Читать онлайн Обожествлённое зло, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обожествлённое зло - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обожествлённое зло - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обожествлённое зло - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Обожествлённое зло

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Должно быть она вздремнула. Когда Клер заставила себя проснуться, ее сердце учащенно билось. Пытаясь встать, она ощутила во рту сухой, едкий привкус страха. В какое-то мгновение сон боролся с реальностью, и в ее воспаленном мозгу жесткий стол, занавешенный марлей, представился вдруг гробом.
Потом она вспомнила, как Кэм привел ее назад через палату скорой помощи в маленькую кабинку, задернув занавеску так, что свет слегка пробивался. Она видела тени, двигающиеся за занавеской.
Он включил магнитофон, и с помощью его вопросов она коротко описала суть событий, произошедших после того, как она покинула его дом.
Отвечая на вопросы, она чувствовала одновременно грусть и неловкость. В тот момент на нем не было его звезды шерифа, но она знала, что этот знак разделял их.
Поле того, как он убрал магнитофон, пометив ленту и положив ее в карман, он принес ей чашку чая и оставался рядом, пока она не погрузилась в забытье.
Она почувствовала облегчение оттого, что его не было сейчас рядом и что она могла, пользуясь моментом, успокоиться. Сон, от которого она пробудилась, все еще крутился в ее мозгу, как кинопленка в нескончаемой петле.
Ее старый ночной кошмар слился с новым, в котором она сама мчалась сквозь лес, пробивалась через кустарник и выскакивала на дорогу. А позади нее все громче и громче звучало монотонное песнопение. Доносились запахи крови и дыма. Это ее лицо, бескровное и смертельно испуганное, было выхвачено светом автомобильных фар. За рулем, склонясь к ней, сидел мужчина с козлиной головой.
Она проснулась, как от удара, с чувством боли, отдававшей в висок.
Клер потерла руками лицо и ощутила, как сильно пульсирует кровь в кончиках пальцев.
«Я проснулась, – напомнила она себе, – целая и невредимая». Когда сердцебиение слегка успокоилось, она услышала шелест страниц, рядом раздался сухой кашель и чей-то стон.
«Кошмары исчезают»,—подумала она. – Реальность остается». Где-то там наверху лежала еще одна женщина. Женщина, за которую она была в ответе.
В тот момент, когда она начала спускать ноги со стола, обитого войлоком, занавеска отдернулась.
– Ты проснулась. – Кэм подошел и взял ее руку, внимательно изучая ее лицо.
– Долго я спала? Она еще в хирургии? Я хочу…—Она остановилась, увидя, что Кэм был не один. – Доктор Крэмптон.
Он ободряюще улыбнулся ей и похлопал по свободной руке. – Ну, юная леди, так что тут у нас? – щупая ее пульс, сказал он.
Точно с такими же словами он обращался к ней и пятнадцать лет назад, когда лечил от воспаления уха. Это вызвало тот же самый отклик. – Со мной все в порядке. Мне не нужен укол или что-либо подобное.
Он фыркнул, отчего его очки в металлической оправе сместились вверх на его выступающем носу.
– Очень неприятно, когда люди постоянно смотрят на тебя так, будто у тебя в кармане шприц для уколов. Чувствуете головокружение?
– Нет. Кэм, тебе вовсе незачем было приводить сюда доктора Крэмптона.
– Я решил, что тебе будет удобнее с доком Крэмптоном. Кроме того, – он ухмыльнулся ей, – дежурный практикант слишком молод и смазлив. – Он повернулся к доктору. – Я не хотел вас обидеть.
– Мне не нужен доктор. – «Как он мог шутить? Как он мог? – Скажи мне в каком состоянии она?
– Ее забрали из хирургии. – Кэм держал руку Клер в своей, пока Крэмптон светил ей в глаза. – Она еще не пришла в себя, но с ней все будет в порядке. – Он не мог заставить себя сообщить ей, что той женщине понадобится по крайней мере еще одна операция, чтобы восстановить колено.
– Слава Богу. – Она почувствовала такое облегчение, что не противилась, когда Крэмптон наложил ей на руку жгут для измерения давления.
– Могу я ее увидеть?
– Не раньше, чем завтра. – Он сжал ее руку прежде, чем она успела возразить. – Это распоряжение врача, не мое, Худышка.
– Вы находитесь в сильном стрессовом состоянии молодая леди, – сказал ей доктор Крэмптон. – Слишком сильном. Позвоните ко мне в приемную и запишитесь на прием на следующей неделе. И никаких возражений.
