Читать онлайн Объятия смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Объятия смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 147)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Объятия смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Объятия смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Объятия смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Когда очертания Далласа возникли на горизонте, это зрелище не пробудило у Евы никаких воспоми­наний, а скорее озадачило ее своей непохожестью на Нью-Йорк. Казалось бы, здесь были те же небо­скребы, словно притиснутые друг к другу, но Ева поняла, что причина в возрасте. Все здесь выглядело моложе в сравнении с восточным побережьем. В кон­це концов, Даллас был одним из многих поселков, превратившихся в город, а затем и в мегаполис, но значительно позже Нью-Йорка, Бостона и Филадельфии. В архитектуре отсутствовала фантазия, свойст­венная зданиям на Востоке; на гладких сверкающих башнях почти не было украшений. Афиши и транспаранты извещали о родео, перегоне стад, продаже ковбойских шляп и сапог и даже о барбекю. С таким же успехом они могли отправиться на Венеру.
– Здесь больше неба, – рассеянно произнесла Ева.
Солнце сверкало на стальных башнях и стеклян­ных стенах. Ева поправила темные очки, чтобы они надежнее держались на переносице.
– И, кажется, больше дорог, – продолжала она, удивляясь своему спокойному голосу. – Не так много транспорта.
– Хочешь поехать в отель?
– Нет. Ты не мог бы просто повозить меня по городу?
Рорк похлопал ее по руке и направил машину в сторону центра.


Небо, словно голубая крышка, давило на здания и улицы, где множество автомобилей мчалось во всех направлениях. Ева вдруг почувствовала головокру­жение.
– Сама не знаю, что я ищу… Он никогда не вы­пускал меня из этой чертовой комнаты, а когда я… когда я все-таки вышла, то была в шоке и ничего во­круг не видела. Кроме того, прошло уже больше два­дцати лет. Города меняются.
Рука Евы слегка дрогнула под пальцами Рорка. Остановившись на светофоре, он обернулся к ней. Ее лицо было бледным.
– Ева, посмотри на меня.
– Со мной все в порядке. – Но ей понадобилось много отваги, чтобы встретиться с ним взглядом.
– Мы можем поехать в отель и отложить все это или, если хочешь, вообще бросить, – мягко сказал Рорк. – Поедем в аэропорт и вернемся в Нью-Йорк. Или отправимся туда, где тебя нашли. Ты знаешь, где это место. Оно указано в твоем файле.
– Ты прочитал мой файл?!
– Да.
Ева попыталась освободить руку, но пальцы Рор­ка были крепкими.
– Что еще ты сделал? Произвел поиски в Сети?
– Нет. Тебе бы это не понравилось. Но это мож­но сделать в любой момент, если ты захочешь.
– Я не хочу этого. – Она ощутила спазм в живо­те. – Светофор переключился.
– К черту светофор! Куда тебя везти?
– Просто поезжай дальше. – Сзади уже слышались нетерпеливые сигналы. – Я должна успоко­иться. – Она откинулась на сиденье, героически бо­рясь со слезами. – Ты в самом деле не подумал бы обо мне плохо, если бы я попросила тебя развер­нуться и выехать из города?
– Конечно, нет.
– Но я бы подумала! Я должна попросить тебя кое о чем, Рорк.
– Проси о чем хочешь.
– Не позволяй мне давать задний ход. Что бы я ни говорила потом, мне нужно пройти через это. Иначе я возненавижу себя. Я знаю, что прошу о многом, но не позволяй мне трусить.
– Мы пройдем через это вместе.


Рорк свернул туда, где улицы уже были не таки­ми широкими и чистыми, а фасады домов покрыва­ла грязь. Но потом общий вид стал снова улучшать­ся, как будто какой-то огромный робот-уборщик, начав работу в одном конце города, медленно продвигался к другому. Маленькие, но шикарные мага­зины и кафе, заново отремонтированные жилые до­ма… Все явно свидетельствовало, что эти дома в не­когда запущенном районе постепенно приобретали молодые горожане с немереным количеством денег и энергии.
– Здесь все не так. – Глядя в окошко, Ева вспо­минала грязные трущобы, полуразвалившиеся дома, груды битого стекла.
