Читать онлайн Объятия смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Объятия смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 147)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Объятия смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Объятия смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Объятия смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В день своего рождения Уолтер С. Петтибоун вернулся домой ровно в половине восьмого. Не­сколько десятков друзей и коллег крикнули в унисон: «Сюрприз!» – в тот момент, когда он шагнул через порог.
Но не это убило его.
Петтибоун радостно улыбнулся, шутливо пожу­рил жену за то, что она его разыграла, и тепло при­ветствовал гостей. К восьми вечеринка уже была в разгаре, и Уолтер с аппетитом поглощал перепели­ные яйца, икру, копченую лососину, мясной рулет со шпинатом и прочие яства, обеспеченные постав­щиками.
Но его убило и не это.
Петтибоун танцевал со своей женой, обнимал своих детей и смахнул украдкой слезу, слушая сен­тиментальный тост сына. Без четверти девять, обняв жену за талию, он поднял очередной бокал шампан­ского, попросил у гостей внимания и произнес крат­кий, но прочувствованный спич об итоге человечес­кой жизни и о благах, которые дарят друзья и семья.
– За вас, мои дорогие друзья, пришедшие разде­лить этот день со мной! – закончил он дрожащим от волнения голосом. – За моих детей, которыми я горжусь и которые радуют меня постоянно. И за мою красавицу жену, которая заставляет меня благода­рить господа за каждый прожитый день.
Раздался гром аплодисментов. Уолтер поднес бокал к губам и сделал большой глоток.
Именно это и убило его.
Задыхаясь, Петтибоун выпучил глаза и схватился за воротник рубашки. Его жена испуганно вскрик­нула, а сын начал энергично хлопать его по спине. Пошатнувшись, Уолтер устремился к гостям, опро­кинул несколько человек, как кегли, и сам рухнул на пол, конвульсивно дергаясь.
Один из гостей, врач, бросился к нему на по­мощь. Вызвал «Скорую», которая прибыла через пять минут, но Уолтер был уже мертв.
Порция цианида в его бокале стала очередным сюрпризом ко дню рождения.


Ева внимательно изучала синеву вокруг рта Уол­тера, его испуганно выпученные глаза, чувствуя красноречивый запах жженого миндаля. Петтибоуна перенесли на диван и расстегнули ему рубашку, тщетно пытаясь привести его в чувство. Никто не убрал осколки стекла и фарфора. В комнате пахло цветами, вином, морожеными креветками – и смер­тью.
«Уолтер С. Петтибоун пришел в этот мир и по­кинул его в один и тот же день одного и того же ме­сяца, – думала Ева. – Любопытное совпадение, хотя большинство людей предпочло бы его избежать».
– Я хочу поговорить с врачом, который первым пытался ему помочь, – сказала она Пибоди и оки­нула взглядом пол. – Нужно собрать все осколки и проверить, какие сосуды разбиты. Никого не выпус­кать – ни гостей, ни прислугу. Макнаб, запишите имена и адреса. Членов семьи отделите от остальных.
– Похоже, народу собралось тьма, – заметил Макнаб, отходя в сторону.


– Лейтенант, это доктор Питер Вэнс.
Пибоди подвела к Еве мужчину среднего роста, с короткими волосами и бородой песочного цвета. В его глазах, устремленных на тело Уолтера Петтибоуна, Ева видела горе и гнев.
– Он был хорошим человеком. – Доктор гово­рил с британским акцентом. – И отличным другом.
– Однако кто-то из присутствующих не отно­сился к нему по-дружески, – заметила Ева. – Вы сразу определили, что он отравлен, и велели меди­кам из неотложки уведомить полицию?
– Да. Признаки были очевидны, и смерть насту­пила очень быстро. – Доктор перевел взгляд на Еву. – Я хотел бы верить, что произошел несчаст­ный случай, какая-то ужасная ошибка. Но это не так. Уолтер только что закончил произносить сенти­ментальный тост и стоял, обнимая жену, рядом с сыном, дочерью, невесткой и зятем, с улыбкой на лице и слезами на глазах. Мы поаплодировали, он выпил и сразу же задохнулся, а потом свалился на пол в судорогах. Все кончилось через несколько ми­нут. Помочь ему было нельзя.
