Читать онлайн Объятия смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Объятия смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 147)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Объятия смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Объятия смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Объятия смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Вероятность, что Рорк является следующей жерт­вой, составляет 51,58 процента…
Ева сидела, уставившись на экран компьютера. Шансы пятьдесят на пятьдесят ее не успокоили. «Думай! – приказала она себе. – Думай о том, что у нее в голове…»
Было бы более эффектно нанести удар Рорку, когда его жена-коп рядом. Дома, на людях или на каком-нибудь торжестве, где они оба присутствуют.
Ева вывела на экран график Рорка. Она не пред­ставляла себе, каким образом человек может выдер­жать столько, встреч, переговоров и прочих меро­приятий за один день и не свихнуться. Но таков Рорк, и с этим ничего не поделаешь. Все эти люди, с которыми он сталкивается каждый день… Партне­ры по бизнесу, персонал, ассистенты и ассистенты ассистентов… Какой бы надежной ни была охрана, всегда остается щель, куда можно проскользнуть!
«Рорк знает об этом, – напомнила себе Ева. – Как знает тигр о присутствии других хищников в своих джунглях. А если ты будешь изводить себя тревогой за него, то можешь упустить что-нибудь важное».
Ева снова села, стараясь сосредоточиться.
В первой серии убийств Джулианна Данн играла роль принцессы. Молодая красивая бабочка, пор­хающая среди пышных цветов богатства, садясь то на один, то на другой. Ее новым амплуа стала ком­петентная наемная служащая. Ева не могла не признать, что это умно. Люди редко обращают внима­ние на тех, кто их обслуживает. Она наверняка будет придерживаться этой роли. Клерк, секретарь, офи­циантка, прислуга… Кто бы ни являлся следующей жертвой Джулианны, она постарается проникнуть в его дом или бизнес через тех, кто его окружает.
Яд – ее излюбленный метод. Почему? Он позво­ляет не пачкать рук и, как правило, дает возмож­ность наблюдать за его действием – видеть шок, смятение, боль. А это для Джулианны, очевидно, очень важно.
Однако бутылку цианида не купишь в местной лавчонке. Нужно проследить источник. Но сначала следует уладить одно маленькое дельце.
Ева позвонила Чарльзу Монро – профессио­нальному альфонсу, с которым ей уже не раз прихо­дилось иметь дело. Когда Чарльз снял трубку, до Евы донеслось звяканье фарфора и звон хрусталя. Она поняла, что он находится в шикарном ресторане.
– Лейтенант! – радостно воскликнул Чарльз. – Какой приятный сюрприз!
– Вы заняты?
– Еще нет. Клиентка, как обычно, опаздывает. Что я могу сделать для моего любимого служителя закона?
– У вас есть знакомые коллеги в районе Чикаго?
– Даллас, когда занимаешься древнейшей про­фессией, коллеги и связи есть повсюду.
– Мне нужен человек, который согласится обслужить заключенную Докпортского реабилита­ционного центра по стандартному полицейскому тарифу.
Голос Чарльза сразу стал деловым.
– Какого пола компаньон вам нужен?
– Заключенная ищет привлекательного мужчи­ну с сильной потенцией.
– Временные рамки?
– Хорошо бы в течение ближайших двух недель. Чем скорее, тем лучше. Бюджет включает еду без де­ликатесов и транспорт.
– Так как я сомневаюсь, что полицию заботит сексуальное здоровье этой женщины, то предпола­гаю, что это плата за информацию или сотрудниче­ство в каком-нибудь расследовании.
– Предполагайте что угодно. – Голос Евы тоже стал сухим и деловитым. – У вас есть опытный кол­лега в этом районе? Женщина обладает склоннос­тью к насилию, и я не хочу отправлять к ней новичка.
– Коллеги найдутся, но почему бы мне самому не оказать вам эту услугу? Я, безусловно, не новичок, и многим вам обязан.
– Вы не обязаны мне ничем.
– Я обязан вам Луизой, – напомнил Чарльз, и его тон сразу смягчился. – Дайте мне необходимую информацию, и я включу это в мой график. Причем абсолютно бесплатно, лейтенант.