– Никаких, сэр.
Он улыбнулся ей. – Вам придется попытаться найти выход из всего этого.
Она улыбнулась ему в ответ. – Вы правы.
– Вы всегда были одной из моих худших пациенток. – Он похлопал пальцем по кончику ее носа. – Я хочу, чтобы вы отдохнули. Я сейчас дам вам кое-что, чтобы помочь уснуть. – Он уловил ее упрямый взгляд и ответил ей таким же. – Я сделал бы то же самое для собственной дочери.
Она вздохнула. Перед ней был человек, лечивший ее в детстве от ветрянки, человек, к которому она, ужасно стесняясь, пришла на первый в своей жизни гинекологический осмотр. Его голос по-прежнему был терпелив, а руки по-прежнему мягки. Только вокруг глаз появились новые, более глубокие морщины с тех пор, как Клер в последний раз лечилась у него. Волосы его поредели, талия расширилась. Но она очень хорошо помнила, как он вытаскивал воздушные шарики из фарфорового клоуна на своем столе и давал их послушным девочкам и мальчикам.
– А я получу приз?
Он снова усмехнулся и раскрыл саквояж. Вытащил из него длинный красный воздушный шар и набор таблеток. У тебя хорошая память.
Она взяла это, символ надежды и детства, и зажала в руке. – С вашей стороны было очень любезно придти сюда, доктор. Простите, что Кэм вытащил вас из постели.
– Это не первый и не последний раз. – Он подмигнул ей. – Ты пережила ужасный шок. Клер. Но я думаю, все дальнейшее поможет тебе придти в себя. Обязательно запишись на прием, а то я заберу этот шарик. – Он взял саквояж и обратился к Кэму. – Я могу поговорить с хирургом, если хочешь, чтобы он время от времени заглядывал к пациентке.
– Эть было бы здорово.
Он отмахнулся от выражений благодарности, и они смотрели, как он уходит усталым медленным шагом.
– Он не изменился, – сказала Клер. Кэм поднес ее руку к своей щеке и прижал. – Ты меня здорово напугала, Худышка.
– Прости.
– Все еще злишься на меня?
Она беспокойно задвигалась. – Не в этом дело. Просто немного странное чувство, когда тебя допрашивает человек, с которым ты спишь.
Он отпустил ее руку и отшагнул назад. – Я могу поручить Баду провести остальные протокольные дела, если тебе так будет удобнее.
«Я все опять порчу, – подумала Клер. – Как и следовало ожидать». – Не надо, я справлюсь. – Ей даже удалось, хотя и с трудом, улыбнуться. – Итак, что дальше?
– Я могу отвезти тебя домой, чтобы ты как следует выспалась.
Именно это ему и хотелось сделать.
– Или?
– Если ты в состоянии, то поедем вместе на место происшествия, восстановим, как все это было.
«Именно это полагалось ему сделать по долгу службы», – считал он. Она почувствовала внутренний приступ паники и сумела сразу подавить его.
– О'кей, тогда пройдем в дверь номер два.
– За рулем буду я. Твою машину мы заберем позднее. – Ему хотелось ее тщательно осмотреть, не только с помощью карманного фонаря, чтобы понять, каковы были последствия столкновения.
Она сползла со стола и дотронулась до его руки. Мне кажется, я забыла ключи в машине.
Этой ночью залечивались и другие раны. Принимались и другие решения. Двенадцать оставшихся детей Сатаны сомкнули ряды. Их страхи на время отступили. В ночь полнолуния они встретятся в честь Esbat. Для празднества. Для посвящения. Для жертвоприношения.
Жертва, ниспосланная им, ускользнула. Им предстояло лишь выбрать другую.
– Это было здесь. – Клер закрыла глаза, когда Кэм приблизился к повороту дороги. – Я ехала с другой стороны, но именно здесь…– Скрежет тормозов, ее собственный крик. – Вот здесь я ее сбила.
– Хочешь остаться в машине, пока я осмотрю место?
– Нет. – Она распахнула дверь и выскочила из машины.
Зашла луна. Гасли звезды. Это был самый темный, холодный промежуток ночи. «Существовал ли еще час, – подумала она, – когда человек оказывался бы более уязвимм, чем в этот момент, принадлежавший существам, в дневное время скрывающимся или спящим». В кустах раздался шорох – крик охотника, вопль жертвы. Она увидела тень совы, уносящей в когтях истекающую кровью добычу. Сверчки продолжали свое нескончаемое верещание.
