Читать онлайн Объятия смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Объятия смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 147)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Объятия смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Объятия смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Объятия смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Система правосудия не смогла идентифици­ровать Джулианну Данн как активную угрозу для общества и оградить общество от этой угрозы. – Го­лос Евы звучал спокойно и четко. Камера медленно наезжала, пока ее лицо не заполнило экран. – Вина системы в том, что она не смогла наказать Джулиан­ну Данн в соответствии с ее преступлениями против общества.
– И все же… – Камера устремилась на серьез­ное и заинтересованное лицо Надин. – Вы сами – часть этой системы и должны в нее верить.
– Я верю. Я говорю с вами как представитель системы и заявляю, что мы исправим допущенные ошибки. Поиски Джулианны Данн продолжаются по всем возможным направлениям, на всех возмож­ных уровнях. Останется она в Нью-Йорке или нет, ее выследят, найдут, арестуют и обвинят в убийстве Уолтера С. Петтибоуна и Генри Мутона.
– В каких направлениях и на каких уровнях происходит расследование?
– Я не могу обсуждать детали – скажу лишь, что мы не оставляем без внимания ни одну нить. Мы знаем, что собой представляет Джулианна Данн.
– И что же?
– Она убийца и будет убивать, пока ее не оста­новят.
– Значит, вы, как представитель населения Нью-Йорка…
– Я не представитель населения Нью-Йорка, – перебила Ева. – Я поклялась служить этому населе­нию и защищать его, и выполню свое обещание, вто­рой раз избавив общество от Джулианны Данн. Я лично отправлю ее за решетку.
* * *
– Как бы не так! – Джулианна в своей спальне расчесывала недавно позолоченные локоны, глядя на экран. – Самодовольная сучка! Однажды тебе повезло, но это больше не повторится. Ты даже близко ко мне не подберешься, хотя я сижу у тебя под носом! – Она сердито отшвырнула щетку. – Посмотрим, что ты скажешь, когда твой муж сва­лится замертво к твоим ногам! Посмотрим, будешь ли ты такой самодовольной, глядя, как он хватает ртом воздух! Ты идешь по верному следу после смер­ти этих двух жалких стариков, но это ничего не зна­чит. Пришло время расплаты, Даллас! – Джулианна посмотрела в зеркало, и собственное отражение, как всегда, успокоило ее. – Но в одном ты права. Я – убийца. И это занятие у меня очень хорошо получа­ется.
* * *
«Ловко, – думал Рорк, наблюдая за интервью с его женой. – Очень ловко. Ева повторяет имя убий­цы, чтобы оно запечатлелось в мозгу у всех, кто смотрит передачу. И Надин сыграла свою роль, де­монстрируя различные фотографии Джулианны».
Ни один из тех, кто видел четырехминутное ин­тервью, передаваемое заново каждые полтора часа, не забудет Джулианну Данн.
Но точно так же имя и образ Евы Даллас отпеча­таются в голове у Джулианны Данн.
«Ева пытается сконцентрировать на себе внима­ние Джулианны, чтобы спасти других невинных, – думал Рорк. – В том числе своего далекого от со­вершенства мужа».
У него были свои идеи на этот счет, и он знал, что они неизбежно приведут к столкновению с Евой. Но пока что им предстоит отправиться в Даллас – навстречу к ее воспоминаниям, которые все еще живут там.
Какая-то часть Рорка испытывала облегчение при мысли, что Ева наконец взглянет в лицо этому кошмару. Возможно, это не освободит ее полнос­тью, но по крайней мере облегчит бремя, которое она влачит каждый день своей жизни. Но другая его часть хотела, чтобы Ева продолжала отворачиваться от этого, как отворачивалась много лет, похоронив прошлое и глядя вперед.