Ева колебалась. Ей казалось диким нанимать Чарльза для секса с Марией Санчес, учитывая его прогрессирующий роман с доктором Луизой Диматто.
«Это его работа, – напомнила она себе. – И ес­ли это не беспокоит Луизу, то почему должно беспо­коить меня?»
– Гонорар вы получите. Заключенную зовут Ма­рия Санчес. – Ева сообщила ему все нужные сведе­ния. – Спасибо, Чарльз.
– Вы смущены, и это вам идет. Передайте при­вет Пибоди, а я передам ваши наилучшие пожела­ния Луизе. Только что вошла моя клиентка. Если у вас нет других просьб, то я заканчиваю разговор. Не могу беседовать с копом, когда за столом клиентка. Некоторые вещи могут нарушить хрупкое равнове­сие романтической встречи.
Он усмехнулся, и Ева покачала головой.
– Дайте мне знать, когда определите дату и вре­мя. Если у вас возникнут затруднения с администра­цией Докпорта, тоже звоните. Тамошний началь­ник – редкий тупица.
– Постараюсь не забыть. До свидания, лейте­нант.
Когда Чарльз отключил связь, Ева позвонила на автоответчик Надин Ферст, оставив краткое сооб­щение:
– Встречаемся в моем рабочем кабинете в шест­надцать ноль-ноль. Никаких трансляций. Если опоз­даешь, найду себе занятие получше.
Выйдя из кабинета, Ева направилась в каморку Пибоди.
– Пошли! – скомандовала она.
* * *
– Я не смогла найти поставщика цианида через стандартные источники. – Пибоди шагнула в лифт следом за Евой. – Даже для легального его получе­ния требуется куча документов, которые тщательно сканируются. Данн фигурирует в списках опасных преступников, и ее сразу же опознали бы.
– А как насчет нелегальных способов?
– Я проверила все случаи отравления цианидом. Эта штука популярнее, чем может показаться, но большинство пополняло запасы через легальные ис­точники. Тот тип в округе Коламбия, у которого раньше отоваривалась Данн, был крупнейшим поставщиком на планете, но его уже нет в живых. Ос­тальные, как правило, мелочь, и занимаются в ос­новном наркотиками – яды для них побочный за­работок, так как прибыль от них небольшая.
– Возможно, Джулианна нашла выход на ле­гальный источник, но попробуем проверить другие пути. – Ева подошла к своему автомобилю и оста­новилась. – В тюрьме много болтают, и она могла установить контакт там. К тому же она имела доступ к компьютеру и много времени для поисков. Конеч­но, ее источник может находиться за пределами Нью-Йорка, но какие-то ниточки наверняка тянутся сю­да. Есть люди, которые знают очень много. Мы от­правляемся под землю.
Пибоди – стойкий оловянный солдатик – сразу побледнела:
– О боже!
* * *
Под Нью-Йорком находился иной мир – злове­щий город мрака и отчаяния. Одни отправлялись ту­да, чтобы поиграть с огнем, подобно тому как ребе­нок забавляется с острым ножом, чтобы посмотреть, как он режет. Другие наслаждались запахом наси­лия, который соперничал с запахом мусора и нечис­тот. А третьи просто пропадали там.
Ева оставила куртку в машине – она хотела вы­ставить свое оружие на всеобщее обозрение. Парализатор был прикреплен к лодыжке, а в ботинок она спрятала боевой нож.
– Возьми. – Ева передала Пибоди маленькую электрошоковую дубинку. – Знаешь, как ею поль­зоваться?
Пибоди судорожно глотнула:
– Да, мэм.
– Прикрепи ее к поясу и держи на виду. Как у тебя с тренировками по рукопашному бою?
– В порядке. – Пибоди шумно выдохнула. – Я могу защитить себя.
– Отлично. – Ева хотела, чтобы Пибоди сама в это поверила. – Когда окажешься внизу, помни, что ты паршивая полицейская сука, которая пьет кровь на завтрак.
– Я паршивая полицейская сука и пью кровь на завтрак.
– Тогда пошли.
