Читать онлайн Образ смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Образ смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Образ смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Образ смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Образ смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Ева ненавидела пресс-конференции, но еще больше она ненавидела сотрудника отдела по связям с общественностью. На этот раз у нее был более чем веский повод для ненависти. Специалист по связям предложил, чтобы она перед пресс-конференцией позанималась четверть часа со специальным тренером и воспользовалась принесенным гримом.
– Чтобы предстать на экране в более выразительном виде, – пояснил он.
– В убийстве нет ничего выразительного, – огрызнулась в ответ Ева и быстрым шагом направилась к главному входу Центрального полицейского управления.
– Нет, конечно, нет. – Представитель по связям трусцой припустил за ней следом. – Но мы должны избегать таких слов, как «убийство». Подготовленное заявление…
– …будет не слишком приятно на вкус, когда я затолкаю его тебе в глотку. Я не твоя подчиненная, и забудь о своих политтехнологиях. Это не тот случай.
– Да, но можно же совместить информативность с тактичностью.
– Тактичность – это собачье дерьмо, заполированное плевками.
Ева толкнула дверь и вышла. Тиббл решил устроить пресс-конференцию на ступенях Центрального полицейского управления. Не только из-за символического значения самого здания, но и для того, решила Ева, чтобы пресс-конференция не слишком затянулась.
Ледяному мартовскому ветру уж точно не хватало тактичности.
Ева взошла на возвышение, выждала, пока шум не стихнет. Ее взгляд мгновенно выхватил в толпе Надин, чье ярко-красное пальто горело, как маяк.
– Я сделаю заявление, потом отвечу на вопросы. Тело двадцативосьмилетней женщины, идентифицированной как Сарифина Йорк, было найдено прошлой ночью в Ист-Ривер-парке. Следствие установило, что мисс Йорк была похищена предположительно вечером прошлого понедельника. В течение нескольких дней ее насильно удерживали. Способ убийства и собранные по делу доказательства указывают на то, что мисс Йорк была убита тем же лицом, который отнял жизнь у четырех женщин в этом городе в течение пятнадцати дней девять лет назад.
Эти слова вызвали взрыв. Ева терпеливо ждала, пока шум не стихнет. Она стояла молча, пока ее бомбардировали вопросами.
– Департамент полиции и безопасности Нью-Йорка санкционировал формирование оперативной группы. Группа сформирована с единственной целью: расследовать это преступление, задержать и заключить в тюрьму виновного. С этой целью мы задействуем все имеющиеся у нас ресурсы, весь наш опыт, каждый человеко-час. Вопросы.
Вопросы полетели в нее, как ракеты. Когда вишен так много, можно выбирать самые спелые.
– Как она была убита? – повторила вопрос репортера Ева. – Мисс Йорк жестоко пытали в течение нескольких суток, после чего она умерла в результате потери крови. Нет, у нас пока нет подозреваемых, на данном этапе мы исследуем все имеющиеся у нас улики.
Она ответила еще на несколько вопросов, радуясь, что отпущенное на брифинг время почти на исходе. Надин не задала ни одного вопроса, заметила Ева. Мало того, телевизионная звезда «Канала 75» вышла из толпы, чтобы поговорить по телефону.
– Вы говорите, что ее пытали, – выкрикнул кто-то. – Можете сообщить детали?
– Не могу и не буду сообщать вам детали. Конфиденциальность этих деталей чрезвычайно важна для следствия, но даже если бы это было не так, я все равно не стала бы сообщать их вам, чтобы вы не трезвонили с экрана о ее страданиях, причиняя тем самым еще большую боль ее родным и друзьям. У нее отнята жизнь. Хватит с вас и этого.
Ева сошла с возвышения и скрылась за дверями управления.
«Надин потребуется несколько минут, чтобы добраться до убойного отдела и, чаруя всех вокруг, проложить себе путь к кабинету лейтенанта, – решила Ева. – И вообще Надин может подождать. Просто подождать».
Первым долгом Еве надо было поговорить с Рорком.