– Где он взял свой бокал?
– Не знаю. Официанты разносили шампанское. Другие напитки можно было взять в баре. Большин­ство гостей пришло около семи – Бэмби настаива­ла, чтобы к возвращению Уолта все были в сборе.
– Бэмби?
– Его жена, – объяснил Вэнс. – Вторая жена. Они поженились около года тому назад. Она уже несколько недель готовила этот сюрприз, хотя не со­мневаюсь, что Уолт все знал. Видите ли, Бэмби не назовешь умной женщиной… Но Уолт, разумеется, притворился удивленным.
– Когда именно он пришел домой?
– Ровно в половине восьмого. Мы все закрича­ли: «Сюрприз!» – согласно указаниям Бэмби. Было много смеха, а потом все опять начали есть и пить. Уолт подходил к гостям, шутил… Потом его сын произнес тост, и все снова выпили. – Вэнс вздох­нул. – По-моему, Уолтер пил шампанское. Жаль, что я не обратил особого внимания.
– Но вы видели, как он пил в тот раз?
– Вроде бы да. – Вэнс закрыл глаза, словно вспоминая. – Не могу себе представить, чтобы Уолт не выпил после тоста сына. Он обожал своих детей. Кажется, перед своим тостом Уолт взял другой пол­ный бокал. Но я не уверен, взял ли он его с подноса или кто-то передал ему.
– Вы были друзьями?
Лицо врача снова омрачилось:
– Близкими друзьями.
– В связи с его новым браком были какие-ни­будь проблемы?
Вэнс покачал головой:
– Он был счастлив. Откровенно говоря, многие из нас были озадачены, когда Уолт женился на Бэм­би. Он прожил с Шелли больше тридцати лет – их развод был достаточно мирным, – и в течение полу­года у него был роман с Бэмби. Некоторые думали, что это всего лишь каприз, связанный с возрастом, но дело закончилось браком.
– А его первая жена была здесь сегодня вечером?
– Нет. Их отношения были все-таки не настоль­ко дружественными.
– Вы знаете кого-нибудь, кто бы мог желать ему смерти?
– Абсолютно никого! – Вэнс беспомощно раз­вел руками. – Конечно, фраза «У него не было ни одного врага во всем мире» стала расхожим штам­пом, лейтенант Даллас, но именно это я могу ска­зать об Уолте. Люди любили его. Он был прекрас­ным отцом, щедрым работодателем и доброжела­тельным человеком.
«И весьма состоятельным, – подумала Ева, от­пустив доктора. – Богатым человеком, который бросил первую жену ради более молодой и соблаз­нительной. А так как люди не приносят с собой на вечеринку цианид просто так, кто-то явился сюда с определенной целью – убить Петтибоуна».


Ева побеседовала со второй женой в ее гостиной, расположенной рядом со спальней. Комнату осве­щала лишь одна лампа под полосатым абажуром – окна были прикрыты плотными розовыми портье­рами. Здесь вообще все было белым и розовым. «Как начинка приторного пирожного», – подумала Ева. Горы подушек, армии безделушек – и тяжелый за­пах роз.
Среди этого девичьего великолепия сидела Бэм­би Петтибоун, откинувшись на спинку розового ат­ласного кресла. Ее тщательно завитые волосы были окрашены в тот же карнавальный розовый цвет, от­теняя кукольное личико. Мерцающее розовое пла­тье с низким вырезом оставляло бы одну грудь пол­ностью обнаженной, если бы не полоска ткани, ук­рашенная пышным цветком розы.
Большие голубые глаза Бэмби блестели от слез, стекавших крошечными капельками по гладким ще­кам. Лицо наводило на мысль о молодости и невинности, хотя тело было вполне зрелым и роскошным. На коленях у нее лежал пушистый белый шар.
– Миссис Петтибоун?
Бэмби издала какой-то булькающий звук и утк­нулась лицом в белый шар. Когда шар тявкнул, Ева поняла, что это собачонка диковинной породы.
