Читать онлайн Объятия смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Объятия смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 147)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Объятия смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Объятия смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Объятия смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Умело пробравшись сквозь всевозможные пре­поны, Ева отследила по компьютеру частный шаттл, на котором Джулианна летала в Денвер и обратно. «Дайамонд экспресс» рекламировала себя как луч­шую чартерную компанию в Штатах. Однако про­верка показала, что ее рейтинг занимает всего лишь третье место после двух компаний Рорка.
«Джулианне не хватило наглости воспользовать­ся одним из шаттлов Рорка», – думала Ева, манев­рируя между шаттлами и грузовым транспортом воз­ле ангаров «Дайамонд экспресс». Головная боль по­явилась снова, постукивая молоточком по затылку в том месте, которым она ударилась о тротуар. Еве от­чаянно хотелось спать, и она понимала, что если не сделает короткий перерыв, то просто свалится ли­цом вниз.
– Как имя пилота?
– Мейсон Риггс. – Пибоди покосилась на про­филь Евы. – Не злитесь, вы выглядите нормаль­но – только лицо немного бледное и лоснящееся.
– Что значит – лоснящееся? – Ева припарко­вала машину и посмотрела в зеркало заднего вида. Черт возьми, лицо в самом деле лоснилось! – Это от жары – летом люди потеют. Но выгляжу я паршиво.
– Назад поведу я.
Ева обернулась, высунув ногу из машины.
– Что ты сказала?
– Я сказала, что назад машину поведу я, – храб­ро повторила Пибоди. – Вам нельзя долго сидеть за рулем, а я обещала Луизе, что заставлю вас отдох­нуть, когда вы устанете.
Ева медленно сняла темные очки, которые носи­ла по причине яркого солнца, головной боли и ушибов на лице. Синяк под глазом только усиливал эф­фект грозного взгляда.
– Заставишь меня?!
Пибоди судорожно глотнула, но стояла на своем.
– Вам меня не запугать. Когда мы поедем назад, я сяду за руль, а вы вздремнете на заднем сиденье… мэм.
– По-твоему, слово «мэм» спасет тебя от моего праведного гнева?
– Может быть, но я больше полагаюсь на свои ноги. В таком состоянии вам за мной не угнаться. – Пибоди подняла два пальца. – Сколько пальцев вы видите?
– Два, которые я собираюсь отрезать и запих­нуть тебе в уши.
– Как ни странно, я рада это слышать, лейте­нант.
Ева со вздохом вылезла из автомобиля. Гро­хот, доносившийся из ангара, пронзил ее череп на­сквозь. Дабы не входить внутрь и сохранить голову на плечах, она махнула рукой женщине в комбине­зоне с эмблемой «Дайамонд».
– Я ищу пилота Риггса! – крикнула Ева. – Мейсона Риггса.
– Его шаттл проходит еженедельный профилак­тический ремонт. – Женщина указала пальцем на открытые ворота ангара. – Он либо там – охраняет своего малыша, – либо в комнате отдыха.
– А где комната отдыха?
– Вторая дверь налево. Простите, но в ангар и комнату отдыха посторонним вход воспрещен. Если хотите, я его разыщу.
Ева достала значок:
– Я сама его разыщу. О'кей?
– Конечно. – Женщина предостерегающе подняла руки в перчатках. – Только не входите без заты­чек для ушей – это против правил техники безопас­ности. – Она откинула крышку ящика и вынула па­ру затычек. – Без них можно оглохнуть навсегда.
– Спасибо. – Ева вставила затычки и сразу ощу­тила облегчение, почти не слыша пронзительных звуков.


Они с Пибоди вошли внутрь. В ангаре находились три шаттла, усеянные целым роем механиков, которые орудовали замысловатыми инструментами, переговариваясь друг с другом с помощью знаков. Заметив двух пилотов в униформе – мужчину и женщину, – Ева направилась к ним. Благодаря затыч­кам грохот сменился шорохом; в помещении пахло горючим, смазкой и чьим-то сандвичем с фрикадель­ками. У Евы заурчало в животе – она питала сла­бость к фрикаделькам.