Запах ударил ей в нос, как только она вошла в конференц-зал. Этот запах был для нее куда приятнее, чем та агрессия ароматов, которой она подверглась в магазине «Сентуаль».
«Кто-то, – поняла она, – принес гамбургеры».
Подойдя к рабочей станции Рорка, Ева увидела, что сам он предпочел бутерброд с ломтиками холодного мяса. Он прервал работу, разломил «субмарину» пополам и протянул ей половинку.
– Съешь что-нибудь.
Ева недоверчиво помедлила.
– Что это?
– В природе ничего подобного нет, можешь не сомневаться. Потому-то я и сказал: «Съешь что-нибудь».
У нее не было аппетита, но, чтобы доставить ему удовольствие, Ева откусила кусочек.
– Мне надо с тобой поговорить.
– Если хочешь получить ответы на вопросы по заданию, которое ты мне дала, у меня их пока нет. В Нью-Йорке и пригородах буквально не счесть домов, особняков, складских помещений и других пригодных зданий, находившихся во владении одного и того же лица, лиц или организаций в течение последнего десятилетия.
– А как ты это проверяешь?
– Делю на сектора… можно сказать, на квадраты. Подразделяю по типам строений, потом по типам владения. Чудовищно скучная работа.
– Сам напросился.
– А я и не спорю. – Не сводя с нее глаз, Рорк взял бутылку воды и отпил.
– Есть кое-что еще. Лаборатория идентифицировала мыло и шампунь, которыми была вымыта жертва.
– Быстрая работа.
– Да, Дикхед вцепился в нее зубами. Он работал над делом девять лет назад.
– Вот как.
– Наш эстет использует очень дорогие продукты. Совершенно эксклюзивные. Только один магазин в Нью-Йорке. Принадлежит тебе.
– Мне? – Рорк откинулся на спинку стула, взгляд синих глаз ледяным сверлом пронзил ее. – Как и простыня, на которой она лежала, – уверенно предположил он.
– Вот именно. – Ева машинально откусила еще кусок. – Кто-нибудь не столь циничный мог бы подумать, что это совпадение, тем более что ты производишь и продаешь много всего на свете.
– Но мы с тобой столь циничны.
– Да. Поэтому я позвонила Фини и попросила включить «Рорк Энтерпрайзиз» в поиск по пропавшим без вести и объявленным в розыск. Тебе не понравится то, что я скажу.
– Кто она?
– Джулия Росси. – Ева подхватила его бутылку с водой и отпила глоток. – ~ Тренер и инструктор в «Культуре тела». Ты ее знаешь?
– Нет. – На мгновение он прижал пальцы к глазам, потом опустил их. – Нет, вроде бы не знаю. А в предыдущем расследовании были такие моменты? Такие связи со мной или с тем, что мне принадлежит?
– Насколько мне известно, нет, ничего такого не было. Я уже начала проверять данные предыдущего расследования. Он заменил прежние мыло и шампунь на твою продукцию. Простыню тоже. Если ты – часть мотива, мы должны понять почему. Может быть, конкурент или бывший служащий? Мы должны разработать эту версию.
– Когда он взял вторую женщину?
– В розыск ее объявили вчера. Деталей пока не знаю, Фини над этим работает. Мне сейчас надо уйти, я хочу потянуть за другую веревочку, но мы этим аспектом займемся. Понимаю, как тебе должно быть неприятно, но взгляни на это с другой стороны. Это ошибка. Его ошибка. Во всех предыдущих случаях никакой связи между жертвами не было. А теперь есть.
– Да. Теперь есть.
– Прости, мне надо бежать.
– Беги. Я буду копать дальше.
Ева не поцеловала его, хотя ей очень этого хотелось. Просто в утешение. Она ограничилась тем, что накрыла его руку ладонью и тихонько сжала. А потом ушла.
По дороге в свой кабинет Ева столкнулась с Бакстером.
– Ничего, – сказал он ей. – Повторно допросил сестру, зашел в клуб, переговорил с соседом ее бывшего. По нулям.
– А сам бывший?
– Уехал из города на выходные. Сосед говорит, поехал в Колорадо кататься на сноуборде.
