Читать онлайн Обратный билет из Ада, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обратный билет из Ада - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обратный билет из Ада - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обратный билет из Ада - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Обратный билет из Ада

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

– Вы потеряли их след. – Анита Гай, сидевшая за письменным столом, откинулась на спинку желтого кожаного кресла и стала изучать свой маникюр. Этот телефонный звонок ее не порадовал. – Разве я не дала вам четких инструкций? – спросила она низким бархатным голосом. – «Найдите эту женщину и узнайте, что ей известно». Что здесь непонятного?
«Оправдания, – думала она, прислушиваясь к сбивчивым объяснениям своего служащего. – Некомпетентность. Очень досадно».
– Мистер Джаспер, – любезным тоном прервала она говорившего, – я помню, что сказала вам «любой ценой». Вам объяснить смысл этой фразы? Нет? Ну что ж, тогда найдите их, причем быстро, иначе я решу, что у вас мозгов Меньше, чем у какого-то паршивого ирландского гида.
Анита положила трубку и, пытаясь успокоиться, развернула кресло к окну. Ей нравилось следить за нью-йоркским шумом и суетой, находясь вдали от них. Еще больше Аните нравилось сознавать, что она в любой момент может покинуть свое элегантное убежище, выйти на Мэдисон, зайти в любой из модных магазинов и купить все, что ей заблагорассудится.
Ее тут же узнают, будут восхищаться и завидовать. Причем вполне заслуженно.
Всего несколько лет назад она сновала по этим улицам, думая лишь о том, как оплатить счета, внести плату за квартиру и при этом выкроить деньги на пару хороших туфель.
Теперь Анита стояла, прижавшись носом к стеклу, и думала о том, что она лучше, умнее, богаче любой из дам, которые ходят по раскинувшимся внизу магазинам, дышат их ароматным воздухом и поглаживают холеными пальцами шелка ручной выделки. Она никогда не сомневалась, что будет находиться по другую, правильную сторону витрины. И никогда не сомневалась, что имеет на это право.
Остальные изо всех сил карабкались на следующую ступеньку, но Анита была выше этого. Она обладала бешеной энергией, огромным честолюбием и почти фанатичной верой в себя. Она не собиралась работать всю жизнь ради того, чтобы обрести крышу над головой.
Если только эта крыша не была роскошной.


У нее всегда был план. «Женщина без плана, – думала Анита, снова сев за письменный стол из красного дерева, – это игрушка в руках мужчины, плетеный коврик у его дверей или „груша“ для битья. А чаще всего – и то, и другое, и третье, вместе взятое».
Но если у женщины есть план и мозги для того, чтобы воплотить его в жизнь, она меняется с мужчиной местами.
Чтобы достичь нынешнего положения, ей пришлось работать не покладая рук. До замужества с человеком, который годился ей в дедушки, она не знала настоящего значения слова «труд». Когда двадцатипятилетняя женщина спит с шестидесятилетним мужчиной, это тяжелая работа. Ей-богу. Анита отработала на Пола Морнингсайда двенадцать долгих лет. Была верной женой, преданной помощницей, элегантной хозяйкой дома и шлюхой в постели. Он умер счастливым человеком. Но, по глубочайшему убеждению Аниты, это произошло не слишком рано.
Теперь фирма «Морнингсайд Антикуитиз» принадлежала ей.
Анита с привычным удовольствием обошла свой кабинет. Сначала каблуки ее. туфель утонули в пушистом старинном бухарском ковре, потом негромко простучали по полированному паркету. Каждую вещь здесь она выбирала лично – от диванчика эпохи Георга III до танской фигурки лошади, украшавшей бюро времен Регентства. Ей нравилось элегантное и женственное смешение стилей и эпох. Она многому научилась у Пола, обладавшего непогрешимым вкусом.
