Читать онлайн Образ смерти, автора - Робертс Нора, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Образ смерти - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Образ смерти - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Образ смерти - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Образ смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Чтобы иметь возможность работать и не сойти с ума, Рорк возвел вокруг себя стену молчания. Он спрятался за этой стеной, отсеивая звонки, щелканье клавиш, голоса и электронные шумы.
Он взял на себя фамилии от А до М, а Еве оставил вторую половину алфавита. Неужели на него работает столько шатенок на букву А? Аронсон, Абботт, Аберкромби, Абрамс и так далее вплоть до Азулы.
Очень скоро выяснилось со всей определенностью, что двум людям эта работа не под силу.
Ева привлекла новые полицейские кадры, и уровень шума возрос до небес.
Рорк пытался не думать о времени, утекающем безвозвратно, пока он сидит тут и дозванивается служащим, которых никогда в глаза не видел и вряд ли когда-нибудь увидит. Эти женщины зависели от него, он платил им зарплату, они выполняли работу, которую он или кто-то другой работающий на него им поручил.
Каждый звонок требовал времени. Многие женщины терялись и начинали паниковать, когда им домой, на работу или на мобильный звонил владелец компании, мужчина в дорогом деловом костюме, занимающий угловой кабинет в многоэтажном административном здании. Каждый звонок был скучен, каждый раз приходилось повторять одно и то же, все это было похоже на нудную ежедневную рутину.
«Таков порядок», – сказала бы Ева. А Рорк удивлялся, как она выдерживает всю эту монотонность.
– Привет, Ирландец. – Каллендар прорвалась сквозь стену, возведенную Рорком, ткнув его кулаком в плечо. – Не засиживайся, это вредно. Надо вставать, двигаться, заправляться горючим.
– Прошу прощения? – В первый момент ее голос показался ему просто гудением. – Что?
– При такой работе вся энергия стекает вниз, надо ее подкачивать. Прервись, купи что-нибудь в автомате, подзарядись. Переключись на голос хоть ненадолго.
– Я еще до Б не дошел, разрази меня гром.
– Долгий рейс. – Она сочувственно кивнула и предложила ему соевых чипсов из своего пакетика. – Дам тебе бесплатный совет: надо двигаться. А то вся кровь в заду скопится. Нет, зад у тебя классный, но ты же хочешь, чтобы кровь вернулась к голове, а не то мозги заклинит.
Она была права, Рорк и сам это знал. Но в глубине души ему хотелось нарычать на нее, чтоб занималась своим делом, а к нему не лезла. Вместо этого он отодвинулся на стуле от рабочей станции.
– А ты хочешь чего-нибудь из автомата?
– На твой вкус, лишь бы холодное и с газом.
Каллендар оказалась права: приятно было подняться из-за стола, двигаться, отъединиться от работы и шума.
Выйдя из конференц-зала, Рорк увидел полицейских, спешащих по коридору или совещающихся друг с другом у торговых автоматов. Какого-то бедолагу, заливающегося истерическим смехом, волокли по коридору двое могучих патрульных. Другие копы не удостоили его даже взглядом.
Пахло очень скверным кофе, застарелым потом, а также чьим-то слишком крепким и недорогим одеколоном.
Бог свидетель, ему не помешал бы глоток свежего воздуха.
Рорк выбрал для Каллендар банку шипучки гигантских размеров и задумался, что бы взять для себя. Ровным счетом ничего из предложенного ему не хотелось. Он купил простую воду, потом вынул сотовый телефон и сделал звонок.
Повернувшись, он увидел направляющуюся к нему доктора Миру. Что ж, в лабиринтах полицейского управления такую встречу вполне можно считать заменителем свежего воздуха. Ничего другого ему все равно не светит.
– Я не знал, что вы все еще здесь, – заметил Рорк.
– Я съездила домой и вернулась. Места себе не нахожу. Вот я и отослала мужа на ужин к нашей дочери, а сама вернулась. У меня еще есть бумажная работа. – Мира взглянула на гигантскую банку шипучки у него в руке и улыбнулась. – Нехарактерный для вас выбор.
– Это не для меня, для одного из электронных сыскарей.
– Вот оно что. Я понимаю, как вам здесь тяжело.
