже готова была подняться наверх, но тут раздался стук в дверь. У нее защекотало в груди: она подумала, что это Бо. Но когда она открыла дверь, перед ней предстала жизнерадостная, беременная Джина.
– Стив сказал, что ты наверняка дома. Я просто должна была проверить, как ты. – Она крепко обняла Рину. – Ну и ночка, а? Ты в порядке? У тебя усталый вид. Тебе следует отдохнуть.
– Свежая мысль, – заметила Рина, и Джина вошла в дом.
– Ну, давай сядем. Моя мама осталась с детьми на пару часиков. Благослови ее господь вечной молодостью и красотой. – Джина села, похлопала себя по округлившемуся животу и с улыбкой оглядела комнату, стены которой были выкрашены предыдущими жильцами в странный оттенок грязно-зеленого цвета.
– Ты так и не выбрала краски? Ты с этим не тяни, красить надо, пока стоит такая хорошая погода, чтобы можно было проветрить и не дышать запахом разбавителя. Стив готов тебе помочь.
– Спасибо. Я пока ничего не выбрала. Пожалуй, нужно что-нибудь более традиционное, чем это.
– Все, что угодно, будет выглядеть более традиционно, чем это. Я могу тебе помочь. Обожаю подбирать краски. Это как игрушки. Ну, как? Я тебя развеселила?
– А что? Разве я в этом нуждаюсь?
– Стив мне кое-что рассказал, Рина. Не волнуйся, я ничего не сказала твоим родным. Вообще никому. И не скажу, если ты не захочешь. Буду волноваться о тебе сама.
– Не о чем волноваться.
– Ну, конечно. Подумаешь, какой-то пироманьяк одержим моей лучшей подругой настолько, что сжег нашу старую начальную школу! Есть о чем волноваться!
Рина со вздохом поднялась, прошла в кухню и налила им обеим по стакану минеральной воды.
– А заесть чем-нибудь можно? – спросила Джина у нее за спиной. – Желательно с большим количеством сахара.
Рина вынула из буфета остатки кофейного кекса.
– Он черствый, – предупредила она. – Позавчерашний.
– Можно подумать, что это имеет значение! – Джина со смехом отломила кусок. – Я кору древесную есть буду, только сахаром посыпь. – Она села возле старой разделочной колоды, служившей Рине кухонным столом. – Ну, ладно, ты была занята, я была занята, теперь пора мне узнать все детали об этом столяре. Моя мама узнала от твоей, что ты с ним знакома еще с колледжа. Я вроде бы знала всех твоих приятелей, но что-то не припомню большого парня по фамилии Гуднайт.
– Потому что мы его не знали. Во всяком случае, я. Он меня пару раз видел, когда мы с тобой в колледже учились.
– Моя мамаша вечно все перепутает. – Джина отломила еще кусок кекса. – Садись и выкладывай.
Рина стала рассказывать, чувствуя, как постепенно отступает усталость и затихает головная боль. Джина в нужных местах прерывала повествование ахами и охами, восклицаниями типа «О мой бог!» и хватанием за сердце.
– Он увидел тебя на другом конце комнаты и не смог забыть! Он держал тебя в сердце все это…
Рина скривилась.
– Заткнись! Это так романтично! Как Хитклиф и Кэтрин.
type="note" l:href="#n_39">[39]
– Они были чокнутые.
– Ой, я тебя умоляю! Ну, хорошо, это романтично, как в фильме «Неспящие в Сиэтле». Ты же знаешь, я обожаю этот фильм.
– Все точно, только мы не живем на противоположных побережьях, я не помолвлена с кем-то другим, а он не вдовец с маленьким сыном. В остальном все совпадает. В точности.
Джина погрозила ей пальцем.
– Ты не испортишь мне этот праздник. Я шесть лет замужем, жду третьего ребенка, где мне взять романтики? Должна же я расслабиться! Итак, он хорош собой?
– Очень. Отлично сложен. Отчасти это, наверно, из-за его работы. Физический труд.
– Теперь к сути. Как он по части секса?
– Разве я сказала, что занималась с ним сексом?