Цвета были мягкими. Броскость и яркость Анита приберегала для других мест, но ее кабинет в деловом центре города был спокойным и женственным. Так было легче обольщать клиентов и конкурентов. Но приятнее всего, думала она, взяв в руку опаловую табакерку, что все эти вещи раньше принадлежали кому-то другому. Обладание чужими сокровищами повергало ее в сладостную дрожь. По мнению Аниты, это было чем-то вроде воровства. Легального. Даже уважаемого. Разве на свете есть что-нибудь более возбуждающее?
Анита прекрасно знала, что даже после пятнадцати лет, три из которых она возглавляла компанию «Морнингсайд», многие продолжали считать ее корыстной сучкой.
Они ошибались.
Когда Пол Морнингсайд влюбился в женщину на сорок с лишним лет младше себя, начались сплетни и ядовитые комментарии. Кое-кто за глаза называл ее шлюхой. Это было еще большей ошибкой.
Она была (и оставалась) красивой женщиной, знавшей, как следует пользоваться своими преимуществами. У сорокалетней Аниты были полные, чувственные губы и огненно-рыжие волосы, обрамлявшие гладкие круглые щеки. Ее кукольные ярко-голубые глаза многие считали простодушными.
И тоже ошибались.
Кроме того, у нее были безукоризненная бледная кожа, маленький прямой носик и тело, которое ее бывший любовник называл своей сексуальной мечтой.
Она тщательно подбирала одежду. Костюмы от лучших портных на работе, модные и элегантные вечерние платья для выхода в свет. За годы супружества Анита привыкла строго следить за своим поведением. Какие-то слухи ходили, но с ее именем не было связано ни одного громкого скандала. Кое-кто продолжал коситься на Аниту, но принимал ее приглашения и, в свою очередь, приглашал ее к себе. Пользовался услугами ее компании и щедро платил за них.
За безукоризненной внешностью скрывался мозг прирожденного стратега. Анита Гай была преданной вдовой, гостеприимной хозяйкой, уважаемой деловой женщиной. И собиралась оставаться такой до конца жизни.
Это будет самое долгое мошенничество в истории, думала она.
Корыстная сучка! Анита негромко рассмеялась. О нет, деньги здесь были ни при чем. Речь шла о положении в обществе, власти и престиже. За доллары и центы покупают лишь то, что можно поставить на каминную полку. Но не статус.
Анита подошла к пейзажу Коро, включила вделанный в раму механизм, который отодвинул картину, и быстро набрала код на открывшейся за ней панели.
Вынула серебряную Судьбу и залюбовалась ею.
Ну разве не сама судьба привела ее в Дублин, где она провела несколько недель, наблюдая за открытием тамошнего филиала компании «Морнингсайд»? И не та же ли судьба заставила ее назначить встречу некоему Малахии Салливану?
Она знала о Трех Судьбах. Пол рассказал ей их историю. У него был неиссякаемый запас длинных и запутанных историй. Но этот рассказ заинтересовал ее. Три серебряные статуэтки, как говорили, выкованные на самом Олимпе. Чушь, конечно, но легенда добавляет предмету ценности. Три сестры, расставшиеся благодаря времени и обстоятельствам, переходившие из рук в руки. И по отдельности бывшие всего лишь красивыми безделушками.
Но если они когда-нибудь воссоединятся, то… Она провела кончиком пальца по неглубокой выемке у цоколя, где Клото когда-то соединялась с Лахесис. Тогда им не будет цены. А кое-кто – по мнению Аниты, слишком легковерный – считал, что их совместная мощь бесконечна. Что они могут принести их владельцу баснословное богатство, возможность управлять своей судьбой и даже бессмертие. Пол не верил в их существование. Красивая сказка, говорил он. Что-то вроде Святого Грааля для коллекционеров антиквариата. Она думала так же. Пока Малахия Салливан не обратился к ней как к эксперту.
Заставить его соблазнить себя было для Аниты детской игрой. Потом она усыпила бдительность Малахии с помощью чувственности, вкралась к нему в доверие и убедила доверить ей статуэтку. Якобы для проверки, изучения и оценки.