Они спустились по грязным ступенькам и вошли в туннель. Красные и голубые лампочки освещали карнавал секса, азартных игр и всевозможных низ­копробных развлечений.
Какой-то детина, явно накачавшийся наркоти­ками, не разглядел кобуру на поясе Евы и с угрожа­ющим видом направился к ней. Чувствуя, что на нее смотрит несколько пар глаз, Ева, не говоря ни сло­ва, ударила его ногой так, что он согнулся пополам и грязно выругался. Не дожидаясь, когда он распря­мится, Ева приставила к его грязной шее острие ножа.
– Я коп, задница, но это не значит, что я не пе­рережу тебе горло от одного уха до другого! Где я се­годня могу найти Мука?
– Не знаю я никакого гребаного Мука!
Рискуя набраться всевозможных паразитов, Ева схватила его за волосы и откинула голову назад.
– Все знают гребаного Мука. Хочешь умереть сразу или пожить еще один день?
– Я не слежу за этим членососом! – заверещал детина, снова почувствовав острие на шее. – Может быть, в «Виртуальном аду» – хрен его знает!
– Ладно, черт с тобой, вали отсюда. – Ева толк­нула его в грязь и неторопливо сунула нож в боти­нок, дабы это видели наблюдатели, прячущиеся в тени. – Если кто-нибудь хочет неприятностей, рада служить. – Она повысила голос, чтобы пробиться сквозь грохот тяжелого рока, доносящийся из-за две­рей. – Если нет, то мне нужен Мук, которого этот великолепный образчик человеческой расы охарак­теризовал как гребаного членососа.
В тени слева кто-то зашевелился. Ева положила руку на кобуру.
– Если кто-нибудь будет докучать мне или моей помощнице, мы начнем надирать задницы, и нас не слишком заботит то, сколько обладателей этих зад­ниц окажется в городском морге. Верно, сержант?
– Верно, лейтенант. – Пибоди молилась про се­бя, чтобы ее голос не дрогнул. – Хотя, если мы по­ставим рекорд за неделю, можем выиграть совокуп­ность ставок.
– И какая там сумма?
– Двести тридцать пять долларов шестьдесят центов.
– Не слабо! – Ева усмехнулась, но ее взгляд был острым, как клинок. – Надеюсь, справимся сами. А то, если сюда явится целая бригада копов, придет­ся делить с ними выигрыш. Мне нужен Мук, – по­вторила она.
– Он в «Виртуальном аду», – отозвался кто-то в темноте. – Танцует с садомазохистскими автомата­ми. Дешевка!
Ева молча кивнула, рассудив, что последний эпи­тет относился скорее к Муку, чем к ней.
– А где я могу найти «Виртуальный ад» в этом очаровательном раю, который многие из вас назы­вают домом?
Снова послышался шорох. Ева резко поверну­лась, чувствуя, как напряглась стоящая рядом Пи­боди. Сначала она подумала, что видит перед собой мальчика, но потом поняла, что это карлик. Он по­манил ее за собой.
– Пошли, – скомандовала Ева, и они зашагали гуськом по одному из туннелей.
Карлик шел первым, быстро двигаясь по сырому зловонному коридору мимо каких-то притонов и за­бегаловок, очень ловко ориентируясь в подземном лабиринте.
– Насчет морговских ставок ты неплохо приду­мала, – тихо сказала Ева.
– Спасибо, – отозвалась Пибоди, вытирая пот со лба. – Я живу за счет импровизаций.
Из темноты вдруг донесся женский крик боли или страсти. Ева увидела мужчину и женщину, за­нимавшихся безобразной пародией на секс прямо на каменном полу туннеля. Рядом какой-то громила пил самогон из грязной бутылки.
Туннель сменился широкой площадкой, на сте­нах которой светились вывески очередных злачных мест.
Стены, окна и двери «Виртуального ада» были абсолютно черными. Название заведения горело на черном фоне, как адское пламя. Над ним плясал скверно изображенный Сатана с рогами, хвостом и вилами.
– Мук здесь. – Голос карлика напоминал ту­рецкий барабан, изготовленный из наждачной бу­маги. – Занят с машинкой мадам Электры. Я полу­чу пятьдесят?