– Чертовски скучно. Я бы лучше год работал отбойным молотком, чем неделю – копом.
– Да, я понимаю, вы к такой работе не привыкли. Но я имела в виду другое. Вас используют, а вы не знаете, кто и почему.
– Меня это бесит, – признал Рорк. – Я тут как Раз думал, что до сих пор даже не подозревал, сколько женщин, оказывается, на меня работает. Скольких нам приходится обзванивать. Они просто винтики большого механизма, понимаете?
– Если бы для вас они были только винтиками, вы бы здесь сейчас не работали. Я могла бы вам сказать, что вы не в ответе за то, что с ними случилось или еще может случиться. Но вы и без меня об этом знаете. И все же вы чувствуете ответственность. Это совсем другое дело.
– Совсем другое, – согласился Рорк. – Мне нужно найти объект, а я его не нахожу. Пока не нахожу.
– Вы привыкли все иметь под контролем, привыкли действовать и командовать. – Доктор Мира сочувственно положила ладонь ему на локоть. – Но именно этим вы сейчас и заняты, хотя вам и кажется, что это не так. И я здесь с той же самой целью. Надеюсь, Ева даст мне какое-нибудь задание.
– Хотите шипучки?
Она засмеялась.
– Нет, но за предложение спасибо.
Они вошли вместе, а потом разделились. Рорк вернулся к своей рабочей станции, а Мира направилась к Еве.
– Дайте мне задание, – попросила Мира. – Все что угодно.
– Мы обзваниваем этих женщин. – Ева объяснила цель, подход и дала Мире список имен.


В смокинге с черным галстуком-бабочкой он устроился в своей ложе бельэтажа театра «Метрополитен-опера», нетерпеливо предвкушая представление «Риголетто». Он обеспечил себе новую партнершу, она сейчас спит. А что касается Джулии… нет, он решил, что не будет портить себе вечер, размышляя об этом разочаровании.
Он завершит этот проект завтра, после чего двинется дальше.
Завтра он остановит часы.
Ну а сегодня он послушает оперу, сказал он себе, ощущая приятную щекотку во всем теле, пока настраивался оркестр.


«Этот псих скупил целый бакалейный магазин», – вот и все, что смогла подумать Ева, когда увидела прибытие Большой Жратвы. Бесчисленные подносы с мясом, хлебом, сыром, салатами и сладостями. Плюс к тому два больших мешка кофе – настоящего кофе.
Ева перехватила взгляд Рорка. Ее собственный взгляд метал искры. Рорк лишь покачал головой.
– Даже рта не раскрывай, – сказал он твердо.
Она с трудом проложила себе путь в толчее к его рабочей станции.
– Надо поговорить.
Ева вышла из конференц-зала, Рорк последовал за ней. Гул, стоявший в конференц-зале, ясно свидетельствовал о том, что никто, кроме нее, ничего не имел против копченой говяжьей грудинки на ржаном хлебе.
– Слушай, я не возражала против пиццы, но…
– Я должен что-то делать, – перебил ее Рорк. – Не так уж это много, но это хоть что-то. Нечто положительное. Нечто осязаемое.
– Копы могут сами купить себе еду, а если я закажу жратву от имени департамента, у меня на это бюджет есть. Есть определенная процедура…
Рорк с досадой перебил ее:
– Господи боже, да мы уже по уши погрязли в процедурах! Что тебе за дело, если я куплю пару чертовых бутербродов?
Ева почувствовала, как ее саму досада берет за горло, и постаралась взять себя в руки. Она прижала пальцы к глазам и потерла изо всех сил.
– Ты не можешь взять час на отдых? – забеспокоился Рорк. – Посмотри на меня. Посмотри на меня, – настойчиво повторил он и положил руки ей на плечи. – Ты без сил. Тебе надо поспать хоть часок, отключиться.
– Этого не будет. Ты и сам, между прочим, тоже не похож на майскую розу.
– У меня такое чувство, будто мой мозг использовали на манер боксерской груши. Но дело не в усталости и даже не в недосыпе. Меня убивает монотонность.
Ева нахмурилась и тут же снова рассердилась.
– Ты не первый раз занимаешься полицейской работой.
– Я только теперь понимаю, что до сих пор это была мелочевка. И притом у меня была ясная конечная цель. И интересно было мериться силами с преступником.
