Читать онлайн Огнепоклонники, автора - Робертс Нора, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огнепоклонники - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огнепоклонники - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Огнепоклонники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Бо сунул в рот последнее печенье с арахисовым маслом и запил его холодным молоком. Затем, сидя за стойкой для завтрака, сделанной его собственными руками, он испустил преувеличенно тяжелый вздох.
– Вот если бы вы избавились от своего мужа, миссис Мэллори, я построил бы вам дом вашей мечты. А взамен попросил бы только ваше печенье с арахисовым маслом.
Женщина довольно улыбнулась и махнула на него кухонным полотенцем.
– В прошлый раз это был мой яблочный пирог. Что тебе и впрямь нужно, так это милая симпатичная девушка, которая заботилась бы о тебе.
– Она у меня уже есть. У меня есть вы.
Она засмеялась. Ему очень нравилось, как она смеется. Она запрокидывала голову и хохотала так, что ее смех эхом отдавался под потолком. Она была полненькая, кругленькая, уютная, и Бо мог бы стать таким же, если бы она продолжала кормить его своим печеньем с арахисовым маслом. Волосы у нее были рыжие, яркие, как красный сигнал светофора, все в мелких кудряшках.
Она годилась ему в матери, и с ней было куда веселее, чем с той матерью, что досталась ему от природы.
– Тебе нужна ровесница. – Она лукаво погрозила ему пальцем. – Такому красавчику, как ты.
– Дело в том, что их так много! Не знаю, какую выбрать. И ни одна из них не завладела моим сердцем так, как вы, миссис Мэллори.
– Продолжай. Подольститься ты умеешь, как даже мой покойный дедуля не умел. А уж он был настоящий ирландец, упокой господь его душу.
– Была одна девушка когда-то, но я ее потерял. Дважды.
– Как?
– Возникла, как видение, на другом конце переполненной комнаты. – Бо щелкнул пальцами. – Испарилась. Вы верите в любовь с первого взгляда?
– Конечно.
– Может, это была она, и теперь я брожу, неприкаянный, все надеюсь ее найти. Однажды мне показалось, что я нашел ее, но и во второй раз она успела испариться. Ну а теперь мне пора.
Он разогнулся и поднял с табурета свое длинное мускулистое тело – шесть футов два дюйма.
Может, Бриджет Мэллори и годилась ему в матери, но она все-таки была женщиной. Она залюбовалась им.
Она питала слабость к этому красивому молодому человеку, что правда, то правда. Но она не стала бы то и дело предлагать ему работу на протяжении последних шести месяцев, если бы все сводилось только к этому. Бо был не только красив. Он был честен и отлично делал свое дело.
– Я еще найду тебе девушку, попомни мои слова.
– Вы мне, главное, такую, чтобы пекла вкусные пироги. – Бо нагнулся и поцеловал женщину в щеку. – Передайте от меня привет вашему мужу, – добавил он, натягивая куртку. – А если что еще понадобится – звоните.
Она протянула ему пакет с печеньем.
– Твой номер у меня есть, Боуэн. Если что – я до тебя доберусь. И не только по телефону.
Бо вышел к своему грузовику. Неужели еще больше похолодало? Он старался держаться дорожки, которую сам и расчистил от крыльца до подъездной аллеи. Земля была бела от снега, который подтаял, а потом замерз и превратился в лед. А тяжелое свинцовое небо над головой обещало новый снегопад.
Бо решил заехать в супермаркет по дороге домой. Все-таки мужчина не может питаться одним печеньем с арахисовым маслом. Да, он, пожалуй, был бы не прочь найти женщину, знающую, как хозяйничать в кухне, но, за неимением таковой, мог и сам справиться.
Теперь у него был свой собственный бизнес. Бо влез в грузовик и любовно погладил рулевое колесо. «Гуднайт. Столярные работы на заказ». А вместе с Брэдом ему уже удалось купить, отремонтировать и выгодно продать пару коттеджей.
Бо хорошо помнил, как ему пришлось уговаривать Брэда в первый раз вложиться в дело. Как он убеждал друга, что покосившаяся развалюха – это необработанный бриллиант. Надо было признать, у Брэда было чутье. А может, слепая вера.