Рорк лучше многих знал, что прошлое постоян­но преследует вас, как огромный черный пес, гото­вый прыгнуть и вонзить клыки вам в горло, когда вы думаете, что находитесь в безопасности. Как бы он ни старался похоронить свое прошлое, этого всегда оказывалось недостаточно. Зловоние дублинских трущоб не покидало Рорка даже здесь, в этом великолепном доме со всеми его удобствами и сокрови­щами. Конечно, прошлое не давило на него так силь­но, как на его жену. Оно скорее напоминало докуч­ливого бедного родственника, который сидит в углу и никак не хочет уходить.
Рорк знал, что такое голод, страх и побои, нано­симые отцовскими руками, от которых следовало бы ожидать ласки и нежности. Уже в детстве он на­ходил спасение в дурной компании и всевозможных предприятиях, которые, отнюдь не являясь законными, были тем не менее необычайно увлекатель­ными, а иногда и весьма прибыльными. Ему прихо­дилось воровать, обманывать, мошенничать, даже убивать, хотя это он делал лишь в крайних случаях и исключительно в целях самообороны. Но в итоге Рорк создал себе имя, бизнес и состояние – создал свой мир.
Он учился, путешествовал, расширял кругозор. Мальчишка, живущий за счет хитрости и ловкости, проворных пальцев и быстрых ног, стал мужчиной, который мог приобрести все, что хотел, в случае не­обходимости искусно обходя закон.
У Рорка было много женщин, и некоторых он по-своему любил. Но он оставался одиноким, не осознавая этого, пока не встретил Еву. После этого построенный им мир и он сам изменились навсегда. И вот теперь он должен был помочь жене. Через не­сколько часов им предстояло вместе заглянуть в ее прошлое со всеми его ужасами.
С консоли послышался сигнал, указывающий, что ворота открыты. Взглянув на панель, Рорк уви­дел идентификационные знаки полицейской маши­ны Евы.
Он подошел к окну, чтобы посмотреть, как она возвращается домой.
* * *
Проехав ворота, Ева повернула к дому, и вдруг увидела под раскидистыми ветками дерева две фигу­ры, большую часть которых скрывали листья. Она нажала на акселератор и выхватила оружие, прежде чем смогла разглядеть родителей Пибоди, сливших­ся в страстном объятии.
Смутившись, Ева спрятала оружие в кобуру, от­вела взгляд и поехала дальше. Она остановилась у подножия лестницы по двум причинам: это было удобно и раздражало Соммерсета. Но ее надежды на то, что все притворятся, будто не заметили друг дру­га, рассыпались в прах, когда она увидела Сэма и Фиби, направляющихся к ней.
Ева сунула руки в карманы.
– Как прошел день?
– Великолепно.
Фиби улыбалась, но ее пристальный взгляд вы­зывал у Евы покалывание в затылке. «Не смотри ей в глаза! – напомнила она себе, уставившись куда-то поверх головы Фиби. – Избегай прямого визуаль­ного контакта».
– Мы с Сэмом вчера повеселились вовсю. – Фиби тряхнула головой, звякнув серебряными коль­цами, сквозь которые были продеты пряди ее во­лос. – А сегодня я видела ваше интервью с Надин Ферст по каналу 75. Вы выглядели очень сильной и решительной.
– Я такая и есть.
– Не сомневаюсь в этом. Рорк сказал нам, что вы оба завтра должны уехать из города.
– Да, по делу, – ответила Ева, стараясь не смот­реть на Сэма.
– Мы можем что-нибудь для вас сделать во вре­мя вашего отсутствия?
Нет, спасибо. Разве только вы столкнетесь с Джулианной Данн и арестуете ее.
– Думаю, мы предоставим это вам и Делии. Мне нужно посмотреть кое-что в оранжерее. Сэм, по­проси Еву составить тебе компанию.
Прежде чем оба успели ответить, Фиби удали­лась, шурша развевающейся цветастой юбкой.
– Я очень сожалею, – заговорил Сэм. – Она знает о возникшем между нами напряжении, хотя я ничего ей не говорил.
– О'кей.