– Мериться силами? Что ты имеешь в виду? Рисковать жизнью? Проливать кровь?
Рорк уже успел немного успокоиться. Он повертел головой. Шея затекла и, чтобы ее размять, понадобятся, наверное, годы.
– Увы, это куда более привлекательная перспектива, чем часами сидеть перед экраном или висеть на телефоне.
– Да, я тебя понимаю. Но это часть полицейской работы, причем значительная часть. Полицейская работа не сводится к наземным или воздушным гонкам, к взлому замков и проникновению в частные дома. Слушай, пожалуй, это тебе было бы невредно поспать часок. Я бы даже сказала, необходимо. Я тебе это устрою.
Рорк провел пальцем по ямочке у нее на подбородке.
– Звучит крайне неаппетитно, но дело даже не в этом. Я тебе прямо скажу: если ты работаешь, я тоже работаю. Это новое правило, и оно действует, пока мы не закончим это дело.
На спор ушли бы силы, которых у нее не было.
– Ладно. Договорились.
– Есть что-то еще. – Рорк взял ее рукой за подбородок и не отпустил, хотя она поморщилась и попыталась оттолкнуть его руку. – Вот что бывает, когда мозг используют на манер боксерской груши. Мне следовало раньше это заметить, а я заметил только теперь. В чем дело?
– Мне бы казалось, что возвращение чертова ублюдка, который ускользнул от нас девять лет назад, а теперь решил вернуться, чтобы опять мучить и убивать женщин на моем газоне, – этого более чем достаточно.
– Нет, есть что-то еще. – И тут он зацепился сознанием за «ускользнул от нас». – Где Фини?
Вместо ответа Ева в сердцах пнула ногой торговый автомат с такой силой, что он разразился воем сирены.
Внимание! Внимание! Повреждение или взлом данного блока является преступлением и влечет за собой наказание в виде лишения свободы сроком до тридцати дней, а также штрафом в пределах тысячи долларов. Внимание! Внимание!
– Ну ладно, – мягко заговорил Рорк, подхватив ее под руку, и повел по коридору. – Давай поговорим у тебя в кабинете, пока нас обоих не арестовали за попытку ограбить автомат с газировкой.
– У меня нет времени…
– Найдешь время. Это в наших общих интересах.
Он провел ее прямо в кабинет. Сидевшие в «загоне» копы из вечерней воскресной смены не обратили на них никакого внимания. В кабинете Рорк закрыл дверь и прислонился к ней, а Ева с не меньшим ожесточением, чем раньше автомат, пнула свой письменный стол. Раз, другой, третий…
– Когда надоест пинать неодушевленные предметы, расскажи мне, что случилось.
– Я облажалась – вот что случилось. Черт, черт, черт! Я все изгадила.
– Как?
– Ну что мне стоило? Десять минут! Да нет, пять! Пять минут, чтобы все прокачать с ним перед брифингом. А я об этом даже не подумала. Мне и в голову не пришло. – Явно не зная, что ей дальше делать, Ева стиснула голову обеими руками, сжатыми в кулаки. – И что, черт побери, со мной не так? Ну почему, почему я не сообразила?
– А теперь еще раз с самого начала, – попросил Рорк. – Только яснее.
– Фини. Я не дала ему новые данные, не прокачала с ним новую версию. Ну, о том, что преступник контактировал с объектами, заманивал их к себе, а не похищал с улицы, как мы считали, когда работали над первым делом. – Ева еще раз пнула ногой стол. – Черт! Я просто смешала его со всеми остальными, даже не вспомнила, что он вел первое расследование. А всего-то и надо было, что отвести его в сторону и сказать: «Слушай, у нас есть кое-что новенькое». Дать ему время с этим освоиться.
– Ему это не понравилось, насколько я понимаю?
– Кто мог бы его винить? – бросила в ответ Ева. Ее усталые глаза потемнели от напряжения. – Обрушился на меня, как тонна кирпичей. А я что? Разозлилась на него, вот что я сделала. Нет, чтобы сказать: «Эй, извини, я увлеклась и не подумала». Не-ет, так я сказать не могу. О, черт бы меня подрал!
Ева потерла глаза кулаками, загоняя непослушные слезы внутрь.
