Читать онлайн Огнепоклонники, автора - Робертс Нора, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огнепоклонники - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огнепоклонники - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Огнепоклонники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Пожар начался на чердаке старинного особняка на Болтон-Хилл. Это был благополучный район с уютными палисадниками перед солидными домами, со сквериками и, тенистыми деревьями, растущими вдоль улиц.
Хозяева дома лишились третьего этажа, большей части крыши и части второго этажа. Так как пожар начался поздним утром рабочего дня, все были на работе.
Бдительная – или любопытная – соседка заметила дым и пламя и позвонила в пожарный департамент.
Рина читала отчеты, пока они ехали к месту происшествия.
– Нет признаков взлома. В доме есть охранная система. Код имеется у прислуги, приходящей раз в неделю. Пожарный инспектор нашел точку возгорания на чердаке. Газеты, старые журналы, спичечные коробки.
– Приятный район, – заметил О'Доннелл.
– Да. Я здесь кое-что осматривала, пока подыскивала себе дом, но ноги сами собой несли меня обратно, туда, где я выросла.
– Это естественно. Слыхал, у тебя интересный сосед.
Ее глаза прищурились.
– Где ты это слышал?
– Ну, может, твой отец упомянул об этом Джону Мингеру. Может, Джон упомянул об этом при мне.
– Может, вам всем стоит найти более достойный предмет разговоров, чем мой сосед?
– Судимостей нет.
– Ты что, проверял? Ради всего святого!
– Безопасность прежде всего. – О'Доннелл подмигнул ей и завел машину на стоянку. – Штраф за превышение скорости полгода назад.
– Ничего не хочу знать.
Рина вылезла из машины и подошла к багажнику, чтобы вытащить полевой набор.
– Холост, ни разу не был женат.
– Заткнись, О'Доннелл.
Он тоже достал набор.
– Имеет лицензию на бизнес в Балтиморе и в округе Принс-Джордж. Юридический адрес указан в округе Принс-Джордж. Там живет его партнер. Твой парень не сидит на месте. Переезжает каждые шесть-восемь месяцев.
– Это называется копанием в чужих делах.
– Ну да. – Пружинящим шагом О'Доннелл направился к дому. – Вот потому-то это так интересно. Знаешь, что он делает со своим партнером? Они покупают строения – главным образом жилые дома, – ремонтируют и перепродают. Твой парень…
– Он не мой парень.
– Твой парень въезжает, работает внутри, наводит полный блеск, продает, покупает следующий, снова переезжает. Похоже, он занимается этим последние десять-двенадцать лет.
– Я рада за него. А теперь давай сосредоточимся на работе и оставим мою личную жизнь в покое.
Сначала Рина изучила здание, закопченные стены, угол разлома крыши. Она сделала фотографии для отчета.
– В предварительном отчете говорится, что дверь и окно на чердаке были открыты.
– Кто-то устроил отличную сквозную тягу, – заметил О'Доннелл. – Чердак использовали как кладовую, как это обычно и бывает. Одежда не по сезону, елочные украшения. Отличное топливо.
– Выходит соседка, – торопливо предупредила Рина, опуская камеру. – Беру на себя.
– А я начну. – О'Доннелл взвалил на плечо полевой набор и направился к двери.
– Мэм! – Рина вытащила из-за пояса свой жетон. – Я детектив Хейл из городской полиции Балтимора, отдел поджогов.
– Поджогов? Ну и ну. – Женщина была крошечная, смуглая, аккуратная, как свежевыглаженное белье.
– Мы с моим напарником расследуем происшествие. Вы миссис Николс? Шари Николс?
– Совершенно верно.
– Вы сообщили о пожаре?
– Так и есть. Я была на заднем дворе, у меня там небольшой садик. Сначала я его учуяла. Дым.
– Это было около одиннадцати утра?
– Примерно в одиннадцать пятнадцать. Я точно знаю, потому что я подумала: моя младшая через час вернется домой из детского сада, и тишине настанет конец. – Женщина улыбнулась. – Она у меня егоза.
– Сколько времени вы провели во дворе до того, как почувствовали дым?