Малахия рассказал достаточно. Больше чем достаточно, чтобы она могла забрать у него статуэтку без всякой боязни. Что мог сделать какой-то представитель среднего класса, ирландский моряк, признавшийся в том, что стал наследником вора, ей, светской женщине с безупречной репутацией?
Теперь она знала, какое наслаждение доставляет наглый грабеж.
Конечно, он мог поднять шум, но деньги, положение в обществе и разделявшие их океанские мили надежно страховали ее от любых неприятностей. Анита рассчитывала, что через несколько недель он успокоится.
Однако она не ожидала, что Салливан сумеет ее перехитрить – даже временно – с двумя другими частями приза. Пока она понапрасну тратила время, деликатно расспрашивая нынешних владельцев «Уайли Антике», он вышел на Тайю Марш.
Теперь Анита знала, что это было бесполезно. Ни в номере гостиницы, ни в компьютере Тайи Марш не было ничего такого, что имело бы отношение к статуэткам или ее предку.
Тщательный обыск в нью-йоркских апартаментах Тайи также ничего не дал. И все же Анита считала, что списывать со счетов эту женщину не следует.
Она решила, что займется этим делом лично. Так же, как нью-йоркскими отпрысками Саймона Уайт-Смита. Пусть ее бездарные служащие отыщут паршивую овцу в стаде, а она возьмет на себя сливки общества.
Как только вторая Судьба окажется у нее в руках, она не пожалеет ни сил, ни средств, чтобы найти третью и завладеть ею.




Первые двадцать четыре часа после прилета в Нью-Йорк Тайя либо спала, либо расхаживала по квартире в пижаме. Дважды она просыпалась в темноте, понятия не имея, где находится. Потом вспоминала, что она дома, испытывала острую радость, роняла голову на подушку и засыпала снова.
На второй день она позволила себе понежиться в теплой ванне с лавандовым маслом, затем надела чистую пижаму и снова легла спать.
Когда она просыпалась и ходила по квартире, то время от времени останавливалась и прикасалась либо к спинке стула, либо к крышке стола, либо к полукруглому пресс-папье и думала: это мое. Мои вещи, моя квартира, моя страна. Можно было раздвинуть шторы и посмотреть на Ист-Ривер. Вид воды всегда успокаивал и одновременно возбуждал ее. А потом снова задернуть шторы и представить, что ты находишься в уютной прохладной пещере.
Она наслаждалась свободой и одиночеством. Не нужно было одеваться, делать прическу и думать о своем внешнем виде. При желании она могла бы оставаться в пижаме неделю и ни с кем не разговаривать. Могла бы лежать на своей чудесной кровати и ничего не делать. Только читать и смотреть телевизор.
Но такое бездействие не пошло бы ей на пользу. Кроме того, следовало правильно питаться и привести в порядок свою нервную систему. У нее кончался запас морских водорослей. Нужно было выйти и купить свежих бананов, иначе у нее понизилось бы содержание калия в организме. Но это можно было сделать позже. На следующий день. Удовольствие никого не видеть и не разговаривать даже с продавцом супермаркета было так велико, что ради него стоило рискнуть содержанием калия.
Чувствуя себя слегка виноватой за то, что не позвонила родным и не выбрала времени, чтобы зайти к матери, жившей всего в нескольких кварталах от нее, Тайя отправила родителям сообщение по электронной почте. И точно так же записалась на прием к доктору Левенстейну.
Она любила электронную почту и благодарила небо за то, что родилась в эпоху, когда с людьми можно общаться, не разговаривая с ними.
Несмотря на принятые в пути предосторожности, она была уверена, что вернулась простуженная. В горле слегка саднило, слизистые были немного воспалены. Но когда она дважды мерила температуру, та оказывалась совершенно нормальной. Это не помешало Тайе принять цинк, настой морских водорослей и заварить настой ромашки. Когда раздался звонок в дверь, она пила этот настой и читала книгу о гомеопатических средствах.