И бабушке надо было поклониться до земли: она тоже ему поверила и ссудила деньгами. Вспомнив об этом, Бо решил позвонить ей, как только доберется до дому, и спросить, не надо ли ей чего подремонтировать.
Они с Брэдом работали как проклятые, ремонтируя тот первый дом, но зато потом продали его с хорошей прибылью и вернули бабушке ссуду с процентами. А остальное вложили в следующий дом.
Если хорошенько подумать и все по порядку вспомнить, придется признать, что за то, кем он стал сегодня, ему надо было благодарить того погибшего парня. Бо и сам не знал, почему именно это событие – смерть практически незнакомого человека – изменило его жизнь. Но эта страшная смерть подтолкнула его к тому, чтобы перестать дрейфовать и начать активно двигаться к цели.
Джош, вспомнил он теперь, ведя машину от дома Мэллори в Оуэнз-Милл. Мэнди тогда была буквально убита горем. И, как ни странно, пожар и смерть этого юноши еще больше скрепили их дружбу.
Брэд и эта… как ее? Черт, как же ее звали? Маленькую блондиночку, тогдашний предмет его страсти? Кэрри? Конни? Черт, какая теперь разница? Это ничем не кончилось.
В настоящий момент предметом страсти Брэда была жгучая брюнетка, обожавшая танцевать под сальсу. А вот Девушка Его Мечты, та, которую он мельком видел на вечеринке целую жизнь тому назад, время от времени все еще всплывала у него в памяти. Он все еще видел ее лицо, копну золотистых волос, маленькую родинку в уголке рта.
«Все это было давно», – напомнил себе Бо. Он так и не узнал, как ее зовут, как звучит ее голос, какие духи она любит. Может быть, именно поэтому воспоминание о ней и связанные с ним чувства казались такими сладкими. В его воображении она становилась именно такой, какой он хотел ее видеть.
Бо влился в густой поток движения. Похоже, все жители Балтимора в полном составе решили в этот вечер отправиться за покупками после работы. Малейший намек на снегопад, и все бросаются делать запасы. Может, ему плюнуть на это дело и обойтись тем, что есть? Или просто заказать пиццу.
Ему надо было просмотреть чертежи следующего заказа и уточнить список необходимых материалов для нового дома, который они с Брэдом взялись ремонтировать.
Чем тратить время без толку, уж лучше бы…
Бо бросил беглый взгляд налево, так как на его полосе движение застопорилось.
Сначала он просто увидел женщину, очень красивую женщину за рулем темно-синего «Шеви-Блейзера». Пышные волосы, кудри цвета светлой карамели, выбивались из-под черной вязаной шапочки. Она барабанила пальцами по рулю, и он понял, что это ритм музыки, которую она слушала по радио. Сам он раскачивался в такт песне Брюса Спрингстина
type="note" l:href="#n_30">[30]
«Я расту», и, судя по ритму ее пальцев, она была настроена на ту же волну.
Забавно!
Заинтересовавшись, Бо подался вперед, чтобы получше разглядеть ее лицо.
Это была она! Девушка Его Мечты. Ее скулы, изгиб губ, родинка.
У него рот открылся сам собой, он дернулся от неожиданности и заглушил мотор. Она бросила взгляд в его сторону, и на одно захватывающее дух мгновение ее удлиненные золотисто-карие глаза встретились с его глазами.
Музыка смолкла.
– О черт! – воскликнул Бо.
Она нахмурилась, отвернулась и уехала.
Ругая себя по-черному, Бо торопливо включил двигатель, но все было бесполезно: его полоса безнадежно стояла, а ее полоса двигалась. Клаксоны взвыли, когда он отстегнул ремень безопасности и открыл дверцу.
Им овладела безумная идея бегом догнать ее машину. Просто бежать и бежать по улице, как псих, вырвавшийся из сумасшедшего дома. Но она была уже слишком далеко впереди. Так далеко, что он, проклиная себя, даже не смог разглядеть номера ее машины.
– Который раз на том же самом месте, – пробормотал про себя Бо, стоя на мостовой и не обращая внимания ни на рев автомобильных гудков, ни на первые, падающие ему на голову снежинки.


