Читать онлайн Огнепоклонники, автора - Робертс Нора, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огнепоклонники - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огнепоклонники - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Огнепоклонники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Рина носила ребенка на руках по гостиной в кукольных размеров квартирке Сандера и Ань. Они уже начали складывать вещи.
Она выехала из квартиры над «Сирико», и теперь в эту квартиру собирался въехать ее брат со своей маленькой семьей.
Оба окна в гостиной были открыты. До нее доносился шум уличного движения и голоса детей, играющих в парке по соседству.
– Ну, подумаешь, мы поужинали в «Сирико». Два раза. Пару раз посидели у него на крыльце. Он набросал для меня эскиз стола. Стол замечательный. Честно говоря, бесподобный. Я не знаю, что о нем думать.
– Давай ближе к делу. – Ань все это время не переставала складывать детские вещи. – Почему ты с ним не переспала?
– И это говорит приличная женщина, мать семейства!
– В настоящий момент из-за рождения, вскармливания, работы и подготовки к переезду моя сексуальная жизнь застыла на мертвой точке. Хоть про чужую жизнь хочется узнать что-нибудь интересное. Как он по части поцелуев?
– Понятия не имею.
– Ты с ним даже не целовалась? – Ань бросила памперсы и схватилась за грудь. – Ты переехала… когда? Три недели назад? Ты разбиваешь мне сердце!
– Он работает, я работаю. – Рина пожала плечами. – Хоть мы и живем по соседству, видимся не каждый день. Мы даже стараемся не мозолить друг другу глаза каждый день. Он не сделал свой ход. Я тоже не сделала. Мы вроде как… – Она описала пальцем круг в воздухе. – Обходим это дело стороной. Я жду, что он сделает первый шаг. И я думаю, он понимает, что я жду, поэтому и тянет время, держит меня в неизвестности.
– Ладно, ты проводишь с ним время, значит, он тебе нравится? Пульс у тебя частит, значит, ты находишь его привлекательным? И тем не менее ты на него не прыгнула.
– Нет. – Рина немного отстранила от себя Дилана и заглянула ему в лицо. – Что со мной не так?
– Ты немного боишься, да?
– Нет на свете такого мужчины, которого я боялась бы. – Она не могла и ни за что не позволила бы себе бояться. – Даже этого чемпиона, который, по-моему, только что самым что ни на есть замечательным образом наложил в свой подгузник. Иди к маме, мой сладкий.
Ань взяла ребенка, отнесла его в спальню, в которой им приходилось тесниться втроем, и уложила на пеленальный столик.
– Я думаю, ты его немного боишься, – продолжала она. – Я тоже поначалу побаивалась Сандера. Он был такой симпатичный, такой забавный, и он прекрасный врач. А потом, когда мы начали встречаться, я ужасно боялась знакомства с твоей семьей. У меня было какое-то предубеждение. Мне казалась, что это какой-то «Клан Сопрано»,
type="note" l:href="#n_32">[32]
только без стрельбы и трупов.
– Ну, спасибо, буду знать, на что похожа моя семья.
– Большая семья, настоящая итальянская семья. Как скромной китайской девушке вроде меня вписаться в такую семью?
– Ты как цветок лотоса, изящно переплетенный с виноградной лозой.
– Какой красивый образ! А знаешь, я их всех обожаю. Мне кажется, я полюбила твою семью еще до того, как полюбила Сандера. Я им восхищалась, я хотела его как мужчину, но твоей родней я была просто ослеплена. И вот, смотри, что у меня теперь есть. – Она чмокнула Дилана в животик и обвила одной рукой талию Рины. – Разве это не самый прелестный малыш на всем белом свете?
– Самый.
– Когда Сандер впервые сделал мне предложение, я отказала.
– Что? – Рина в изумлении уставилась на свою золовку. – Ты отказала Сандеру?
