Читать онлайн Ночные кошмары, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные кошмары - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные кошмары - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные кошмары - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ночные кошмары

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

– Ну, так когда ты мне расскажешь про своего Сладкого доктора?
Улыбка Майка была такой же лукавой, как прежде.
– А что, правда, она – конфетка?
– Первый сорт. И с мозгами в придачу. Что она в тебе нашла?
– Откуда я знаю? Втрескалась, и все. – Он все еще быстро уставал, и головные боли регулярно возвращались. Но врачи из палаты интенсивной терапии сумели довести его до вполне приличного состояния.
Его палата была полна цветов, открыток и воздушных шариков. Безумно довольный, Майкг говорил Ною, что между собой сестры называют его палату Центральным парком.
Днем раньше Ной притащил ему новенький портативный компьютер со всеми мыслимыми играми, которые там могли уместиться. Он называл это «терапией для специалиста», но про себя знал, что это было данью чувству вины и невыразимой благодарности.
– Знаешь, кажется, я тоже… – признался Майк, тщательно разглядывая свои пальцы. Ной ахнул.
– Слушай, да ты рехнулся! Десять дней назад ты получил дырку в башке. Кстати говоря, уничтожил при этом бутылку чертовски хорошего вина. Мозги у тебя не в порядке, вот что!
– Мозги тут ни при чем.
«Очень жаль», – со вздохом подумал Ной.
– То-то я и вижу. Будь у тебя мозги, ты бы разглядел ее с первого взгляда. И оказался в больничной койке гораздо раньше.
– Тут ты прав. Оказывается, больничная койка – вещь очень неплохая. – Майк любовно погладил белую простыню. – Я понял это сегодняшней ночью.
– Как сегодняшней ночью? Здесь? Ты переспал с ней прямо здесь? Вот это да…
– Тс-с… Еще ляпнешь при нянечке. С тебя станется. – Майк продолжал блаженно улыбаться. – Она пришла навестить меня после смены, одно за другим, ну и… Кстати, это «другое» было очень забавно.
– Мне тебя жалко, честное слово, – пробормотал Ной. – Ну и кашу ты заварил…
Он схватил принесенную с собой банку кока-колы и жадно припал к ней.
– Я сделал ей предложение. Ной поперхнулся.
– Как? Что? Майк, ну ты даешь!
– Она согласилась. – Майк, у которого влажно заблестели глаза, улыбнулся знакомой щенячьей улыбкой. – Усек?
– Сейчас меня хватит удар. – Ной прижал пальцы к вдруг задергавшемуся глазу. – Вызови сестру. Нет, лучше врача. Мне нужно принять лекарство.
– Мы поженимся следующей весной, потому что она хочет как следует подготовиться. Церковь, цветы, белое платье… в общем, сам знаешь.
– Ну и ну… – только и произнес Ной. Он решил присесть, но понял, что уже сидит. – Ну и ну…
– Завтра меня выписывают. Я хочу купить ей кольцо. Сходишь со мной? Я ни черта не понимаю в обручальных кольцах.
– А я понимаю? – Ной провел рукой по волосам и придирчиво осмотрел друга. Глаза Майка за толстыми стеклами очков были ясными. Он лениво и довольно улыбался. – Ты что, серьезно?
– Я хочу быть с ней. А когда мы оказываемся вместе, чувствую, что это правильно. И что так и должно быть. – Он окончательно смутился и пожал плечами. – Не знаю, как объяснить…
– Да нет, ты все уже объяснил. Что ж, совет да любовь, Майк.
– Так ты поможешь мне с кольцом?
– Конечно. Мы сделаем ей сюрприз. – Внезапно придя в себя, Ной засмеялся и встал с кровати. – Черт побери, ты женишься… Да еще на докторше. Замечательно. Она будет штопать тебя каждый раз, как ты на что-нибудь наступишь или зацепишься! Она знает, что ты полный лопух?
– Ага. Но ей это нравится.
– Кончай заливать. – Он любовно ткнул Майка в плечо. – Думаю, теперь ты не будешь таскаться ко мне и лазить в холодильник… – Он вспомнил о случившем и осекся.
– Это была не твоя вина. Слушай, я тебя знаю давно и вижу насквозь. – Видя, что Ной попятился, Майк ухватил его за руку. – Ты же не знал, что Карин собирается залезть к тебе.
– Я знал достаточно.
– Я знал ровно столько же, но не придал этому ни малейшего значения. Туда должна была прийти Дори. – Потрясенный этой мыслью, Майк снял очки и с силой потер глаза. – Ведь это могло случиться и с ней. Это ведь я позвал ее туда.