– Нет, не о'кей! – Впервые Ева услышала гнев­ные нотки в его голосе. – Я причинил вам неудоб­ство в вашем собственном доме, злоупотребив ока­занным нам гостеприимством. Я как раз собирался уговорить Фиби переехать в отель на оставшиеся не­сколько дней, но тут вы подъехали…
Он замолчал и, подобно Еве, сунул руки в карма­ны, словно не зная, что с ними делать. Несколько секунд они молча стояли, глядя на лужайку. Ева не была экстрасенсом, но чувствовала, что сила рас­каяния, испытываемого Сэмом, способна пробить стальную броню.
– Слушайте, давайте оставим все, как есть. Речь идет о паре дней, и большую часть времени меня здесь не будет.
– У меня есть определенный кодекс, – спокой­но отозвался Сэм. – Частично он связан с квакерст­вом, а частично с моим личным мнением о том, как следует жить. Любить семью, хорошо работать, на­слаждаться дарованным нам временем и стараться не причинять вреда. Дар, которым я наделен, нала­гает на меня дополнительную ответственность – еще один кодекс. Уважать личную жизнь других, никогда не использовать свой дар ради собственной выгоды, забавы или любопытства, иначе причи­нишь вред. Именно это я и сделал.
Ева тяжело вздохнула:
– Я понимаю стремление жить согласно кодек­су, но понимаю и то, что каждый человек может ошибиться. Вы сделали это ненамеренно, и скорее откусили бы себе язык, чем стали бы обсуждать это с кем-либо, кроме меня. Но я едва вас знаю, и мне трудно примириться с тем, что практически посто­ронний человек смотрит на меня и видит такую… такую мерзость.
– Думаете, я вижу мерзость, глядя на вас? – Он вынул руку из кармана и протянул ее к Еве, но тут же опустил вновь. – Нет. Я видел воспоминания о мерзости, которую ни один ребенок не должен не только испытывать на себе, но даже представлять в воображении. Ни по натуре, ни по убеждениям я не склонен к насилию, но в тот момент мне захоте­лось… – Сэм оборвал фразу и сжал кулак; его лицо побагровело от ярости. – Мне захотелось сделать то, что должен был бы сделать любой отец. Но когда я смотрю на вас, то вижу силу, отвагу и решимость, каких еще не видел никогда. Я вижу подругу моей дочери, женщину, которой я доверил жизнь моего ребенка, и никогда не пожалею об этом. Рорк сказал, что завтра вы едете в Даллас. Я буду молиться за вас.
Ева уставилась на него:
– Интересно, кто-нибудь в состоянии на вас сер­диться?
Сэм робко улыбнулся:
– Фиби иногда в состоянии.
– Значит, она круче, чем выглядит. – Ева тоже улыбнулась и протянула ему руку.
* * *
Войдя в дом, она увидела Соммерсета, полирую­щего стойку перил, и кота, сидящего на нижней сту­пеньке, словно пушистый Будда. Оба устремили на нее пытливый взгляд.
– Ваш чемодан упакован для поездки. Рорк ска­зал, что одежды на один день будет достаточно.
– Я же говорила вам, что сама упакую чемодан! Не хочу, чтобы вы рылись вашими костлявыми паль­цами в моих вещах. – Ева перешагнула через кота, который игнорировал ее, и застыла. Затем ее рука взметнулась вверх, ухватив кончик полировальной тряпки Соммерсета. – Это же моя рубашка!
– Позволю себе с вами не согласиться. – Он яв­но рассчитывал, что она опознает вышеупомянутый предмет. – Возможно, очень давно это являлось не­ким подобием одежды, но сейчас это всего лишь тряпка, случайно попавшая в ваш комод и исполь­зуемая ныне по назначению.
– Отдайте мне мою рубашку, вы, нудный тощий таракан!
Ева потянула к себе тряпку, но дворецкий не от­пускал ее.
– У вас вполне достаточно приличных рубашек.
– Но я хочу эту!
– Это тряпка. – Они тянули ее в разные сторо­ны, пока материя не треснула посредине. – А теперь это две тряпки, – удовлетворенно заметил Соммерсет.