– Мы с тобой, что, вчера познакомились?
– Черт, попалась. Он зашкаливает.
Джина заморгала и откинулась на спинку стула.
– Ты никогда так раньше не говорила.
– Чего я не говорила?
– Ты всегда говоришь: «Это здорово» или «Это мощно». Иногда «Было весело» или «Середняк». Я бы сказала, по шкале от одного до десяти твой максимум – восьмерка.
Рина наморщила лоб.
– У меня были десятки. А ты слишком много внимания уделяешь моей сексуальной жизни.
– А на что ж тогда друзья? Значит, это лучший секс в твоей молодой, полной приключений жизни?
– Я не говорила… Ну, ладно, да, так оно и есть. Это было здорово, и мощно, и весело, и романтично. Это было дико и необузданно. И со вчерашнего дня все кончено.
– Как? Почему? Я же только что пришла!
Рина налила еще немного воды и стала следить за поднимающимися пузырьками.
– Притащить парня на место пожара, который касается тебя лично, а не только профессионально, дать ему увидеть, как ты бегаешь в пожарной робе, отдаешь приказы, в том числе и ему, и при этом он знает, что на тебе зациклился какой-то псих? Понимаешь, это как-то сразу снимает романтику, Джина.
– Ну, значит, у него паршивый стояк.
Рина со смехом покачала головой.
– Ничего подобного. В прямом и в переносном смысле. Мы только-только начали танцевать, Джина. И вдруг мотив сменился. И все усложнилось.
Джина тяжело вздохнула.
– Ну, если он так к тебе относится, значит, он мне больше не нравится.
– Он бы тебе понравился. Он симпатичный. Я не стану его винить за то, что он прервал танец.
– Значит, он еще не прервал танец.
– Вчера я почувствовала, что он отстранился. Просто об этом еще не объявлено официально.
– Знаешь, в чем твоя проблема, Рина? Ты пессимистка. Когда дело доходит до мужчин, ты жуткая пессимистка. Вот почему… – Прервав себя на полуслове, Джина нахмурилась и отпила воды.
– Давай уж, не останавливайся.
– Ладно, скажу, потому что я люблю тебя. Вот почему у тебя отношения с мужчинами так непродолжительны, так поверхностны. Это началось еще с колледжа. С бедного Джоша. А после Люка стало еще хуже. Он был колоссальной задницей, – торопливо добавила Джина, когда Рина поперхнулась водой. – Тут спору нет. Но, если хочешь знать мое мнение, то, что тогда случилось, сильно ударило тебя по мозгам, и ты совершенно разучилась строить прочные отношения.
– Это неправда. – Но Рина сама слышала, что ее голосу не хватает убедительности.
Джина взяла ее за руку.
– Милая моя, вот я сижу и слушаю, как ты мне рассказываешь об этом парне… Ты ни о ком так не говорила с тех пор, как мы еще в школу ходили. Я чувствую, что тут назревают серьезные отношения, а ты уже готова послать все к чертям. Ты уже заточена на это. Почему бы тебе не подождать и не посмотреть, как все повернется, прежде чем ставить на нем крест?
– Потому что для меня это важно, – тихо призналась Рина, и Джина еще крепче сжала ее руку. – Потому что он смотрит на меня, и для меня это важно. Я никогда такого раньше не чувствовала. Ни с кем, ни разу. Я не жалела, что такого раньше не было. Может, дело было во мне – я не могла или не хотела. Может, мне это было не нужно. Я не жалела. У меня в жизни всего хватает. У меня есть семья, работа, если бы мне нужен был мужчина, их кругом полно. Но он стал для меня важен, и это случилось так быстро, этого так много, я боюсь, как бы это меня не раздавило, когда он уйдет.
– Ты влюблена в него?
– Я… еще не решила. Мне страшно.
Джина вся расплылась в улыбке. С трудом поднявшись на ноги, она обогнула импровизированный стол, обняла Рину и чмокнула ее в макушку.
– Поздравляю.
– По-моему, вчера я все испортила, Джина.