– Я была в полной панике. «Нет, нет, ты что, с ума сошел? Пусть все остается, как есть. Нам вовсе не обязательно жениться. Нам и так хорошо, не надо ничего менять. Просто забудь об этом». Он ушел, пропадал где-то целый час. Я уж думала, он и вправду решил забыть. Но он вернулся и сказал, чтобы я перестала валять дурака.
– Ах, как романтично!
– Представь себе, да! Это было очень романтично. Он был такой сердитый, такой сексуальный. «Я люблю тебя, ты любишь меня, давай вместе строить нашу жизнь». Я сказала «да», и мы начали ее строить. – Ань подняла малыша, прижалась щекой к его щечке. – Слава богу! А знаешь, почему я тебе все это рассказываю? – добавила она. – Чтобы ты поняла, что, когда немного боишься, это нормально. Но лучше не медлить и сделать ход.
Может, она и сделает ход, размышляла Рина по дороге домой. Что ее останавливает? Ань права… Впрочем, Ань всегда бывала права. Лучше сделать свой ход. Тот, кто делает первый ход, напомнила себе Рина, обычно получает преимущество. Становится хозяином положения.
Бо любил ее в своих фантазиях и оставался верен этой любви… Как он сказал? Семь семнадцатых своей жизни. Ну, разве это не трогательно? Можно предположить, что у него возникали всякие идеи и образы на ее счет. Конечно, в большинстве своем преувеличенные и нереальные.
Если она сделает первый ход, у них появится новое игровое поле. А играть она любит.
Иногда можно просто поддаться порыву, сказала себе Рина. Она поставила машину и взяла свою сумку. Хватит заниматься самокопанием и пытаться предугадать последствия.
Она прошла прямо к двери Бо и постучала. Он долго не открывал, и она подумала, что он, наверное, работает на заднем дворе. Он часто работал там по вечерам. Но когда он все-таки открыл дверь, у нее уже была наготове кокетливая улыбка.
– Привет! Я была тут по соседству и подумала… – Тут Рина заметила, что он бледен и как будто находится в шоке. – Что случилось?
– Я… Мне надо идти. Извини. – Он умолк, но не двинулся с места.
– Бо, что случилось?
– Моя бабушка…
Рина крепко взяла его за руку.
– Что случилось с твоей бабушкой?
– Она умерла.
– Господи! Мне очень жаль. Когда?
– Они… они только что позвонили. Только что позвонили. Мне надо поехать к ней домой. Она у себя дома. Я должен позаботиться… Я должен что-то делать.
– Хорошо. Я тебя отвезу.
– Что? Погоди, дай мне секунду. – Бо прижал пальцы к глазам. – Я совершенно вышел из строя.
– Это естественно. Поэтому я тебя отвезу.
– Нет. Нет, все нормально. – Он опустил руки и покачал головой. – Это далеко. В Глендейле.
– Идем. Где твои ключи от дома?
– Мои… – Он сунул руку в карман и вытащил их. – Да. Да. Послушай, Рина, ты не обязана. Мне просто нужна минутка, чтобы это осмыслить.
– Тебе не следует садиться за руль, поверь мне. И ты не должен ехать один. Запри дверь, – велела она ему, а потом повела его к своей машине. – Где находится Глендейл?
Бо опять потер глаза руками, словно прогоняя сон, назвал адрес и довольно путано объяснил, как ехать. К счастью, Рина неплохо знала этот район еще с тех пор, как училась в колледже.
– Твоя бабушка болела?
– Нет. Во всяком случае, ничего серьезного. А может, я просто ничего не знал? Нет, у нее, конечно, были проблемы со здоровьем, но так всегда бывает, когда тебе восемьдесят семь. Или восемь. Черт, я даже не знаю точно!
– Ни одна женщина не станет протестовать, если ты забудешь о ее возрасте. – Рина погладила его по руке. – Может, расскажешь мне, что случилось? Или хочешь просто помолчать?
– Я точно не знаю. Ее нашла соседка. Забеспокоилась, что она не отвечает по телефону. И она не вышла этим утром забрать почту. Она строго всегда соблюдала распорядок, понимаешь?