– В общем, скверное дело.
– Ты так устала, девочка моя.
– Ну и какого хрена? Ладно, допустим, я устала. Это моя работа, тут уж ничего не поделаешь. Подумаешь, устала! Это ничего не значит. Я на него набросилась, Рорк. Выволочку устроила. Я ему велела взять перерыв, отправляться домой. И почему я просто не сбила его с ног и не ткнула носом во все это?
– А ему нужен был перерыв, Ева?
– Да не в этом дело.
– Именно в этом.
Теперь она вздохнула.
– Я правильно угадала ход убийцы, но это не значит, что я поступила правильно. Фини сказал, что я его не уважаю, но это неправда. Это абсолютная неправда, но в данном конкретном случае он прав: я не оказала ему уважения. Я тебе уже говорила, девять лет назад он вел следствие, и мы не взяли убийцу. На него это давит. А я только добавила тяжести к его бремени.
– Сядь. Ой, только ради бога, не спорь со мной! Ты можешь сесть на пять минут?! – Рорк подошел к ней и силой усадил в кресло. – Я кое-что знаю об ответственности. Это некрасивое слово. Ответственность очень часто бывает связана с несправедливостью. Но кто-то должен решать, принимать меры. Ты не посчиталась с его нежными чувствами. Можешь об этом посокрушаться, если тебе легче станет. Но факт остается фактом: на тебе лежит такая нагрузка, что просто некогда нянчиться еще и с Фини.
– Это не называется «нянчиться».
– Ему тоже нелегко приходится, – продолжал Рорк, как будто его не прерывали, – очевидно, ему надо было спустить пар. Вот он и выпустил. А ты как раз оказалась под рукой. Очень удобно. И теперь вы оба жалеете себя.
У Евы рот открылся сам собой от шока и не закрывался пять секунд. Потом она оскалила зубы.
– Ну укуси меня, – пробормотала она.
– Надеюсь, мне хватит на это сил в ближайшем будущем. Ты велела ему идти домой. Ты поняла… ты была рассержена и обижена, но ты поняла, что ему надо на какое-то время уйти. А он ушел, потому что понял – даже будучи рассерженным и обиженным, – что ему лучше уйти. А теперь миссия завершена, и, мне кажется, вы оба разгребете обломки и обо всем забудете. Я прав?
Ева фыркнула и нахмурилась.
– Ну, если уж ты хочешь быть таким проницательным и рассудительным…
– Он тебя любит.
– О боже!
Рорк невольно рассмеялся.
– И ты его любишь. Если бы вы были друг для друга просто копами, все равно вам было бы нелегко. Но добавь сюда любовь, и при таком раскладе, как сейчас, получается просто смертельный аттракцион.
Даже в сидячем положении Ева все равно могла пнуть свой стол. Она так и сделала, но на этот раз слабее, без сердца.
– Ты рассуждаешь прямо как Мира.
– Приму это за комплимент. Ну как? Полегчало?
– Не знаю. Может быть. – Ева прижала пальцы к вискам. – Голова меня убивает.
Вместо ответа Рорк сунул руку в карман и извлек из него крошечную коробочку. Поддев крышку большим пальцем, он протянул коробочку ей. Ева свирепо взглянула на голубые пилюльки. Она знала, что это стандартное средство от головной боли, как знала и то, что он начнет ее пилить, если она откажется, а от этого голова разболится еще больше. Он может даже насильно запихнуть пилюлю ей в глотку – с него станется. Ей не хотелось подвергаться такому унижению, поэтому она взяла таблетку и бросила в рот.
– Вот это моя девочка!
– Повторяю: ну укуси меня.
Рорк поднял ее на ноги и притянул к себе. Укусил нижнюю губу.
– Просто предварительный просмотр перед премьерой.
Ну раз уж он был тут, она коснулась его лица.
– Ты тоже выглядишь неважно.
– Я и чувствую себя соответственно. – Рорк прижался лбом к ее лбу. – Давай съедим по бутерброду и выпьем приличного кофе.


Макнаб подал им знак, как только они вошли в конференц-зал.
– Есть кое-какие сигналы.
– Сотрите с лица горчицу, детектив.