Клер плотно обхватила себя руками. Кэм уже освещал фонарем следы шин, оставленные от торможения, начинавшиеся посередине дороги, затем резко сдвинувшиеся налево.
По длине тормозного пути он определил, что Клер ехала со скоростью не более 40 км в час. А судя по углу поворота, она, совершенно очевидно, среагировала быстро, повернув машину в сторону. Судя по обнаруженным следам и объяснениям Клер, получалось, что женщина налетела на Клер, а не наоборот. Но на данный момент он держал этот вывод при себе.
– Так она выскочила из леса? – напомнил он.
– Вот здесь. – Она показала рукой, при этом в ее воображении художника отчетливо возникла снова вся картина. – Она бежала как-то быстро и спотыкаясь. На какую-то долю секунды я подумала, что это олень – из-за того, как она выскочила из кустов и продолжала бежать. Первой моей мыслью было: о, черт, сейчас я налечу и собью Бэмби. А Бэмби искорежит мою машину. Я помню, как Блейр сшиб оленя в первый же месяц, как мы получили водительские права, и ущерб был огромен.
Она разомкнула руки и засунула и в карманы. Там лежало несколько монет, которые она начала нервно перебирать пальцами. – Я резко нажала на тормоз и рванула руль. Она так быстро оказалась на дороге. Затем я увидела ее в свете фар.
– Расскажи мне, что ты увидела?
– Женщину, очень хрупкую, с массой белокурых волос. Ее лицо, рубашка, ее брюки были в крови. Как будто я уже ее сбила. – Когда она рассказывала это, у нее пересохло горло. – У тебя есть сигарета?
Он вынул и зажег две сигареты, протянув ей одну. – А потом что?
Негодование снова охватило ее, подобно сигаретному дыму, который она вдыхала, – Кэм, я ведь тебе уже рассказывала.
– Расскажи мне это здесь.
– Я сбила ее. – Она резко выговорила эти слова и сделала несколько шагов в сторону. – Раздался ужасный стук.
Он снова посветил на дорогу, разглядывая след крови, кончавшийся у левого колеса затормозившей машины Клер.
– Она была в сознании?
Она снова затянулась сигаретой, делая усилие, чтобы не возненавидеть его. – Да, она просила меня помочь ей. Она была напугана, по-настоящему напугана. То, от чего она бежала, было для нее страшнее ее ран.
– У нее были ключи.
– Что?
– У нее в кармане были ключи. Он вытащил маленький полиэтиленовый пакет с ключами.
– Один из них от машины. – Он внимательным взглядом окинул дорогу. – Давай проедемся.
Пока они ехали, он молча размышлял. У той женщины не было ни сумочки, ни рюкзака, ни удостоверения личности. Хорошенькие блондинки не могут остаться незамеченными в таком городке, как Эммитсборо, поэтому он был уверен, что она была не из местных. Поэтому, когда на повороте в миле от происшествия он увидел «Вольво», то нисколько не удивился.
Клер молча наблюдала, как он действует. Вынув платок и намотав его на пальцы, он открыл отделение для перчаток и стал разбираться в его содержимом.
– Лайза Макдональд. – Он прочел это в регистрационной карточке прежде, чем взглянуть на Клер. – Теперь мы знаем, как ее зовут.
– Лайза Макдональд, – повторила Клер. Теперь ей это имя не забыть.
Он также нашел карту с аккуратно впечатанными указателями дороги от Филадельфии до Уильямспор, городка в 15 милях от Эммитсборо. По-прежнему не убирая платка, он вынул ключи из пакета с вещественными доказательствами и сунул один из ключей в зажигание. Мотор зачихал.
– Похоже, у нее случилась поломка.
– Но зачем ей понадобилось идти в лес? «Возможно, кто-то затащил ее туда», – подумал Кэм и положил регистрационную карточку в карман. – Вот это мне и придется выяснить. – Он закрыл дверь автомобиля. На востоке над горами уже поднималось солнце. В этом прозрачном свете Клер выглядела бледной и измученной. – Я отвезу тебя домой.
– Кэм, я хочу помочь. Я хочу сделать что-нибудь.
– Лучшее, что ты можешь сейчас сделать, это принять таблетки, которые тебе дал доктор, и немного поспать. Меня позовут, когда она проснется. Я дам тебе знать.
В нем снова заговорил полицейский, и ей это не понравилось. – Что ты собираешься делать сейчас?
– Звонить по телефону. Заполнить рапорт. Поехали.