– И чего это ему понадобилось прыгать на доске с горы в снег? – удивилась Ева.
– Хоть убей! Вот летний спорт – это я понимаю. Женщины одеты весьма скудно. Но снег и лед? Кожи совсем не видно.
– Какой же ты циник, Бакстер.
– И тем горжусь. Хочешь, я проверю бывшего? Сосед вроде бы знает, где парень остановился. Завтра к вечеру он должен вернуться.
– Навестим его, когда вернется. Поговори с Дженкинсоном. Проверь, насколько они с Пауэллом продвинулись по списку допрошенных из прежнего дела. Вы с Трухартом можете помочь им добить список. Скоро выйдут выпуски новостей, а это значит, что к завтрашнему дню нас засыплют звонками всякие полоумные. Придется их проверять. Вот и давай разберемся с тем, что у нас пока есть.
Надин ждала, сидя на стуле для посетителей, закинув ногу на ногу и изучая свои ногти, пока говорила по телефону через наушник.
– Значит, придется перенести или отменить, – говорила она. – Нет-нет. Мы подписали соглашение, и там сказано, что если мне подвернется что-то горяченькое, нечто такое, чем я могла бы заняться лично, это важнее всего остального и я этим занимаюсь в первую очередь. Таков уговор. – Надин взглянула на Еву и закатила глаза, давая понять, что ей приходится выслушивать по телефону всякий вздор. – А вот на это и существуют ассистенты и ассистенты ассистентов. А что касается сюжета, репортер имеет право перенести съемку. Уж мне ли не знать, я ведь и есть чертов репортер.
Она сдернула с головы наушники.
– Тяжкое бремя славы, – усмехнулась Ева.
– И не говори. Но я несу его с достоинством. Можно мне кофе?
Ева послушно подошла к автоповару. Ее собственный организм настоятельно требовал подзарядки. Кофе поможет ей взбодриться.
Надин действительно несла бремя славы с легкостью и изяществом. Мелированные, стильно подстриженные волосы, четкие черты лица, великолепный костюм – прямо под камеру. Но Ева знала: хотя у Надин было собственное шоу на телевидении, хотя рейтинги «Сейчас» плавали где-то в небесах, как голова наширявшегося наркомана, по сути она именно «чертов репортер». Как сама сказала.
– С кем ты говорила во время пресс-конференции?
– А ты как думаешь? – бросила в ответ Надин. Ева повернулась и протянула Надин кружку кофе.
– С твоими ассистентами, чтобы подобрали для тебя детали по делу девятилетней давности.
Надин отпила кофе.
– Надо же, соображаешь!
– Кое-какие детали того расследования просочились в прессу.
– Кое-какие, – кивнула Надин, и ее лицо помрачнело. – Кое-какие детали насчет того, как пытали убитых женщин. Думаю, на самом деле было еще кое-что. Было нечто куда более страшное, но это не просочилось.
– Было еще кое-что. Было нечто куда более страшное, – подтвердила Ева.
– Ты над этим работала.
– Ведущим был Фини. Я была его напарницей.
– Девять лет назад меня не было в Нью-Йорке. Я тогда с боем прорывалась наверх из жуткой дыры – филиала второстепенной телестанции в Южной Филадельфии. Но я помню это дело. Помню эти убийства. Я тогда сделала серию репортажей о них, и знала бы ты, чего мне стоило выбить права на эти репортажи! Но именно они – помимо всего прочего! – помогли мне вырваться из Южной Филадельфии.
– Мир тесен.
Надин кивнула и отхлебнула кофе.
– Но теперь на тебя работает целый отдел, подбирающий материалы, – продолжала Ева. – Ты же у нас теперь большая шишка. – Ева присела на краешек своего стола. – Мне нужно все, абсолютно все, что ты сможешь нарыть по этим убийствам. По всем убийствам. Здесь, в Европе, во Флориде и в Южной Америке.
– Что? Где? – ошеломленно заморгала Надин.
– Я тебе все объясню, не для протокола, но я хочу, чтобы ты пустила по следу всех своих помощников и задействовала твой собственный отточенный нюх. Надин, он уже взял вторую.