– Да.
– У нее есть ключ. У соседки. Она пошла проверить. Бабушка все еще была в постели, должно быть, умерла во сне. Я не знаю. Она пролежала так весь день. Целый день одна.
– Боуэн, трудно терять близкого человека. Но позволь тебя спросить: когда придет твой час, ты можешь пожелать себе нечто лучшее, чем забыться сном у себя дома, лежа в собственной постели, и тихо уйти?
– Наверное, нет. – Он тяжело вздохнул. – Наверное, нет. Я только вчера с ней разговаривал. Мы перезванивались каждые день-два. Просто: «Привет, как дела?» Она сказала, что у нее опять подтекает кран в кухне. Я собирался заехать к ней сегодня или завтра, сменить сальник. Но сегодня так и не собрался.
– Ты о ней заботился, да?
– Да нет, я просто чинил, что требовалось, по дому. Приезжал где-то раз в две недели. Этого мало. Я должен был чаще ее навещать. И почему мы всегда это понимаем, когда уже слишком поздно?
– Мы всего лишь люди, нам свойственны запоздалые сожаления. У тебя есть еще родственники где-нибудь поблизости?
– Нет. Мой отец в Аризоне. Черт, я ему даже не позвонил! Дядя во Флориде. Кузен в Пенсильвании. – Бо откинулся на спинку сиденья. – Надо отыскать их номера.
Рине все стало ясно. Значит, ему надо рассчитывать на собственные силы.
– Ты знаешь, чего бы она хотела? Она когда-нибудь говорила с тобой о похоронах?
– Нет. Мессу, наверное. Она хотела бы мессу.
– Ты католик?
– Нет, это она католичка. Была. Я, в общем-то, отошел от этого. Последнее причастие. Теперь уже поздно. Я чувствую себя идиотом, – признался он со вздохом. – Я никогда раньше ничего такого не делал. Мой дед умер почти двадцать лет назад. Автомобильная авария. Родители моей матери живут в Вегасе.
В последний раз, когда я видел бабушку… Когда же это было? Недели две назад. Мы пили такой паршивый чай со льдом… знаешь, его продают в банках, с подсластителем и лимонным привкусом.
– Его бы следовало объявить вне закона.
– Точно, – засмеялся Бо. – Мы пили паршивый чай со льдом и ели покупное печенье у нее во дворике. Она не из тех, кто сам печет. Она любила смотреть по телевизору передачи из серии «Худшее в мире». Ну, знаешь, «Худшее в мире домашнее животное» или «Худшая в мире неприятность на каникулах». Она обожала подобную чушь. Она выкуривала по три сигареты в день. «Вирджиния Слимз». Три. Ни одной больше, ни одной меньше.
– И ты любил ее.
– Любил. Я об этом как-то не задумывался, но я и вправду ее любил. Спасибо. Спасибо, что поговорила со мной.
– Да не за что.
Немного успокоившись, он стал указывать ей дорогу, и они подъехали к хорошенькому кирпичному домику с безупречно убранным двориком.
На окнах были белые ставни, маленькое крылечко тоже было выкрашено в белый цвет. Рина подумала, что Бо наверняка покрасил… а может быть, и сам построил для нее это крылечко.
Из дома вышла женщина лет сорока с лишним. Глаза у нее покраснели от слез. На ней был синий тренировочный костюм, светло-каштановые волосы были стянуты коротким хвостиком на затылке.
– Бо! Мне так жаль. – Она обняла его. – Слава богу, ты приехал. – Она всхлипнула и отступила на шаг. – Извините, – сказала она Рине. – Я Джуди Добер, живу по соседству.
– Это Рина. Катарина Хейл. Спасибо, Джуди, что… посидели с ней.
– Конечно, милый. Конечно.
– Мне надо войти.
– Иди. – Рина стиснула его руку. – Я войду через минуту.
Рина осталась на лужайке, проводила его взглядом, когда он подошел к дому и скрылся за дверью.