Подойдя к пилоту-мужчине, Ева постучала по его плечу. Он был красив, как кинозвезда, с гладкой кожей цвета жженого сахара – наследие смешанной расы.
– Риггс? – прокричала Ева и показала значок. Пилот вежливо, но озадаченно кивнул, и она указа­ла на дверь комнаты отдыха.
Он выглядел не слишком довольным, но быст­ро подошел к двери, раскодировал замок и, войдя внутрь, вынул затычки из ушей.
– Если можно, побыстрее, лейтенант. Мне нуж­но за двадцать минут провести тесты на безопас­ность шаттла. У меня рейс.
Ева тоже вынула затычки. Она не слышала ни единого слова, но поняла смысл.
Посмотрев на ее лицо, Риггс поднял брови.
– Налетели на дверь, лейтенант?
– Я ждала этого вопроса.
– Похоже, вам здорово досталось. В чем про­блема?
– Вчера ночью вы пилотировали частный шаттл в Денвер и вернулись этим утром. Пассажиркой бы­ла Джульет Дарси.
– Я могу подтвердить факт полета, но не обсуж­дать клиента. Это против правил.
– Со мной вам лучше забыть о правилах, Риггс, иначе ваш очередной рейс не состоится.
– Слушайте, леди…
– Я не леди, а коп, и это полицейское расследо­вание. Ваша клиентка прибыла в Денвер прошлой ночью, заказала себе ужин и, по-видимому, хорошо поспала. А сегодня утром в своем гостиничном но­мере она убила человека по имени Спенсер Кэмбелл, вернулась на такси в аэропорт и прыгнула в ваш шаттл, после чего вы доставили ее в Нью-Йорк.
– Мисс Дарси кого-то убила? Быть не может! Вы шутите!
– Хотите узнать, говорю ли я серьезно? Можем выяснить это в Главном полицейском управлении.
– Но она… Простите, я должен сесть. – Риггс плюхнулся в широкое черное кресло. – Наверное, вы ее с кем-то перепутали. Мисс Дарси – очарова­тельная и утонченная женщина. Мы с ней в полете разговорились; она летала в Денвер, чтобы посетить благотворительное мероприятие.
Ева протянула ему фотографию:
– Это Джульет Дарси?
Слайд был скопирован с диска, найденного в «Дейли энтерпрайзис», и полностью соответствовал снимку, присланному службой безопасности отеля.
– Да, это она… Боже мой! – Пилот снял фураж­ку и провел рукой по волосам. – Просто невероятно!
– Уверена, что Спенсер Кэмбелл чувствовал то же самое. – Ева села. – Расскажите мне о полете.


С того момента, как Риггс решил сотрудничать, его уже нельзя было остановить. Он вызвал бортпро­водницу, чтобы ничего не упустить, и в результате Ева получила полный отчет о путешествии в Денвер и обратно.
– Она держалась вежливо и приветливо. – Риггс осушил вторую чашку кофе. – Правда, настаивала на том, чтобы лететь одной. Когда она села в шаттл, ее лицо показалось мне знакомым, и я решил, что это какая-то знаменитость. Мы часто перевозим знаменитостей, которые хотят летать в одиночестве, но не желают тратиться на содержание личного воз­душного транспорта.
– Я бы не сказала, что она держалась приветли­во. – Бортпроводница Лидия потягивала воду из бутылки. Она уже была одета для полета – в акку­ратную униформу с золотым галуном.
– А как, по-вашему, она себя вела? – спросила Ева.