Зарычав, Ева скомкала остатки старой формен­ной тенниски нью-йоркской полиции и начала под­ниматься по лестнице.
– Держитесь подальше от моего комода, извра­щенец, иначе я откушу вам пальцы!
– Вот так, – обратился к коту Соммерсет. – Разве не приятно сознавать, что лейтенант отпра­вится в это трудное путешествие в бодром настро­ении?


Ева ворвалась в спальню, швырнув рваную ру­башку в сторону двери лифта. Оттуда как раз выхо­дил Рорк, и рубашка угодила ему в подбородок.
– Спасибо. Я тоже рад тебя видеть.
– Смотри, что этот сукин сын сделал с моей ру­башкой!
– М-мм. – Рорк обследовал злополучный пред­мет. – Так вот что это такое? – Он просунул палец в старую дырку. – Жаль. Я слышал, как вы с Соммерсетом громко обменивались любезностями.
– Какого черта ты поручил ему упаковывать мои вещи?!
– Я бы мог ответить, что поступил так, потому что у тебя и без того много дел, и это было бы прав­дой. Но, откровенно говоря, дорогая Ева, упаков­щик из тебя никудышный, и, если предоставить тебе это занятие, ты никогда не возьмешь то, что нужно.
– Держу пари, он нюхал мое нижнее белье!
Губы Рорка дрогнули.
– Представляю себе эту картину. – Подойдя к Еве, он взял в ладони ее лицо. – Ты все уладила с Сэмом? Я видел вас из окна.
– Он был так занят самобичеванием, что мне пришлось нелегко.
Наклонившись, Рорк поцеловал ее в губы.
– Глядя на тебя во время интервью с Надин, никто бы не заподозрил, что ты в глубине души доб­ра и мягкосердечна. Вы выглядели весьма внуши­тельно, лейтенант. Блестящи и тверды, как алмаз. Но она пока что охотится не за тобой, и ты напрасно пытаешься перевести огонь на себя.
– Не понимаю, о чем ты.
– Отлично понимаешь.
Ева пожала плечами, стараясь освободиться, но Рорк не отпускал ее.
– Ты не должна закрывать меня своим телом.
– Не учи меня моей работе!
– Это справедливо. Но и ты не учи меня моей. Я хочу задать тебе только один вопрос, Ева, и увижу правду в твоих глазах, как бы ты ни ответила.
«Действительно, увидит, – подумала Ева. – Он определяет, где правда, а где нет, куда вернее, чем детектор лжи».
– Почему бы тогда тебе не задать этот вопрос вместо того, чтобы раздражать меня без толку?
– Ты берешь меня с собой в Даллас, чтобы уб­рать подальше от Джулианны?
– Нет. Это не причина, а побочная выгода, и к тому же сэкономит мне время. Ну что, теперь тебе стало легче?
Руки Рорка скользнули по щекам и плечам Евы. Потом он отпустил ее.
– Я могла бы попросить Фини поехать туда и расспросить Паркера. Я уже даже стала подыскивать оправдание собственной слабости, говоря себе, что ему больше удастся вытянуть, если он побеседует с Паркером, как мужчина с мужчиной. Конечно, это чепуха. Коп не имеет пола, ему довольно значка. Я хотела попросить Фини взяться за это, чтобы из­бавить себя от поездки.
– Тебе нечего стыдиться, Ева, если ты к этому не готова.
– А когда я буду готова? – с горечью осведоми­лась она. – Завтра? Через год? Вообще никогда? Если я позволю своим страхам вмешиваться в след­ственную процедуру, куда это меня приведет? Я не хочу становиться трусом, поэтому намерена выпол­нить свою работу. Вот тебе причина номер один. Причина номер два: я забираю тебя отсюда на день-другой, чтобы все спокойно обдумать. Что касается остального… я разберусь с этим, когда прибуду туда.
* * *
Ева с головой погрузилась в работу – Пибоди прислала ей список дисквалифицированных врачей, соответствующих необходимым критериям и проживающих в Нью-Йорке.