– Сначала мне показалось, что она спит, – начала рассказывать Джуди. – На одну секунду. Говорю ей: «Ну, Мардж, побойся бога, что ты делаешь в постели в такое время дня?» Она не была лежебокой. А потом я поняла, я почти сразу же все поняла. Я всего лишь вчера с ней разговаривала. Она сказала, что Бо должен приехать через день или два, исправить кран. А уж когда он приедет, у нее будет для него наготове целый список всяких мелких поручений. Она страшно гордилась им. Доброго слова не могла сказать о его отце, своем сыне, но обожала Бо. – Джуди порылась в кармане, достала бумажный носовой платок. – Она его очень любила. Он единственный, кому она была дорога, если вы меня понимаете. Только он один уделял ей внимание.
– Вы тоже.
Джуди взглянула на нее и опять заплакала.
– Джуди! – Рина обняла ее за плечи, и они вместе двинулись к дому. – Бо сказал, что его бабушка была католичкой. Вы знаете, в какую церковь она ходила, как зовут священника?
– Да-да, конечно. Мне следовало самой об этом вспомнить.
– Мы можем позвонить. И, может быть, мы найдем номера телефонов ее сыновей.


Смерть могла наступить тихо, но она неизбежно сопровождалась грустными хлопотами. Рина старалась помочь, чем могла. Она позвонила священнику, пока Бо дозванивался до своего отца. Бумаги в маленьком письменном столе были рассортированы в идеальном порядке и представляли собой настоящую картотеку. Страховка, участок на кладбище, копия завещания, купчая на дом, документы на владение древним «Шевроле», на котором, как поняла Рина, Мардж Гуднайт ездила в церковь и за покупками.
Священник приехал быстро. Рина поняла, что Мардж была активным членом приходской общины.
На каждом шагу она находила в доме следы пребывания Бо. Чистота и порядок в доме были, несомненно, заслугой самой Мардж. Но техническое состояние дома – это было его рук дело. Здесь не было никаких времянок, кое-как прикрученных или приклепанных деталей, которые ей часто приходилось видеть в домах или квартирах одиноких стариков.
Как и сказала Джуди, он уделял ей внимание. Он заботился о ней.
Он делал все, что нужно: звонил по телефону, говорил со священником, принимал решения. Только раз, увидев, как он растерялся, Рина подошла к нему и взяла его за руку.
– Что я могу сделать?
– Они… Им надо знать, во что ее обрядить. На похороны. Мне надо что-то подыскать.
– Давай, я этим займусь. Мужчины никогда не знают, что женщинам хочется надеть.
– Я был бы тебе очень обязан. Все ее вещи вон там, в шкафу. Это не срочно. Они еще не… Я хочу сказать, она все еще там.
– Все нормально. Я об этом позабочусь.
Было в этом нечто нереальное: войти в спальню женщины, с которой она никогда не встречалась, и перебирать вещи в ее шкафу, пока тело все еще лежало в кровати. Рина сначала подошла к постели и взглянула на старую женщину.
Мардж Гуднайт не красила волосы и не возилась с укладками. Волосы у нее были седые, прямые, коротко остриженные. Значит, женщина она была серьезная, деловая, без дамских причуд, решила Рина. Ее левая рука с обручальным и венчальным кольцами лежала поверх одеяла.
Рина представила себе, как Бо сидел тут и держал ее за руку, пока прощался.
– Для него это слишком сложно, – сказала она вслух. – Выбирать для вас платье – это не его специальность. Надеюсь, вы не будете возражать, если я этим займусь? – Она открыла шкаф и улыбнулась, увидев встроенные полки. – Его работа, не так ли? – Рина обернулась через плечо и взглянула на Мардж. – Вы любили порядок во всем, а работу для вас делал он. Хорошая работа. Пожалуй, я ему закажу что-нибудь похожее для себя. Как насчет этого синего костюма, а, Мардж? Солидный, но не скучный. И вот эту блузку к нему, с узкой полоской кружева по планке. Я думаю, она вам нравилась.