– В общем, это было странно. – Рина оперлась на прилавок в кухне «Сирико», где ее мать вновь хозяйничала у плиты. – Вообще-то он мне показался настоящим красавцем, хотя рот у него был раскрыт так широко, что туда могла влететь целая туча мух, а глаза выпучены, как у жабы. Понимаешь, я чувствовала, как он на меня смотрит. А когда я оглянулась, вид у него был вот такой.
Рина мимикой изобразила, какой у него был вид.
– Может, у него был сердечный приступ.
– Мама! – Рина со смехом наклонилась и поцеловала мать в щеку. – Это был просто какой-то сумасшедший.
– Ты не забываешь запирать двери?
– Мама, я же коп. Кстати об этом, мне сегодня досталось еще одно дело. Пара ребятишек вломились в свою школу, подожгли несколько классов. Поработали добросовестно, надо отдать им должное.
– Где их родители?
– Не все родители такие, как ты. Такого рода поджоги – распространенное явление среди детей. Никто не пострадал, за что можно только бога благодарить, ущерб собственности нанесен минимальный. Мы с О'Доннеллом их задержали, но один из них вызывает у меня скверные предчувствия, и, я думаю, школьный психолог меня поддержит. Десять лет, а в глазах уже горит этот скверный огонечек. Помнишь Джоуи Пасторелли? Вот у него было то же самое.
– Ну, так хорошо, что его поймали.
– На этот раз. Ладно, я пошла наводить марафет. У меня свидание.
– Куда ты сегодня идешь?
– Понятия не имею. Люк напустил таинственности и предпочитает держать меня в неведении. Мне велено надеть нечто сногсшибательное, вот почему я сделала налет на торговый центр, чтобы купить новое платье, и столкнулась с этим психом.
– Давай о Люке. Он – тот самый?
– На данный момент да. – Рина ласково погладила мать по голове. Она уже знала, что с Люком у нее не навсегда. – Чем ты недовольна? Белла и Фрэн у тебя пристроены, рожают тебе внуков.
– Я не говорю, что ты обязана выйти замуж и рожать детей. Просто я хочу, чтобы ты была счастлива.
– Да все нормально, мам. Я счастлива.


Он выбрал дорогой французский ресторан, и Рина порадовалась, что не пожалела денег на синее бархатное платье. Его глаза потеплели, когда он ее увидел, и ярлык с ценой, крепко впечатавшийся в ее память, окончательно перестал ее тревожить.
Но когда Люк заказал бутылку шампанского «Дом Периньон» и икру, Рина уставилась на него в изумлении.
– Что происходит? По какому случаю?
– Я ужинаю с красивой женщиной. С моей красивой женщиной, – добавил он, взяв ее за руку, и так нежно поцеловал ее пальцы, что Рина растаяла от удовольствия. – Ты сегодня выглядишь потрясающе, Кэт.
– Спасибо. – Она, безусловно, приложила к этому немало стараний. – Но я же вижу, что-то происходит.
– Ты меня слишком хорошо знаешь. Давай подождем шампанского. Когда же его, наконец, принесут?
– Никакой спешки нет. Можешь скоротать время, рассказывая мне, как прекрасно я выгляжу.
– С головы до ног. Мне нравится, когда ты так причесываешься. Тебе идут гладкие, зачесанные назад волосы.
Ей пришлось возиться с ними бесконечно долго, у нее даже руки заболели, пока она распрямляла свои непокорные кудри при помощи круглой щетки и фена. Но, раз уж ему это нравилось, она была готова помучиться, лишь бы время от времени доставить ему такое удовольствие. Люк кивнул официанту, и тот поднес бутылку к столу. Люк посмотрел на ярлык и постучал по своему бокалу, давая понять, что он сам намерен дегустировать.
Когда напиток был одобрен и разлит, Люк поднял свой бокал.
– За мою восхитительную, мою сладкую Кэт.
– Ты решил включить меня в меню? Я не против, если меня будут подавать под этим гарниром. – Рина чокнулась с ним и выпила. – М-м-м… Даст сто очков вперед шипучке, которую подают в «Сирико».
– Тамошний винный погреб не слишком глубок. А вот здешний просто из ряда вон. Как бы то ни было, таким изысканным шампанским не запивают пиццу со стручковым перцем.