Ева достала деньги:
– Получишь двадцать. Выметайся.
Карлик продемонстрировал серые остроконеч­ные зубы и исчез вместе с двадцаткой.
– Интересные здесь экземпляры, – дрожащим голосом заметила Пибоди.
– Держись ближе ко мне, – велела Ева. – Если кто-нибудь попытается напасть, бей, не раздумы­вая.
– Незачем повторять дважды. – Сжав покрепче дубинку, Пибоди последовала за Евой в «Ад».


Внутри слышались крики, стоны и хрипы, изда­ваемые автоматами и клиентами. Мерцающий крас­ный свет сразу вернул Еву в холодную комнату в Далласе. Звуки грубого секса она слышала и там.
«Прекрати, Рик! Черт бы тебя побрал, ты дела­ешь мне больно!»
Чей это был голос? Матери? Или одной из шлюх, которой он пользовался, когда не насиловал свою дочь?
– Даллас! Лейтенант!
Дрожь в голосе Пибоди вернула Еву к действи­тельности.
– Держись поближе, – повторила она, начиная пробираться мимо автоматов.
Большинство клиентов были слишком сосредо­точены на воображаемом мире, чтобы замечать Еву, хотя в другой ситуации они бы тут же почуяли при­сутствие копа. Ева и Пибоди прошли мимо прозрач­ной кабины с надписью «Хлыст и цепи», где тощая, как палка, женщина в очках для виртуальной реаль­ности визжала в экстазе. Пот катился градом по ее телу, стекая на кожаную набедренную повязку и по­блескивая на цепях, приковывавших ее к консоли автомата.
– Похоже, мы попали куда надо. А вот и Мук.
Он тоже был заперт в кабинке. На его мускулис­том теле не было ничего, кроме черного кожаного презерватива и утыканного гвоздями ошейника, ло­патки блестели от пота, а спину пересекали следы ударов хлыстом, свидетельствующие, что он не всег­да довольствовался виртуальными наказаниями.
Хотя это было не вполне законно, Ева восполь­зовалась своей отмычкой, чтобы открыть кабинку. Тело Мука изгибалось, а губы кривились в гримасе эротической боли. Ева повернула рубильник, от­ключив автомат.
– Какого хрена?! – Мук сразу обмяк. – Эй, мэм, что вы тут…
– Для тебя лейтенант, урод! – Ева сорвала с не­го очки. – Привет, Мук. Помнишь меня?
– Это личная кабинка!
– Да неужели? А я-то надеялась на групповой секс! Ладно, отложим до следующего раза. А пока что пойдем в какое-нибудь спокойное место и пого­ворим.
– Я не обязан с вами разговаривать! У меня есть права, черт возьми…
Другого Ева просто ткнула бы в ребра, но Мук от этого только получил бы удовольствие.
– Я тебя арестую, и в течение следующих трид­цати шести часов никто не причинит тебе боли. Ты ведь не хочешь провести столько времени без боли, Мук? Давай поговорим, а потом можешь вернуться к мадам Электре и ее шести миллионам пыток.
– Заставьте меня! – На его лице отразилось воз­буждение.
Ева пожала плечами:
– У меня нет настроения. Лучше я сломаю твою механическую истязательницу. Вряд ли в этом при­тоне быстро ремонтируют оборудование.
– Нет! – протестующе взвизгнул Мук и быстро нажал педаль. Наручники сразу открылись. – Во что вы теперь хотите меня втянуть?
– Всего лишь в одно из моих каждодневных раз­влечений. Давай найдем еще одну личную кабинку, Мук, но без игрушек.
Когда Ева шагнула назад, Мук увидел электро­шоковую дубинку за поясом Пибоди и тут же рва­нулся к ней. Пибоди молниеносно выхватила ду­бинку и ткнула ему в грудь. Его тело снова задерга­лось.
– Благодарю вас!
– Не поощряй его, Пибоди.