Она нашла сумку-чемодан для одежды, повесила внутрь костюм с блузкой и – хотя и понимала, что это излишне, – добавила туфли и нижнее белье из комода.
Перед тем, как уйти из комнаты, Рина опять повернулась к постели.
– Я зажгу для вас свечку и попрошу маму прочесть молитвы. Никто так не умеет читать молитвы по четкам, как моя мама. Спокойного перехода, Мардж. Спаси вас господи!


Рина взяла два часа личного времени на посещение похорон. Бо не просил ее прийти. Ей даже показалось, что он избегает этого ее вопроса. Она села в заднем ряду, ничуть не удивляясь, что на мессу пришло столько народу. Краткий разговор со священником убедил ее в том, что Мардж Гуднайт была столпом церковной общины.
Как это обычно бывает, друзья и соседи принесли цветы, в церкви пахло лилиями, ладаном и свечным воском. Рина вставала, преклоняла колени, снова садилась, произносила слова молитвы в соответствии с требованиями мессы, знакомыми ей, как ритм собственного сердца. Когда священник заговорил об усопшей, он нашел личные, теплые слова.
«Она оставила след, – подумала Рина. – Разве не это самое главное?»
Когда Бо вышел к кафедре, чтобы сказать слова прощания, Рина отметила, что он отлично смотрится в темном костюме. И еще она подумала, что Мардж было бы приятно услышать ее мнение.
– Моя бабушка, – начал он, – была женщиной суровой. Она не считала дураков блаженными. Она считала, что человек должен шевелить мозгами, которые дал ему бог, а если он этого не делает, значит, зря только небо коптит. Она рассказывала мне, как во время Великой депрессии она работала в десятицентовом магазине и зарабатывала доллар в день. Ей приходилось идти пешком две мили
type="note" l:href="#n_33">[33]
туда и обратно. Дважды в день, в любую погоду. Она не считала это великим подвигом, просто делала, что положено, и все.
Как-то раз она мне рассказала, что подумывала стать монахиней, а потом решила, что лучше заниматься сексом. Надеюсь, это ничего, что я говорю об этом здесь, – добавил Бо, когда по церкви волной прокатился смешок. – Она вышла замуж за моего деда в 1939 году. У них было то, что она назвала «двухчасовым медовым месяцем», а потом им обоим пришлось возвращаться на работу. Очевидно, за этот краткий перерыв они успели сделать моего дядю Тома. Она потеряла дочь шести месяцев от роду и потеряла во Вьетнаме сына, которому не суждено было справить двадцатый день рождения. Она потеряла мужа, но никогда не теряла своей веры. И своей независимости, которая для нее была столь же важна. Она научила меня кататься на двухколесном велосипеде и всегда доводить начатое до конца.
Он откашлялся:
– У нее остались два ее сына, мой кузен Джим и я. Мне будет ее не хватать.
Рина ждала возле церкви, пока люди подходили к Бо и выражали свои соболезнования, прежде чем рассесться по машинам и разъехаться. Стояло чудесное утро, ярко светило солнце, в воздухе сладко пахло свежескошенной травой.
Она заметила двоих, не отходивших от него ни на шаг. Мужчина примерно его возраста, рост около пяти футов десяти дюймов, модные очки в тонкой оправе, добротный темный костюм. И женщина лет тридцати с короткими ярко-рыжими волосами, в солнцезащитных очках и черном платье без рукавов.
Судя по тому, что он ей рассказывал, они не могли быть кровными родственниками. Но Рина поняла, что эти люди и есть его семья.
Бо отделился от них и подошел к ней.
– Спасибо, что пришла. У меня так и не было случая с тобой поговорить, поблагодарить тебя за все.
– Все нормально. Извини, я не смогу поехать на кладбище. Мне нужно возвращаться. Это было достойное прощание, Бо. Ты все сделал правильно.
– Жуть! – Он надел солнцезащитные очки на свои покрасневшие глаза. – Мне не приходилось говорить при таком скоплении народа после кошмарного публичного выступления на выпускном вечере в средней школе.