– Ты ищешь связь кого-то из этих ста двадцати дисквалифицированных медиков с Джулианной? – спросил Рорк.
– Мне нужно выяснить источник получения яда, – ответила Ева. – Думаю, любой врач, кото­рый снабдил полоумного Брэдли достаточным ко­личеством кураре и цианида, чтобы отправить на тот свет всю Церковь Потустороннего мира, без колебаний предоставил бы убийце-психопатке все, что ей нужно. Или, по крайней мере, он может знать того, кто это сделал.
Она изучала данные, покуда Рорк, стоя позади, массировал ей плечи, безошибочно находя точки, требующие внимания.
– Если даже я не найду ее источник, то все рав­но идентифицирую доктора Смерть и передам его федералам в качестве доброго дела, которое следует совершать раз в десять лет.
– А почему они до сих пор его не разыскали?
– Не нашли в нужное время нужного подхода к Муку, а он единственный остался в живых. Я всегда знала, что он кое-что утаил, но федералы считали, что выжали из него все, а тогда у меня не было причин вмешиваться. Теперь же оказалось достаточно лишь слегка нажать на него.
– Эта история произошла десять лет назад, вер­но? – спросил Рорк.
– Да. Я тогда еще носила униформу.
– Ты родилась копом, – заявил он, целуя ее в макушку.
– По словам Мука, доктор в ту ночь отказался от лимонада. Следовательно, религиозные аспекты его не трогали. Возможно, им двигало стремление по­буждать людей к самоубийству – покуда это не ка­салось его самого. В этом списке всего три медика, которые потеряли лицензии, потому что помогли пациентам отправиться на тот свет.
– Разыгрывать господа бога – занятие весьма обременительное, – заметил Рорк.
– Наверное. Итак, в алфавитном порядке: Оскар Ловетт, Дейвид П. Робинсон и Илай Янг. Они мои фавориты. Я напущу на них Фини, а если он не об­наружит ничего, перейдем к остальным.
Послышался сигнал телефона, и, так как Ева все еще смотрела на экран, ответил Рорк.
– Привет, Рорк, – заговорила Луиза Диматто. – Надеюсь, я вам не помешала?
– Всегда рад вас слышать. Как поживаете, Луиза?
– На личном фронте лучше некуда. Что касается профессионального, то работы по горло, но меня это устраивает. Надеюсь, вы и Даллас вскоре сможе­те выбраться к нам. Мы открыли еще три кабинета и Центр отдыха.
– Обязательно зайдем, когда вы будете дежурить.
– Вот и отлично. Даллас может подойти? У меня для нее информация.
– Она здесь – погружена в работу. До скорой встречи, Луиза. Привет Чарльзу.
– Даллас, – продолжала Луиза, когда Ева взя­ла трубку, – думаю, у меня есть для вас кое-что. Я вспомнила, как еще во времена моего детства в семье обсуждали одну скандальную историю, думая, что я их не слышу. Речь шла о враче, который работал с моим дядей. Очевидно, у него были нелады с профессиональной этикой – он злоупотреблял вни­манием своих юных пациенток. Годами его поведе­ние покрывали, но это стало невозможным, когда выяснилось, что он начал отправлять больных к праотцам, не имея на то никаких полномочий.
– Вы вспомнили его имя?
– Нет, но я позвонила кузине. Теперь вы у меня в долгу, Даллас, так как моя кузина Мэнди целый час расспрашивала меня о моей личной и професси­ональной жизни, а затем прочитала мне лекцию о том, что не стоит тратить время в клинике на отбро­сы общества.
– Имя, Луиза! Жаловаться на кузину будете по­том.
– Илай Янг. Он был старшим ординатором в Ме­мориальном центре Кеннеди, пока не занялся част­ной практикой.
– Так я и знала! – воскликнула Ева.
– Значит, у вас уже есть данные о нем? – разо­чарованно протянула Луиза. – Выходит, я зря ста­ралась?