Крепко взяв Мука за руку, Ева зашагала к бли­жайшей кабинке, где имелся столик. Кабинка была занята парой токсикоманов, пребывавших в разгаре своей незаконной деятельности, но Ева показала им значок, и они тотчас же испарились.
– Здесь вполне уютно. – Она села за столик. – Следи за дверью, Пибоди, и мы быстро закончим. Кто сейчас занимается нелегальной торговлей яда­ми, Мук?
– Я не ваша ищейка!
– Этот факт всегда доставляет мне искреннюю радость. Как и тот, что я могу запереть тебя в оди­ночку на тридцать шесть часов, в течение которых твоя жизнь не будет земным адом, который ты так любишь. За тобой должок, Мук. Не забывай об этом.
– Я дал показания, – напомнил он ей. – Сооб­щил федералам всю информацию.
– Верно. Похоже, массовое самоубийство оказа­лось чересчур даже для твоих специфических вку­сов. Но ты не сообщил им, кто поставлял коктейль из кураре и цианида, который преподобный Брэдли смешивал с лимонадом для своей паствы.
– Мне было не так уж много известно. Я расска­зал им все, что знал.
– И федералы были удовлетворены. Но я – нет. Назови мне имя, и я уберусь из твоей жалкой жиз­ни. А если станешь упрямиться, я каждый день буду приходить сюда или в другую клоаку, которую ты посещаешь, и прерывать твои садомазохистские иг­ры, покуда оргазм не станет для тебя отдаленным приятным воспоминанием. Каждый раз я буду пор­тить тебе забаву. Прошло уже больше десяти лет с тех пор, как секта прекратила свое существование. Чего тебе бояться?
– Меня в это втянули! Мне промывали мозги…
– Да-да, это я уже слышала. Так кто приносил яд?
– Я не знаю его имени. Они называли его докто­ром. Я видел его только однажды. Тощий старикан.
– Раса?
– Белая с головы до ног. Думаю, он тогда тоже выпил эту отраву. Вместе со всеми.
– В самом деле?
– Послушайте! – Мук огляделся вокруг и, хотя они находились в изолированной кабинке, понизил голос. – Большинство людей уже не помнит, что там происходило, или вовсе об этом не знает. Если выяснится, что я принадлежал к Церкви Потусто­роннего мира, все вокруг с ума сойдут!
Ева тоже огляделась, слушая стоны и крики.
– Ну, я думаю, хуже уже не будет. Выкладывай!
– Сколько я за это получу?
Ева достала двадцать баксов и бросила их на сто­лик.
– Черт возьми, Даллас, на это не купишь даже час виртуальной реальности!
– Не хочешь – не бери. Тогда дружба врозь, мы поедем в управление, и ты не увидишь мадам Элект­ру с ее изысканными пытками минимум тридцать шесть часов.
– И почему ты такая стерва? – печально осве­домился Мук.
– Я задаю себе этот вопрос каждое утро и никог­да не могу дать удовлетворительного ответа.
Он запихнул кредитки в свой презерватив.
– Помни, что я тебе помог!
– Разве я смогу когда-нибудь это забыть?
– Ладно. – Мук посмотрел сквозь дымчатое стекло кабины и облизнул губы. – Только мне ни­чего потом не пришьют?
– Обещаю.
– О'кей. Я как раз собирался рассказать о нем федералам – и тут вдруг увидел его. Он стоял за за­граждениями у церкви, когда оттуда начали вытас­кивать трупы. Ну и зрелище!
– Я была там.
– Он смотрел на меня. – Теперь Мук говорил очень серьезно. – Жуткий тип, бледный, как при­видение. Я не хочу подохнуть от яда! Он наверняка знал, что я вошел туда с копами вместо того, чтобы умереть, как остальные. Поэтому мне пришлось принять меры предосторожности. Я просто не упо­мянул о нем. Неужели это так важно?
– Значит, он жив?
– Тогда был жив. – Мук пожал массивными пле­чами. – Больше я его ни разу не видел и не жалею об этом. Я не был с ним знаком, клянусь моим чле­ном!
– Торжественная клятва, ничего не скажешь!