– Ну… может, час, может, немного меньше. И я на несколько минут вернулась в дом примерно без четверти одиннадцать, потому что забыла захватить с собой телефон. Пожарный инспектор уже спрашивал, видела ли я кого-нибудь поблизости. Я никого не видела. – Она бросила взгляд на соседний дом. – Чертовски жаль. Слава богу, никого дома не было, никто не пострадал. Скажу вам честно: я страшно перепугалась. Подумать только: ведь могло перекинуться на мой дом. – Она потерла ладонью горло, глядя на почерневшие кирпичи. – Пожарные, слава богу, приехали быстро, и я немного успокоилась.
– Да, мэм. Если вы ничего не видели, может, вы что-нибудь слышали?
– Я из дома услышала сигналы детекторов дыма. Сначала я не обратила на них внимания. У меня музыка была включена. Но как только я учуяла дым, огляделась и увидела, что он идет из их чердачного окна, я поняла, что это их сигнализация звенит. Небось там внутри полный кавардак. Ей это не понравится.
– Простите?
– Я только хотела сказать, что Элла Паркер – хозяйка дома – любит, чтоб все было в точности, как ей по вкусу. У нас с ней общая прислуга – Энни, – но ко мне она приходит только раз в месяц, потому что я больше не хожу на работу и сама убираю в доме. Элла придирчива, и она ужасная аккуратистка. Она расстроится из-за беспорядка не меньше, чем из-за пожара. Не подумайте – я ничего плохого не хочу о ней сказать, – добавила поспешно миссис Николс. – Просто такой уж она человек.
– Вы с миссис Паркер хорошо ладите?
– Нормально.
Рина почувствовала неуверенность в голосе соседки и решила выдержать паузу.
– Правда, нельзя сказать, что мы друзья, – пояснила миссис Николс. – Мой средний сынишка иногда играет с ее сыном.
Рина кивнула в ответ.
– Думаете, это и вправду был поджог, а не случайность?
– Мы пока не пришли к определенному выводу.
– О боже, боже! Пожалуй, мне лучше прямо сейчас сказать, что мы с Эллой повздорили несколько недель назад. – Она потерла лоб рукой. – Не хочу, чтобы полиция заподозрила, будто я имею к этому какое-то отношение.
– Почему мы должны так подумать?
– Ну, мы с ней крупно поругались, и у нас одна прислуга, и наши дети вместе играли. И пожарных вызвала именно я. Вчера вечером я говорила об этом с мужем, и он говорит, что я сама нарываюсь на неприятности. Но я никак не могу выбросить это из головы.
– Расскажите мне, из-за чего у вас вышла размолвка.
– Из-за мальчиков. Ее Тревор и мой Малколм. – Она тяжело вздохнула. – Три недели назад я их застукала: они школу прогуливали, идиоты. День был прекрасный, и я решила пройтись до школы пешком, забрать мою младшенькую. Думала: свожу ее в парк, пусть побегает, пар выпустит, а то у нее слишком много энергии. Ну и увидела этих двоих, как они бегут через улицу к парку. Ну, вы же понимаете, они бегут, я за ними. Задала им хорошую головомойку и отправила обратно в школу.
Рина понимающе улыбнулась:
– Держу пари, они не ожидали вас увидеть.
– Ума им не хватило не попасться мне на глаза. Хочешь прогуливать, так хоть не зевай. Не попадайся. – Шари покачала головой. – Когда Элла вернулась домой с работы, я пошла к ней, чтобы все рассказать. И сына с собой взяла. Только не успела я рта раскрыть, как она говорит, это мой мальчик во всем виноват, а я, мол, не имела никакого права поднимать руку на ее сына. – Шари развела руками. – Все, что я сделала, это взяла его за руку и отправила обратно в школу, где ему и было место. Если бы о моем сыне кто-то так же позаботился, я бы спасибо сказала, а вы разве нет?
– Да, да, конечно. Но миссис Паркер расстроилась?
– Разозлилась, как черт. Ну, я тоже не растерялась, нашла, что ей ответить. Хорошо, говорю, в следующий раз, как увижу его на улице во время занятий, пройду мимо и слова не скажу. Ну, мы с ней, конечно, много больше друг другу наговорили, но представление вы имеете.