– Не зря. Вы сэкономили мне время и силы, за что я вам очень благодарна. – Ева бросила взгляд на Рорка. – Кстати, сегодня я попросила Чарльза об одном одолжении, и теперь мне не по себе.
– Обслужить заключенную в Докпорте?
– Значит, он вам рассказал?
– Конечно. – Луиза усмехнулась. – Можете не волноваться из-за этого. Между прочим, Пибоди выглядит чудесно. Похоже, там пахнет любовью.
– Чем-то там, безусловно, пахнет, – проворчала Ева, положив трубку. – Почему ты ухмыляешься? – спросила она Рорка.
– Потому что, несмотря ни на что, некоторые области секса тебя смущают.
– Не смущают, а озадачивают. Хотя это меня не касается.
– Любовь вообще не поддается рациональному объяснению.
Ева посмотрела на него:
– Думаю, у меня как раз тот самый случай. – Она отодвинулась от стола. – Я хочу нанести визит этому Илаю Янгу – посмотрю, что удастся из него вытрясти.
– Я пойду с тобой. Только без упоминаний о правилах, лейтенант! Скажем, мне просто хочется проехаться на автомобиле с женой. Сейчас прекрас­ный вечер. Кроме того, – он обнял ее за плечи, на­правляясь к двери, – если мне не изменяет память, дом, где проживает злой доктор, принадлежит мне. Поэтому со мной тебе будет легче туда проникнуть, не так ли?
* * *
Рорк оказался прав. Когда консьержка сообщила Еве, что доктора Янга нет дома, она оттеснила от окошка Рорка и показала свой значок.
– Его нет или он не принимает посетителей?
– Я не уполномочена сообщать подобную ин­формацию. Мы не имеем права вторгаться в личную жизнь жильцов, поэтому могу лишь повторить, что доктор Янг в настоящее время недоступен. Можете оставить сообщение ему или другому жильцу. При­мите мои извинения, лейтенант, за то, что не могу выполнить ваше требование.
– Ты должна признать, – заметил Рорк, – что в моих домах безупречный персонал.
– Какого черта?! – Ева вышла из себя. – Вы обязаны оказывать содействие полиции!
– Пребывание на территории посторонних не­желательно, – словно робот, ответила консьерж­ка. – Если вы не хотите пройти к другому жильцу или оставить сообщение, я должна просить вас ос­вободить вестибюль. Через сорок пять секунд охрана здания будет информирована о вашем отказе. Еще раз примите мои извинения.
– Не пора ли мне вмешаться? – осведомился Рорк. – И не огрызайтесь, лейтенант, так как меня это только возбуждает.
– Сделай так, чтобы нас пропустили, и не вы­гляди таким самодовольным!
Рорк всего лишь наклонился к окошку.
– О, добро пожаловать, Рорк! Чем могу служить?
– Мы хотим подняться на двадцать второй этаж. Спустите лифт.
– Да, сэр. Лифт спущен. Желаю удачного визи­та. Пожалуйста, дайте мне знать, если я смогу быть еще чем-нибудь вам полезна.
– Ты не устаешь от того, что все к тебе подлизы­ваются? – спросила Ева.
– Почему я должен от этого уставать? – Рорк жестом пригласил ее в кабину лифта, когда зеркаль­ные двери бесшумно открылись. – А знаешь, Янга и в самом деле может не быть дома.
– Я хочу в этом убедиться. Есть немало шансов, что он поставщик Джулианны или знает поставщи­ка. Я не уйду, пока не поговорю с ним.


Выйдя на двадцать втором этаже, Ева направи­лась по коридору ко второй двери справа, нажала кнопку звонка и подняла значок, чтобы он был ви­ден через «глазок».
Когда на второй звонок тоже никто не ответил, Ева окончательно вышла из себя. Она молча повер­нулась и позвонила в квартиру напротив.
Дверь открыла женщина в красном халате, дер­жащая в руке бокал с какой-то голубой жидкостью. Позади слышались звуки телевизора.
– Полиция? Что случилось?
– Ничего, мэм. Простите, что беспокою вас. Не знаете, где я сейчас могу найти доктора Янга?