Рорк въехал в парковочный гараж, нашел сво­бодный отсек и выключил мотор.
– Пожалуй, нам лучше немного пройтись.
Ева чувствовала слабость в ногах, но все-таки вышла из машины.
– Тогда я тоже шла пешком – не знаю, сколько времени. Было жарко, как сейчас.
– Сейчас ты пойдешь со мной.
Он взял ее за руку, и они вышли из гаража на тротуар.
– Здесь повсюду была страшная грязь. Уже тем­нело. Люди кричали. Гремела музыка… – Ева огля­делась вокруг, стараясь увидеть прошлое. – А вот это здание я помню – может быть, здесь был стрип-клуб, но оттуда доносилась музыка, Как только кто-нибудь открывал дверь. Я заглянула внутрь, потому что там пахло едой. – При этом воспоминании ее желудок стиснула судорога голода. – Но я почувст­вовала и другие запахи – секса и алкоголя. От него тоже так пахло! Поэтому я побежала со всех ног. Кто-то кричал мне вслед: «Эй, девочка!» Он тоже называл меня так… Я побежала через дорогу. Люди кричали, машины сигналили… Кажется, я упала, но поднялась снова.
Рорк держал ее за руку, когда они переходили улицу.
– Я не могла бежать быстро из-за боли в руке, головокружения и тошноты. – Еву тошнило и сей­час, маслянистые волны поднимались от живота к горлу. – Никто не обращал на меня внимания. А потом какие-то двое мужчин… – Она останови­лась. – Здесь были двое мужчин, которые что-то не поделили и начали драться. Один упал и опрокинул меня наземь. Должно быть, я ненадолго потеряла сознание, так как, когда пришла в себя, он лежал рядом на тротуаре весь в крови и стонал. Я отползла в сторону. Вот сюда.
Ева стояла у входа в переулок, аккуратный, как проход между рядами в церкви.
– Я не могу этого сделать!
Рорку хотелось схватить ее и увести прочь. Но он помнил о своем обещании.
– Можешь.
– Я не могу войти туда.
– Я пойду с тобой. – Он поднес к губам ее ледя­ную руку. – Я не оставлю тебя.
– Стало темно, и я замерзла. – Ева заставила себя шагнуть в переулок. – У меня все болело, и мне хотелось спать. Я бы легла на землю, если бы не ужасный запах мусора. Наверное, аппарат для пере­работки был сломан, и мусор валялся по всему пере­улку. Послышались шаги, и мне пришлось спря­таться. Если бы он нашел меня, то отвел бы назад в комнату и снова начал бы надо мной издеваться. Но это оказались какие-то незнакомые парни. Они по­мочились на стену и ушли. – Ева покачнулась, слов­но перестала ощущать поддерживающую ее руку Рорка. – Я устала и хочу есть. Нужно встать и найти другое убежище, где не так плохо пахнет и не так темно. Я боюсь темноты…
– Ева! – Рорка встревожило, что она вдруг заго­ворила так, словно все это происходит сейчас, что ее голос дрожит, как от боли. – Ты уже не ребенок, ты не одна, и у тебя ничего не болит. – Он крепко сжал ее плечи. – Ты можешь вспоминать о прошлом, не возвращаясь туда!
– Хорошо. – Но Еву все еще тошнило от страха. Она смотрела в лицо Рорка, в его ясные голубые глаза, пока не почувствовала, что успокаивается. – Я боялась находиться в темноте, но боялась и выйти из нее. Я не могла встать из-за боли. Больше я не помню ничего до тех пор, пока не стало светло. – Ева указала дрожащей рукой на тротуар. – Я была вот здесь, когда очнулась. Надо мной стояли люди в синей полицейской форме… «Если ты будешь разго­варивать с копами, они посадят тебя в яму со змея­ми и жуками, которые тебя съедят…» Рорк!
– Я здесь. Держись за меня.
Ева повернулась к нему:
– Я не могла отойти от них, не могла даже пошевелиться. Я не помнила, кто я и где нахожусь. Они задавали вопросы, но я не знала, что ответить. Потом они забрали меня в больницу. Там был дру­гой запах, но тоже жуткий. И все-таки они не поса­дили меня в яму со змеями. Хотя я не смогла объяс­нить им, кто я, они не стали меня обижать.