– Погоди. Притормози. Вспомни, что со мной творилось, когда у нас со Стивом все началось всерьез. Я была вся в кусках.
– А тебе это шло, – улыбнулась Рина.
– Это был кошмар. – Джина выпрямилась, повела плечами. – Я собиралась на год уехать в Рим и завести безумный роман с каким-нибудь непризнанным гением-художником. И как же мне было осуществить свою мечту, когда этот проклятый пожарник измотал мне всю душу? До сих пор мотает, до сих пор держит меня в страхе. Иногда я смотрю на него и думаю: что я буду делать, если с ним что-нибудь случится, если я его потеряю? А вдруг он влюбится в другую? Дай парню шанс, Рина. – Она ласково погладила Рину по щеке. – Я его даже не видела, но я тебе говорю: дай ему шанс. Сейчас заберу у матери детей и вернусь в тот цирк, который называется моей жизнью. Позвони мне завтра.
– Позвоню. Джина! Ты меня развеселила, спасибо!
– Значит, мое дело сделано.


Рина проспала три часа и проснулась с колотящимся сердцем. В мозгу еще сохранились смутные воспоминания о приснившемся ей кошмаре. Огонь и дым, темнота и страх – мешанина деталей, никак не связанных друг с другом. Может, оно и к лучшему, решила она, свернувшись калачиком, пережидая, пока сердце не успокоится.
Кошмары мучили ее время от времени, особенно когда она испытывала стресс или переутомление. Это была профессиональная болезнь полицейских. Никто не видел того, что видели они, никто не трогал того, что им доводилось трогать, нюхать то, что они нюхали.
Но кошмар пройдет, он всегда проходит. Она с этим справится. Это ее работа – справляться с такими вещами.
Рина села и зажгла свет. Она что-нибудь съест, поработает немного. Это поможет ей избежать нового приступа бессонницы. Ей не хотелось проснуться в три часа ночи от нового кошмара.
Все еще полусонная, Рина спустилась вниз. Джина права, подумала она, спускаясь и проводя пальцами по стене. Надо серьезно заняться покраской, съездить за образцами и вообще пора сделать дом своим.
Неужели она и вправду боится серьезных отношений? Она долго колебалась, прежде чем решиться на покупку дома, хотя мечтала о своем доме годами. Теперь вот все никак не может взяться за отделку дома, хотя, по идее, раз это ее дом, он должен отражать ее индивидуальный вкус и стиль.
Что ж, первый шаг – признать, что у нее есть проблема. Значит, надо пересилить себя, пойти и купить краску и начинать ремонт.
Вот разберется она с этим делом, закроет его, потом возьмет неделю отпуска и сделает что-нибудь для себя. Купит краску и обои, поездит по антикварным магазинам и магазинам подержанной мебели, она посадит цветочки.
Без особого интереса Рина начала осматриваться в кухне. Ей не особенно хотелось есть. Ей хотелось размышлять. Она не виновата, что она коп, что у нее бывает срочная и неприятная работа. И она, безусловно, не виновата в том, что Бо не захочет с этим справиться.
Это у нее-то страх перед серьезными отношениями? Чертя с два! Рина уже была готова завязать серьезные отношения с ним – впервые в жизни! – а он соскочил с корабля при первом подъеме волны.
Да пошел он!
Он сам к ней пришел. Мечтательные зеленые глаза, чувственный рот. Рина вытащила чеснок и помидоры и принялась яростно их шинковать, воображая, что режет на части Бо Гуднайта. Девушка Его Мечты? Чушь! Не была она девушкой ничьей мечты, ее это звание не прельщало. Она такая, как есть, и если ему не нравится, пусть проваливает.
Она нагрела оливковое масло в глубокой сковороде с длинной ручкой, вытащила красное вино.
Он ей не нужен. Кругом полно мужчин. Если ей когда-нибудь один из них понадобится, можно выбрать любого. Не нужен ей симпатичный, сексуальный, веселый столяр, чтобы заполнить пустоту своей жизни.
В ее жизни нет пустот.