Ей никого не хотелось видеть, но чувство вины заставило Тайю поставить чашку и отложить книгу. Скорее всего, это была мать. Она любила приходить без предупреждения. Не услышав ответа, мать наверняка воспользовалась бы своим ключом.
То же чувство вины заставило ее обвести комнату взглядом и поморщиться. Мать сразу поймет, что она бездельничала несколько дней. Конечно, она ничего не скажет, но обязательно даст понять, что считает дочь избалованной лентяйкой.
Покорившись судьбе, Тайя посмотрела в «глазок» и чуть не вскрикнула.
Это была не мать.
Взволнованная Тайя поспешно пригладила растрепанные волосы и открыла дверь. За прошедшие дни она успела убедить себя, что этот человек ей привиделся.
– Привет, Тайя! – Если широко улыбавшийся Малахия и считал странным, что в три часа дня она все еще в пижаме, то не подал виду.
– Гм-м… – При виде Салливана в ее мозгу неизменно происходило что-то вроде короткого замыкания. Тайя подозревала, что в этом были виноваты гормоны. – Как вы…
– Нашел вас? – закончил Малахия. Она была бледной и сонной. Этой женщине требовались солнце и свежий воздух. – Ваш адрес есть в справочнике. Конечно, мне следовало позвонить, но я оказался тут неподалеку и решил нанести визит.
– Ну да… – Ее голос соглашался произносить только односложные слова. Тайя беспомощно махнула рукой, пригласив Малахию войти, закрыла за ним дверь и только тут поняла, что на ней пижама. – Ой… – смутилась она и плотнее запахнула полы куртки. – Я…
– Приходили в себя после долгого путешествия, – подсказал он. – Понятно. Должно быть, очень приятно оказаться дома.
– Да. Да. Я не ждала гостей. Сейчас я переоденусь.
– Не нужно. – Малахия удержал ее за руку, не дав уйти. – Все в порядке. Я не задержу вас. Просто я беспокоился. Мне ужасно неприятно, что мы так поспешно расстались. Удалось выяснить, кто вломился к вам в номер?
– Нет. По крайней мере до сих пор. Я так и не успела поблагодарить вас за то, что вы оставались со мной во время допроса и составления протокола.
– Я жалею, что не смог сделать большего. Надеюсь, остаток вашего путешествия прошел благополучно.
– Да. Я рада, что все кончилось. – Может быть, стоит предложить ему выпить? Но она в таком виде. – Вы… Вы давно в Нью-Йорке?
– Только что прибыл. Дела.
Она так и не раздвинула шторы. В комнате было бы темно как в пещере, если бы не лампа, стоявшая на столе у дивана. Но та часть квартиры, которую он видел, была красиво обставленной и уютной. Такой же привлекательной, как и сама хозяйка, несмотря на чопорную хлопчатобумажную пижаму. Малахия с удивлением понял, что рад видеть ее.
– Тайя, мне очень хотелось увидеться с вами. Я думал о вас все последние недели. Вы не пообедаете со мной сегодня вечером?
– Пообедать? Вечером?
– Я понимаю, это для вас неожиданность, но, если вы не заняты, я с удовольствием проведу с вами вечер. Сегодняшний. Завтрашний. Первый же свободный.
Тайя едва не решила, что это галлюцинация. Но она ощущала его запах. Слабый запах лосьона после бритья. Едва ли во время галлюцинации можно улавливать запах лосьона.
– У меня нет никаких планов.
– Вот и отлично. Тогда я заеду за вами в половине восьмого. – Малахия отпустил ее руку и предусмотрительно решил уйти, пока Тайя не придумала повода для отказа. – Буду ждать с нетерпением.
Салливан быстро вышел. Остолбеневшая Тайя долго смотрела ему вслед.
– Тайя, это всего лишь обед. Успокойся.
– Кэрри, я просила тебя прийти и помочь, а не давать советы, которыми невозможно воспользоваться… Это подойдет? – Тайя вынула из шкафа темно-синий костюм.