– Я пойду с тобой, – сказала она, когда он потянул ее к своей машине. – Я могу помочь.
– Клер, это моя работа. Это ведь не тот случай, когда ты даешь мне подержать твой сварочный аппарат.
– Но это ведь совсем другое дело. Я имею к этому отношение.
– Разница в том, что это официальное расследование. Он открыл дверь машины и подтолкнул ее внутрь.
– А ты свидетель.
– Свидетель чего?
– Я дам тебе знать. – Он хлопнул дверь.
Новость распространилась мгновенно. Доктор Крэмптон рассказал своей жене, добравшись, наконец, до постели. Его жена рассказала это Элис утром по телефону. Элис разыскала Бада и сообщила ему еще до конца утренней смены. К полудню, когда Кэм договорился с Джорджем Хоуардом, чтобы тот своим тягачом оттащил «Вольво» на задний двор автомагазина Джерри, новость распространялась по городу со скоростью вируса.
Мин Атертон, не теряя времени даром, помчалась к дому Кимболл со своим апельсиновым желе, получившим приз на местном кулинарном конкурсе, и приготовилась вынюхивать сплетни.
Когда бесстрастная Анжи дала ей от ворот поворот, сославшись на то, что Клер отдыхает и ее нельзя беспокоить, она потащилась в косметический салон Бетти жаловаться на эту высокомерную темнокожую женщину.
Ко второму перерыву на обед в местной школе уже распространился слух, что в лесу Доппера разгуливал псих.
Другие утверждали, что женщина наткнулась на призрак младшего Доппера, но большинство склонялось к версии о психе.
На рынке над горками салата обыватели размышляли, а не выгораживает ли шериф Рафферти эту Клер, учитывая, что они так отлично спелись.
В конце– концов, он не очень-то продвинулся и в деле с убийством Биффа Стоуки, хотя за это его было бы трудно упрекать.
А не безобразием ли было со стороны Джейн Стоуки продавать свою ферму с намерением переехать в Тенниси?
Земля Рафферти. Это было землей Рафферти почти сто лет и всегда будет землей Рафферти в представлении местных жителей, а теперь, наверняка, ее разделят на отдельные участки для строительства. Вот увидите. Боже, вы только посмотрите, сколько стоят эти помидоры. К тому же тепличные. В них никакого вкуса. А что там за история с телятами Мэтта Доппера? Должно быть это дело рук наркоманов из большого города. Тех самых, кто прикончил старину Биффа. Шериф просто обязан во всем этом разобраться.
Обмен новостями продолжался и в магазинах, и по телефону, и на детских площадках в парке, где на ярком майском солнце резвились малыши.
Кэму пришлось отвечать на десяток телефонных звонков, и время от времени он посылал Бада или Мика успокоить встревоженных горожан. Люди были в таком нервном состоянии, что запирали двери на засов и пристально всматривались в темноту за окнами, прежде чем лечь спать. Он уже представлял себе, как у дверей ставят смазанные и заряженные дробовики и охотничьи ружья, и только молился Богу, чтобы ему не пришлось иметь дело со стихийной случайной стрельбой.
И так уже хватало хлопот во время сезона охоты на оленей, когда все эти юристы, дантисты и прочие кабинетные парни из большого города заполняли леса, паля друг в друга чаще, чем в оленя и в основном промахиваясь. Но ведь обитатели-то Эммитсборо в оружии разбирались прекрасно.
Если в городке начнется паника, ему придется просить мэра назначить еще одного помощника шерифа, хотя бы временно, чтобы успокоить паникеров, которым будет мерещиться Чарльз Мэнсон всякий раз, когда ветка дерева стукнет в окно.
Он встал из-за рабочего стола и прошел в крошечную ванную комнату, расположенную за кабинетом. «В ней пахло – нет, воняло, – подумал Кэм – лизолем». Это было дело рук Бада. Такой вот борец с микробами, а не помощник шерифа.
Наклонившись над раковиной, он ополоснул лицо водой, пытаясь освежиться. Он не спал последние тридцать шесть часов, и его мозг был почти таким же вялым, как и тело.
Были времена, когда он вместе с напарником так же долго бодрствовали, сидя в холодном или душном автомобиле, ведя наружное наблюдение. Дремали по очереди, пили растворимый кофе, придумывали глупейшие игры в слова, лишь бы скрасить невыносимую монотонность.