– Не могу вас винить, – охотно откликнулась Рина. – Конечно, вы были расстроены. Вы же только хотели сделать как лучше.
– А мне посоветовали заниматься собственными делами и не совать нос куда не следует. Да если б я послушалась ее совета, ее проклятый дом сгорел бы до основания. Мальчики с тех пор перестали играть друг с другом, и мне жаль, что это так. Но я не могу позволить Малколму бегать, где ему вздумается. А он мне сказал, что Тревор уже не в первый раз сбегает из школы, и я вам точно говорю: он был так напуган, что сказал правду.
– Он говорит, что Тревор уже не в первый раз пропускает занятия в школе?
– О черт! Не хочу я навлекать на этого мальчика еще больше неприятностей.
– Будет лучше для него и для всех, если мы узнаем всю правду, миссис Николс. Чем больше вы сможете мне рассказать, тем скорее мы все выясним.
– Ну что ж… Не знаю уж точно, как там на самом деле, но мой сын говорит, что Тревор иногда убегает с уроков, а на этот раз и его уговорил пойти с собой. Конечно, Малколма это не извиняет, и за свои дела он был наказан как положено. Последние три недели я его провожаю в школу каждое утро и встречаю каждый день после занятий. Уж не знаю хуже наказания для девятилетнего парня, чем когда мама провожает его в школу и встречает из школы. Он со стыда готов сквозь землю провалиться.
– Моя мама однажды проделала то же самое с моим братом. Ему было двенадцать. По-моему, он так до сих пор и не оправился от позора.
– Хотите знать мое мнение? Уж лучше бы родители делали, что положено, чем набиваться в лучшие друзья своим детям.
– А у соседей дела обстоят именно так?
– Учтите, это только сплетни, – ответила Шари. – Нет, сама-то я не прочь иногда посплетничать. Вот что я вам скажу: дисциплины я там не вижу. Но это мое личное мнение, и мой муж считает, что я слишком часто его высказываю. Тревор хороший мальчик, но он постепенно становится неуправляемым. Поймите меня правильно: может, я сейчас не в самых лучших отношениях с Эллой, но такого я никому не пожелаю. Мне кажется, это был какой-то кошмарный несчастный случай.
– Мы все проверим. Спасибо, что уделили мне время.
Рина, не откладывая на потом, сделала несколько срочных звонков, после чего вошла в дом, постояла в холле, впитывая атмосферу. Пожар сюда не добрался, но она ощущала запах гари. Произведенная при тушении «проливка» несколько повредила помещение. На Полу, на ступеньках лестницы остались сажа и грязь.
Но она поняла, что имела в виду соседка. Если не обращать внимания на беспорядок, вызванный чрезвычайными обстоятельствами, все было безупречно. Пол, там, где его не затронула грязь, блестел, цветы в вазах были аранжированы, как на выставке, цвет штор и диванных подушек был, тщательно подобран, и даже картины на стенах, казалось, были выбраны под цвет обстановки.
Наверху Рина обнаружила ту же картину. Больше всего пострадала хозяйская спальня. Краска пошла пузырями, потолок был закопчен, повсюду виднелись следы потопа.
Пламя опалило пуховое одеяло и шторы на окнах. Деревянные жалюзи обуглились.
Рина видела, каким путем пошел огонь. Спустился по ступеням с чердака, проел паркетный пол, изгрыз старинный ковер.
Пройдя дальше по коридору, она увидела два домашних кабинета. И здесь была антикварная мебель, расставленная в строгом порядке.
Спальня мальчика располагалась в другом конце коридора. Сразу было видно, что в этой просторной, полной воздуха комнате живет фанат английского футбола. Об этом говорили и плакаты в рамках на стенах, и черно-белая – в цвет футбольного мяча – отделка. Книжные полки уставлены аккуратными рядами книг. Ни разбросанных игрушек, ни раскиданной одежды.
Рина вытащила из сумки папку с делом и сверилась с информацией. Потом она вынула сотовый телефон и сделала звонок.