Обжаривая чеснок, Рина вздрогнула, когда у нее за спиной раздался стук в заднюю дверь. «Не дергайся», – приказала она себе, но все-таки взяла пистолет, оставленный на разделочном столе.
– Кто там?
– Это я, Бо.
Со вздохом облегчения Рина спрятала пистолет в выдвижной ящик, тряхнула головой, сбрасывая напряжение, и отперла заднюю дверь.
Грудь у нее сдавило, и она ничего не могла с этим поделать. Стеснение в груди, пересохшее горло и тяжесть в животе – все это были незнакомые ей и неприятные для нее симптомы. Никогда раньше она не испытывала такого волнения в отношениях с мужчиной.
Но она открыла дверь и встретила его легкой непринужденной улыбочкой.
– Нужен стакан сахара? Или соль?
– Да нет. Ты получила мое сообщение?
– Да. Извини, я вернулась домой только после четырех, потом ко мне заходила подруга. А потом я поспала. Только что встала.
– Я так и думал. У тебя шторы в спальне были задернуты, когда я вернулся домой, вот я и решил, что ты спишь. А потом увидел свет в кухне, дай, думаю, рискну. М-м-м… что-то вкусно пахнет. Помимо тебя.
– О черт! – Рина бросилась к плите и спасла чеснок от сожжения. – Я просто решила сварганить немного макарон.
Она добавила нарезанные кубиками помидоры, плеснула немного красного вина. Может, она и не ощущала особого голода, но порадовалась, что у нее чем-то заняты руки. Она добавила базилика, молотого перца и оставила все это тушиться под крышкой на малом огне.
– Ловко у тебя получается. Думаю, это наследственное. Но ты выглядишь усталой.
– Спасибо. – Рину передернуло от собственного, кислого, как уксус, голоса. – Обожаю, когда мне об этом напоминают.
– Я беспокоился о тебе.
– Извини, такая уж у меня работа.
– Я так и понял.
– Я собираюсь выпить вина.
– Спасибо, – сказал Бо, – с удовольствием присоединюсь. Ты мне можешь еще что-нибудь рассказать о вчерашнем происшествии?
– Незаконное вторжение, поджог с множественными точками возгорания, сообщения, оставленные следователю. Обошлось без жертв. – Рина протянула ему бокал красного вина.
– У тебя такое стервозное настроение, потому что ты устала, потому что этот сукин сын осложняет тебе жизнь или ты злишься на меня?
Ее голос был так же едок, как и ее улыбка.
– Выбирай, что тебе больше нравится.
– Первые две причины я могу понять. Но почему бы тебе не объяснить третью?
Рина прислонилась к разделочному столу.
– Я делала то, чему меня учили, то, что должна делать, то, за что мне платят.
Бо осмыслил сказанное и кивнул.
– И что же?
– Что «что же»?
– Нет, это моя реплика: «И что же»? Кто с кем спорит?
«Ты умеешь вести себя, как подобает взрослой цивилизованной женщине», – сказала себе Рина. Она вынула большую кастрюлю, подставила под кран в раковине и начала наполнять водой.
– Если ты голоден, тут с лихвой хватит на двоих.
– Спасибо, не откажусь. Рина, ты на меня злишься, потому что я помешал тебе вчера ночью?
– Ты не должен был вмешиваться.
– Когда человек, который мне дорог, начинает действовать безрассудно и может попасть в беду, я обычно вмешиваюсь.
– Я не действую безрассудно.
– Как правило, нет. Во всяком случае, мне так кажется. Но он пробил твою защиту.
– Ты не знаешь, какова моя защита. – Рина перенесла кастрюлю на плиту, включила горелку. – Ты меня совсем не знаешь.
Она замерла, когда он положил ладонь поверх ее руки и повернул ее лицом к себе.
– Я знаю, что ты умна, знаю, что ты предана делу. Я знаю, что ты предана своей семье. А когда смеешься, ты смеешься всем лицом, а не одним ртом. Я знаю, что ты любишь бейсбол. Я знаю, где тебя тронуть, чтобы тебе понравилось. Знаю, что ты любишь лимонный пирог и не пьешь кофе. Знаю, что ты можешь войти в огонь. Скажи мне что-нибудь еще, я буду знать.