– Ну, я не знаю. – Рина решила воспринять его замечание как шутку. – По-моему, одно неплохо сочеталось бы с другим. Ну, все, нам принесли шампанское, мы выпили, даже сказали тост. Теперь говори, что происходит?
– Любопытная, да? – Люк шутливо щелкнул ее пальцем по носу. – Я получил повышение. Грандиозное.
– Люк! Это же замечательно, это великолепно! Поздравляю! Значит, теперь пьем за тебя.
Рина снова подняла свой бокал и выпила.
– Спасибо. – Он широко улыбнулся ей. – Не стану скромничать, я приложил немало стараний. Счет Лордера стал последним козырем. Я получил его, и все было решено. Конечно, все прошло бы еще успешнее, если бы ты помогла мне их очаровать, но…
– Ты сам справился. – Рина накрыла ладонью его руку. – Итак, у тебя новая должность, новый кабинет? Давай, рассказывай.
– Мощная прибавка к зарплате.
– Это само собой. – Рина поставила бокал, и официант материализовался, как из-под земли, чтобы вновь его наполнить.
Его рука напряглась под ее ладонью.
– Если ты готова сделать заказ…
– Почему бы и нет? Я проголодалась, а ты расскажешь мне все в деталях, пока мы едим.
– Ну, если ты так хочешь.
Рина выждала, пока они не сделали заказ. Люк сделал свой заказ по-французски, и она решила, что это, пожалуй, несколько претенциозно. Но он был так мил, и потом, подумала она, сегодня он имеет право пофорсить.
– Когда же это случилось? – спросила Рина.
– Позавчера. Мне удалось зарезервировать стол только на сегодня, но я хотел сказать тебе свою новость в торжественной обстановке. Здесь не так-то просто заказать стол.
– И как же нам теперь тебя величать? Король финансового планирования?
Довольная улыбка расплылась по его лицу.
– Это будет следующим номером. А пока я довольствуюсь скромной должностью Ви-Пи.
– Вице-президент? Вот это да! Мы должны устроить вечеринку.
– О, у меня есть кое-какие планы. Знаешь, Кэт, ты могла бы замолвить словечко своей сестре. Теперь, когда я занял этот пост, она может убедить своего мужа передать мне ведение своих счетов.
– По-моему, Винс вполне доволен своим нынешним положением, – начала Рина, но тут же заметила, как потемнел его взгляд. – Хорошо, я об этом упомяну. Я увижу ее в воскресенье на дне рождения Софии. Ты, конечно, прийти не сможешь.
– Кэт, ты же знаешь, как я отношусь к этим большим семейным сборищам, тем более к детским дням рождения. – Люк возвел глаза к потолку. – Избавь меня.
– Я понимаю, это бывает утомительно. Все нормально. Я просто хотела сказать, что мы были бы тебе рады. Ты всегда желанный гость.
– Если ты думаешь, что это поможет убедить твоего зятя…
На этот раз Рина напряглась и усилием воли заставила себя расслабиться.
– Давай не смешивать семью и бизнес, хорошо? Я попробую уговорить Винса встретиться с тобой, но, ты меня извини, мне кажется, это неприлично – пытаться заполучить его счет на дне рождения его дочери.
– Неприлично? Ты считаешь, я веду себя неприлично, когда делаю свою работу и даю твоему зятю разумные финансовые советы?
Рина дала ему повариться в собственном соку, пока им подавали первое блюдо.
– Нет. Но, я тебя уверяю, Винс удивится, если ты заговоришь с ним о бизнесе на семейном празднике.
– Мне приходилось бывать на ваших семейных празднествах, – напомнил ей Люк. – Члены твоей семьи часто обсуждают бизнес. Пиццу как бизнес.
– «Сирико» – это семейное дело. Я сделаю, что смогу.
– Извини. – Люк похлопал ее по руке. – Ты же знаешь, как я завожусь, когда речь заходит о моей работе. Мы же пришли сюда праздновать, а не спорить. Я знаю, ты сумеешь заарканить своего зятя.
«Разве я ему это обещала?» – удивилась Рина. Ей казалось, что нет, но она решила не спорить. Это было умнее. Иначе спор затянулся бы до бесконечности, и она потеряла бы аппетит.
– Попрошу вас поподробнее, господин вице-президент. Ты возглавишь какой-нибудь отдел?