– Конечно, нет. – Рорк гладил волосы Евы, думая о том, как ей хватило мужества самой надеть полицейский значок. – Они хотели тебе помочь.
Ева опустила голову ему на плечо.
– Я бы не ответила им, даже если бы могла. Они отвели бы меня назад в ту комнату, и это было бы хуже любой ямы. Я сделала там что-то ужасное и, хотя не могла вспомнить, что именно, знала, что мне нельзя туда возвращаться… Я здесь задыхаюсь, Рорк!
Он обнял ее за талию и вывел из переулка. Ева жадно втягивала в себя воздух.
– Тебе лучше?
Она кивнула:
– Да. Через минуту все будет о'кей. Прости…
– Не извиняйся! – Рорк с трудом сдерживал клокотавшую в нем ярость. – Просто постарайся успокоиться.
– Та комната была в отеле, – продолжала Ева. – Он находился в середине улицы, на окнах первого этажа были решетки. А напротив располагался секс-клуб с красным фонарем. – Она справилась с оче­редным приступом тошноты. – Он всегда выбирал номер повыше, чтобы я не могла вылезти в окно. Комната находилась на девятом этаже – я посчита­ла окна в доме напротив. На фасаде была светящаяся вывеска – очевидно, на иностранном языке, так как я не понимала, что это означает. С-А… C-A-S-A… Casa. Casa Diablo. – Ева коротко усмехнулась. Его лицо было бледным, но спокойным. – Это означает «Дом дьявола», верно? Подходящее название! Ты сможешь его отыскать?
– Смогу, если ты этого хочешь.
– Тогда сделай это сейчас же. Пока я оконча­тельно не раскисла.
– Ты хочешь сделать слишком много за один день.
– Я хочу с этим покончить.


Они вернулись в гараж и сели в машину. Рорк хотел увезти Еву подальше от переулка и дать ей время собраться с силами. Пока она сидела, отки­нувшись назад и закрыв глаза, он достал свой мини-компьютер и начал поиски.
Год назад Рорк нашел наконец силы побывать в переулке, где кто-то перерезал горло его отцу. Он помнил боль, ярость и облегчение, которые испы­тывал, стоя там и понимая, что все кончено.
– Отель находится на прежнем месте, хотя изме­нил название. – Рорк увидел, как Ева вздрогнула. – Теперь он называется «Приют для путешественни­ков» и оценивается как трехзвездочный. Отсюда до него три мили.
Когда Ева открыла глаза и встревоженно посмот­рела на него, он покачал головой:
– Я с тобой, но для меня сущее наказание ду­мать, что ты когда-то прошла весь этот путь малень­кая, голодная и страдающая от боли.
– Вот почему ты пошел один туда, где жил в Дублине? Потому что не хотел делить со мной это наказание?
Рорк спрятал в карман мини-компьютер.
– Дай мне хотя бы шанс уложить тебя в постель и укрыть одеялом, когда все это кончится!
– Ты слишком разбушевался. – Ева провела тыльной стороной ладони по лицу, не зная, почему оно влажное – от пота или от слез. – Когда ты вол­нуешься, понять твой ирландский язык становится невозможно.
– Ничего, как-нибудь поймешь.
– Я чувствую себя лучше, когда ты злишься. Продолжай в том же духе. – Она коснулась губами его щеки. – Спасибо.
– Рад служить. Значит, ты готова?
– Да.
* * *
Все казалось почти незнакомым. Ева подумала, что им следовало бы приехать сюда ночью на авто­бусе.
Хотя какое это имеет значение?
Сам город не стал для нее внезапным откровени­ем, давшим ответы на все вопросы. Впрочем, она не знала, хочет ли получить эти ответы. Ей нужно было сделать только одно – побывать там.
Несмотря на кондиционер, сохранявший про­хладу в салоне автомобиля, по ее спине стекала струйка пота.
Подъехав к обочине, Рорк поднял руку, подзы­вая швейцара в ливрее.
– Только не спеши, – сказал он Еве. – Подо­жди, пока не почувствуешь, что готова полностью.
Здание с черепичной крышей выглядело более чем просто, но теперь оно было выкрашено в прият­ный розовый цвет, а жуткую светящуюся вывеску сменили тенистый портик и пара бетонных урн с цветами.