– Еще бы! – Мук быстро кивнул, довольный, что Ева его понимает. – Я только слышал, как гово­рили, что он был настоящим доктором, но его вы­шибли из Ассоциации врачей. И что он чертовски богат и совсем безумен.
– Назови имя.
– Я его не знаю, Даллас, честное слово! Нахо­дившимся в категории раба не дозволялось говорить ни с кем выше ранга солдата. Он был стар и выгля­дел, как труп. Ходил вокруг и время от времени шептался с Брэдли. Смотрел прямо сквозь тебя, так что дрожь пробирала. Ребята называли его доктор Смерть. Вот все, что я знаю. А теперь я хочу вернуться к моей игре.
– Возвращайся. Но если я узнаю, что ты о чем-то умолчал, то запру тебя в комнате с мягкими по­душками и пейзажами на стенах, где ты все время будешь слушать старинную классическую музыку.
Его лицо помрачнело.
– Ну и хладнокровная же ты сука, Даллас!
– Можешь в этом не сомневаться.
* * *
– Преподобный Брэдли и Церковь Потусторон­него мира?! – На Пибоди это произвело такое силь­ное впечатление, что она забыла поцеловать троту­ар, когда они оказались на улице. – Вы участвовали в расследовании?
– Очень косвенно. Это была федеральная опера­ция – местная полиция держалась на заднем плане. Двести пятьдесят человек покончили с собой, пото­му что один старый полоумный монстр проповедо­вал, будто смерть – самое приятное переживание. – Ева покачала головой. – Может, так оно и есть, но мы все рано или поздно отправимся в потусторон­ний мир. К чему торопить события?
– Я слышала, что не все приверженцы этой сек­ты хотели идти до конца, но те, кого называли сол­датами, заставили их принять яд. И что среди них были маленькие дети.
– Да, были. – Ева тогда только что окончила академию, и это зрелище запечатлелось у нее в голо­ве навсегда. – Дети, которым матери давали пить яд из бутылки. Брэдли снял всю церемонию на видео. Я тогда в первый раз видела, как плачут федералы… – Ева тряхнула головой, отгоняя воспомина­ния. – Нам придется поискать врачей, которых лишили лицензии где-то от десяти до двадцати лет тому назад. Мук сказал, что этот человек был стари­ком – то есть, согласно его критериям, ему было тогда минимум лет шестьдесят. Сосредоточим поис­ки на белых мужчинах в возрасте от шестидесяти пяти до восьмидесяти лет. Почти все люди Брэдли жили в Нью-Йорке, так что можем обратиться в ме­дицинскую коллегию штата. – Она посмотрела на часы. – У меня встреча в управлении. Вот что, поез­жай в клинику на Канал-стрит и выясни, не знает ли Луиза кого-нибудь, соответствующего описанию этого типа. Если нет, пусть попробует разузнать что-нибудь через медицинские источники. У нее хоро­шие связи, и это может сэкономить время. Ты хоро­шо ладишь с Луизой?
– Конечно. Она мне нравится. Я рада за нее и Чарльза.
– Сообщи мне все, что узнаешь, а потом мо­жешь понаблюдать часок за Морин Стиббс.
– Правда? Спасибо, лейтенант.
– Завтра, когда меня не будет, можешь также уделить время делу Стиббсов, но текущее расследо­вание прежде всего.
– Понятно. Один личный вопрос, Даллас. Мо­жет быть, мои родители действуют вам на нервы? Мне показалось, вчера вечером вы с моим отцом старались держаться подальше друг от друга…
– Нет-нет, все прекрасно.
– Они пробудут здесь еще несколько дней. Я по­стараюсь их занять в свободное время. Видите ли, я боюсь, что… Единственное, что выводит папу из равновесия, – это когда он узнает чужие мысли или воспоминания без разрешения этого человека. Но я знаю одно: он никогда и никому не причиняет вре­да. – Лицо Пибоди снова прояснилось. – Поеду в клинику на метро. Может быть, нам повезет с Луи­зой.
Ева кивнула.
«Должно же нам наконец повезти хоть с чем-ни­будь!» – подумала она.