Люк стал рассказывать, а Рина с удовольствием следила за оживлением на его лице. Она знала, что это значит: добиваться цели, трудиться ради этого, вкладывать душу и, наконец, получить свое. Это было бесподобно. Напряжение улеглось, пока они ели.
– Рыба замечательная. Хочешь кусочек? – Стоило ей это сказать и увидеть выражение его лица, как она рассмеялась. – Извини, я все время забываю, что ты не любишь пробовать с чужой тарелки. Но, я тебя уверяю, ты многое теряешь. Ой, я тебе не говорила, что мне сегодня досталось новое дело? Так получилось…
– Я еще не закончил. Я даже не добрался до самого важного.
– О, извини. Значит, еще что-то есть?
– Главная новость. Ты спрашивала, будет ли у меня новый кабинет. Будет.
– Большой и роскошный? – спросила Рина, подыгрывая ему.
– Совершенно верно. Большой и роскошный. И он будет находиться на Уолл-стрит.
– Уолл-стрит? – Ошеломленная Рина положила вилку. – В Нью-Йорке? Тебя переводят в Нью-Йорк?
– Я ради этого жилы рвал, и я это получил. Отделение в Балтиморе – это берлога по сравнению с тем, что я буду иметь в Нью-Йорке. – Лицо Люка стало торжественным и мрачным. Он залпом выпил шампанское. – Я это заслужил.
– Безусловно. Я просто не ожидала. Я не знала, что ты хочешь переехать.
– Нет смысла об этом говорить, пока переезд не состоялся. Но дело не только в переезде, Кэт. Для меня это большой скачок.
– Еще раз поздравляю. – Рина улыбнулась и снова чокнулась с ним. – Мне будет тебя недоставать. Когда ты уезжаешь?
– Через две недели. – Его глаза потеплели, губы изогнулись в той самой улыбке, которая пленила ее несколько месяцев назад. – Завтра же поеду туда утренним поездом, хочу присмотреть квартиру.
– Ты даром времени не теряешь.
– А зачем его терять? Кстати, это еще не все. Переходим ко второй части. Кэт, я хочу, чтобы ты поехала со мной.
– О, Люк, это было бы чудесно. Я бы с удовольствием съездила в Нью-Йорк, но завтра я не могу. Если бы ты предупредил меня заранее, я могла бы…
– Я имею в виду не завтрашний день. У меня в Нью-Йорке есть агент по недвижимости, и я точно знаю, какая квартира мне нужна. Я хочу, чтобы ты была со мной в Нью-Йорке, Кэт. – Не успела Рина открыть рот, чтобы возразить, как Люк взял ее за руку. – Ты – именно то, что мне нужно. Вишенка на торте. Едем со мной в Нью-Йорк. – Ее сердце подпрыгнуло, когда он вынул из кармана маленькую коробочку и открыл ее щелчком большого пальца. – Выходи за меня замуж.
– Люк! – Это был ослепительный бриллиант. Рина совершенно не разбиралась в бриллиантах, но этот камень был ослепительным, потому что он ослепил ее. – Он великолепен. Он… просто потрясающий, но…
– Чистая классика. Как ты! У нас будет потрясающая жизнь, Кэт. Достойная. Богатая.
Люк на мгновение отвернулся и кивнул, а затем снова устремил взгляд на Рину и надел кольцо ей на палец.
– Погоди…
Но официант уже подошел с новой бутылкой шампанского и сияющей улыбкой на устах.
– Наши поздравления! Желаем вам всего самого хорошего.
Пока он разливал вино, раздались аплодисменты за соседними столиками. Люк поднялся, обогнул стол и заглушил все слова, какие она могла бы сказать, долгим и жарким поцелуем.
– За нас, – сказал он, вновь усаживаясь на место. – За начало нашей долгой, долгой истории.
Но когда он чокнулся с ней, она ничего не сказала.


У Рины сосало под ложечкой от досады, пока Люк выводил ее на улицу. Она чувствовала себя в западне. Ее заманили в западню и заставили принимать поздравления от персонала и посетителей ресторана. В уличных огнях кольцо у нее на пальце переливалось и сияло.
– Поехали ко мне. – Люк обнял ее, когда они стояли у его машины, наклонил голову и стал целовать Рину в шею. – Отметим как следует.