– Ты уверен, что это здесь? – Ева почувствовала на своей руке пальцы Рорка.
– Да, конечно, уверен.
– Но теперь все выглядит по-другому.
– Дом переделали в конце восьмидесятых годов. Судя по всему, весь район подвергся такой же обра­ботке.
– Значит, и внутри все не так, как раньше. Воз­можно, это пустая трата времени, и мне следовало бы вместо этого поговорить с местными копами о Данн.
Открыв снаружи дверцу, Рорк молча ждал, пока она выйдет из машины.
– Я так боюсь, что у меня во рту пересохло. Ес­ли бы это была работа, я бы просто ее выполнила. Ведь нужно всего лишь войти в дверь!
– Я войду в нее вместе с тобой. Мы проходили через другие двери – сможем пройти и через эту.
Ева не знала, что Рорк сказал швейцару или сколько денег ему дал, но машина осталась припар­кованной у входа. В голове у нее шумело, и, когда они вошли в вестибюль, все звуки доносились как сквозь воду.


В вестибюле действительно все было по-друго­му. С одной стороны находились кресла и серебря­ные двери лифтов, а с другой – регистрационный прилавок, за которым дежурили две симпатичные девушки с белыми гвоздиками в петлицах алых жа­кетов. Перед ними на прилавке стояла ваза с леден­цами. А Еве помнилась мрачная крысиная нора, где клиентов обслуживал лишь один портье.
– У него были странные глаза, – пробормотала она. – Они постоянно бегали и никогда не смотре­ли на тебя. И почему-то от него всегда пахло горе­лым. «Стой здесь, девочка, и следи за чемоданами – как бы их кто-нибудь не прибрал, – сказал он. – И держи язык за зубами, если не хочешь неприят­ностей». Потом он подошел к портье и снял номер.
– Какой?
– 911 – как служба спасения. «Только не звони по этому номеру, иначе я душу из тебя вытрясу…» О боже!
– Посмотри на меня, Ева!
Она повиновалась, прочитав на его лице тревогу, гнев и горе.
– Я справлюсь.
– Добрый день. – Девушка-клерк приветливо улыбнулась. – Вам нужен номер?
– Да, номер 911, – ответил Рорк.
– Вы сделали заказ заранее?
– 911, – повторил Рорк.
Улыбка девушки слегка поблекла, и она включи­ла компьютер.
– Номер зарезервирован постояльцем, который будет вечером. Возможно, вас устроит другой номер с кухней…
Почувствовав, что Ева полезла за значком, Рорк предупреждающе сжал ее руку.
– Нам нужен номер 911. – Он оценивающе взглянул на девушку за прилавком, зная, что одних нужно подкупать, другим льстить, третьих пугать, а через некоторых можно просто переступать. – Ме­ня зовут Рорк. Нам с женой нужен этот номер на ко­роткое время. Если есть проблемы, обратитесь к ва­шему начальству.
– Одну минуту, сэр. – Теперь ни лицо, ни голос девушки не блистали дружелюбием. Она скрылась за дверью, откуда секунд через двадцать выбежал мужчина.
– Прошу прощения за задержку, мистер Рорк! Боюсь, наша сотрудница не поняла… Мы не ожи­дали…
– Нам нужен номер 911. Надеюсь, вы поняли?
– Да, конечно! – Он нервно барабанил пальца­ми по компьютеру. – Добро пожаловать в «Приют путешественников». Анджелина, дай мистеру Рорку ключ. Чем еще можем вам служить? У нас два ресто­рана – один для праздничных ужинов, один для обычных. Вам зарезервировать столик?
– В этом нет надобности.
– Салон отдыха открыт с одиннадцати утра до двух часов ночи, а наш магазин предлагает сувени­ры, украшения и легкие закуски. Могу я спросить, как долго вы и ваша жена планируете пробыть у нас?
– Совсем недолго. – Рорк протянул кредитную карточку.
– Ах да, благодарю вас. Мы будем счастливы оказать вам любое содействие во время вашего пре­бывания в Далласе. Транспорт, осмотр достоприме­чательностей, театр…
– Только комнату, пожалуйста.