– Нет.
– А чем он плох?
– Всем. – Кэрри Уилсон, изящная брюнетка с кожей цвета карамели и эбеновыми глазами, склонила голову. – Этот костюм годится для выступления на совете директоров банка, но совершенно не подходит для романтического обеда вдвоем.
– Я не говорила, что это романтический обед, – возразила Тайя.
– Ты идешь в ресторан с красивым ирландцем, с которым познакомилась в Хельсинки, который был рядом с тобой во время допроса полиции и появился на пороге твоей нью-йоркской квартиры, едва прилетел в Штаты.
Кэрри развалилась на кровати, продолжая трещать, как пулемет.
– Появиться более романтично он мог бы только на белом коне, с мечом, обагренным кровью дракона.
– Я хочу только одного: выглядеть более-менее привлекательно, – ответила Тайя.
– Дорогая, ты всегда выглядишь привлекательно. Но в данном случае этого недостаточно. – Кэрри встала с кровати и подошла к шкафу.
Кэрри была брокером, занимавшимся ценными бумагами Тайи. После шестилетнего знакомства они стали подругами. По мнению Тайи, Кэрри была идеалом современной независимой женщины. Женщины того самого типа, который в обычных условиях пугал Тайю до судорог. Собственно говоря, так оно и было, пока у них не обнаружились общие интересы – альтернативная медицина и итальянская обувь.
Тридцатилетняя Кэрри была в разводе, сделала успешную карьеру, встречалась со множеством интересных и не похожих друг на друга мужчин, с одинаковой легкостью говорила о Кафке и индексе Доу-Джонса и каждый год проводила отпуск одна, выбирая место наугад, с помощью атласа и булавки.
Тайя свято доверяла ей во всем, что касалось финансов, моды и мужчин.
– Вот. Настоящая классика. – Кэрри вынула из шкафа простое облегающее платье без рукавов. – Но к нему нужно будет кое-что добавить для повышения сексуальности.
– Секс мне ни к чему.
– Я уже много лет твержу, что это твоя главная проблема. – Кэрри отошла от шкафа и стала пристально рассматривать Тайю. – Жаль, что у нас мало времени. Я бы позвонила своему стилисту и попросила привести тебя в божеский вид.
– Ты же знаешь, что я не хожу в салоны красоты. Там полно химии, да и всякой заразы. Можно подхватить что угодно. 5 – в том числе и приличную прическу. Сколько раз я советовала тебе убрать эту дурацкую челку? Если бы ты открыла лоб, ЭТО подчеркнуло бы правильные черты твоего лица и большие глаза.
Кэрри бросила платье на кровать и собрала в кулак длинные волосы Тайи.
– Давай постригу.
– Только через мой труп, – ответила Тайя. – Кэрри, помоги мне пережить этот вечер. Потом он улетит в Ирландию или еще куда-нибудь, и жизнь снова вернется в нормальное русло. Кэрри надеялась, что этого не случится. По ее мнению, жизнь подруги до сих пор была чересчур нормальной.
Малахия решил преподнести Тайе цветы. Это будет очень уместно. Розовые розы. Ему пришло в голову, что Тайе. понравятся именно они. Как ни жаль, но придется ее поторопить. Тайю следовало обольщать долго и неторопливо. К своему удивлению, Малахия обнаружил, что долгое и неторопливое обольщение этой женщины доставило бы ему удовольствие.
Но времени было недостаточно. Он боялся, что напрасно уехал из дома. Нужно было дождаться возвращения Гедеона. То, что Анита сумела выследить Клео Толивер, тревожило его. Неужели Анита действительно идет по его следу? Или их тропы пересеклись случайно? Как бы там ни было, Малахия был уверен, что вскоре Анита доберется до Тайи. Если уже не добралась. Нужно было торопиться и привлечь Тайю на свою сторону еще до того, как Анита сумеет этому помешать.
Поэтому он и оказался на пороге наследницы Уайли с дюжиной розовых бутонов, в то время как его брат находился бог знает где с наследницей Уайт-Смита.