О'Доннелл уже с головой ушел в исследование слоев обломков, когда она осторожно поднялась по поврежденной лестнице.
– Наконец-то ты решила меня навестить.
– Мне надо было проверить кое-какую информацию. Пришлось сделать пару звонков. – Рина подняла голову и посмотрела на зияющую дыру в крыше. – Большей частью огонь ушел вверх. Им повезло. Разрушения на втором этаже не так уж велики. На первом этаже только копоть и вода.
– Пока я не нашел следов катализатора. Точка возгорания в юго-восточном углу. – О'Доннелл указал пальцем, и Рина начала фотографировать. – Фанера прогорела быстро, за ней слой изоляции – воспламенился мгновенно, – огонь пошел вверх и взял крышу.
Рина присела, начала разбирать обломки руками в перчатках и вытащила опаленный со всех сторон кусочек фотобумаги.
– Снимки. Целая пачка фотографий. Возможно, запал.
– Точно. Маленький костер из фотографий. Огонь идет вверх, вырывается наружу. Картонные коробки с елочными украшениями, пластиковые пакеты с одеждой – все занялось, отсюда и пошло вниз по ступеням. С ветерком через открытую дверь и открытое окно.
– «Пальчики» проверил? Дверная ручка, оконная рама?
– Тебя ждал.
– А я побеседовала с соседкой. Угадай, кто любит прогуливать школу?
О'Доннелл, сидевший на корточках, приподнял голову.
– Да ну?
– Я уточнила. Юный Тревор Паркер шесть раз отсутствовал на уроках за последние три месяца. В день пожара опоздал в школу, пришел между одиннадцатью и половиной двенадцатого. При себе имел записку, – добавила Рина. – В записке говорилось, что он был у врача. – Она начала проверять отпечатки на обгорелой древесине оконной рамы. – В школьном архиве хранятся записи об учениках, в том числе и медицинская информация. Они назвали мне имя лечащего врача Тревора. Я проверила – он не был у врача в день пожара.
– Ты молодец, девочка! В отчете об этом ничего нет, – заметил О'Доннелл. – Родители были на работе – оба, – пока их не известили о пожаре.
– Есть отпечаток большого пальца, – объявила Рина. – Маленький. По-моему, детский.
– Пожалуй, пора нам потолковать с Паркерами.


Элла Паркер оказалась очень импозантной дамой тридцати восьми лет. Она была вице-президентом по маркетингу одной местной компании и пришла в участок с кожаным портфелем от Гуччи. Ее муж также был вице-президентом, большой фирмы, его компания занималась поставками оборудования для научно-исследовательских организаций. Весьма солидный господин, стильно и дорого одетый и с «Ролексом» на левой руке.
По требованию полиции они пришли вместе с сыном. Он оказался мрачноватым, худеньким, но крепко сбитым девятилетним мальчуганом в кроссовках за двести долларов.
– Спасибо, что пришли, – начал О'Доннелл.
– Если у вас есть новая информация, мы хотим ее услышать. – Элла поставила портфель на стол перед собой. – Мы связались со своей страховой компанией, нам нужны оценки ущерба. Нам нужно как можно скорее вернуться домой, чтобы начать ремонт.
– Ясно. Хотя мы установили источник возгорания, у нас все еще остаются некоторые вопросы.
– Я полагаю, вы говорили с нашей бывшей прислугой?
– Бывшей? – переспросила Рина.
– Вчера я ее уволила. Нет никаких сомнений в том, что это ее вина. Никто, кроме нее, не знал нашего охранного кода. Я тебе говорила, что это была ошибка, – обернулась она к мужу.
– Она представила отличные рекомендации, – ответил ее супруг. – И она проработала у нас шесть лет. Разве у Энни была хоть какая-нибудь мыслимая причина устроить пожар в нашем доме?
– Людям не нужны причины для преступных дел. Они их просто совершают. Вы с ней говорили? – спросила Элла.
– Мы с ней поговорим.
– Не понимаю, почему вы до сих пор ее не допросили? Зачем тогда вы вызвали нас в такое время? У вас есть хоть малейшее представление о том, сколько времени и сил требуется, чтобы пережить пожар в доме? Вы понимаете, какой это стресс?