– О боже!
– Мы не можем ей помочь. У нас почти нет шансов ее спасти. Для этого надо его разыскать. Поэтому мне нужна информация. Все, что только можно. Вдруг мы успеем спасти еще одну, которую он сейчас выслеживает?
– Дай мне подумать. – Закрыв глаза, Надин откинулась на спинку стула. Отпила еще кофе. – Есть у меня пара умников. Я могу их подкупить и запугать, чтоб работали втихую и результаты держали ближе к жилетке. Конечно, я и сама поработаю, на меня ты всегда можешь рассчитывать. – Она снова выпрямилась. – Ты же знаешь, я это сделаю. Я считаю, что жизнь важнее репортажа. Не намного важнее, – с улыбкой уточнила Надин, – но все-таки. Я это сделаю, потому что мы друзья. Мы играем по-честному и уважаем друг друга. Ты мне ничего не должна.
– Знаю. Но и ты знаешь: я все равно с тобой расплачусь.
Надин вопросительно изогнула бровь.
– Поскольку я чертовски умна, спорить с тобой не буду. Эксклюзивное интервью с глазу на глаз?
– Только когда возьму его, не раньше.
– Договорились. Появление в эфире «Сейчас».
– Не зарывайся.
Надин засмеялась.
– Пусть это будет любой из членов команды по твоему выбору. С включениями твоего интервью – я упомянула, что оно должно быть обширным? – по ходу эфира. Интервью будет записано заранее.
Ева обдумала вариант.
– С этим я могу работать.
– Договорились. Чтобы нарыть детали, мне нужны детали. – Надин извлекла диктофон и склонила голову набок. – Согласна?
– Согласна.


Было что-то жуткое в наблюдении изнутри за работой полицейской лавочки. Любопытный опыт, подумал Рорк, но уж больно непривычный для человека с его… скажем так, пестрым прошлым.
Ему уже приходилось – и не раз! – работать с полицейскими. Не говоря уж о работе с его собственным полицейским. Ему приходилось принимать полицейских у себя дома. Они бывали у него и в гостях, и по работе. Но работать в опергруппе, в самом сердце полицейского управления, вкалывать целый день – это было совсем другое дело.
Он заметил, что они не сидят на месте: приходят и уходят. Врываются торопливым шагом, вновь ускользают, что-то говорят другу на отрывистом, казенном и в то же время красочном полицейском жаргоне.
В соседях у него оказались Макнаб, к которому Рорк питал большую привязанность, и смуглая, пышнотелая и черноглазая Каллендар. За работой они не сидели, предпочитали ходить или даже пританцовывать вокруг стола. Они перелопачивали горы данных в поисках одного ключевого бита информации. Прилежные пчелки в трудовом улье.
Что до красочности, похоже, все сотрудники электронного отдела, кроме капитана, предпочитали одеваться броско, даже кричаще. На Макнабе были ярко-желтые джинсы и бирюзовая рубашка, по которой мельтешили летающие черепахи. Его длинные светлые волосы были зачесаны назад от красивого узкого лица и перехвачены широкой желтой резинкой. А оба уха оттягивала книзу сложная система колечек и заклепок.
Рорк искренне недоумевал, как может человек добровольно проделывать дыры в собственной плоти.
Но было в этом мальчишке какое-то неотразимое обаяние. И он чертовски здорово делал свою работу.
Девушка – а на вид ей было не больше двадцати – пока оставалась для него загадкой. У нее была кожа цвета гречишного меда, а на голове – невероятная масса черных кудряшек, закрепленных множеством неоново-ярких заколок всех цветов радуги. Из ушей свисали серебряные кольца такой ширины, что Рорк мог бы с легкостью просунуть в них кулак. На ней были мешковатые штаны с бесчисленными карманами, с разводами лавандового и розового цвета, и облегающий зеленый свитер с надписью «Боги электроники» на весьма впечатляющей груди.
Длиннейшие, покрытые изумрудным лаком ногти щелкали по клавишам, как безумные кастаньеты, когда она переходила в ручной режим.