– Я лейтенант Даллас из нью-йоркского поли­цейского департамента. Это моя помощница, сер­жант Пибоди. Я очень вам сочувствую по поводу вашей утраты…
– Бони умер. Мой милый Бони…
Бони и Бэмби! Во всем этом Ева ощущала ка­кую-то фальшь. Оглядевшись вокруг, она поняла, что у нее нет иного выбора, как сесть на нечто пу­шистое и розовое.
– Я знаю, что вам сейчас очень тяжело. Но мне нужно задать вам несколько вопросов.
– Я просто хотела устроить для него вечеринку по случаю дня рождения. Все пришли. Мы прекрас­но проводили время. Он даже не успел развернуть подарки…
Она всхлипнула, а пушистый шар у нее на коле­нях высунул розовый язычок и лизнул ее в лицо.
– Миссис Петтибоун, могу я узнать ваше насто­ящее имя для протокола?
– Меня зовут Бэмби.
– В самом деле? Ладно, допустим. Вы стояли рядом с вашим мужем, когда он упал?
– Бони говорил обо всех такие приятные слова. Ему понравилась вечеринка. – Бэмби умоляюще посмотрела на Еву. – Он ведь был счастлив, когда… это произошло?
– Надеюсь, что так. Вы не обратили внимания, кто подал ему шампанское?
– Бони любил шампанское. – Последовал сентиментальный вздох. – Это был его самый люби­мый сорт. Мы все заказали у поставщиков. Я пред­упредила мистера Марки, что его официанты долж­ны подавать шампанское и канапе в нужное время. Мне хотелось сделать все как можно лучше для моего милого Бони. А потом ему вдруг стало плохо. Если бы я знала, что он болен, мы бы не стали уст­раивать прием. Но когда он уходил утром, с ним было все в порядке!
– Миссис Петтибоун, вы понимаете, что случи­лось с вашим мужем?
Она снова зарылась лицом в шарообразную со­бачонку.
– Он заболел. Питер не сумел ему помочь.
– Миссис Петтибоун, мы предполагаем, что причиной смерти вашего мужа было шампанское. Где он взял бокал, который выпил, прежде чем ему стало плохо?
– Наверное, у девушки. – Бэмби озадаченно смотрела на Еву. – А почему ему должно было стать плохо от шампанского? Раньше такого никогда не было.
– У какой девушки?
– У какой девушки? – ошеломленно повторила Бэмби.
«Терпение!» – напомнила себе Ева.
– Вы сказали, что девушка подала мистеру Петтибоуну шампанское.
– Ах да! Это одна из официанток. – Бэмби при­жала к себе собачонку. – Она подала Бони полный бокал, чтобы он мог произнести тост.
– Он взял бокал с ее подноса?
– Нет. – Бэмби поджала губы. – Кажется, де­вушка сама подала ему бокал и вежливо поздравила с днем рождения.
– Вы знаете эту девушку? Когда-нибудь нанима­ли ее раньше?
– Я обращаюсь к мистеру Марки, а он присыла­ет официантов. На него во всем можно положиться. Он просто волшебник!
– Как она выглядела?
– Кто?
«Боже, дай мне сил не наорать на эту идиотку!»
– Официантка, Бэмби. Девушка, которая подала Бони бокал шампанского.
– Не знаю. Никто ведь не обращает внимания на официантов. – Подумав, она добавила: – Вроде бы аккуратная. Мистер Марки требует от своих под­чиненных, чтобы они выглядели опрятно.
– Она была старая или молодая? Высокая или низенькая?
– Понятия не имею. Все официантки выглядят одинаково.
– Ваш муж говорил с ней?
– Он сказал: «Благодарю вас». Бони был очень вежливый.
– Вам не показалось, что он ее узнал? Офици­антку, – поспешно уточнила Ева, видя, что Бэмби собирается спросить, кого именно.
– А почему он должен был узнать ее?
«Она действительно дура, – решила Ева. – Изображать идиотизм такого уровня просто невоз­можно».
– Хорошо. Вы знаете кого-нибудь, кто желал зла вашему мужу?
– Бони все любили. Вам бы он тоже понравился.