– Ой, извините. – Макнаб вытер рот тыльной стороной ладони. – Начал поиск по Теду на работе у Росси, – принялся излагать он. – Есть парни, подходящие по росту и весу, но не по возрасту. А если по возрасту, тогда по другим параметрам не подходят. Прошелся по другим клубам. Этот Пи ведет строгий учет, не придерешься. И все равно не клеится так, чтобы все тип-топ.
– Короче, Макнаб.
– Ладно. Есть кое-кто, – правда, нет никого по имени Тед, – но есть кое-кто, подходящий под описание. Может, вы захотите их проверить. Но они по профилю не подходят. Есть женатые с детьми, с внуками, и такой собственности, как мы думаем, за ними не числится. Ни за ними, ни за другими членами семьи.
– И это ты называешь сигналами?
– Нет. Я подумал: эй, а не проверить ли места других серий? Начал с Флориды и получил сигнал. – Он вызвал данные на экран. – Членство в клубе на имя Эдуарда Нейва. Дата рождения – 8 июня 1989 года. По возрасту вписывается идеально. Для членства требуется медосмотр, поэтому рост у нас есть. Тоже вписывается идеально. Вес на пару-тройку фунтов легче, но вес с годами меняется. Он мог и растолстеть слегка. Да, Пибоди говорит, что Тед – уменьшительное от Эдуарда, так что…
– Адрес?
– Вот тут проблема. Он указал адрес во Флориде. Я проверил. Адрес фальшивый. По такому адресу расположен оперный театр в Майами.
– Выведи его удостоверение.
– Сейчас. – Макнаб задумчиво дернул себя за ухо, и без того сильно отягощенное колечками. – Тут вторая проблема. Могу предоставить вам кучу Эдуардов Нейвов, но по данным ни один не совпадает с членом клуба.
– Все равно скопируй мне их данные. Мы их разыщем. Как долго он был членом клуба?
– Пять лет. Вступил в клуб за три месяца до начала серии. Это он, Даллас. – В голосе Макнаба прозвучала железная убежденность, а его красивое лицо стало суровым. – Нутром чую. Доказательств пока нет, но нутру тоже стоит иногда доверять. Он здорово замаскировался.
– Ничего, мы его раскроем. – Ева взглянула на Рорка. – У тебя же есть филиалы в Европе?
– Есть.
– Начни поиск по членству в городах, где были серии. Вдруг это для него способ выслеживания?
Ева направилась к своей собственной рабочей станции. Надо еще раз прокачать Флориду, решила она. Надо проверить, нет ли связи между фитнес-центром и убитыми во Флориде женщинами. Может, кто-то из них – член клуба? Или кто-то из обслуживающего персонала, из уборщиц?
– Ева! – Мира поднялась из-за стола. Ева заглянула ей в глаза и почувствовала, как сжимается сердце. – Я не смогла дозвониться до Ариэль Гринфельд. Она работает кондитером в фирме «Ваш праздник». У них есть небольшой магазинчик в центре города. Я звонила по всем указанным телефонам, но она не отвечает. Я только что говорила с ее соседом: Гринфельд указала его телефон на экстренный случай. Он утверждает, что она не возвращалась в свою квартиру с тех пор, как ушла на работу утром.
– Дайте мне ее адрес.
Ева хотела было позвать Пибоди, но вовремя спохватилась. Она уже совершила ошибку с Фини, не стоит обижать и отталкивать от себя еще одного члена команды.
– Мы с Рорком это проверим. Если не последует особого распоряжения, всем членам команды выметаться к чертям собачьим домой к двадцати трем ноль-ноль. Вернуться на рабочее место к восьми ноль-ноль для первого брифинга. Если что-то – все, что угодно, – выяснится до этого часа, докладывать мне незамедлительно.


Пока они ехали к дому Ариэль Гринфельд, Ева бросила взгляд на Рорка. По его лицу ничего нельзя было понять, но она догадывалась, что он чувствует. Вину, тревогу, сомнения.
– Что такое «Ваш праздник»?
– Это фирма, которая занимается подготовкой и проведением праздничных мероприятий. У них есть и несколько специализированных магазинов, дорогих, эксклюзивных. Все, что нужно, под одной крышей. Тут тебе и праздничный гардероб, и цветы, и выпечка, и фирма обслуживания, и украшения, и организаторы вечеринок. Зачем бегать по магазинам в разных концах города, если можно поехать в одно место и найти практически все, что требуется? Если требуется нечто особенное, есть консультанты. Они найдут все, что нужно.