Как и Макнаб, она казалась неутомимой: сгусток энергии, поминутно прорывающейся в дергающихся, приплясывающих движениях. Она все время притопывала, подергивалась, качала головой. Все ее тело было беспрерывно в движении: ноги, голова, плечи, ягодицы.
Это завораживало.
– Эй, Блондинчик! – позвала она, и Макнаб оглянулся через плечо.
– Это ты мне, Морковка?
– Раз стоишь, сгоняй за жидким.
– Можно. Хотите? – повернулся Макнаб к Рорку. – Чего-нибудь попить.
– Да, спасибо.
– Так или погудеть?
Рорку потребовались несколько мгновений на перевод, и за это время он почувствовал себя древним старцем.
– Было бы неплохо погудеть.
– Есть.
Макнаб выкатился из комнаты, а Каллендар послала Рорку быструю улыбку. Улыбка у нее была славная.
– А ты, говорят, круто упакован, верно? Плаваешь на спине в море гринов. Ну и как?
– Здорово, – ответил Рорк.
– Да уж, держу пари. – Оттолкнувшись ногами, Каллендар откатилась в кресле на колесиках и взглянула на экран Рорка. – Круто сечешь. Множественный поиск с синхроном и перекрестом. Ого, и вторичку уже запустил?
Этот язык был ему хорошо знаком.
– Верно. Проверяю типа имена, анаграммы, перекрестные даты. Составляю таблицу, иду дальше, глубже. Предки, родственные связи и так далее.
– Я же говорю, круто. Макнаб сказал, ты супер в кибере. Глубокое бурение. – Каллендар перевела взгляд на свою собственную рабочую станцию. – Я тоже ничего.
Она скользнула обратно и, подрагивая плечом в такт какой-то ей одной слышной музыке, вновь взялась за работу.
Рорк, посмеиваясь про себя, тоже вернулся к работе, но остановился, когда в конференц-зал вошли Ева и Фини.
«Джулия Росси», – вспомнил он. Это имя, образ, о котором он старался не думать, вновь всплыли в памяти. Встретившись глазами с Евой, он поднялся на ноги и подошел к ней.
– Нам нужно оповестить команду о Росси, – сказала Ева. – Тех, кто на выезде, оповестим по телефону. Придется обнародовать связь с тобой.
– Ясно.
– Ну ладно.
Вошла Пибоди и бросила сочувственный взгляд на Рорка. Подойдя к главному компьютеру, она вставила в прорезь диск с новыми данными.
– У нас есть новости, – объявила Ева, и щелчки клавиш, голоса, топот тут же стихли. – Есть основания полагать, что женщина, пропавшая с вечера четверга, похищена нашим субъектом. Росси Джулия.
Пибоди вызвала на экран изображение и данные.
– Возраст – тридцать один год, волосы темные, глаза карие, рост – пять футов пять дюймов, вес – сто двадцать два фунта. В последний раз ее видели, когда она покидала место работы: фитнес-центр под названием «Культура тела» на Сорок шестой. Капитан Фини.
– Бывший муж Росси, – начал Фини, – некий Райли Джеймс, уведомил полицию в восемь утра в пятницу. В соответствии с протоколом она была официально объявлена в розыск только по истечении суток. Не вернулась домой в четверг вечером, как ожидалось, хотя у нее была назначена встреча с бывшим, который, согласно его собственному утверждению, должен был привезти ей собаку. На собаку у них была оформлена совместная опека.
Это последнее замечание вызвало у присутствующих вполне ожидаемые смешки, и Фини грозно повел глазами в сторону весельчаков. Смешки стихли.
– Соседи подтверждают договоренность между бывшими супругами. Райли не смог дозвониться ей по сотовому. Мы проверили: он действительно пытался установить ее местонахождение. Звонил друзьям, сослуживцам. Заявления, сделанные им офицеру из отдела пропавших лиц и мне, проверены и подтверждены. Он считается непричастным к ее исчезновению.