– Нет, мне нужно домой. Мне завтра рано на работу и… Люк, мне надо тебе кое-что сказать.
– Как хочешь. – Он поцеловал ее еще раз. – Сегодня твой вечер.
«Где уж там», – подумала Рина. От волнения и досады ее даже стало подташнивать, затылок ломило от начинающейся мигрени.
– Я сделаю несколько фотографий цифровым аппаратом, чтобы ты имела представление. – Люк вел машину, не переставая улыбаться. – А может, плюнешь на свою работу, и сбежим туда прямо сейчас? То-то будет здорово! – Он повернул голову и подмигнул Рине. – Мы могли бы пройтись по магазинам. Я могу позвонить своей секретарше, и она забронирует нам номер в «Плазе» и билеты на шоу.
– Я не могу. Это просто не…
– Да ладно, ладно. – Люк пожал плечами, давая понять, что вопрос исчерпан. – Но потом не жалуйся, если я сниму квартиру, которой ты не видела. У меня три места намечено на юге Манхэттена. Сам я склоняюсь к мансарде с тремя спальнями. Агент утверждает, что там много места для приема гостей. Только что появилась на рынке, так что я вовремя успел. Довольно близко от работы: в хорошую погоду я смогу ходить пешком. Цена крутая, но на своей новой должности я могу себе это позволить. А принимать гостей мне придется, от меня этого ждут. Разъезжать тоже придется. Мы не будем сидеть на месте, Кэт.
– Похоже, ты все уже распланировал.
– Это то, что у меня лучше всего получается. Ах да, я хочу устроить небольшую вечеринку до нашего отъезда. Мы можем соединить отходную с помолвкой. Если у меня, то придется действовать быстро. Мне пора собирать чемоданы.
И опять Рина ничего не сказала, позволила ему болтать, пока они подъезжали к ее квартирке над «Сирико».
– Давай подождем с оглашением. – Люк кивком указал на ресторан. – Сегодня я хочу, чтобы ты была только моей. Завтра успеешь похвастать своим кольцом.
Он обогнул машину, чтобы открыть для нее дверцу. Это был один из типичных для него жестов галантности, казавшихся ей старомодными и милыми.
Когда они поднялись в квартиру, он помог ей снять пальто. Опять потерся носом о ее шею. Рина отступила на шаг и набрала в грудь побольше воздуха, прежде чем повернуться к нему.
– Давай сядем.
– Свадебные планы? – Люк рассмеялся и развел руками. – Знаю, женщины любят погружаться в них с головой, но давай сегодня сосредоточимся на том, что мы помолвлены. – Он подошел ближе и провел пальцем по ее щеке. – Позволь мне сосредоточиться на тебе.
– Люк, я хочу, чтобы ты меня выслушал. В ресторане ты не дал мне шанса. Ты показал мне кольцо. Не успела я слова сказать, как официант уже подходит с шампанским, а люди за соседними столиками начинают аплодировать. Ты поставил меня в безвыходное положение.
– О чем ты говоришь? Тебе не нравится кольцо?
– Разумеется, мне нравится кольцо, но я его не принимала. Ты не дал мне рта раскрыть. Ты просто действовал, исходя из предположения. И мне жаль, Люк, мне очень, очень жаль, но твое предположение было неверным.
– О чем ты говоришь?
– Люк, до сегодняшнего вечера мы даже не упоминали о браке, а теперь мы вдруг помолвлены и переезжаем в Нью-Йорк. Для начала, я не хочу переезжать в Нью-Йорк. Моя семья здесь. Моя работа здесь. Я здесь живу.
– Ой, ради всего святого, это всего пара часов на поезде. Можешь видеться со своими родными хоть раз в месяц, если захочешь. Хотя, если хочешь знать мое мнение, тебе давно пора перерезать пуповину.
– Я не хочу знать твое мнение, – тихо ответила Рина. – Ты же моего мнения не спрашивал. Я тоже недавно получила повышение, но, как мне теперь вспоминается, мы так и не удосужились его отпраздновать.
– Да как ты можешь сравнивать…
– Я не сравниваю, просто подвожу итоги. – «Давно пора было это сделать, – призналась себе Рина. – Сама виновата». – Тебя моя работа совершенно не интересует, но ты предполагаешь, что я ее брошу и с радостью перееду с тобой в Нью-Йорк.