Он поднял голову и взглянул в запачканное зеркало, с лица его капала воды. Он подумал, настанет ли когда-нибудь время, когда он перестанет вспоминать прошлое. Или по крайней мере, когда эти воспоминания потускнеют и ему станет легче их переносить.
Боже милостивый, как ему хотелось выпить. Вместо этого он насухо вытер лицо и вернулся в кабинет, чтобы еще глотнуть кофе. Он как раз обжег язык, когда вошла Клер. Она только кинула взгляд на тени вокруг его глаз и небритые щеки и покачала головой.
– Ты совсем не спал.
Он сделал еще глоток, обжигая и так уже горевший рот. – Что ты здесь делаешь?
– Я отослала Анжи приготовить чай и выскользнула из дома. Из нее и Жан-Поля получились бы отличные надзиратели. Я подумала, что если я просто позвоню тебе, то ты постараешься отделаться от меня. А так будет вернее.
– Она пришла в себя. Она не совсем хорошо помнит, что с ней произошло, но смогла назвать свое имя, возраст и свой адрес.
– Ты сказал, что позвонишь мне.
– Я думал, что ты еще спишь.
– Ну так я не сплю. – Клер прошла к его столу, затем к окну, пытаясь сдержать гнев. Но это ей не удалось. – Черт побери, Кэм, не важно официальное ли это расследование или нет, я имею право знать.
– А я тебе и рассказываю, – сказал он ровным голосом.
– Я иду к ней. – Она повернулась к двери.
– Остановись.
– К черту все это. – Она резко повернулась, готовая драться до конца. – Я не только имею право ее видеть. Я обязана это сделать.
– Ты не несешь ответственности. То, что с ней произошло, произошло в лесу.
– Неважно, была ли она ранена до или после того, как я ее сбила, я оказалась там.
– Ты не сбила ее, – поправил он. – На твоей машине нет таких следов. Возможно она наткнулась на тебя, но не более того.
Она взвилась от негодования, несмотря на возникшее чувство облегчения. – Черт побери, я ведь была там. И давай условимся – продолжала она, не позволив ему вставить слова,—я не нуждаюсь и не хочу, чтобы меня убаюкивали, опекали или оберегали. Если я дала тебе повод так насчет меня думать, то что ж, очень жаль. Но я слишком долго сама распоряжалась своей жизнью, чтобы разрешать тебе указывать, что мне можно, а что нельзя делать.
Кэм остался сидеть, где сидел, считая, что так будет безопаснее для них обоих. – Ты так много успеваешь за короткое время, Худышка. – Он очень осторожно поставил стаканчик с кофе на стол. – Я думал, что тебе будет интересно узнать, что я связался с братом Лайзы. Он уже направляется в больницу, и когда Бад вернется и меня сменит, я тоже поеду туда.
– Прекрасно. – она почувствовала, что вела себя глупо и была виновата, это ее рассердило. Но она все равно не могла сдержаться.
– Увидимся там. – Выходя, она с силой хлопнула дверью. Не пройдя и двух шагов, она столкнулась с Жан-Полем. О, Боже мой.
– Я думал, может быть, ты здесь.
– Послушай, я ценю твою заботу, но очень спешу. Я отправляюсь в больницу навестить Лайзу Макдональд.
Он слишком хорошо ее знал, чтобы спорить, и лишь взял ее за руку.
– Тогда мы сначала заглянем домой, чтобы успокоить Анжи, которая рвет яа себе свои прекрасные волосы, и я отведу тебя.
Вышагивание по коридору в течение почти целого часа снова подстегнуло в Клер чувство возмущения. В палату к Лайзе Макдональд допускались только близкие родственники и медицинский персонал. Так распорядился шериф. «Хорошо, она подождет, – решила Клер, – Если он рассчитывал, что она будет спокойно отсиживаться дома, то очевидно, не понимал, с кем имеет дело».
Возможно, в этом-то и была проблема. Они ведь действительно не знали друг друга.
– Я принес тебе чай. – Жан-Поль протянул ей пластмассовую чашку. – Успокоить нервы.
– Благодарю, но для этого потребуется больше, чем чашка чая.
– У них там не было водки в автомате. Она выдавила что-то вроде смеха и глотнула чая, чтобы Доставить ему удовольствие. – Почему он не разрешает мне войти и повидаться с ней? Что он такое себе позволяет, Жан-Поль?
– Это его работа, дорогая.
Она с трудом выдохнула. – Сейчас на меня никакая логика не подействует.
Она увидела Кэма, как только тот вышел из лифта. Рядом с ним шла женщина с папкой. Клер ткнула чашку в руку Жан-Поля и шагнула к Кэму.