Обычно Росси, покинув здание на Сорок шестой улице, шла на запад, к Бродвею, потом на север к Сорок девятой улице, в метро. Мы поищем очевидцев в этом районе. На дисках наблюдения транспортной службы не зафиксирован ее вход в метро на этой станции в четверг вечером. С утра четверга ее проездной на метро не использовался. Свидетели подтвердили, что в тот вечер Росси покинула здание примерно в семнадцать тридцать. На ней было черное пальто, черные тренировочные штаны и серая фуфайка с логотипом «Культуры тела», а также серая вязаная шапочка. – Фини отступил на шаг и оглянулся на Еву. – Лейтенант.
– Объект соответствует установленному профилю. Вероятностные тесты дают девяносто шесть процентов за то, что она похищена и удерживается нашим убийцей. Ее исчезновение и другая собранная сегодня информация добавляют к этой схеме новый штрих. И Йорк, и Росси работали в системе «Рорк Энтерпрайзиз». С учетом масштаба организации сам этот фактор почти не влияет на вероятность связи. Однако мыло и шампунь, использованные при обработке тела, идентифицированы лабораторией как продукты, произведенные и реализуемые предприятиями этой фирмы. Как и простыня, на которой лежало тело Йорк.
Рорк почувствовал на себе взгляды. Деться было некуда. Пришлось смириться.
– Велика вероятность, – продолжала Ева, – что имеется связь на каком-то уровне между преступником и «Рорк Энтерпрайзиз». На данный момент эта связь неочевидна, явная точка соприкосновения не просматривается. Но она есть, и мы ее используем. Мыло и шампунь чрезвычайно дороги, продаются всего в нескольких магазинах. Где-то он их купил. Макнаб, узнай, где.
– Уже работаю.
– Каллендар, возьми на себя простыню, сравни по покупкам с данными Макнаба. Рорк?
– Лейтенант?
– Списки сотрудниц. Найди и вытащи для меня женщин, соответствующих схеме, работающих и живущих в городе. Он похищает их в городе. По всей вероятности, он уже скоро начнет искать номер третий. Это вопрос дней. Нам нужны имена.
– Вы их получите.
– Дженкинсон, мне нужен полный и подробный отчет от вас с Пауэллом к девятнадцати ноль-ноль. Бакстер, то же самое касается тебя и Трухарта. Информировать меня немедленно в любое время суток о получении любых новых данных. Следующий брифинг в восемь ноль-ноль. Это все. – Ева стащила с головы наушники. – Пибоди.
– Здесь.
– Зарегистрируй, скопируй, а потом иди домой, поспи немного. Фини, можешь просмотреть всю электронную работу на данный момент и сделать мне краткую сводку?
– Могу и сделаю, – ответил Фини.
– Рорк, скопируй, что успел нарыть, перебрось мне на комп здесь и дома. Когда закончишь, загляни ко мне в кабинет.
Ева вышла и на ходу набрала по рации номер Миры.
– Соедините меня с ней, – приказала она секретарше Миры, вечно стоявшей на страже интересов своей патронессы. – И без глупостей. Никакого вздора я слушать не хочу.
– Сию минуту.
– Ева. – На экране видеотелефона возникло лицо Миры, и в ее глазах тут же появилось встревоженное выражение. – Вид у вас измученный.
– Второе дыхание истощилось, жду прихода третьего. Мне надо посовещаться с вами.
– Да, я знаю. Освобожу для вас любое удобное время.
– Хотела бы я сказать «сейчас», но сначала пусть придет третье дыхание. Без него мне не пробиться через всю эту психологию.
– Ладно, тогда до завтра.
– После восьмичасового брифинга.
– Я приду к вам. Постарайтесь поспать хоть немного, Ева.
– Попробую втиснуть сон в свое расписание.
Ева прошла в свой кабинет, запрограммировала кофе и задумалась: не принять ли одобренную департаментом энергетическую таблетку? Но они всегда привносили с собой какую-то нервозность.
Она выпила первую кружку, стоя возле узенького окошка и глядя на свою порцию города. Воздушные трамваи, светящиеся в темноте, перечеркивали небо в разных направлениях. И сидевшие в них люди все как один думали: пора домой, пора поужинать и на боковую. Или телевизор посмотреть.