– Доктора Янга? – Женщина заморгала и обер­нулась. – Марти, здесь полиция. Они хотят видеть доктора Янга.
– Он живет напротив, – прогудел мужской го­лос.
– Знаю, – терпеливо сказала Ева. – Но он не отвечает на звонок. Не могли бы вы сообщить, когда видели его в последний раз?
– Кажется, несколько дней назад. – Женщина подняла бокал и сделала глоток. Судя по ее лицу, она пила уже некоторое время. – Хотя подождите, он уехал из города на пару недель.
– Он не упоминал, куда едет?
– Нет. Мне сказала его племянница.
– Племянница? – Ева насторожилась.
– Да, она как раз выходила из его квартиры, ког­да я вернулась из магазина. Приятная молодая жен­щина. Она сказала, что они вместе с дядей поедут к ее родителям в Огайо или Индиану. А может быть, в Айдахо. – Она снова глотнула из бокала.
– Как она выглядела?
– Молодая хорошенькая брюнетка, небольшого роста, модно одетая.
Достав мини-компьютер, Ева вывела на экран изображение Джулианны в роли Дженет Дрейк.
– Эта женщина вам знакома?
Соседка посмотрела на экран и улыбнулась:
– Конечно! Это племянница доктора Янга. Ме­ня удивила эта встреча, так как я не подозревала, что у него есть семья.
– Спасибо. – Ева спрятала компьютер в кар­ман. – Вы когда-нибудь смотрите новости, мэм?
– Новости? С Марти можно смотреть только спорт и триллеры. Я радуюсь, когда могу хоть десять минут посмотреть передачу о модах.
– Советую посмотреть новости сегодня вечером. Спасибо за помощь. – Отвернувшись от удивлен­ной женщины, Ева включила видеомагнитофон. – У меня есть сведения, что подозреваемая Джулианна Данн контактировала с Илаем Янгом в этом до­ме. Янг не отвечает на звонок, что позволяет опа­саться худшего. У меня есть основания войти к нему в квартиру с целью определить, все ли с ним в по­рядке, и не является ли он соучастником Джулианны Данн. Со мной Рорк, владелец дома. Он согласен с этой процедурой и засвидетельствует ее.
– Коротко и ясно, – заметил Рорк.
Подойдя к двери, Ева раскодировала замок своей отмычкой.
– Магнитофон включен, – предупредила она, вынимая оружие, на случай, если Рорк тоже воору­жился, не уведомив ее, и открыла дверь.
Внутри было темно, но Ева не нуждалась в свете, чтобы почуять запах смерти.
– Похоже, здесь труп, – сказала она, стараясь не дышать носом. – Оставайся в коридоре – тебе тут делать нечего.
Ева нажала кнопку выключателя, и электричест­во тут же осветило хорошо обставленное помещение с плотно занавешенными окнами. Янг лежал на ди­ване, обивка которого была безнадежно испорчена, как и надетый на нем халат. На кофейном столике стояли бокал и бутылка бренди, а на ковре под сви­сающей вниз рукой Янга с распухшими, как сосис­ки, пальцами валялась рюмка.
Рорк протянул Еве носовой платок, чтобы она могла прикрыть нос и рот.
– Это лучшее, что я могу сейчас предложить, – сказал он.
– Спасибо.
Ева прижала платок к лицу, другой рукой снимая место происшествия на видео. Потом она вынула из кармана телефон и набрала номер.
* * *
Сначала Джулианна занималась с ним сексом. Возможно, они и раньше были любовниками, но Ева в этом сомневалась. Джулианна просто исполь­зовала свой самый эффективный способ отвлечь мужчину, а потом отравила его тем ядом, которым он ее снабжал.
Все было проделано четко, логично и хладно­кровно.
Конечно, они обнаружат ее на дисках охранной системы по крайней мере дважды – в один из дней перед убийством Петтибоуна, когда она, будучи рыжеволосой, приобретала первую партию яда, и не­давно, когда она уже брюнеткой пришла избавиться от свидетеля.