– Что это, черт побери, за выдумки, Рафферти? Я имею право ее видеть.
Кэм только что двадцать минут ждал, пока лечащий врач разрешит ему расспросить Лайзу.
– У Лайзы Макдональд есть свои права, – бросил он коротко. – Если она захочет увидеться с тобой после того, как я поговорю с ней, то отлично. – Говоря на ходу, он подал знак медсестре, вошел в палату Лайзы и закрыл дверь.
Высокий человек со светлыми волосами, сидевший у постели Лайзы, немедленно поднялся. Рой Макдональд прошептал что-то, наклонившись к сестре, и затем подошел к Кэму. «На вид ему лет двадцать пять, – решил Кэм, – лицо серьезное, с тонкими чертами».
Его глаза и рот выдавали следы напряжения, а рука, протянутая Кэму, была холодной, но твердой.
– Вы шериф Рафферти?
– Да. Я только что говорил с доктором Сью, мистер Макдональд. – Он разрешил мне записать показания вашей сестры. Это миссис Ломаке, стенографистка.
– Я останусь.
– Я думаю, так будет лучше. – Кэм дал знак стенографистке приготовиться. – Наверняка это будет тяжело для нее. И для вас.
– Все что угодно, лишь бы узнать, кто сделал это с ней. – Рой Макдональд сжимал и разжимал кулаки. – Доктор сказал, что изнасилования не было.
– Нет, следов сексуального насилия не было.
– Слава Богу, хоть этого не случилось, – пробормотал Рой. – Ее нога. – Он глотнул от волнения и перешел на шепот. – Повреждена артерия и колено. Она ведь балерина. – В его взгляде на сестру боролись беспомощность и гнев. – Была балериной.
– Я хочу вам сказать, что ее очень быстро доставили в хириругию, а хирурги здесь не хуже, чем в любой другой больнице штата.
– Я полагаюсь на это. – Он на мгновение замолчал, боясь, как стал бояться сразу же после утреннего звонка шерифа, что сорвется и причинит Лайзе больше вреда, чем пользы. – Она еще не знает, что возможно, никогда больше не сможет танцевать. Как только она начнет задумываться…
– Я постараюсь облегчить ей все это.
Рой вернулся к сестре, взял ее за руку. Когда она заговорила, голос звучал хрипло и нетвердо:– Это мама и отец?
– Нет, их еще нет. Они скоро приедут, Лайза. Это шериф. Он хочет задать тебе несколько вопросов.
– Я не знаю. – Ее пальцы крепко обхватили его руку. – Не уходи.
– Я не ухожу. Ты не обязана говорить, если не хочешь. – Он подтянул стул поближе к ее кровати и сел. – Ты ничего не обязана делать.
– Неважно. – Она чувствовала, как слезы жгут ей горло, но не выходят наружу. – Неважно, – повторила она тем же хриплым шепотом.
– Мисс Макдональд. – Кэм встал с другой стороны кровати и подождал, пока она повернула голову и смогла разглядеть его здоровым глазом. – Я шериф Рафферти из Эммитсборо. Если вы в состоянии отвечать, я бы хотел задать вам несколько вопросов. Стенографистка все запишет. Мы будем продвигаться в удобном для вас темпе и остановимся, как только вы этого захотите.
В ноге ее была боль, режущая боль, попеременно то отступающая, то пересиливающая таблетки, которые ей давали. Она боялась, что боль будет продолжаться. Боялась, что она прекратится. Рой ошибался: она уже знала, что ей никогда не станцевать Дульсинею. – Хорошо.
Кэм взглянул на миссис Ломаке, та кивнула, приготовившись записывать. – Не начать ли вам с того, чтобы рассказать мне все, что вы помните о случившемся?
– Я не помню. – Ее пальцы, которые брат держал в руке, задрожали.
– У вас сломалась машина. – подсказал Кэм.
– Да. Я ехала из Филадельфии повидаться с Роем. Я хотела…– Но она не могла говорить о балете, о своей группе, о сбывавшихся мечтах. – Я заблудалась, повернула не там, где надо. – Она слабо улыбнулась Рою. – Теперь ничего уже не изменишь.
Боясь разрыдаться, он только крепче сжал ее руку, не говоря ни слова.
– Я посмотрела на карту и решила, что нахожусь всего в паре миль от Эммитс… Эммитс…
– Эммитсборо, – подсказал Кэм.