Улица внизу была забита машинами, и сидевшие в них люди думали то же самое, что и те, которые проносились в небе у них над головой.
Но где-то по этим улицам бродил человек, самозабвенно преданный любимому делу. Он не думал о том, что пора на боковую.
«Интересно, он делает перерывы на обед? – подумала Ева. – Хороший, плотный обед перед работой. Когда он начал работать с Джулией Росси? Когда он запустил часы?»
Пропала сорок семь часов назад. Но он не запустит часы, пока не будет к этому готов. Работа над номером два всегда начиналась только после окончания работы над номером один.
Ева не слышала, как вошел Рорк: он умел передвигаться совершенно бесшумно. Но она его почувствовала.
– Может, нам повезет, – сказала она. – Может, он не начнет до завтрашнего дня. На этот раз у нас есть кое-что еще по сравнению с первым разом. Может, нам повезет.
– Она погибла. И ты это знаешь.
Ева повернулась. Вид у него был рассерженный, и это было неплохо, но несколько утомленный, и это было для него необычно.
– Ничего я не знаю. Буду знать, когда увижу труп. И вот что я тебе скажу. Мы едем домой. Можем поработать дома.
Он закрыл за собой дверь.
– Я нашел ее личное дело. Она проработала на меня почти четыре года. Ее родители в разводе. У нее есть младший брат – единоутробный брат – и сводная сестра. Она окончила колледж в Балтиморе. Там до сих пор живут ее мать и младший брат. У нее всегда были прекрасные характеристики. Три недели назад ей повысили зарплату.
– Ты же знаешь, это не твоя вина.
– Вина? – переспросил Рорк. Его можно было обвинить во множестве вещей, он это понимал и принимал. Но только не в этом. – Нет, это не моя вина. Но где-то как-то может оказаться, что именно я – причина того, что именно данные конкретные женщины умирают в данный конкретный момент.
– Рассуждения тут неуместны. Ты для меня бесполезен, если будешь накручивать себя из-за ложной вины. Или прекращай, или ты с нами больше не работаешь.
– Ты не можешь меня прогнать, – страстно возразил Рорк. – Плевал я на твою чертову опергруппу, на твой гребаный протокол. Что хочешь со мной делай, я остаюсь.
– Прекрасно. Хочешь злиться – злись. – Ева схватила пальто. – Мне это очень поможет в работе.
Она попыталась проскочить мимо него, но Рорк схватил ее за руку и повернул лицом к себе. Рванул ее к себе, обхватил руками.
– Должен же я на кого-то злиться! Ты как раз под рукой.
– Возможно. – Ева позволила себе расслабиться, прижалась к нему. – Ладно, допустим. Но ты должен мыслить ясно. Мне нужны твои мозги, а не только твои богатые возможности. И это еще одно преимущество, которого у нас не было девять лет назад.
– Ты, конечно, права, но мне от этого не легче. Пора выбираться отсюда, – сказал Рорк, отодвигаясь от нее. – Это я тебе говорю как на духу. Я могу выносить копов до известного предела. Потом меня начинает тошнить.
– Эй! – возмутилась Ева.
Рорк привычным жестом щелкнул ее по подбородку.
– За исключением одного.
Ева подхватила сумку с делами, которую собиралась взять с собой.
– Пошли.
Она села за руль. Главным образом потому, что знала: битва за проезд в верхнюю часть города поможет ей взбодриться. Горячий душ, ужин на скорую руку – и она сможет продержаться еще несколько часов.
– Соммерсет может нам помочь, – задумчиво произнес Рорк.
– В каком качестве? Хоккейной клюшки?
– Дела служащих, Ева. Он может их проверить, составить список женщин, работающих на меня и подходящих под описание. А у меня освободилось бы время для других дел.
– Ладно, только он должен понимать, что отчитываться ему придется передо мной. И что я буду выколачивать из него все дерьмо, когда нужно, как из любого своего подчиненного. А что, это мысль. Работа покажется не такой нудной.
– Ты чертовски здорово делаешь свою работу.