* * *
Ева подошла к своему кабинету за пять минут до назначенного времени встречи с Надин. Ее не уди­вило, что Надин была уже там. Закинув ногу на но­гу, журналистка аккуратно подкрашивала губы, глядя в зеркало пудреницы. Ее оператор примости­лась в углу, жуя сладкую плитку.
– Где вы взяли эту плитку? – осведомилась Ева таким свирепым тоном, что оператор выпучила глаза.
– В автомате в к-коридоре, – заикаясь, ответила она, протягивая остаток плитки. – Хотите кусочек?
Ева сверлила оператора взглядом, пока у нее на лбу не выступил пот, и пришла к выводу, что девуш­ка не была вором, коварно крадущим ее сладости.
– Нет, спасибо.
Она села за стол и вытянула ноги.
– Я надеялась, что ты опоздаешь, – заговорила Надин. – Тогда я могла бы этим воспользоваться, чтобы вытянуть из тебя побольше.
– А я надеюсь, что кто-нибудь здесь научится выполнять свои обязанности. Журналисты должны находиться в помещении, отведенном для СМИ, а не врываться в кабинеты в отсутствие хозяев.
Ухмыльнувшись, Надин защелкнула пудреницу.
– Ты сама меня сюда пригласила. А теперь, если ты кончила пугать моего оператора и демонстриро­вать свою стервозность, объясни, о чем идет речь.
– Об убийстве.
– С тобой всегда одно и то же. Кто тебя интере­сует? Петтибоун и Мутон? Очевидно, оба преступ­ления связаны друг с другом, но могу сказать тебе сразу, что я не обнаружила ничего, связывающего этих людей – ни лично, ни профессионально. Это касается также их семей и коллег. У Петтибоуна и «Мира цветов» были свои адвокаты. Конечно, они могли встречаться на каких-то социальных меро­приятиях, но, безусловно, не вращались в одних и тех же кругах. Их теперешние жены посещали разные салоны красоты, оздоровительные комплексы и бутики. – Надин сделала паузу. – Хотя думаю, все это тебе известно.
– Иногда и нам удается выяснить кое-что.
– Вот почему мне интересно, почему ты предло­жила мне встретиться тет-а-тет, не дожидаясь, пока я буду умолять тебя об этом.
– Обычно ты не умоляешь, а подлизываешься.
– Да, и небезуспешно. Так в чем дело, Даллас?
– Я хочу остановить Джулианну Данн и исполь­зую все доступные орудия. Чем больше СМИ будут освещать это дело, тем больше шансов, что кто-то ее узнает. Она не остановится на достигнутом. То, что я сейчас скажу тебе, Надин, не для протокола. Если ты включишь запись, я не отвечу ни на один вопрос. Так вот, существует более пятидесяти процентов вероятности того, что следующей жертвой намечен Рорк.
– Рорк?! Господи, Даллас, он ведь не в ее вкусе! То есть он, конечно, во вкусе любой женщины, но ты понимаешь, о чем я. Он слишком молод – и же­нат.
– Женат на мне, – напомнила Ева. – Для нее этого может быть достаточно.
Надин задумалась. Она дорожила дружбой не менее, чем рейтингами.
– О'кей. Что я могу сделать?
– Освещай эту историю как можно подробнее. Вдалбливай ее всем в головы. Джулианна рассчиты­вает остаться незаметной. Я хочу лишить ее этого преимущества.
– Хочешь вывести ее из себя?
– Если она выйдет из себя, то сможет сделать ошибку. У нее вместо крови лед, – вот почему она всякий раз добивается успеха. Пора этот лед расто­пить.
– Ладно. – Надин кивнула и подала знак опера­тору. – Давай разведем огонь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Объятия смерти - Робертс Нора



на сей раз в противостояние вступает несравненная Ева Даллас и хладнокровная отравительница Джулиана, главной целью которой является великолепный супруг Евы - Рорк - это что касается содержания романа. А вот относительно моих собственных эмоций и впечатлений, то я просто восхищаюсь Евой - тем, как она умеет просчитывать действия преступников и как яростно защищает человека, которого любит.
Объятия смерти - Робертс НораОльга Сергеевна
21.06.2012, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100