– Как сноб. Конечно, она разговаривала вежли­во, но это было только внешнее впечатление. Ко мне она обращалась, как хозяйка к служанке. Мы предлагаем пассажирам первого класса икру и сыр с шампанским и фруктами. Ей не подошла марка шампанского, и она заявила, что нам никогда не по­лучить пятизвездочный рейтинг, если мы не повы­сим качество обслуживания.
– Она вела какие-нибудь переговоры во время полета?
– Нет. Она работала на своем персональном компьютере, повернув его так, чтобы я не видела экран. Как будто мне это было нужно! И обращалась ко мне по имени – Лидия то, Лидия это… Так ведут себя люди, когда хотят показаться дружелюбными, но в результате это выглядит оскорбительно.
– А мне она показалась очень приятной леди, – заметил Риггс.
– Ты мужчина. – Эти слова прозвучали успо­каивающе и в то же время уничижительно. Ева по­думала, что Лидия отлично знает свое дело.
– А в каком настроении она возвращалась се­годня утром?
– В приподнятом. Выглядела счастливой и удо­влетворенной. Я подумала, что она неплохо провела ночь с каким-то мужиком.
– Лидия!
– О, Мейсон, ты ведь подумал то же самое. Она съела полный завтрак – яйца, круассан, варенье, фрукты, кофе – и запила двумя порциями «Мимо­зы». Выбрала классическую музыку. Я настроила экран на утренние новости, но она велела его отключить. Теперь я понимаю, почему. Из-за этого бедняги.
– Когда она вышла из шаттла, ее ожидал назем­ный транспорт?
– Она направилась к терминалу. Мне это пока­залось странным. – Лидия покачала головой. – Та­ких шикарных штучек, как правило, поджидает ав­томобиль.
«А выйдя из терминала, она могла воспользо­ваться любым средством передвижения, – подума­ла Ева. – Такси, автобусом, трамваем, частной ма­шиной, даже метро. И в итоге исчезнуть».
– Спасибо. Если вспомните что-нибудь еще, по­звоните мне в управление.
– Надеюсь, вы ее поймаете. – Лидия с сочувст­вием посмотрела на лицо Евы. – Очень болит?
* * *
Выйдя из ангара, Ева потерла ноющий затылок.
– Поехали в управление, – бросила она Пибоди. – Посмотрим, что разнюхали денверские копы. Боюсь, как только установят, что это работа Данн, она превратится в убийцу, орудующую в разных штатах, и дело отойдет федералам.
– Мы не можем позволить им забрать его!
– Я могла бы сказать, что передам им дело на блюдечке, если они пообещают прищучить Джулианну, но это было бы ложью. Я хочу сама добраться до нее. – Ева глубоко вздохнула. – Надеюсь, в Ден­вере согласятся потянуть с идентификацией несколь­ко дней. – Она надела темные очки и сразу же по­чувствовала себя лучше. – Почему бы тебе не сесть за руль, Пибоди? А я ненадолго вздремну.
Пибоди с ухмылкой уселась на место водителя.
– В самом деле, почему бы и нет?
– Кажется, я вижу на твоем лице самодоволь­ную улыбку?
– Черт! – Пибоди ткнула себя пальцем в ще­ку. – Я думала, она уже исчезла.
– По дороге остановись у продовольственного магазина. Я хочу сандвич с фрикадельками. – Ева опустилась на заднее сиденье, закрыла глаза и тут же погрузилась в сон.
* * *
Мясо отнюдь не занимало главенствующее место в сандвиче с фрикадельками. Он состоял из двух кусков хлеба, пропитанного красного цвета соусом, между которыми помещались три шарообразные суб­станции, возможно, приходившиеся дальними род­ственниками мясному семейству. Дабы скрыть это сомнительное родство, они были покрыты вязким заменителем сыра и так щедро приправлены пря­ностями, что обжигали рот и успешно прочищали лобные пазухи.
Как бы то ни было, запах пробудил Еву от креп­кого сна.