– Представьте себе, да, – ответила Рина. – Мне жаль, что вам пришлось это пережить.
– У меня погибли личные вещи на несколько тысяч долларов, не говоря уж об ущербе, нанесенном моему дому. Мне пришлось отменить назначенные встречи, перекроить все свое расписание…
– Элла!
В голосе Уильяма Паркера слышался не только упрек, но и глубокая усталость.
– Не смей меня прерывать! – огрызнулась его жена. – Это мне приходится копаться во всех деталях. Да ты никогда… – Она оборвала себя на полуслове и повернулась к детективам. – Извините. Я очень расстроена.
– Это можно понять. Не могли бы вы нам сказать, как часто вы поднимаетесь на чердак? – спросил О'Доннелл.
– По крайней мере раз в месяц. И я заставляю… заставляла прислугу регулярно там убирать.
– Мистер Паркер?
– Ну… где-то два-три раза в год. Перетаскиваю вещи вверх или вниз. Елочные украшения и все такое.
– Тревор?
– Тревору не разрешается подниматься на чердак, – отрезала Элла.
От Рины не укрылся взгляд, брошенный сыном на мать, прежде чем он опустил голову и вновь уставился в стол.
– Мне нравилось играть на чердаке, когда я была маленькой, – как будто между прочим заметила Рина. – Там так много интересного.
– Я сказала, ему запрещено подниматься на чердак.
– Мальчики часто делают именно то, что им запрещается делать. По нашей информации, Тревор иногда пропускает занятия в школе.
– Только раз… и ему больше не разрешается играть с мальчиком, который в ответе за это. Не понимаю, каким образом это касается вас.
– Тревора не было в школе в то утро, когда случился пожар. Правда, Тревор?
– Разумеется, он там был. – От гнева и нетерпения голос Эллы стал визгливым. – Мой муж забрал его из школы уже после того, как мы узнали о пожаре.
– Но ты пришел в школу не раньше полудня, не правда ли, Тревор? Ты пришел после начала занятий с запиской, в которой говорилось, что ты был у врача.
– Что за чушь?! У какого еще врача?!
– Миссис Паркер, – вмешался О'Доннелл. – Почему бы вам не позволить мальчику ответить самому?
– Я его мать, и я не позволю полиции допрашивать и тем более запугивать его. Мы в этом деле – потерпевшие, а вы выдвигаете какие-то абсурдные обвинения против девятилетнего ребенка. – Она решительно поднялась на ноги. – Все, с меня хватит. Идем, Тревор.
– Элла, замолчи. Просто помолчи пять минут, черт побери. – Уильям повернулся к сыну. – Тревор, ты опять прогулял школу?
Мальчик дернул плечом, упорно глядя на стол. Но Рина заметила, как в его глазах блеснули слезы.
– Ты поднимался в то утро на чердак, Тревор? – мягко спросила Рина. – Может быть, просто поиграть?
– Я не желаю, чтобы моего сына здесь допрашивали, – повторила Элла.
– А я хочу знать правду. – Ее муж встал. – Если не можешь с этим справиться, выйди из комнаты. Но я хочу послушать, что скажет Тревор.
– Как будто тебе не все равно! Как будто тебе есть дело до нас! Ты только и знаешь, что трахаешь свою блондинку, а на нас тебе плевать!
– Я только и знаю, что пытаюсь найти в себе силы, чтобы выжить в одном доме с тобой. Поэтому я слишком мало уделял внимания Тревору.
– Ты мне изменяешь, сукин ты сын! Ты даже не смеешь это отрицать!
– Перестаньте! Перестаньте! – Тревор зажал уши ладонями. – Перестаньте все время кричать! Я не хотел это делать. Я не нарочно. Я просто хотел посмотреть, что будет.
– О, мой бог! О, мой бог, Тревор! Что ты наделал? Больше ни слова, слышишь? Ни единого слова! Я не позволю ему сказать больше ни слова. – Элла повернулась к Рине. – Я сию же минуту вызываю адвоката.