– А вы любили Бони, когда он состоял в браке с первой женой?
Ее глаза стали круглыми.
– Мы никогда никого не обманывали! Бони даже не поцеловал меня ни разу до развода. Он был настоящий джентльмен.
– Как вы с ним познакомились?
– Я работала в одном из его цветочных магази­нов, на Мэдисон-авеню. Бони иногда заходил туда взглянуть на ассортимент и поговорить с нами. Со мной, – добавила Бэмби с жалкой улыбкой. – Од­нажды он пришел, когда я уже собиралась уходить, и предложил проводить меня домой. По дороге Бони рассказал, что разводится с женой, и спросил, не схожу ли я с ним как-нибудь на ленч. Я подумала, не подкатывается ли он ко мне, – знаете, мужчины часто говорят, что оставляют жену, чтобы затащить вас в постель. Но я не глупа.
«Да, – подумала Ева. – „Глупа“ – слишком мяг­кое определение».
– Я сразу поняла, что Бони не такой. Он никог­да не пытался ко мне приставать. – Она вздохнула и потерлась щекой о собачий мех. – Бони был романтиком. После развода мы стали встречаться – он водил меня в разные интересные места, но по-преж­нему ничего лишнего себе не позволял. В конце концов, я сама его подтолкнула – он был такой кра­сивый, что я просто не выдержала. А потом Бони предложил мне выйти за него замуж.
– Его первую жену это не возмущало?
– Может быть. Какая бы женщина не возмути­лась на ее месте? Но она держалась очень вежливо, и Бони никогда не говорил о ней ничего плохого.
– А его дети?
– Ну, не думаю, что я им сразу пришлась по душе. Но Бони сказал, что раз он меня любит, так и они полюбят тоже. Во всяком случае, мы никогда не ссорились.
* * *
– Большая счастливая семья, – сказала Ева, когда они вышли из комнаты Бэмби. – Все друг друга любят, а Петтибоун просто душка.
– Зато жена полная идиотка, – заметила Пибоди.
– Однако ей хватило ума подцепить на крючок богатого мужа, а может быть, и добавить кое-что ему в шампанское. – Ева задержалась на лестничной площадке. – Впрочем, нужен не только ум, но и же­лезные нервы, чтобы сделать это, стоя рядом с ним в комнате, полной свидетелей. Конечно, мы покопа­емся в ее прошлом и посмотрим, сколько в этой ка­рамельке подлинного, а сколько притворного. Лю­бой, кто живет среди такого количества розового, вызывает у меня подозрение.
– А я думала, это безделушка в стиле «Мне нра­вится быть девушкой».
– Иногда ты пугаешь меня, Пибоди. Для начала наведи о ней справки по обычным каналам. Надо же – Бэмби! – Ева начала спускаться. – Люди, ко­торые называют так свою дочь, должны знать, что она вырастет пустышкой. А теперь нам нужно за­няться мистером Марки. Где он сейчас?
– Мы отвели его вместе со всеми подчиненны­ми в кухню.
– Отлично. Давай выясним, которая из офици­анток подала Петтибоуну шампанское и поздравила его с днем рождения.
У дверей кухни к ним подбежал Макнаб:
– Прибыл медэксперт, Даллас! Он согласен с врачом, который оказался на месте происшествия. Говорит, что это наверняка отравление, но не может делать официальных заявлений, пока жмурика не доставят в мертвецкую и не выпотрошат.
– Благодарю за колоритный рапорт, детектив. Передайте медэксперту, что мне нужно как можно скорее получить подтверждение причины смерти. А сами проверьте входящие и исходящие звонки по всем телефонам в доме за последние двадцать четы­ре часа.
– Слушаюсь, лейтенант. – Прежде чем отойти, он умудрился шлепнуть Пибоди.
– Если твои родители будут жить у тебя, тебе на какое-то время придется перестать тискаться с Макнабом, – заметила Ева.
– Они не захотели остановиться у меня – сказа­ли, что не желают меня стеснять, так как моя квар­тира слишком мала. Я не смогла их переубедить. Они собираются ночевать в своем трейлере. Я сказа­ла им, что городские власти это запрещают, но они только отмахнулись.