– Да, у меня неплохо получается. – Ева окинула взглядом армию машин, направляющихся на север, тоненький ручеек пешеходов, текущий по тротуару или пробивающийся через перекресток. – Никто ничего не замечает. Не замечают других людей. Конечно, если кто-нибудь выпрыгнет из верхнего окна и приземлится им на головы, это заставит их задуматься… на минутку. Но когда женщину силой сажают в машину или в фургон, никто даже не вздрогнет. Разве что она поднимет крик до небес. А так все идут по своим делам, смотрят только под ноги.
– И еще тебе здорово дается цинизм. Ты могла бы, наверно, вести мастер-класс. На самом деле не все люди такие. Не все смотрят только под ноги. Не всегда.
Ева пожала плечами.
– Ну, допустим, не всегда. Он действует очень ловко. А может, у него есть какое-то прикрытие. Люди его не замечают. Если бы она подняла шум, тогда да, конечно, кто-нибудь заметил бы. Может, они не придут ей на помощь, но заметить – заметят. Значит, на улице не было никакой явной борьбы. Есть версия, что он их накачивает наркотой, а не берет силой. Быстрый укол, – добавила она. – Обнимает ее за плечи. «Привет, Сари, как дела?» Просто парень провожает до машины накачанную дурочку, помогает ей сесть внутрь. Машина должна быть где-то поблизости. Прямо там, на месте, где он ее берет. Завтра придется облазить кучу гаражей.
Наконец они проехали в ворота. Давно Ева так не радовалась, увидев внушительный и одновременно элегантный особняк Рорка. Во всех окнах приветливо горели огни.
– Приму душ и чего-нибудь перехвачу на скорую руку прямо в кабинете.
– Тебе надо перехватить пару часов сна, – поправил ее Рорк. – Ты спеклась, Ева.
Это было чистой правдой, но Еве стало досадно, что он ей об этом говорит.
– У меня еще есть силы.
– Чушь! Ты не спала больше тридцати шести часов. И я тоже, если на то пошло. Нам обоим нужно поспать.
– Я придавлю пару часов, когда поставлю доску и просмотрю кое-какие записи.
Рорк предпочел промолчать: он смертельно устал, у него не было сил спорить. Он силой затащит ее в постель. Можно смело предположить: стоит ей пробыть в горизонтальном положении тридцать секунд – и она отключится.
Ева остановила машину у входа и схватила сумку с файлами.
Она знала, что Соммерсет поджидает их в вестибюле, и он ее не разочаровал.
– Проинформируй своего ходячего покойника лично, – бросила Ева, не давая Соммерсету раскрыть рот. – Я первым делом приму душ, потом начну работать.
Она двинулась прямо наверх, даже не сняв пальто, не перекинув его, как обычно, через столбик перил. А знала ведь, что Соммерсета это злит до чертиков. Только скрывшись за поворотом лестницы, Ева позволила себе протереть словно засыпанные песком глаза и широко зевнуть.
Душ, наверно, покажется ей чудом.
Ева бросила сумку в спальне, выскользнула из пальто. В тот самый миг, как она расстегивала кобуру, ее взгляд упал на кровать. Ну, может, на пять минут.
На пять минут снять тяжесть с ног. А потом она примет душ, не рискуя в нем утонуть.
Отбросив кобуру в сторону, Ева взобралась на возвышение, на котором стояла белая и мягкая, как невесомые облака рая, кровать, и рухнула поперек постели лицом вниз.
Рорк не угадал: она отключилась ровно через десять секунд.
Он вошел в спальню пять минут спустя и увидел ее на постели. Толстый кот растянулся у нее на попке.
– Ну что ж, – вздохнул Рорк, обращаясь к Галахаду, – по крайней мере нам не придется из-за этого драться. Но скажи мне, Христа ради, почему она не сняла ботинки? Как она может так спать?
Он сам снял с нее ботинки. Она даже не шелохнулась. Тогда Рорк стащил ботинки с себя, вытянулся на постели рядом с ней и обнял ее за талию.
Он отключился почти так же быстро, как и Ева.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Образ смерти - Робертс Нора

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Образ смерти - Робертс Нора


Комментарии к роману "Образ смерти - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100