– Да, разумеется. – Администратор вернул кар­точку вместе с ключом. – Вам нужна помощь с ба­гажом?
– Нет. Проследите, чтобы нас не беспокоили.
– Конечно. Если вам что-нибудь понадобит­ся… – крикнул он им вслед, когда они уже шли к лифту.
– Наверняка он думает, что мы пришли сюда, чтобы быстренько перепихнуться, – сказала Ева. – Надеюсь, хоть это место тебе не принадлежит?
– Нет, но администратора явно интересовало, не собираюсь ли я его купить.
Лифт открылся, словно огромная жадная пасть. Ева шагнула в кабину.
– Я могла бы обойтись своим значком, не поль­зуясь твоим именем.
– Это не составило мне труда.
– Еще бы! Как бы то ни было, меня отвлекло на­блюдение за тем, как ты обрабатываешь этого бед­нягу. Еще десять секунд, и он бы встал на колени.
Двери лифта открылись снова, и Ева уставилась на пустой коридор.
– Было темно, – заговорила она, – и он был чем-то раздражен. Надо же, ничего не узнаю! Впро­чем, я только дважды побывала за пределами комна­ты – один раз, когда мы входили туда, а другой, ког­да я оттуда вышла. В этом я уверена. Так было почти всегда.
– Больше он не сможет тебя запирать.
– Нет. – Ева шагнула в коридор. – Мне каза­лось, что там пахнет грязными мокрыми носками. Я устала и хотела есть. Я надеялась, что он принесет какую-нибудь еду или хотя бы просто уйдет… Ка­жется, нам сюда. – Она указала налево. – Я очень боюсь. Не позволяй мне убежать.
– Ты никуда не побежишь, Ева. – Рорк коснул­ся губами ее губ. – Ты всегда была сильнее, чем он.
– Посмотрим, так ли это. Открывай.
«Ты просто должна войти в дверь, – сказала она себе. – Вот и все. Сколько раз ты проделывала это, зная, что по другую сторону тебя подстерегает смерть! А ведь за этой дверью нет ничего, кроме призраков».
Шум в голове перешел почти в рев, когда Ева шагнула через порог.


Комната была аккуратной, чистой и приятно об­ставленной. На низеньком столике рядом с искусст­венными цветами лежали видеокассеты. Пол был выложен бежевым ковром.
«Осталась ли под ковром его кровь?» – подумала Ева.
Кровать была застелена покрывалом, разрисо­ванным маками. Кухню отделял от спальни стол, на котором стояла ваза с фруктами. Через окно Ева ви­дела дом напротив, но на нем не было ни вывески, ни красного фонаря.
– Похоже, они действительно все переделали. Насколько я помню, мы никогда не останавлива­лись в таких приятных местах. Правда, иногда у нас было две комнаты, и мне доставалась отдельная кро­вать. Но чаще я спала на полу. – Она посмотрела вниз и увидела себя съежившейся на полу под тон­ким одеялом. – Кондиционер сломан, и холод про­бирает меня до костей. Горячей воды нет, а я нена­вижу мыться холодной. Но я должна смыть его за­пах! Лучше замерзнуть, чем чувствовать этот запах после того, как он…
Ева обхватила себя руками и задрожала. Ее глаза расширились, а бледное лицо стало прозрачным. Это зрелище разрывало Рорку сердце.
– Я пытаюсь заснуть. За окном мерцает красный свет – сначала красное, потом черное, но красное остается перед глазами. Он часто уходит. «Сиди ти­хо, как мышь, девочка, иначе сюда приползут змеи. Одна из них проглотит тебя целиком – и ты будешь кричать у нее в брюхе».
– Господи! – Рорк сунул в карманы сжатые в кулаки руки, так как драться было не с кем – неко­го было наказывать за издевательства над девочкой, теперь ставшей его женой.
– Когда кто-то приходит сюда, я остаюсь в ван­ной. Детей не должно быть ни видно, ни слышно. Он приводит женщин и делает с ними то же, что со мной. Правда, они не кричат и не просят его перестать, если только он не начинает бить их. Но мне не нравится это слышать! – Ева закрыла уши рука­ми. – Иногда он приходит пьяным, но не всегда. Когда он трезвый, то делает мне больно. А если я кричу, плачу, умоляю, он делает мне еще больнее. «Кричи громче, девочка. Ты помнишь мои уроки. Скоро ты сможешь зарабатывать себе на еду».