– Хочешь продолжать играть с огнем? Я слыхал, что в Нью-Йорке тоже бывают пожары.
– Не принижай то, что я делаю.
– А чего ты ждала? – Люк сорвался на крик. – Ты ставишь свою работу выше меня, выше нас. Думаешь, я могу позволить себе отказаться от повышения, чтобы ты могла остаться в Балтиморе и готовить спагетти по воскресеньям? Если ты не понимаешь, почему моя карьера важнее, значит, я в тебе серьезно ошибся.
– Ну, значит, ошибся. Но даже это к делу не относится. Я никогда не говорила, что хочу выйти замуж. И это значит, что я не хочу выходить замуж. По крайней мере, не сейчас. Я никогда не говорила, что выйду за тебя. А ты меня даже не спросил. Даже не выслушал.
– Не будь идиоткой. – Лицо Люка раскраснелось от возмущения и стало багроветь. – Ты приняла предложение. Ты согласилась. У тебя кольцо на пальце.
– Я не хотела устраивать сцену. Не хотела ставить тебя в неловкое положение.
– В неловкое положение? Меня?
– Люк, официант дежурил около нас неотступно. – Рина устало потерла лоб рукой. – И эти люди за соседними столиками. Я просто не знала, что еще тут можно было сделать.
– Значит, все это время ты просто морочила мне голову?
– Это в мои намерения не входило. И я вовсе не хочу делать тебе больно сейчас. Брак для меня… Я к нему просто еще не готова. Мне очень жаль. – Рина сняла кольцо с пальца и протянула ему. – Я не могу выйти за тебя замуж.
– Да что с тобой, черт подери, происходит? – Люк схватил ее за плечи и встряхнул. – У тебя какой-то бзик насчет того, что ты не можешь уехать из Балтимора? Ради всего святого, очнись. Тебе пора повзрослеть.
– Здесь я счастлива, и это не бзик. Во всяком случае, я так не считаю. – Рина высвободилась. – Здесь мой дом, здесь моя семья, здесь моя работа. Но, Люк, если бы я была готова к замужеству, если бы я хотела выйти замуж, и для этого надо было бы уехать из Балтимора, я бы уехала. Просто сейчас вопрос так не стоит.
– А как насчет того, что нужно мне? Почему бы тебе для разнообразия не подумать не только о себе? Как ты думаешь, что я с тобой делал все эти месяцы?
– Я думала, нам было хорошо вместе. Если ты все это время думал о женитьбе, извини, тогда я тебя не поняла. Мне очень жаль.
– Тебе жаль? Ты меня унизила, и теперь тебе жаль?! Значит, по нулям, да? Это все искупает.
– Я сделала все, что было в моих силах, чтобы тебя не обидеть. Давай не будем усугублять ситуацию.
– Усугублять ситуацию. – Люк отвернулся. – Да ты хоть представляешь, скольких трудов мне стоило, скольких хлопот – и это помимо всего остального, с чем мне надо разбираться! – устроить тебе идеальный вечер? Найти идеальное кольцо? А ты бросаешь мне его в лицо!
– Я просто говорю «нет», Люк. У нас с тобой разные цели в жизни. Все, что я могу, это сказать тебе «нет». Извини.
– Ну да, конечно, тебе жаль. – Люк вновь повернулся к ней, и было в его лице что-то такое, чему Рина не могла дать определение. – Ты извиняешься, что твоя дурацкая работа тебе дороже меня, что твое вульгарное мещанское семейство тебе дороже меня, твой люмпенский образ жизни – все это тебе дороже. И это после того, сколько я в тебя вложил…
– Осади назад! – Теперь Рина тоже рассердилась. – Что значит «вложил»? Я не биржевая бумага, Люк. Я не твой клиент. И будь осторожен, когда говоришь о моей семье.
– Да меня тошнит от твоей гребаной семьи.
– Тебе придется уйти. Сию же минуту. – Ее гнев стремительно перерастал в бешенство. – Ты на меня обижен, мы оба выпили…
– Да уж, конечно. Ты без зазрения совести лакала шампанское по двести пятьдесят за бутылку, все это время собираясь пнуть меня по лицу.