– Я купила большой сандвич и попросила раз­резать пополам. – Пибоди уже отъезжала от магази­на, соблюдая осторожность, которая обычно приво­дила Еву в бешенство. – И еще я подумала, что в это время дня вам не помешает бутылка пепси.
– Как? Что?.. – Ева никак не могла сообразить, где находится. – Господи! Я надолго отключилась?
– Минут на двадцать, но спали как убитая. Даже не храпели. А цвет лица изменился к лучшему.
– Это благодаря запаху фрикаделек. – Ева от­крыла бутылку пепси и сделала солидный глоток. Головная боль отступила, и она попыталась привес­ти в порядок мысли. – Куда ты едешь, Пибоди? И в каком веке мы туда доберемся на этой черепашьей скорости?
– Я просто выполняю правила дорожного дви­жения, проявляя вежливость к другим водителям. Но я рада, что вам лучше, и подумала, что, так как мы в центре города и сегодня отличная погода, мы могли бы перекусить на воздухе где-нибудь на Рок­феллер-Плаза. Поглазеть на туристов и погреться на солнышке.
Предложение выглядело заманчиво.
– Только никаких магазинов!
– Мне это и в голову не приходило.
Пибоди остановила машину у тротуара 50-й ули­цы и включила знак «На дежурстве».
– Как насчет правил дорожного движения? – усмехнулась Ева.
– Это уже не движение, а парковка, так что мож­но позволить себе некоторую вольность.
Выйдя из автомобиля, они пробрались сквозь толпу туристов, посыльных и уличных воров и сели на скамейку у катка с искусственным льдом. Пибоди разделила кипу салфеток, передала Еве ее поло­вину сандвича, и они приступили к трапезе.
Ева уже не помнила, когда она в последний раз делала перерыв на ленч и принимала пищу не за своим рабочим столом и не в машине. Кругом было шумно и многолюдно, а температура воздуха коле­балась между теплом и жарой. Солнце сверкало на стеклянных фасадах домов, а продавец хот-догов, катя свою тележку, распевал арию из итальянской оперы.
– «Травиата», – вздохнула Пибоди. – Я ходила с Чарльзом в оперу. Он на ней помешан. В общем, музыка неплохая, но слушать ее лучше здесь. Сидеть на площади летним днем, есть сандвич с фрикадель­ками, смотреть на людей и слушать, как этот парень поет по-итальянски…
– Угу, – отозвалась Ева с набитым ртом, стара­ясь не испачкать рубашку соусом.
– Иногда забываешь смотреть на то, что тебя ок­ружает. Когда я впервые оказалась в Нью-Йорке, то все время ходила и глазела по сторонам. А вы давно в последний раз были в центре?
– Не знаю. – Нахмурившись, Ева надкусила сандвич. Она покинула воспитательный дом, как только достигла совершеннолетия, и сразу же посту­пила в полицейскую академию – другую секцию той же системы. – Наверное, лет двенадцать тому назад.
– Да, порядочно. Наверняка отучились замечать окружающее.
– Угу.
Ева продолжала жевать, но ее внимание привле­кла группа туристов, а точнее – подозрительного вида парень на доске, увивающийся вокруг них. Не останавливаясь, он быстрым движением запустил руки в два задних кармана. Бумажники мелькнули в воздухе и сразу же исчезли.
Когда парень проезжал мимо, Ева молниеносно ткнула его ногой в голень, опрокинула наземь и при­жала ботинок к горлу. Пока он приходил в себя, она дожевала сандвич, взмахнула значком у него перед глазами и указала пальцем в сторону облаченной в униформу Пибоди.
– Не могу понять, ты идиот или просто обнаг­лел, воруя бумажники на глазах у пары копов.? Пи­боди, конфискуй содержимое карманов этого при­дурка.
– Да, мэм.
Быстро обшарив полдюжины карманов в мешко­ватых брюках и еще три в такой же мешковатой ру­башке, Пибоди извлекла оттуда десять бумажников.