– Ну что ж, ты справился.
– Я рад, что все кончилось. – Бо оглянулся, и его подбородок окаменел. – Мне придется ехать с моим отцом. – Он кивком указал на мужчину в черном костюме. У мужчины были темные волосы с серебристыми прядями на висках. Загорелый и подтянутый, отметила про себя Рина. И явно проявляющий нетерпение.
– Похоже, нам с ним нечего сказать друг другу. Как это может быть?
– Не знаю, как, но это бывает. – Рина поцеловала его в обе щеки. – Держись!
* * *
В десять часов дождливого июньского утра, превратившего воздух в водяную взвесь, Рина стояла над частично обгоревшим телом двадцатитрехлетней женщины. То, что от нее осталось, лежало на грязном ковре в грязном номере гостиницы которую точнее следовало назвать ночлежкой.
Судя по водительским правам, найденным в заброшенной под кровать виниловой сумочке, а также заявлению дежурного администратора, ее звали Де Уанна Джонсон.
Поскольку ее лицо и верхняя часть тела были обезображены, официальное установление личности предстояло отложить на потом. Она была завернута в одеяло, набивка матраца, разбросанная по телу и вокруг, служила фитилями.
Рина щелкала фотоаппаратом, пока О'Доннелл делал разметку.
– Итак, Де Уанна въезжает три дня назад с каким-то парнем. Она платит наличными за две ночи. Хотя нельзя исключить, что она сама решила лечь спать на полу и поджечь себе лицо, я чувствую тут запах грязной игры.
– Может, на эту мысль тебя навела вон та сковородка, покрытая засохшей кровью и серым веществом?
– Надеюсь, ей не было больно. Да, Де Уанна, держу пари, сначала он тебя здорово отделал. У него тут отличный источник горючего – одеяло, набивка матраца, – плюс мы имеем ее телесный жир для эффекта свечи. Но он облажался. Надо было открыть окно, надо было пропитать этот ковер легковоспламеняющейся жидкостью. Слишком мало кислорода, пламени недостаточно, чтобы довести дело до конца. Думаю, она была мертва до того, как он ее поджег. Надеюсь, медэксперт и рентгенологи это подтвердят.
Рина обошла комнату и жалкую кухоньку. Разбитая посуда на полу, еда, которую она определила как рубленый бифштекс и кетчуп. Все это застыло на сероватом линолеуме.
– Похоже, она готовила ужин, когда все это началось. Кое-что от ужина пристало к сковородке вместе с ее мозгом. Видимо, он схватил сковородку прямо с плиты. – Рина отвернулась от плиты, стиснула руки, словно хватая сковородку, замахнулась… – Отбросил ее назад. Вот, кровавое пятно это подтверждает. Сразу ударил еще раз, теперь наотмашь. Опять отбросил назад. Она падает. Может, он бил ее еще, прежде чем до него дошло: «О, черт, что я наделал!» – Рина обошла тело кругом. – Решил поджечь ее, чтобы замаскировать убийство. Но животный жир горит неохотно. Небольшое пламя уничтожает ткани, съедает ее лицо и верхнюю часть туловища, но не может поднять температуру в закрытой комнате настолько, чтобы поджечь набивку матраца и даже спалить основную часть одеяла, в которое он ее завернул.
– Ну, значит, парень не химик.
– Я тебе больше скажу: он этого не планировал. Судя по уликам, убийство было совершено спонтанно, без предварительной подготовки. А дальше он импровизировал.
Рина прошла в ванную. Полочка над туалетом была забита косметикой. Лак для волос, гель для укладки, тушь для ресниц, губная помада нескольких оттенков, румяна, тени для век.
Присев на корточки, она начала перебирать мусор руками в латексных перчатках и через несколько секунд вернулась в комнату с коробочкой в руках.
– А вот и мотив.
И она показала напарнику домашний тест на беременность.