Он предпочел бы оказаться у дверей Аниты и устроить там хороший погром. И непременно сделал бы это, если бы не данное матери обещание. Эйлин обладала здравым смыслом и не хотела, чтобы ее старший сын угодил в американскую тюрьму.
Впрочем, если поразмыслить, то обедать с привлекательной женщиной был? приятнее, чем таскаться с другой женщиной по всей Европе, как Гедеон.
Он постучал, подождал и чуть не ахнул, когда Тайя открыла дверь.
– Вы фантастически выглядите!
Тайе отчаянно хотелось одернуть подол черного платья, которое Кэрри беспощадно укоротила на добрых пять сантиметров. Кроме того, Кэрри заставила подругу надеть жемчужное ожерелье и сделала ей новую прическу. Лицо обрамляли несколько локонов, а остальные волосы были распущены по спине.
– Спасибо. Чудесные цветы.
– Я решил, что они соответствуют вашему стилю.
– Может быть, присядете и что-нибудь выпьете?
– Да. С удовольствием.
– Сейчас я поставлю их в воду. – Она не стала говорить, что, кажется, унаследовала от матери аллергию на розы, и вынула из шкафа старинную вазу «баккара». Потом отнесла цветы на кухню, отставила их в сторону и вынула бутылку, которую открыла для Кэрри.
– Мне у вас нравится, – прозвучало у нее за спиной.
– Мне тоже. – Она наполнила бокал и повернулась к Малахии. Тот оказался так близко, что Тайя чуть не уперлась бокалом в его грудь.
– Спасибо. Наверное, самое трудное в поездках – это то, что при тебе нет привычных вещей. Мелочей, к которым ты привык.
– Да. – Она слегка вздохнула. – Именно так. – Ища себе занятие, Тайя наполнила вазу водой и стала ставить в нее цветок за цветком. – Именно поэтому вы застали меня среди дня в пижаме. Я пропитывалась домашним духом. Честно говоря, если не считать водителя такси, вы были первым, с кем я разговаривала после возвращения.
– Серьезно? – Значит, Анита все же не успела его опередить. – Я очень польщен. – Малахия взял розу и передал Тайе. – И надеюсь, этот вечер доставит вам удовольствие.
Так и вышло. Тайя осталась очень довольна. Выбранный им ресторан был тихим, мягко освещенным и ненавязчивым. Настолько ненавязчивым, что официант и глазом не моргнул, когда Тайя, изучив меню, заказала салат без заправки и рыбу без масла и соуса.
Поскольку Малахия заказал бутылку вина, она позволила себе выпить бокал. Тайя пила редко. Она прочитала несколько cтатей, в которых описывалось, как пагубно алкоголь действует клетки мозга. Правда, там же упоминалось, что бокал красного вина полезен для сердца.
Однако вино было приятным, а беседа такой непринужденной, что Тайя не заметила, как бокал наполнился снова.
– Значит, вы живете в Кобе? Как интересно! – воскликнула она. – Это еще одна ниточка, связывающая вас с «Лузитанией».
– А тем самым и с вами.
– Ну, вообще-то прах моих прапрадеда и прабабки привезли в Штаты и похоронили здесь. Но я думаю, что перед тем их, как и многих других, доставили в Коб или Куинстаун. Конечно, все они сделали глупость, отправившись в плавание во время войны. Это был неоправданный риск.
– Едва ли мы когда-нибудь поймем, что заставляет людей рисковать. Или почему одни живут, а другие умирают. Знаете, мой прапрадед был родом вовсе не из Ирландии.
Тайя едва слышала его слова. Обольстительная улыбка и поразительные зеленые глаза Малахии заставили ее забыть обо всем.
– Не из Ирландии?
– Нет. Он родился в Англии, но большую часть жизни прожил здесь, в Нью-Йорке.
– В самом деле?