Ева шагнула вперед, глядя на Рорка – вернее, сквозь него. Она не видела ни маков на покрывале, ни искусственных цветов, ни чистого бежевого ковра.
– Мне холодно. Я голодна. Может быть, с ним случилось что-то плохое и он не вернется? Тогда я смогу согреться… – Она двинулась к кухне, и Рорк не удерживал ее. – Он опять забыл меня покор­мить, а есть без него запрещает. Там, в холодильни­ке, сыр. Он уже позеленел, но если срезать верх, то все в порядке. Возможно, он не заметит, если я возь­му немножко. Он побьет меня, если узнает, но он все равно будет меня бить, а я так голодна… Я хочу еще… Господи, он идет!
Ева разжала кулак и услышала звук ножа, упав­шего на пол.
– «Что это ты делаешь, девочка?» Я пытаюсь что-то объяснить, но это бесполезно. Он не слиш­ком пьян и все видит. Он бьет меня по лицу – я чув­ствую вкус крови, но не плачу: может быть, он пере­станет. Но он продолжает бить меня кулаками, и я падаю на пол. – Она опустилась на колени. – Он убьет меня, если я буду сопротивляться, но я больше не могу терпеть и тоже делаю ему больно!
Ева вспомнила, как ее ногти впились ему в лицо, и услышала его крик.
– Моя рука! – Она невольно схватилась за руку, услышала сухой треск ломающейся кости и ощути­ла острую боль. – Он раздвигает мне ноги и проникает в меня, пыхтя мне в лицо. От него пахнет вис­ки. Господи, как больно! Но ему тоже может быть больно…
Слезы градом текли по лицу Евы. Сердце Рорка разрывалось от жалости, но он понимал, что у него нет иного выбора, как позволить ей заново пере­жить этот кошмар.
– Я поднимаю с пола нож и ударяю его. Теперь он кричит, и я ударяю снова и снова. Он скатывает­ся с меня, но я не могу остановиться. Из него хле­щет кровь, и я тоже ею перепачкалась…
Она ползала на четвереньках, рыча, как зверь.
– Ева! – Рорк присел на корточки рядом с ней и схватил ее за руки. – Посмотри на меня!
Она пыталась вырваться.
– Со мной все в порядке. Я просто чувствую за­пах крови. Неужели ты его не ощущаешь?
– Сейчас мы уйдем. Я увезу тебя отсюда.
– Нет. Только держи меня. Я помню, что чувст­вовала тогда. Как будто какое-то животное внутри меня вырвалось наружу. Потом я отползла туда. – Дрожа всем телом, Ева заставила себя посмотреть в угол. – Я наблюдала за ним, ожидая, что он встанет и убьет меня. Но он не вставал. Когда рассвело, я поднялась, смыла кровь холодной водой и упакова­ла сумку. Наверное, я была в шоке, и он уменьшил дикую боль в руке и между ног. Мне хватила ума спуститься по лестнице, а не в лифте. Помню, что на улице светило солнце, и у меня заболели глаза. Я где-то потеряла сумку и пошла дальше. – Она сделала паузу. – Он никогда не звал меня по имени, потому что у меня его не было. Родители не дали мне имя – для них я была не ребенком, а вещью. Я не могу вспомнить ее, но его хорошо помню. Помню, что он говорил мне, чему учил. Он хотел сделать из меня шлюху – говорил, что вложил в меня деньги, и я обязана их отработать. Я должна была начать здесь, в Далласе, но он готов был подождать, потому что мне еще не исполнилось девяти лет…
– Но здесь все кончилось. – Рорк смахнул сле­зы с ее щек. – И началась ты, дорогая Ева.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Объятия смерти - Робертс Нора



на сей раз в противостояние вступает несравненная Ева Даллас и хладнокровная отравительница Джулиана, главной целью которой является великолепный супруг Евы - Рорк - это что касается содержания романа. А вот относительно моих собственных эмоций и впечатлений, то я просто восхищаюсь Евой - тем, как она умеет просчитывать действия преступников и как яростно защищает человека, которого любит.
Объятия смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
21.06.2012, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100