– Да. Эммитсборо. Я подумала, что если пойду пешком, то может быть дойду до какого-нибудь дома. Я отправилась…
– Что произошло потом, миссис Макдональд? Она покачала головой. Между ней и ее памятью опустился темный занавес. Тонкий, но непрозрачный. – Автомобиль. – Она закрыла глаза, покачала головой. – Автомобиль, – повторила она, но не могла как следует сосредоточиться. – Там была женщина. – В ее мозгу звучал голос, испуганный, прерывистый. Ощущение мягких пальцев, прикасащихся к лицу. – Мне надо было, чтобы она помогла мне.
– Почему?
–Я боялась.
– Чего?
Лайза снова покачала головой. – Я помню только, что мне было страшно. Она помогла мне сесть в машину. Нам надо было спешить. Нам надо было поскорее уехать.
– От чего?
Ее глаза наполнились слезами, и соленая влага жгла больной глаз. – Я не знаю. А там была женщина? Или мне все это почудилось?
– Нет, там была женщина.
Порой возникали моменты, когда ему надо было положиться на свою интуицию. – Подождите минуту, – сказал он и пошел к двери.
– Клер?
Клер быстро повернулась и двинулась ему навстречу.
– Ты разрешишь мне увидеть ее?
– Я хочу, чтобы ты была готова к двум вещам. Первое – она в плохом состоянии. Второе – все, что говорится в этой комнате, заносится в протокол.
– О'кей.
– Ты не обязана идти сюда. – Он продолжал загораживать ей дорогу. – Ты можешь пригласить адвоката, прежде чем говорить что-либо.
Она посмотрела на него долгим, испытывающим взглядом.
– Мне не нужен адвокат. – Полная нетерпения, она прошла мимо него и в нерешительности остановилась, когда мужчина, находившийся в палате Лайзы Макдональд, встал и жестко посмотрел на нее.
Рой Макдональд понял. Как только он увидел ее, он понял. Вот эта женщина сбила его сестру. Он быстро встал и подошел к двери.
– Что вы еще придумали, черт побери? Я не хочу, чтобы она даже приближалась к моей сестре.
– Мистер Макдональд…
– Я требую, чтобы она вышла. – Он бросил враждебный взгляд на Кэма. – Разве недостаточно того, что из-за нее моя сестра оказалась на больничной койке?
– Мистер Макдональд, ваша сестра уже была ранена, когда выбежала из леса, еще до всякой встречи с мисс Кимболл. Разве вы не хотите узнать, что там произошло?
Рой сдержал свою вспышку гнева, в которой на три четверти был страх, и мрачно кивнул в знак согласия, прежде чем взглянуть на Клер. – Только посмейте ей сказать что-нибудь такое, хоть что-нибудь, что расстроит ее, я вышвырну вас отсюда.
Почувствовав реакцию Кэма, Клер положила свою руку ему на плечо.
– Ваше право.
Она так хотела увидеть Лайзу, Так настаивала на этом. Но она не представляла себе, как трудно будет пересечь кафельный пол, чтобы подойти к постели больной. Что это будет так страшно. Лежащая на кровати женщина была так же лишена всякой краски, как бинты на ее лице и руках. Один ее глаз был прикрыт марлей, а нога помещена-в сложную металлическую конструкцию.
– Лайза. – Клер сжала губы и ухватилась за сетку кровати. – Я Клер Кимболл.
По мере того, как она смотрела на нее, дыхание Лайзы учащалось. Она зашевелилась, пытаясь сесть повыше. Брат поспешил успокоить ее и поудобнее устроить подушки.
– Не волнуйся, дорогая, никто тебя не тронет. Она сейчас уйдет.
– Нет.—Лайза ощупью дотянулась до руки Клер. – Я вас помню.
– Простите. Я так виновата.
В груди у Клер теснились слезы, когда она сделала беспомощный жест рукой. – Я знаю, что ничем не могу вам это возместить, как-то исправить. Но я хочу, чтобы вы знали, что все, что вы захотите, все, что угодно…
– Этим займутся юристы, – сказал Рой. – Сейчас не время очищать свою совесть.
– Не время. – Клер взяла себя в руки. – Лайза…
– Я помню вас,—повторила Лайза. – Вы спасли мне жизнь. – Так как ее рука начала дрожать, она крепче ухватилась за руку Клер. – Вы были там, на дороге. Они хотели убить меня, те мужчины. В лесу. Вы их видели?
Клер только покачала головой.
– Как вы попали в лес, Лайза? – тихо спросил Кэм.