– После трагедии моего предка выхаживала молодая женщина, впоследствии ставшая его женой. Похоже, случившееся заставило его кардинально измениться. Говорят, что до того он вел не слишком праведную жизнь. Во всяком случае, семейное предание гласит, что он плыл за одной вещью, которая, по его сведениям, находилась в Англии. Вы специалист по греческой мифологии и могли слышать о серебряных Судьбах.
Пораженная Тайя опустила вилку.
– Вы имеете в виду статуэтки?
У Малахии гулко забилось сердце, но он заставил себя небрежно кивнуть.
– Да. Статуэтки.
– Три Судьбы. Три отдельные серебряные статуэтки, а не одна, хотя, возможно, у них было общее основание.
– Да, наверное. Легенды о них передаются из поколения в Поколение и живут собственной жизнью. – Он отрезал кусочек бифштекса. – Итак, Три Судьбы. Значит, вы знаете о них?
– Да. Кое-что. Одна из них принадлежала Генри Уайли и утонула вместе с «Лузитанией». Если верить дневнику, он плыл в Англию, чтобы купить вторую статуэтку, и надеялся найти следы третьей. В детстве эта история очень интересовала меня. Я была уверена, что он погиб из-за этих статуэток…
Малахия заставил себя выдержать паузу, а потом спросил:
– И что же вы узнали?
– Если говорить о статуэтках, то почти ничего. Честно говоря, сомнительно, что они вообще существовали. Лично я думаю, что у моего прадеда было что-то совсем другое. – Она пожала плечами. – Но я многое узнала о Судьбах как персонажах мифологии и продолжала читать о них все, что удавалось найти. Чем больше я читала, тем сильнее меня привлекали к себе боги и полубоги. А поскольку у меня не было никакого таланта к семейному бизнесу, это увлечение стало моей профессией.
– Выходит, вы должны благодарить за это своего прадеда. – Малахия поднял бокал и чокнулся с ней. – Выпьем за Генри Уайли и его благородный поиск.
Потом он искусно сменил тему беседы. Черт побери, когда эта женщина давала себе волю, она становилась чудесной спутницей. Вино заставляло ее глаза искриться, на щеках появлялся румянец. У Тайи был достаточно гибкий ум, чтобы перескакивать с предмета на предмет, а когда она забывала следить за своими словами, то становилась по-настоящему остроумной.
Малахия целый час наслаждался ее компанией и вновь заговорил о Судьбах лишь тогда, когда они в такси ехали к Тайе домой.
– А Генри не писал в дневнике, каким образом он собирался добраться до других статуэток? – Малахия лениво играл ее локонами. – Вы не интересовались тем, существовали ли они на самом деле?
– Гм-м… Не помню. – От выпитого у Тайи слегка кружилась голова. Малахия обнял ее за плечи, и она доверчиво прильнула к своему спутнику. – Когда я впервые читала дневник, мне было тринадцать… нет, двенадцать лет. В ту зиму я болела бронхитом. – Она слабо улыбнулась. – Похоже, я все детство чем-то болела и то и дело лежала в постели. Во всяком случае, тогда я была слишком мала, чтобы думать о поездке в Англию и поисках легендарной статуэтки.
Малахия нахмурился. По его убеждению, именно так и должна была поступить двенадцатилетняя девочка. Что могло быть более привлекательным для подростка, чем романтическое приключение?
– А потом я слишком увлеклась богами, чтобы думать о произведениях искусства. Произведения искусства – бизнес моего отца. В этом смысле я безнадежна. Ни антикварные вещи, ни их цена, ни покупатели меня не интересовали. Я сильно разочаровала его.
– Это невозможно.
– Очень даже возможно, но все равно спасибо на добром слове. «Уайли Антике» платила за мое образование, содержание и уроки музыки, а я ничего не дала фирме взамен, предпочитая писать книги о чем-то эфемерном, вместо того чтобы принять на себя ответственность за семейный бизнес. Отец махнул на меня рукой. А поскольку я до сих пор не вышла замуж и не родила ему внука, он совсем отчаялся и решил, что род Уайли пресекся.