Дежурный администратор довольно туманно описал мужчину, поселившегося в одном номере с жертвой, но его словесный портрет подкрепили отпечатки пальцев, снятые Риной с ручки сковороды.
– Попался, – сказала она О'Доннеллу и повернулась в вертящемся кресле лицом к его столу. – Джамаль Эрл Грегг, двадцать пять лет. За ним много чего числится. Разбойное нападение, незаконное владение оружием с целью применения, членовредительство. Отсидел срок в «Ред Онион», Виргиния. Выпущен три месяца назад. Указан адрес в Ричмонде. На водительских правах Де Уанны Джонсон тоже указан адрес в Ричмонде.
– Что ж, видно, придется нам туда съездить.
– В базе числится кредитная карта «Мастер-кард» на ее имя. В сумке я ее не нашла. Нигде в комнате ее не было.
– Если он взял карточку, он пустит ее в ход. Задница! Давай выпустим предупреждение. Может, сэкономим себе поездку по Девяносто пятому шоссе.
Рина написала отчет и провела поиск известных подельников.
– Единственный контакт в Балтиморе – заключенный из его блока в «Ред Онион». Парень все еще там, отбывает четвертак за сбыт наркотиков.
– Джамаль был арестован за владение с целью применения. Может, он приехал сюда в поисках связей своего приятеля?
– За Де Уанной Джонсон ничего не числится. Ни криминала, ничего по малолетству, никаких арестов. Но они с Греггом вместе ходили в школу.
О'Доннелл спустил очки на кончик носа. Ему приходилось ими пользоваться для чтения:
– Школьная влюбленность?
– Всякое бывает. Он выходит, подбирает ее, и они едут в Балтимор – за ее деньги, на ее машине. Должно быть, это любовь. Позвоню-ка я по адресу, указанному в ее правах. Может, что и откопаю.
– Давай-ка я лучше введу капитана в курс дела, – сказал О'Доннелл. – Может, он заставит нас сгонять в Ричмонд.
Когда О'Доннелл вернулся, Рина предупреждающим жестом подняла палец.
– Я вам очень признательна, миссис Джонсон. Если ваша дочь с вами свяжется или если вы что-то узнаете о местонахождении Джамаля Грегга, прошу вас сообщить об этом мне. У вас есть мой номер телефона. Да. Спасибо.
Рина оттолкнулась в кресле от стола.
– Школьная влюбленность. Такая сильная, что у Де Уанны есть пятилетняя дочь. Живет сейчас у ее матери. Джамаль и Де Уанна уехали три дня назад, хотя ее мать возражала. Он сказал, что якобы есть возможность найти работу. Она говорит, что ее девочке напрочь отказывают мозги, когда речь заходит об этом ничтожестве, и она надеется, что на этот раз мы засадим этого вора и ублюдка надолго, тогда у ее девочки появится шанс наладить свою жизнь. Я ей не сказала, что такого шанса у ее дочери уже нет.
– Он уже сделал ей одного ребенка. Только вышел из тюрьмы, только затеял новое дело, и тут она ему заявляет, что у нее в духовке уже печется следующий. Он теряет голову, убивает ее, поджигает, забирает ее кредитную карточку, наличные, машину.
– Логично.
– Нам дали добро на поездку в Ричмонд. Погоди. – О'Доннелл поднял трубку зазвонившего телефона. – Отдел поджогов. О'Доннелл. Да. Да. – Он стал записывать, не прерывая разговора. – Задержите прохождение платежа. Мы едем.
Рина уже успела вскочить и схватить куртку.
– Где?
– Винный магазин на Центральном.
Рина на бегу схватила рацию и запросила подкрепление.
Он уже ушел к тому времени, как они добрались до места. С досады Рина, стоя под дождем, пнула заднее колесо машины Де Уанны Джонсон, которую Джамаль бросил у тротуара. Она вытащила свой сотовый, когда он запел.
– Хейл. Хорошо. Ясно. – Она отключила связь. – Жертва была беременна. Шесть недель. Причина смерти – удар тупым предметом по голове.
– Быстро сработал медэксперт.