– Перестань, Элла! – Уильям положил руку на плечо сыну. Потом он склонил голову и прижался щекой к макушке мальчика. – Прости, сынок. Мы с мамой здорово испортили тебе жизнь. Нам придется за это ответить. Но и тебе придется ответить за то, что ты сделал. Расскажи, что произошло.
– Вы с мамой опять поругались, я злился на вас, и мне не хотелось идти в школу. Вот я и не пошел.
Рина протянула ему бумажный носовой платок.
– И ты вернулся домой?
– Я просто хотел поиграть в своей комнате, посмотреть телевизор. Но…
– Ты был расстроен, обижен и…
– Они собираются разводиться.
– О, Тревор… – Уильям снова сел. – Это не из-за тебя.
– Ты разрушил наш дом. Мама так сказала. Вот я и подумал, если будет пожар, ты останешься дома и поможешь все исправить. Но я не хотел… Я взял спички и поджег фотографии, а потом не смог погасить. Я испугался и убежал. У меня была записка. Я заранее напечатал ее на компьютере. И пошел в школу.
– Это все твоя вина! – бросила Элла мужу.
Уильям взял сына за руку.
– А я и не спорю. Во многом это моя вина. Мы с этим справимся, сынок. Хорошо, что ты сказал правду. Мы с этим справимся.
– Если бы дом сгорел, вы бы не развелись. – Тревор спрятал лицо на груди у отца. – Не уходи, папочка!


Рина вернулась домой поздно в подавленном настроении. Для Тревора Паркера не будет счастливого или хотя бы легкого конца. Конечно, курс консультаций у психолога может помочь, но не склеит разрушенную семью. Эта семья, по мнению Рины, была обречена.
Слишком многие семьи были обречены, насколько она теперь знала.
Можно сколько угодно приводить в пример Фрэн и Джека, Гиба и Бьянку, все равно на другой чаше весов скапливалось слишком много неудавшихся семей, и они перевешивали.
Дом этого мальчика не сгорел, но он уж точно был разрушен до основания. И огонь тут был ни при чем.
Рина подъехала к дому, вышла из машины и заперла ее. И увидела Бо, сидящего на крыльце своего дома с бутылкой пива.
Она чуть было не прошла мимо: с ним все было слишком сложно, требовалось слишком много времени, чтобы все это распутать. Куда проще, подумала Рина, войти в свой собственный дом и закрыть за собой дверь.
Но она все же подошла к нему и села рядом на ступеньки. Взяла у него бутылку пива и отпила большой глоток.
– Если ты сейчас скажешь, что ты сидел здесь и ждал меня, я буду считать, что ты ненормальный.
– Ну, тогда я не буду этого говорить. Но вообще-то у меня вошло в привычку посидеть на крыльце погожим вечером с бутылочкой холодного пивка. Тяжелый выдался денек?
– Скорее, невеселый.
– Надеюсь, никто не умер?
– Нет. – Рина вернула ему пиво. – Но этот вопрос заставляет меня взглянуть на сегодняшний день другими глазами. Были такие дни, когда кто-то умирал. В смерти есть полная безнадежность. Мертвые не возвращаются.
– Как, в твоем мире нет реинкарнации?
Рина улыбнулась:
– Сегодня мне не пришлось иметь дело с кем-то, кто может вернуться в образе собаки-ищейки. Просто с маленьким мальчиком, который чуть не спалил свой дом, пытаясь скрепить распадающийся брак своих родителей.
– Он не пострадал?
– Физически – нет.
– Это уже кое-что.
– Да, это уже кое-что. Ты говорил, что твои родители расстались, когда ты был маленьким?
– Да. – Бо отпил пива. – Это было… неприятно. Ну, ладно, – горько усмехнулся он, встретив ее взгляд, – это был кошмар. Но у тебя и без того был тяжелый день, так стоит ли грузить тебя еще и рассказом о моем тяжелом детстве?
– Мои родители женаты тридцать семь лет. Они – как одно тело с двумя головами. Они иногда ссорятся, но никогда не скандалят, если ты меня понимаешь.
– Да, я тебя понимаю.