– Два из них принадлежат им. – Ева указала на туристов, которые фотографировали друг друга, пребывая в счастливом неведении. – Вон тому ша­тену в темных очках и блондину в кепке с надписью «Страйкерс». Почему бы тебе не избавить их от шо­ка и огорчения и не вернуть им бумажники, прежде чем позвать патрульного и разобраться со всем про­чим?
– Да, мэм. Надо же, я и не заметила, как он вы­тащил бумажники.
Ева слизнула соус с пальцев.
– Мы все замечаем разные вещи, Пибоди.
Когда ее помощница побежала к туристам, вор попытался вырваться, но Ева сильнее надавила ему на горло, перекрыв дыхание на десять секунд.
– Ай-ай-ай! – Она погрозила ему пальцем и до­пила остаток пепси.
– Отпусти! Чего привязалась?
– Хочешь, чтобы я сказала: «Иди и не греши больше»? Я что, похожа на священника?
– Ты похожа на паршивого копа!
– Верно. – Ева услышала, как изумленные ту­ристы с благодарностью принимают возвращенную собственность. – Я и есть паршивый коп. Прият­ный сегодня денек, не так ли?
* * *
– Теперь поведу я, – заявила Ева, когда подо­бие ленча было окончено. – Хочу попасть в управ­ление до пенсионного возраста. – Она посмотрела на часы. – А тебе тоже следует поторопиться, если ты собираешься поехать к Морин Стиббс и привез­ти ее на допрос.
– Я решила отложить это на день-два.
Ева села за руль и удивленно взглянула на Пибоди:
– Ты же говорила, что уже готова.
– Да, но… Вы сейчас очень заняты, а у меня нет стопроцентной уверенности. Мне нужно, чтобы вы наблюдали за процедурой на случай, если у меня воз­никнут неприятности. Это может подождать, пока у вас не найдется время.
– У меня найдется время сегодня, так что не ис­пользуй меня в качестве предлога.
Пибоди ощутила дрожь в животе.
– Ну, если вы уверены…
– Уверена должна быть ты. Если да, то возьми с собой Трухарта. Двое полицейских в форме произ­водят больше впечатления, чем один. Введи его в курс дела, а во время допроса пусть стоит в комнате у двери. Трухарт должен говорить как можно мень­ше и выглядеть мрачным, насколько это возможно для него. Возьми полицейскую машину – если что, сошлись на меня.
– А кто поведет – я или Трухарт?
– Он. Скажи ему, чтобы время от времени по­сматривал на Морин в зеркало. А ты постарайся, что­бы она не сразу начала требовать адвоката. Скажи, что просто хочешь задать ей несколько вопросов, так как нужно кое-что уточнить, и знаешь, что она со­гласна сотрудничать, будучи подругой жертвы. При­вези ее в управление и начинай игру.
– А если все пойдет не так, вы вмешаетесь?
– Пибоди…
– Я бы чувствовала себя более уверенно, зная, что в случае чего вы меня поддержите.
– О'кей. Если ты споткнешься, я не дам тебе упасть.
– Спасибо. – Пибоди вытащила телефон, что­бы позвонить Трухарту.
* * *
В управлении Ева сразу же связалась со следова­телем, который занимался убийством в Денвере. Де­тектив Грин был раздражен, но Ева сразу же почув­ствовала к нему симпатию.
– В апартаментах обнаружен целый ворох отпе­чатков. Двух уборщиц, парня, который ремонтиро­вал видеосистему, предыдущих постояльцев – Джо­шуа и Рены Хэтауэй из Цинциннати. Они пробыли в номере три дня и выписались в день прибытия жертвы. Оба вне подозрений. Есть отпечатки убито­го на кофейном столике, ноже, вилке, чашке, блюд­це и стакане для сока. А отпечатки Джулианны Данн буквально повсюду. – Он глотнул кофе. – Ее идентифицировали по дискам камер слежения, описа­нию коридорного и портье. Мы взяли волосы из ван­ной для определения ДНК, чтобы ей не отвертеться.