– Зачем ты пришел, Бо?
– Повидать тебя, поговорить с тобой. А тут мне еще обломилось поесть макарон в придачу.
Рина отступила на шаг, взяла свой бокал.
– Я решила, что после вчерашней ночи тебе будет неловко.
– В каком смысле?
– Не будь тупым.
Бо беспомощно развел руками.
– Стараюсь. Мне будет неловко… с тобой?
Рина молча отпила вина.
– Мне будет неловко с тобой, потому что… Да, тут выбор невелик, – решил Бо, видя, что она упорно молчит. – Потому что мы вчера поругались, когда ты захотела поехать одна? Нет, дело не в этом. Я же одержал верх. Потому что мне пришлось держаться в стороне? Не может быть. Я же не полицейский и не пожарный. Ты меня озадачила. Сдаюсь.
– Тебе не понравилось, когда я вошла.
– В горящее здание? – Он горько засмеялся. – Ты чертовски права. А что, прикажешь мне быть в восторге, когда ты бросаешься в огонь? Значит, тут у нас действительно есть проблема, потому что этого никогда не будет. Кстати, для меня это был первый опыт. С учетом этого, можно считать, что я вел себя примерно. Я же не побежал за тобой, не схватил тебя, не выволок наружу. Хотя, сознаюсь, эта соблазнительная мысль промелькнула у меня в уме. Хочешь, чтобы я полюбил риск, связанный с твоей работой? Это необходимо, чтобы мы были вместе?
Рина долго смотрела на него молча.
– Боже, я и впрямь пессимистка.
– О чем ты говоришь? Ради бога, ты не могла бы перевести это на нормальный язык, понятный не только женщинам, но и мне?
– Ты хочешь быть со мной, Бо?
Он вскинул руки. Вид у него был комичный – олицетворенное мужское недоумение и досада.
– Я же здесь.
Рина, смеясь, покачала головой.
– С этим не поспоришь. Ты, безусловно, здесь. Придется мне извиняться.
– Отлично. За что?
– За то, что сочла тебя ублюдком. Я думала, ты решил отчалить, потому что не мог примириться с моей работой, с тем, что я собой представляю. Мне придется извиниться за то, что я себя «накрутила», убедила, что меня не колышет, если ты уйдешь. Нет, внушить себе это я не сумела, но очень старалась. Я злилась на тебя, хотя не ты, а именно я не могла справиться с ситуацией. Я только теперь начинаю понимать, что у меня есть проблемы: я не умею строить отношения. – Рина подошла к нему, обхватила ладонями его щеки, прижалась губами к его теплым губам. – Поэтому я извиняюсь.
– Значит, мы покончили с нашей первой ссорой?
– Вроде бы да.
– Хорошо. – Бо повторил ее жест: обхватил ладонями ее щеки и поцеловал. – Первая ссора – всегда сложная штука. Давай поговорим о чем-нибудь совершенно другом, пока будем есть. Кстати, я надеюсь, что это будет скоро, потому что, кроме бутерброда с арахисовым маслом, я сегодня ничего не ел.
Рина повернулась, чтобы взять макароны.
– Это будет гораздо лучше.
– Все уже прекрасно.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора

Разделы:
ПрологТочка возгорания123456789Цепная реакция1011121314151617181920Полный охват21222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Огнепоклонники - Робертс Нора



Мне книга понравилась. Конечно сразу было ясно кто главный злодей, обычно я сразу бросаю, но читать все равно было интересно. Наверное это благодаря таланту Робертс.
Огнепоклонники - Робертс НораNemona
27.01.2012, 11.34





Роман замечательный, фильм по нему тоже хорош! оценка 10
Огнепоклонники - Робертс НораЗима
29.08.2014, 14.44





Роман очень интерестный+красивая любовная линия. Понравился тип мужчины: обычный, не мачо, не супермен. Советую читать!
Огнепоклонники - Робертс НораВиталия
30.11.2014, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100