– Можно было бы сказать, что они сцементированы друг с другом, но я скажу по-другому. Они и есть цемент. Иногда их единение меня пугает. Потому что хочется именно этого, и на меньшее уже не соглашаешься.
– Мы могли бы начать с ужина. А там видно будет.
– Могли бы. – Рина снова взяла бутылку и задумчиво отпила. Она чувствовала запах свежести, исходящий от Бо, и чего-то еще. Может быть, льняного масла. Наверное, Бо пропитывает им древесину. – Или мы могли бы уйти в дом и заняться безумным сексом. Ты же этого хочешь.
Бо нервно рассмеялся и вытянул ноги перед собой.
– Не стану отрицать: я же все-таки парень. Да, безумный секс с тобой устроил бы меня по полной. Я мечтал заниматься с тобой любовью семь семнадцатых моей жизни.
Рина невольно фыркнула.
– Семь семнадцатых?
– Ну, цифра, возможно, округленная, но я так подсчитал. Поэтому заняться с тобой любовью – для меня это было бы величайшее событие в жизни. С другой стороны, раз уж я мечтал заниматься с тобой любовью семь семнадцатых своей жизни, не умру, если подожду еще немного.
– Забавный ты парень, Боуэн.
– Да, я могу быть забавным парнем. Я могу быть серьезным парнем, или хитрым парнем, или просто обычным парнем. Я многогранный парень. Мы могли бы поужинать. Я мог бы не раз угостить тебя ужином.
– Может быть. Мой партнер тебя прогнал.
– Прогнал? Откуда и куда?
На этот раз Рина рассмеялась от души.
– Прогнал по базе. Проверил твое прошлое.
– Нет, кроме шуток? – Вид у него был скорее заинтригованный, чем оскорбленный. – Вот это да! И как? Я прошел проверку?
– Вроде бы да. А ты даже не обиделся? Я бы разозлилась.
– Это даже интересно. По-моему, меня до сих пор еще никогда не прогоняли. Причин ни у кого не было.
– У меня большая, шумная, слишком заботливая семья. Мои родственники часто суют нос, куда их не просят, и достают меня до печенок. Но нравится мне это или нет, в них смысл моей жизни.
– А я – единственный ребенок из разбитой семьи. Посочувствуй моим страданиям.
– Ты вроде бы не страдаешь.
– Точно, не страдаю. Я тебе завидую. А еще я очень хочу до тебя дотронуться. – Он коснулся ее руки, плеча, повернул к себе ее лицо, и их глаза встретились. – Может, ты и не совсем такая, как я себе представлял, но ты так долго просидела у меня в голове, что я хочу узнать, какая ты на самом деле.
– Ко мне длительные отношения как-то не прилипают. Вернее, я к ним не прилипаю. Представляешь, как это было бы ужасно, если бы мы в конце концов возненавидели друг друга, но нам все равно пришлось бы жить бок о бок?
– Одному из нас пришлась бы переехать. Ну а пока… – Бо откинулся назад, открыл входную дверь и поставил пустую бутылку внутри. – Хочешь прогуляться? Я слыхал, что тут неподалеку, всего в нескольких кварталах, есть отличный итальянский ресторан. Могли бы перекусить.
– Ладно. – Рина поднялась, мысленно спрашивая себя, уж не совершает ли она ошибки. – Ладно, давай прогуляемся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора

Разделы:
ПрологТочка возгорания123456789Цепная реакция1011121314151617181920Полный охват21222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Огнепоклонники - Робертс Нора



Мне книга понравилась. Конечно сразу было ясно кто главный злодей, обычно я сразу бросаю, но читать все равно было интересно. Наверное это благодаря таланту Робертс.
Огнепоклонники - Робертс НораNemona
27.01.2012, 11.34





Роман замечательный, фильм по нему тоже хорош! оценка 10
Огнепоклонники - Робертс НораЗима
29.08.2014, 14.44





Роман очень интерестный+красивая любовная линия. Понравился тип мужчины: обычный, не мачо, не супермен. Советую читать!
Огнепоклонники - Робертс НораВиталия
30.11.2014, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100