– Я не помню. Я не помню. Я бежала. Я потеряла свой фонарь, карманный фонарь. – Ее рука дрогнула. – Я ударила его им и побежала. Я подумала, что они меня изнасилуют. Поэтому я убежала. В лесу было так темно. Я ничего не видела. Кто-то напал на меня сзади – я упала. Он повалил меня. О, Боже, моя нога. Мое колено. Было так больно. Рой…
– Я здесь, дорогая.
– Было больно. Я чувствовала запах крови. Моей крови. Я увидела его глаза. Он собирался убить меня. Он душил меня, и я не могла дышать. Я умирала. Но мне удалось вырваться. Там было еще много их, и я побежала. Моя нога так болела. Я знала, что не смогу далеко убежать, и они меня поймают. Найдут меня. Я увидела свет. Я должна была вырваться на свет. Кто-то закричал. Ваша машина. – Она посмотрела на Клер.
– Мои фары, – сказала Клер. – Мой автомобиль сшиб вас.
– Нет, я бросилась прямо к автомобилю. Я боялась, что вы уедете, а они меня поймают. Поэтому я выбежала перед машиной, чтобы остановить вас. Она меня сбила. Вы усадили меня в машину. Вы увезли меня.
– Лайза. – Кэм заговорила очень тихо.—Вы видели того, кто напал на вас?
– Черный.
– Чернокожий?
– Нет, не думаю. Он был одет в черное. В длинный черный балахон с капюшоном. Его глаза. Я видела его глаза.
– Что-нибудь еще? Цвет волос, черты лица, голос?
– Только его глаза. Мне показалось, что я вижу ад. – Она зарыдала, закрыв неповрежденный глаз.
– Остановимся на этом. – Кэм уже использовал больше времени, чем разрешил врач. – Я вернусь завтра. Если вы еще что-нибудь вспомните, хоть что-нибудь, просто позвоните мне.
– Пожалуйста. – Она крепче сжала руку Клер. – Я хочу поблагодарить вас. Я всегда буду помнить, как подняла голову и увидела ваше лицо. Это поможет мне. Вы еще придете?
– Конечно.
Когда Клер выходила, ноги ее были как ватные. Она остановилась с другой стороны двери и прижимала руки к лицу, чтобы успокоиться.
– Пойдем, Худышка, я раздобуду тебе стул.
– Со мной все в порядке. Ты можешь сказать мне, каково ее физическое состояние?
– У нее повреждена роговица. Врачи не считают, что это непоправимо, но пока еще слишком рано утверждать это. Повреждены два ребра и кроме того горло. Еще несколько дней ей будет трудно разговаривать.
– А ее нога? – Она заметила, что он старался уйти от этого вопроса. – Насколько это серьезно?
– Они не знают.
– Ты будешь мешать мне навещать ее?
– Это зависит от того, что скажет врач.
– Извините. – Рой закрыл за собой дверь. – Мисс Кимболл… я должен перед вами извиниться.
– Нет, не должны. У меня тоже есть брат. Я думаю, в подобных обстоятельствах он реагировал бы точно так же. Я хочу оставить свой телефон у медсестры. Вы можете позвонить, когда ей захочется меня видеть.
– Благодарю. – Он повернулся к Кэму. – Я хочу быть в курсе каждого вашего шага, шериф. Я хочу быть уверенным в том, что тот, кто сделал это с моей сестрой, заплатит за это. – Он шагнул назад в палату и закрыл за собой дверь.
– Мне надо кое-что выяснить. – Кэм с трудом удерживался от желания помассировать пульсирующий от головной боли висок. – Ты справишься?
– Справлюсь.
– Возможно, мне понадобится снова поговорить с тобой. Официально.
Она кивнула. – Ты знаешь, где найти меня, шериф. Она ушла, оставив его стоящим в одиночестве.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обожествлённое зло - Робертс Нора



Захватывающий роман! Читайте!
Обожествлённое зло - Робертс НораМарина
4.10.2012, 19.32





Роман скорее не любовный, а детективный. Захватывает ближе к концу.6 из 10
Обожествлённое зло - Робертс НораТатьяна
19.06.2014, 9.00





Очень много сцен насилия, читать страшно, но интересно. Во время чтения о любви как-то не думается. Вопросы только: кто они? кого еще убьют? Роман захватывающий, ни капли юмора, глупости или наивности. Финал с троеточием. 10 баллов.
Обожествлённое зло - Робертс НораВиталия
4.06.2015, 10.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100