– Устрой родителей в отеле, Пибоди, пока ка­кой-нибудь патрульный не отправил их в участок.
– Я займусь этим, как только мы вернемся.


В просторном помещении кухни, сверкающем серебром и кафелем, царил хаос. На столах стояли блюда с десертом, который так и не подали гостям; повсюду громоздились башни тарелок и пирамиды стаканов. Ева насчитала восемь официантов в уни­формах, нервно переговаривающихся в углу. Огром­ный кофейник оккупировали копы. Один из поли­цейских налегал на пирожные, а другой пасся у те­лежки с фруктами.
При появлении Евы в кухне воцарилось молча­ние.
– Полисмены, если вы в состоянии оторваться от вашего «шведского стола», займите место снару­жи обоих выходов из кухни. Так как причина смерти еще не объявлена официально, я напоминаю, что вы поглощаете улики. В случае надобности я прикажу вскрыть вам животы, чтобы извлечь их.
– С моей пищей все в порядке. – Невысокий мужчина с оливковым цветом лица, выбритой голо­вой, сверкающей, как ледяное поле, и в фартуке по­верх черного костюма шагнул вперед.
– Вы Марки?
– Мистер Марки, – поправил он с холодным достоинством. – Я хочу знать, что происходит. Нам велели оставаться тут, ничего не объяснив. Если вы здесь командуете…
– Да, я – лейтенант Даллас. А происходит то, что Уолтер Петтибоун внезапно умер, и я должна выяснить причину.
– Ну, лейтенант Даллас, могу вас заверить, что причиной смерти мистера Петтибоуна не является одно из моих блюд. Я не желаю, чтобы о моем биз­несе распространялись дурные слухи. У меня безуп­речная репутация, и я…
– Успокойтесь, мистер Марки, вас никто ни в чем не обвиняет. А сейчас я хочу поговорить с ваши­ми подчиненными. – Ева повернулась к официан­там. – Кто из вас обслуживал мистера Петтибоуна перед его тостом?
– Никто. Мы как раз говорили об этом, – ото­звалась привлекательная женщина с азиатскими чер­тами лица.
Ева посмотрела на нее:
– Как вас зовут?
– Син Ю. Когда это произошло, я была в даль­нем конце столовой, подавала гостям шампанское для тоста мистера Петтибоуна. А Чарли… – она по­стучала по плечу стоящего рядом худощавого нег­ра, – разносил пирожки с крабами.
Еще один официант поднял руку:
– Я работал в баре на террасе. Меня зовут Ро­берт Маклин. А Лори обслуживала там гостей. Мы не покидали террасу, пока не услышали крики.
– Я был на кухне, – заговорил другой мужчи­на. – Мое имя Дон Кламп. Помните, мистер Мар­ки? Мы с вами были здесь, когда поднялся шум.
– Верно, – кивнул Марки. – Я только что от­правил Чарли в столовую с крабовыми пирожками и велел Дону подавать грибы под соусом. Гвен верну­лась с пустыми бокалами, и тут мы услышали крики.
– У меня есть свидетель, который утверждает, что одна из ваших официанток подала мистеру Петтибоуну бокал шампанского перед тем, как он начал произносить свой тост.
Все быстро переглянулись.
– Должно быть, это Джули, – снова заговорила Син Ю. – Простите, мистер Марки, но только она могла это сделать, и только ее здесь нет.
– Кто такая Джули и почему ее здесь нет? – ос­ведомилась Ева.
– Мне не нравится, когда мои подчиненные сплетничают друг о друге… – начал Марки.
– Это полицейское расследование! Свидетель­ские показания – не сплетни, и я ожидаю сотруд­ничества от вас и вашего персонала. Кто такая Джу­ли? – Ева повернулась к Син Ю.
Марки тяжело вздохнул и похлопал Син Ю по плечу.
– Ладно, она права. Я не сержусь на вас, доро­гая. Джули Докпорт, – обратился он к Еве, – рабо­тает в моей фирме два месяца. Где она, я не знаю. Должно быть, ускользнула в суматохе после несчас­тья с мистером Петтибоуном. Во всяком случае, я ее с тех пор не видел. Когда прибыла полиция и велела нам всем пройти на кухню, Джули не пришла.