– Сначала ее нужно поймать, – заметила Ева. – Вы уже связались с федералами?
Грин фыркнул:
– Не вижу оснований спешить.
– Что ж, меня это очень устраивает. Вам ведь еще нужно отсортировать неидентифицированные отпечатки… Понадобится время, чтобы отбросить все лишнее.
– Конечно. Двое суток, а может, и все трое, если возникнут проблемы с оборудованием, и если иссле­довать другие нити.
– У меня много информации о Джулианне Данн. Потяните время, и я пришлю вам все, включая лич­ные заметки.
– Я всегда работаю тщательно и не люблю торо­питься. А прежде чем беспокоить занятых федералов, лучше аккуратно упаковать все, что у вас есть, и перевязать ленточкой. Когда дело дойдет до разго­вора с федералами, я сначала свяжусь с вами и, если надо, дам вам дополнительное время.
– Спасибо.
– Кэмбелл был хорошим человеком. Желаю вам успеха, лейтенант, и можете не сомневаться, что ден­верские копы всегда помогут вам упрятать эту сте­рву так глубоко, чтобы она больше уже не смогла выбраться.


Завершив пересылку данных Грину, Ева встала, подошла к окну и посмотрела на дом напротив.
«Ты наблюдала за мной, но видела только то, что тебе хотелось, – думала она. – Сестры, вот еще! Нас с тобой не связывает ничего, кроме убийства».
Прислонившись бедром к узкому подоконнику, Ева пыталась привести в порядок мысли, одновре­менно наблюдая за дирижаблем, который реклами­ровал жилые дома на побережье Джерси.
Ева однажды провела очень странный и очень пьяный уикенд с Мевис на джерсийском побережье. Мевис предавалась сентиментальным воспомина­ниям о том, как когда-то летом работала на пляже, облапошивая простаков. Всего пару лет назад Ева арестовала ее за то же занятие на Бродвее.
«Вот уж сестра так сестра!» – думала Ева. Мевис меняла свою внешность чаще, чем подросток трусы. Джулианна теперь делала то же самое, но не ради требований моды. Хотя, возможно, это тоже играло роль. Еву всегда озадачивало женское стремление переделывать себя, экспериментировать со своим обликом. Чтобы привлечь кого-то? Может быть. Но в основном – чтобы удовлетворить собственную жажду перемен, желание видеть в зеркале все новые и новые отражения.
Когда дело доходило до возни с прическами и косметикой, Ева чувствовала, что на ее личность кто-то посягает. Но ведь большинству женщин нрави­лось заниматься своей внешностью. Должно быть, в тюрьме Джулианне этого недоставало. Косметический салон в Докпорте едва ли мог ее удовлетворить.
Стала бы она рисковать, компенсируя это здесь, в Нью-Йорке? «Вряд ли, – думала Ева. – Джулиан­на не настолько глупа, чтобы являться к косметоло­гу в том же городе, где она убивала, и где ее лицо де­монстрируют на всех экранах». Люди, которые рабо­тают с лицами, волосами и телами, запоминают их. Сколько раз она слышала, как Мевис и ее жуткий косметолог Трина болтают об этом.
Ева не сомневалась, что в эти дни Джулианна са­ма делала себе прическу. Большинство женщин это умеют – даже те, кто не может себе позволить обра­щаться к консультантам за советом. Но Джулианне наверняка захочется расслабиться хоть на один день или даже уикенд в каком-нибудь косметическом центре. И этот центр должен быть самого высокого уровня.
«Европа! – решила Ева. – Конечно, нужно про­должать проверку косметических центров в Нью-Йорке, но я бы сделала ставку на Париж или Рим».