Ева подумала, что даже она могла бы пойти в такой магазин. Правда, для этого ей сначала надо было бы выпасть из окна, удариться головой о тротуар и серьезно повредить себе мозги. Но вслух она сказала:
– Удобно.
– Да, я тоже так подумал. Фирма процветает. Ариэль Гринфельд проработала там восемь месяцев.
– А сейчас она, возможно, трахается с каким-нибудь случайным знакомым, подобранным в баре.
Рорк повернул голову к Еве.
– Ты не хочешь, чтобы я позвонил ее начальству и выяснил, в котором часу она ушла с работы?
– Давай с этим подождем. Сперва проверим ее квартиру, поговорим с соседом. А знаешь, почему я отпускаю команду только через два часа? Может, это еще и не она. Вот мы, допустим, бросим на это все силы, а тем временем он возьмет кого-то другого. Давай сперва проясним ситуацию.
– Давай проясним. Как твоя головная боль?
– Прячется от таблетки. Я знаю, что она где-то там, затаилась, но теперь можно не обращать на нее внимания.
Когда они припарковались, Рорк накрыл ладонью ее руки.
– Где твои перчатки?
– Где-то. В другом месте.
Продолжая удерживать ее руки, Рорк открыл «бардачок» и вынул запасную пару перчаток, купленных совсем недавно, во время последнего похода по магазинам.
– Вот, надень эти. На улице холодно.
Ева с благодарностью натянула перчатки. Они прошли квартал до многоквартирного жилого дома.
– Ты так и не съел бутерброд, – напомнила Ева.
– Ты тоже.
– Я по крайней мере не выкладывала сотен долларов за жрачку, которая мне даже не досталась.
Рорк обнял ее за плечи.
– Не понимаю, как можно называть еду жрачкой. Даже аппетит отбивает.
Подойдя к дому, Ева не стала звонить в домофон. Вместо этого она воспользовалась своим универсальным полицейским ключом.
«Приличный дом», – отметила Ева. Для рабочих людей, но с крепким солидным доходом. Итак, жильцы с постоянным местом работы и хорошими постоянными доходами. Аккуратный вестибюль, стандартные камеры наблюдения, одинокий лифт.
– Четвертый этаж, – скомандовала Ева. – Она могла бы ходить на работу пешком, если любила прогулки. Или на метро. Можно сесть в метро и проехать пять кварталов, если погода паршивая или если она опаздывает. Она же выпечкой занимается? Кондитеры встают рано, не так ли? Когда открывается магазин?
– Пекарня открывается в семь тридцать, потом открывается кафе. Магазины работают с десяти до шести, по субботам – до восьми. Но ты права, работа пекарни наверняка начинается до открытия.
– Может, на пару часов… Если так, значит, ей приходилось быть там к шести… – Ева замолкла: лифт остановился на четвертом этаже. – Сосед в триста пятом номере.
Ева подошла к нужной двери и только собиралась позвонить, как дверь открылась сама. На пороге стоял молодой человек лет под тридцать с ежиком рыжих волос на голове. На нем был мешковатый свитер и старые джинсы, а на лице – выражение еле сдерживаемой паники.
– Привет. Я услышал, как лифт пришел. Вы из полиции?
– Лейтенант Даллас. – Ева показала жетон. – Эрик Пастер?
– Да, входите. Ари еще не вернулась домой. Я обзваниваю всех, кого могу, спрашиваю, не видел ли ее кто-нибудь.
– Когда вы видели ее в последний раз?
– Этим утром. Ранним утром. Она зашла ко мне, принесла пару булочек. Мы вчера пошли в ресторан Целой компанией. Ари вернулась домой до полуночи, ей на работу к шести утра. Она решила, что я буду маяться похмельем. И не ошиблась.
Он присел на подлокотник кресла. В комнате царил кавардак, типичный для мужчины, который провел большую часть дня в попытках избавиться от похмелья. Соевые чипсы, банки из-под прохладительных напитков, пузырек болеутоляющих таблеток, одеяло, пара подушек – все валялось вперемешку.