– Она тоже носила эту форму? – Ева кивнула в сторону официантов в узких черных брюках и крах­мальных белых рубашках.
– Да.
– Опишите ее.
– Среднего роста, спортивного телосложения, короткие рыжие волосы, довольно привлекатель­ная. Около тридцати лет – мне нужно справиться в картотеке, чтобы точно указать возраст.
– Пибоди, постарайся найти Джули Докпорт, а мне нужно поговорить с мистером Марки.
– Да, мэм.
Ева отвела Марки в подсобное помещение при кухне, усадила на табуретку и сама села напротив.
– А теперь расскажите все, что вы знаете об этой женщине.
* * *
Сведений оказалось немного. Основными эпите­тами были: «компетентная», «надежная», «отзывчи­вая».
– Джули сама обратилась с просьбой о приеме на работу, – продолжал Марки. – Ее рекоменда­ции проверили. Она оказалась отличным сотрудни­ком. Очевидно, Джули убежала, так как испугалась происшедшего.
Ева обернулась, когда вошла Пибоди.
– Я не нашла ее в доме, лейтенант.
– Узнай ее адрес. Она нужна мне как можно скорее. – Ева встала и повернулась к Марки. – Вы можете вернуться на кухню, и попросите, пожалуйс­та, ваших сотрудников ничего не трогать. Мы сооб­щим вам, когда можно будет все забрать.
* * *
Сын и дочь убитого вместе с зятем и невесткой сгрудились в углу столовой. Четыре пары покрас­невших и распухших от слез глаз устремились на Еву.
Мужчина с густыми, коротко остриженными светлыми волосами и безвольным подбородком поднялся, опираясь рукой на стол. Его губы исчеза­ли почти полностью, когда он сжимал их в мрачную складку.
– Что происходит? Кто вы? Почему никто не от­вечает на наши вопросы?
– Уолли, успокойся. – Женщина рядом с ним тоже была блондинкой, но ее взъерошенные волосы имели более яркий оттенок. – Ты только ухудша­ешь положение.
– Как его можно ухудшить? – осведомился он. – Мой отец мертв!
– Я лейтенант Даллас, – представилась Ева. – Сочувствую вашей утрате и прошу прощения, что не сразу побеседовала с вами, мистер Петтибоун.
– Уолтер С. Петтибоун Четвертый, – сообщил он. – Моя жена Надин. – Уолтер взял под руку блондинку. – А это моя сестра Шерилин и ее муж, Ноэл Уокер. Почему нас держат здесь? Мы должны быть с моим отцом!
– В данный момент это невозможно. Сядьте, мистер Петтибоун. Полиция делает все возможное, чтобы получить ответы на ваши вопросы. Надеюсь, вы согласитесь нам помочь и ответите на мои.
– Что случилось с моим отцом? – заговорила Шерилин. Это была маленькая брюнетка, которая в других обстоятельствах выглядела бы необычайно хорошенькой, но сейчас ее лицо было залито слезами. – Пожалуйста, объясните нам, что случилось с папой!
– Причина смерти пока не подтверждена.
– Я слышала, как медики из «Скорой» сказали, что он отравлен. – Шерилин повысила голос. – Но это не может быть правдой!
– Мы скоро все узнаем. Нам бы очень помог­ло, если бы вы рассказали, что каждый из вас делал и где находился, когда мистеру Петтибоуну стало плохо.
– Мы все стояли рядом с ним… – начала Шери­лин, но продолжить не смогла, рыдания перехва­тили ей горло.
Ноэл Уокер взял руку жены и поднес к губам. Ева отметила про себя, что к этому жесту утешения, любви и солидарности часто прибегал Рорк. Еще она заметила, что Ноэл очень красив. Его волнис­тые, темные, как у жены, волосы обрамляли мужественное лицо. Глаза были умными и проницатель­ными.