Вполне вероятно, что в компьютере жертвы най­дут тексты их сообщений друг другу. Но Джулианна едва ли была настолько глупа, чтобы отправлять их из дома, со своего личного компьютера. Конечно, они все проверят, но она явно вела переговоры из какого-нибудь общественного места.
Янг был мертв уже четыре дня. Джулианна яви­лась к нему почти сразу же после первого убийства.
Тело забрали, но Ева знала: запах разложения бу­дет ощущаться еще некоторое время даже после очистки воздуха.
– Лейтенант! – к ней подошла Пибоди. – Я при­несла диски охранной системы.
Ева рассеянно взяла их:
– Я скопирую их и просмотрю позже, хотя не ожидаю никаких сюрпризов. Джулианна пришла сюда на следующий день после убийства Петтибоуна, сделав новую прическу, чувствуя себя свежей и бодрой. Янг впустил ее, думая об очередной сделке. Думаю, она рассказала ему об убийстве. С кем мо­жно лучше поделиться своей удачей, чем с че­ловеком, который продал ей оружие, и который ум­рет до ее ухода из квартиры? Должно быть, это ее за­бавляло. Потом она соблазнила его. – Ева кивнула в сторону спальни. Простыни уже отправили в лабо­раторию, но предварительное обследование показа­ло следы спермы. – Это не составило труда. «Я так напряжена после всех этих одиноких лет в тюрьме! Мне нужно, чтобы кто-нибудь ко мне прикоснулся. Вы единственный, с кем я могу быть, единствен­ный, кто знает, что я сейчас чувствую!»
– Еще бы, – пробормотала Пибоди. – Уж он-то это отлично знал.
– Янг по возрасту годился ей в дедушки, а перед ним была молодая и красивая женщина с гладким и гибким телом. Ему всегда нравились молоденькие. Итак, Джулианна позволяет ему делать все, что он хочет. Для нее это не имеет значения – он уже мерт­вец. Изображая оргазм, она думает о следующей жертве. Потом она льстит его мужскому самолю­бию, зная, что сказать, чтобы он почувствовал себя жеребцом.
– Каким же образом ей удалось его отравить? Ведь Янг знал о ядах все.
– Джулианне было известно, что Янг любит бренди. Она могла добавить яд в бутылку, пока он был в душе или в уборной. Это не заняло много вре­мени. Не имело значения, выпьет ли он яд сейчас или позже, но она предпочитала наблюдать за агонией своих жертв. Джулианна садится рядом с ним на диван и рассказывает ему о том, кого она собира­ется прикончить следующим. Нельзя ли ей выпить немного вина и остаться еще ненадолго? Так прият­но с кем-нибудь поболтать! Янг наливает в бокал вино и в рюмку – бренди. Это его напитки, и он ни­чего не подозревает. Возможно, Джулианна пьет пер­вая, не переставая о чем-то с энтузиазмом говорить. Янг думает о том, сможет ли он заняться с ней сек­сом еще раз. Когда он чувствует действие яда, уже слишком поздно. Янг в ужасе. Этого не может быть! Но он видит правду на лице Джулианны – она ее не скрывает. Потом Джулианна приводит себя в поря­док, выходит из квартиры и, столкнувшись с сосед­кой, затевает дружескую беседу. «Дядя Илай уедет из города на пару недель к моим родителям. Разве это не здорово?»
– И после этого уходит, – закончила Пибоди.
– Да, уходит. Я составлю рапорт и поеду домой, а ты опечатай квартиру.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Объятия смерти - Робертс Нора



на сей раз в противостояние вступает несравненная Ева Даллас и хладнокровная отравительница Джулиана, главной целью которой является великолепный супруг Евы - Рорк - это что касается содержания романа. А вот относительно моих собственных эмоций и впечатлений, то я просто восхищаюсь Евой - тем, как она умеет просчитывать действия преступников и как яростно защищает человека, которого любит.
Объятия смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
21.06.2012, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100