Ева вернулась к столу и дала задание компьюте­ру. Он должен был провести глобальный поиск кос­метических центров экстра-класса и представить двадцать наименований. Подумав, она заказала ин­формацию о пяти лучших транспортных компаниях, осуществляющих перевозки из Нью-Йорка в Европу.
– Попытка не пытка, – пробормотала Ева, по­смотрела на часы и выругалась. – И почему у меня ни на что не хватает времени?
Довольная наличием новой нити, Ева отправи­лась выполнять обещание, данное Пибоди. Идя по коридору, она не переставала думать. Яд – традици­онное женское оружие. К тому же Джулианна стара­ется убивать без физического контакта с жертвой. Секс был для нее вынужденным злом.
«Я всегда считала секс унизительным для обоих партнеров. Женщина позволяет грубо вторгаться в нее…»
Нет, Джулианна не стала бы вонзать в тело нож – это слишком походило на секс. «Еще одна разница между нами», – невольно подумала Ева и вытерла о брюки внезапно вспотевшие ладони.
Но тут в голове у нее отозвался эхом голос Джулианны: «Вам приходилось убивать, так что вы это знаете».
Еве пришлось напомнить себе, что она никогда не убивала ради удовольствия или ради прибыли. Тем не менее, она отняла человеческую жизнь в вось­милетнем возрасте. На такое не была способна даже Джулианна.
Почувствовав головокружение, Ева закрыла ли­цо руками и вздрогнула, когда кто-то схватил ее за локоть.
– Допрос будет в комнате С, – сказал Макнаб. – Простите, я не хотел вас пугать. Я шел следом за ва­ми, думал, вы меня слышали.
– Я задумалась. А вы что здесь делаете?
– Хочу понаблюдать за Пибоди в действии. Я не стал ее предупреждать, чтобы она не отвлекалась, но решил, что могу заскочить в секцию наблюдения на десять-пятнадцать минут. Не возражаете, лейтенант?
– Конечно, нет. Макнаб…
– Мэм?
Ева открыла было рот, но передумала и покачала головой:
– Неважно.
Они двинулись по узкому коридору мимо серых дверей камер временного задержания и вошли в секцию наблюдения. Это было небольшое помеще­ние с двумя стеклянными стенами одностороннего видения. Освещение было тусклым, а в воздухе ощу­щался запах леса – по-видимому, кто-то пользовал­ся хвойным лосьоном после бритья или хвойным порошком для чистки.
Можно было выбрать одну из трех более ком­фортабельных комнат, снабженных креслами, авто­поваром, оборудованием и экранами, позволяющи­ми видеть и слышать допрос. Но Ева считала, что, пользуясь этими приспособлениями, наблюдатель находится слишком далеко от объектов наблюде­ния. Она предпочитала стекло.
– Принести вам стул?
– Что? – Ева недоуменно посмотрела на Макнаба.
– Стул, на случай, если вы устанете стоять.
– Мы с вами не на свидании.
Макнаб сунул руки в карманы и надулся.
– Я просто старался быть внимательным, потому что вас стукнули по голове и разукрасили вам физиономию.
Ева успела забыть о состоянии своего лица и не слишком обрадовалась, когда ей о нем напомнили.
– Спасибо, но, если мне понадобится стул, я могу принести его сама.
Когда по другую сторону стекла открылась дверь, лицо Макнаба прояснилось.
– Она идет! Желаю удачи, беби!
– Сержант Беби, – поправила Ева и приготови­лась наблюдать за шоу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Объятия смерти - Робертс Нора



на сей раз в противостояние вступает несравненная Ева Даллас и хладнокровная отравительница Джулиана, главной целью которой является великолепный супруг Евы - Рорк - это что касается содержания романа. А вот относительно моих собственных эмоций и впечатлений, то я просто восхищаюсь Евой - тем, как она умеет просчитывать действия преступников и как яростно защищает человека, которого любит.
Объятия смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
21.06.2012, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100