– Уолт произносил тост, – сказал он. – Мой тесть был добрым и сентиментальным человеком. Бэмби стояла справа от него, Шерри – рядом с ней, а я – справа от нее. Уолли стоял слева от отца, а Надин – рядом с ним. Закончив тост, Уолт выпил шампанское, и мы последовали его примеру. Потом он начал задыхаться. Кажется, Уолли хлопал его по спине, а Бэмби схватила за руку, когда он пошат­нулся. Уолт потянул себя за воротник, словно он был слишком тесным, и упал лицом вниз.
Ноэл обернулся к Уолли, как будто за подтверж­дением.
– Отец тяжело дышал, – заговорил Уолли. – Мы перевернули его на спину. Питер Вэнс – он врач – пробился к нему сквозь толпу. У отца начались судороги, и Питер велел вызвать «Скорую». Надин побежала к телефону.
– Мистер Петтибоун успел что-нибудь сказать?
– Нет, он ничего не сказал – только посмотрел на меня, прежде чем упал. – Голос Надин дрог­нул. – Все произошло так быстро…
– Откуда он взял вино?
– Думаю, с подноса, – ответил Уолли. – Офи­цианты разносили шампанское с семи часов, когда начали собираться гости.
– Нет. – Шерилин покачала головой. – Вино ему передала одна из официанток. Подноса у нее не было – только один бокал. Она забрала у отца поч­ти пустой бокал и дала ему полный, поздравив его с днем рождения.
– Верно, – подтвердил ее муж. – Я обратил на нее внимание – маленькая рыжеволосая женщина со сногсшибательными зелеными глазами. Я зани­маюсь живописью, – объяснил он. – В основном пишу портреты и поэтому сразу замечаю необычные лица.
– Что она делала, передав ему бокал?
– Дайте подумать… Уолт потребовал всеобще­го внимания. Большинство гостей находилось в сто­ловой. Когда он заговорил, все сразу умолкли. Офи­циантка шагнула назад, но не ушла, а осталась послушать тост. По-моему, она улыбалась, словно ее интересовало то, что говорил Уолт. Кажется, я улыбнулся ей, когда Уолт закончил свой тост, но она смотрела только на него. Потом мы все выпили, и я перестал обращать на нее внимание, потому что Уолт начал задыхаться.
– Думаю, я ее видела. – Надин теребила трой­ную нитку жемчуга на груди. – Когда я побежала вызывать «Скорую», то заметила ее в прихожей.
– Что она делала? – спросила Ева.
– По-моему, шла к выходу.
– Никто из вас не видел ее до сегодняшнего ве­чера? – Поскольку все, переглянувшись, недоумен­но покачали головой, Ева задала следующий воп­рос: – Вам что-нибудь говорит имя Джули Докпорт? Может быть, ваш отец упоминал его?
– Никогда не слышал, чтобы он упоминал это имя. – Уолли посмотрел на других членов семьи, которые снова покачали головой.
– Не знаете, мистера Петтибоуна не беспокоило что-нибудь в последнее время? Не было каких-ни­будь личных или деловых проблем?
– Он был очень счастлив, – тихо сказала Шерилин.


Отпустив родственников, Ева нахмурилась.
– Счастливый человек, который всеми любим, обычно не погибает от яда в свой день рождения, – пробормотала она. – Под этой благостной карти­ной что-то кроется, Пибоди.
– Да, мэм. Кстати, полицейские, которые от­правились домой к Джули Докнорт, не обнаружили ее там. Соседка сообщила, что она выехала сегодня утром, сказав, что перебирается в Филадельфию.
– Немедленно отправь туда «чистильщиков»! Конечно, они ничего не найдут, но пускай все там прочешут. Похоже, это дело рук профессионала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Объятия смерти - Робертс Нора



на сей раз в противостояние вступает несравненная Ева Даллас и хладнокровная отравительница Джулиана, главной целью которой является великолепный супруг Евы - Рорк - это что касается содержания романа. А вот относительно моих собственных эмоций и впечатлений, то я просто восхищаюсь Евой - тем, как она умеет просчитывать действия преступников и как яростно защищает человека, которого любит.
Объятия смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
21.06.2012, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100