– Женщина не должна рожать детей только ради продолжения семейного бизнеса!
Гнев, прозвучавший в голосе Малахии, удивил Тайю.
– Уайли – это не только бизнес, но и традиция. О боже, мне не следовало так много пить. У меня разбегаются мысли.
– Ничего подобного. – Он расплатился с шофером и помог Тайе выйти из машины. – Вам не следует так переживать из-за отца, если он не ценит ни вас, ни то, чем вы занимаетесь.
– О нет, он… – Тайя с благодарностью уцепилась за сильную руку Малахии, потому что ее не слушались ноги. – Он чудесный человек, удивительно добрый и терпеливый. Просто он очень гордится своим родом. Если бы у отца был сын или другая дочь с большей склонностью к бизнесу, ему было бы намного легче.
– Но нить вашей судьбы была соткана заранее, не так ли? – Малахия вел ее к лифту. – Вы такая как есть и не можете быть другой.
– Мой отец не верит в судьбу. – Она улыбнулась. – Хотя, вполне возможно, заинтересуется Судьбами. Думаю, он будет очень доволен, если я исследую эту тему и сумею найти одну из них. Или даже двух. Конечно, порознь они не имеют большого значения.
– Может быть, вам стоит перечитать дневник Генри.
– Может быть. Нужно вспомнить, где он находится. – Когда они шли к двери квартиры, Тайя рассмеялась. – Я чудесно провела время. Это уже второй раз, причем оба раза с вами. Подумать только, что впервые это случилось на другом континенте! Я чувствую себя настоящей космополиткой.
– Давайте увидимся завтра. – Он повернул Тайю лицом к себе и провел рукой по ее спине до самого затылка.
– О'кей. – Когда Малахия привлек молодую женщину к себе, ее веки затрепетали и закрылись. – Где?
– Где угодно, – прошептал Салливан, а потом прильнул к ее губам.
Когда женщина тает в объятиях мужчины, ему легко сделать поцелуй более страстным. Тайя вздохнула, обвила руками его шею, и Малахия понял, что может делать с ней все, что хочет. Ее ответный поцелуй оказался полным такой невыразимой нежности, что нельзя было не захотеть большего. «Я могу добиться большего, – подумал Малахия, еще крепче прижимаясь к ее губам. – Стоит только открыть дверь и войти в квартиру вместе с ней».
Но он не имел на это права. Тайя выпила лишнего и была совершенно беззащитна. Но хуже всего было то, что чувство к ней оказалось более сильным, чем хотелось самому Малахии.
Внезапно он отпустил Тайю, поняв, что его планы наткнулись на серьезное препятствие. Препятствие, грозившее стать непреодолимым.
– Проведите завтрашний день со мной, – попросил Малахия.
Тайе казалось, что она парит в воздухе.
– А разве вы не заняты?
– Проведите день со мной, – повторил он, затем прижал Тайю спиной к двери и вновь припал к ее губам, ощутив сладкую и мучительную боль. – Скажите «да».
– Да.
– В одиннадцать. Я приду в одиннадцать. Идите, Тайя… Нет, погодите, еще один поцелуй! – Малахия снова привлек ее к себе и целовал до тех пор, пока кровь не зашумела в ушах. – Запритесь, – велел он, слегка подтолкнул Тайю в спину и решительно захлопнул дверь перед собственным носом, боясь передумать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обратный билет из Ада - Робертс Нора



Захватывающий сюжет, три любовные истории в одном романе.Здесь и авантюра,и приключения,и романтика,и юмор и конечно же победа добра над злом.Получила большое удовольствие,читайте,не пожалеете!
Обратный билет из Ада - Робертс НораГёзель
12.07.2013, 10.37





Хорошо читается, шутки смешные, имена у героев необычные, предыстория занимательная. В общем время потрачено не зря!
Обратный билет из Ада - Робертс НораВиталия
20.12.2014, 21.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100