– Я сумел добраться только до кушетки, – продолжал Эрик. – Услышал, как она вошла, и застонал. Она меня попилила, но так, не слишком. Сказала: «Увидимся позже». Сказала, если я к тому времени не околею, она кое-что купит по дороге домой и приготовит мне ужин. С ней что-то случилось? По телефону мне ничего не захотели объяснить.
– У вас с ней что-то есть? С Ариэль?
– Да. Нет, не в том смысле, если вы меня понимаете. Мы с ней друзья. Помогаем друг другу.
– Она могла пойти куда-нибудь с кем-то другим? С кем-то, кто ей нравится?
– Есть пара парней… но ничего серьезного. Я им звонил. Черт, да я всех обзвонил – мыслимых и немыслимых. Всех, кого вспомнил. И потом, она бы мне сказала. – Голос у него слегка дрожал, и Ева поняла, что он пытается овладеть собой. – Если она говорит, что вернется и приготовит мне ужин, значит, так и будет. Я уже начал беспокоиться, когда вы подъехали.
– Когда она сегодня ушла с работы?
– Ммм… дайте мне минуту. В четыре? Да, мне кажется, в четыре. Сегодня у нее долгое воскресенье, значит, она работает до четырех. В такие дни она обычно возвращается прямо домой. Будь у нее короткое воскресенье, она могла бы пойти за покупками, или кто-то из нашей компании пригласил бы ее на ленч. Что-то в этом роде.
– Мы хотели бы осмотреть ее квартиру.
– Да, конечно. Она не станет возражать. Я достану ключ. Мы с ней обменялись ключами на всякий случай.
– Она ничего не говорила насчет свидания или встречи с кем-то? Может, деловой встречи?
– Нет. О боже, я не знаю. Когда она заглянула этим утром, я лежал, зарывшись головой в подушку, и молил бога о быстрой и легкой смерти. Я не слушал, что она мне говорила. – Он извлек из ящика связку ключей. – Не понимаю, почему она не отвечает по сотовому. Не понимаю, почему вы задаете все эти вопросы.
– Давайте осмотрим ее квартиру, – предложила Ева. – А уж там видно будет.
В квартире пахло печеньем, поняла Ева. Кухня была маленькая, но она была организована и оборудована женщиной, знавшей, чего она хочет.
– Некоторые женщины покупают серьги или туфли, – заметил Эрик. – А вот Ари западает на специи и емкости для выпечки. Знаете магазин «Пекарская дюжина» на Ганцворт-стрит, в районе старых скотобоен? Ей стоит только войти туда, и все, она уже поплыла.
– Осмотритесь в квартире. Может, чего-то не хватает? Чего-то, что было бы на месте, если бы она просто ушла на работу?
– Ой, я не знаю. По-моему, все на месте. Мне пойти проверить?
– Почему бы и нет?
Пока он осматривался в квартире, Ева изучила небольшой компьютер, на столе рядом с кухней. Нельзя к нему прикасаться, напомнила она себе, пока нет официального отчета.
Нельзя нарушать правила во имя целесообразности.
– Может, он там есть, – шепнул Рорк. – Может, там есть что-то по делу.
– А может, она войдет через полминуты, и окажется, что я незаконным образом нарушила ее право на частную сферу.
– Чушь и бред. – Рорк двинулся к компьютеру с явным намерением его открыть.
– Погоди, черт бы тебя побрал. Просто подожди.
– Ее туфли. – Эрик вышел из спальни. На его лице были написаны замешательство и тревога.
– А что с ними не так?
– Ее выходные черные туфли. Их нет на месте. На работу она ходит в кроссовках. Она ходит пешком. Это восемь кварталов, и на работе ей тоже приходится весь день быть на ногах. И кроссовок тоже нет. Она могла взять туфли на смену, если собиралась куда-то после работы. Она взяла бы сменную обувь. – Его лицо прояснилось. – Она взяла выходные черные туфли. Наверно, у нее свидание или что-то в этом роде, просто она забыла мне сказать. А может, сказала, да я был в отключке… Вот и все. Она просто с кем-то встречается после работы.
Ева повернулась к Рорку.
– Открывай.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Образ смерти - Робертс Нора

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Образ смерти - Робертс Нора


Комментарии к роману "Образ смерти - Робертс Нора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100