– Вот как? Прекрасно. – Рина бросилась в спальню, рванула на себя ящик письменного стола и вытащила чековую книжку. – Я выпишу тебе чек… Я выпишу тебе чек на обе бутылки, и будем считать, что мы квиты. Давай договоримся, что мы оба совершили ошибку и…
Люк рванул ее за руку, и Рина потеряла равновесие. Не успела она глазом моргнуть, как он ударил ее наотмашь. Чековая книжка вылетела у нее из рук, она врезалась плечом в стену и упала.
– Ах ты сука! Чеки мне будешь выписывать? Гребаная сука, что ж ты мне яйца крутишь?
Рина увидела звездочки, маленькие красные звездочки, пляшущие перед глазами. Не столько боль, сколько шок пригвоздил ее к месту в ту минуту, когда Люк наклонился и рывком поднял ее на ноги.
– Убери руки. – Рина услышала дрожь в собственном голосе и собралась с силами. «Учись быстро бегать», – когда-то сказал ей дедушка. Она научилась. Но здесь бежать было некуда. – Убери от меня руки, Люк. Сейчас же.
– Мне надоело выслушивать, как ты командуешь. Ты больше никогда не будешь говорить мне, что делать. Хватит, накомандовалась. Пора тебе узнать, что бывает, когда кто-то пытается со мной играть.
Рина перестала думать. Она не думала о том, что он собирается снова ее ударить, или о том, как положить этому конец. Она просто среагировала. Среагировала так, как ее учили.
Она изо всех сил врезала ему ребром ладони по шее под подбородком и одновременно яростно двинула коленом между ног.
Звездочки все еще плясали у нее перед глазами, когда он рухнул. Дыхание вырывалось у нее изо рта короткими, отрывистыми всхлипами. Но, бог свидетель, ее голос больше не дрожал.
– Ну вот, теперь ты можешь сказать, что я кручу тебе яйца. Имеешь право. Ты назвал меня сукой? Уж лучше бы легавой. Забыл, что я коп? Тебе же хуже. А теперь подбери свою тощую задницу и вынеси ее из моего дома. – Рина схватила торшер, яростно выдернула шнур из стены и вскинула стальную штангу на плечо, как дубинку. – Или мы можем устроить второй раунд, ублюдок. Убирайся вон и считай, что тебе крупно повезло. Ты мог бы провести эту ночь в камере. Или в больнице.
– Я этого не забуду. – Лицо Люка стало мертвенно-белым, и ему пришлось отползти, прежде чем он сумел подняться на ноги. – Его глаза горели пылающей злобой, когда он посмотрел на нее. – Я этого так не оставлю.
– Отлично, я тоже. Убирайся ко всем чертям. И никогда больше ко мне не приближайся.
Ее не била дрожь, когда она вышла вслед за ним в гостиную. Ее не била дрожь, когда она ждала, пока он заберет свое пальто и дохромает до двери. Она сохраняла спокойствие, когда заперла за ним дверь на засов и даже когда подошла к зеркалу, чтобы осмотреть свое лицо.
Она вынула свою цифровую камеру, установила таймер, сделала снимки анфас и в профиль, а затем послала их электронной почтой вместе с кратким объяснением своему напарнику.
«Чтобы прикрыть свою задницу», – сказала себе Рина. Потом она достала из морозильника пакет замороженного зеленого горошка и прижала его к пылающей щеке.
И затряслась, как осиновый лист.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огнепоклонники - Робертс Нора

Разделы:
ПрологТочка возгорания123456789Цепная реакция1011121314151617181920Полный охват21222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Огнепоклонники - Робертс Нора



Мне книга понравилась. Конечно сразу было ясно кто главный злодей, обычно я сразу бросаю, но читать все равно было интересно. Наверное это благодаря таланту Робертс.
Огнепоклонники - Робертс НораNemona
27.01.2012, 11.34





Роман замечательный, фильм по нему тоже хорош! оценка 10
Огнепоклонники - Робертс НораЗима
29.08.2014, 14.44





Роман очень интерестный+красивая любовная линия. Понравился тип мужчины: обычный, не мачо, не супермен. Советую читать!
Огнепоклонники - Робертс НораВиталия
30.11.2014, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100