– Я его обаяла. Слушай, он не мог уйти далеко. Даже если он решил бросить машину, он не мог далеко уйти.
– Что ж, поищем. Не стой под дождем. – О'Доннелл снова сел за руль и взял рацию. – Всем постам. Преступник на свободе. Он без машины. Зол, что не удалось купить выпивки.
– Бар! – воскликнула Рина. – Где ближайший бар? О'Доннелл оглянулся на нее с одобрительной улыбкой.
– Отличная мысль. – Он завернул за угол и кивнул: – Давай заглянем сюда.
Бар назывался «Последний приют». Несколько посетителей явно прятались здесь от дождя, пересиживая непогоду в обществе бутылки.
Джамаль сидел у дальнего края стойки и запивал виски пивом.
Он молнией слетел с табурета и рванул к задней двери.
«Чует копов за милю», – успела подумать Рина, бросившись за ним. До двери, выходящей в переулок, она добралась, на три шага опередив О'Доннелла, и сумела уклониться от металлического мусорного бака, брошенного Джамалем. О'Доннелл на него налетел.
– Ты цел? – спросила она на бегу.
– Достань его. Я за тобой.
Джамаль бегал быстро, но и Рина от него не отставала. Когда он перепрыгнул через сетчатую изгородь в конце переулка, она проделала это столь же проворно и опять оказалась у него за спиной.
– Полиция! Стоять!
«Да, шустрый парень, – подумала Рина, – но он не знает Балтимора». Она быстрее бегала, и она знала Балтимор.
Затопленный дождем переулок, в который он влетел, перепрыгнув через изгородь, был тупиком. Наткнувшись на стену, Джамаль повернулся и вытащил нож. Глаза у него были совершенно безумные.
– Ну, давай, сука.
Не сводя с него глаз, Рина вытащила оружие.
– Ты что, совсем сдурел, Джамаль? Брось нож, пока я тебя не пристрелила.
– Кишка тонка!
Теперь она улыбнулась, хотя ладони у нее вспотели, и ей с трудом удавалось сдерживать дрожь в коленях.
– Хочешь пари?
У себя за спиной она услышала, как ругается и пыхтит О'Доннелл. Эти звуки показались ей музыкой.
– И со мной, – сказал он, целясь из пистолета поверх сетчатой изгороди.
– Я ничего не делал. – Джамаль бросил нож. – Я просто сидел и выпивал.
– Ага. Расскажи это Де Уанне и ребенку, которого она носила. – Сердце Рины ухало в груди. Она двинулась вперед. – На землю, ублюдок. Руки за голову.
– Не знаю, о чем вы говорите. – Он лег и сплел руки на затылке. – Вы меня с кем-то путаете.
– Когда будешь мотать новый срок, попробуй почитать о свойствах огня. А пока, Джамаль Эрл Грегг, ты арестован по подозрению в убийстве.
Рина ногой отшвырнула нож и надела на него наручники. Напарники промокли насквозь, с них текло, когда они услышали сирены.
О'Доннелл улыбнулся ей:
– Быстро бегаешь, Хейл.
– Стараюсь.
И поскольку все было кончено, она села на мокрый асфальт, чтобы отдышаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора

Разделы:
ПрологТочка возгорания123456789Цепная реакция1011121314151617181920Полный охват21222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Огнепоклонники - Робертс Нора



Мне книга понравилась. Конечно сразу было ясно кто главный злодей, обычно я сразу бросаю, но читать все равно было интересно. Наверное это благодаря таланту Робертс.
Огнепоклонники - Робертс НораNemona
27.01.2012, 11.34





Роман замечательный, фильм по нему тоже хорош! оценка 10
Огнепоклонники - Робертс НораЗима
29.08.2014, 14.44





Роман очень интерестный+красивая любовная линия. Понравился тип мужчины: обычный, не мачо, не супермен. Советую читать!
Огнепоклонники - Робертс НораВиталия
30.11.2014, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100