– Это не…
– Абсолютно то же самое, – прервал его Майк. – Тогда в клубе я был с тобой, я слышал, что кричала Карин, и видел, в каком она была состоянии. – Он отвернулся и посмотрел в окно, за которым росли пальмы. – Если бы я мог хоть что-нибудь вспомнить… Но в голове пусто. Помню только то, что засиделся после работы и надрал Питу Бестеру задницу в «Смертельной схватке». А потом я очнулся и увидел маму. Все, что было между этим, я знаю только по рассказам других. Может быть, я видел ее. Если бы я мог сказать, что видел ее, она бы уже сидела за решеткой.
– Сначала нужно ее найти. Она смылась, – добавил Ной, когда Майк обернулся. – Никто из ее подруг не знает, где она, или не говорит. Она собрала чемоданы, получила наличными по кредитной карточке и ударилась в бега.
– А что, разве ее не могут найти?
– Обвинение против нее не выдвинуто. Думаю, если у них будут улики, ее объявят в розыск. В противном случае… – Ной пожал плечами. – Как бы там ни было, думаю, что теперь она от нас отстанет. По крайней мере, на время.
– Это уже кое-что. Ну, раз известно, что я выживу и что эта чокнутая сучка куда-то отвалила, ты можешь вернуться к работе.
– А кто тебе сказал, что я не работаю?
– Твоя мать.
– Мужик, вы с ней что, спелись?
– Я всегда хотел на ней жениться, но боялся, что твой отец меня пристрелит. Дори знает, что она у меня вторая, но так влюблена в меня, что не обращает на это внимания… Впрочем, я отвлекся, – с усмешкой добавил он. – Твоя мать сказала, что ты совсем забросил книгу и последнюю неделю только и делаешь, что играешь на компьютере. Слушай, тебе пора брать ноги в руки.
– Возьму, – пробормотал Ной и подошел к окну.
– Тебе больше нет смысла волноваться за меня. Я в порядке. Если не считать временного провала в памяти, я почти нормальный.
– Ты никогда не был нормальным. Я собирался еще раз встретиться с Джейми Мелберн, договориться о беседе с ее мужем. И еще раз связаться с этой задницей, секретарем Смита.
– Так чего ты тянешь?
– Жду свою машину. – Он знал, что это отговорка. – Мне позвонили с базы и сказали, что ее пригонят завтра или послезавтра.
– Ты можешь сходить домой, позвонить и договориться об интервью.
Ной оглянулся.
– Ты меня выгоняешь?
– А иначе зачем человеку друзья?
Что она делает? Господи, что она делает?
Оливия сидела в машине, крепко вцепившись в руль. Руки дрожали, лицо покрывала испарина, ее бросало то в жар, то в холод, в горле стоял комок. Она знала, что увидит в зеркале заднего вида. Безумно расширенные глаза и смертельно-бледное лицо. Волна тошноты подступала к горлу.
Крик рвался наружу, острыми когтями раздирая ей грудь. Но она издала всего лишь стон. Долгий протяжный звук, полный отчаяния. Нет, она не должна поддаваться страху.
Пять секунд, потом десять. Двадцать. Оливия дышала так, словно пробежала стометровку, но пик приступа уже миновал. Она приказала себе расслабиться. Потом открыла глаза, посмотрела на свои пальцы и заставила их сгибаться и разгибаться, сгибаться и разгибаться.
Контроль. Она может управлять собой. Она не жертва и никогда, никогда не будет жертвой. Жертвой обстоятельств или собственных плохо погребенных страхов.
Она испустила последний судорожный вздох и откинулась на спинку сиденья. Лучше, ей уже лучше. Все произошло так быстро, что застало се врасплох. Она не испытывала таких сильных приступов паники уже больше двух лет.
Тогда она собралась в Лос-Анджелес навестить тетю с дядей. И все было нормально, пока она не добралась до аэропорта. Холодный пот, дрожь и непреодолимое желание выйти наружу. Просто выйти наружу и убежать подальше от людей.
Она поборола это желание, но подняться в самолет так и не смогла. Эта неудача вызвала у нее депрессию, длившуюся несколько недель.
Но на этот раз она все же добралась сюда, напомнила себе Оливия. Во время пути она дважды пережила подобные приступы страха и теперь была уверена, что победила окончательно.
«Просто победила», – поправила себя Оливия. Она здесь, и с ней все в порядке. Она снова держит себя в руках.
Она правильно сделала, что подчинилась импульсу и решила перегнать Ною его машину. Правильно, хотя бабушка и дедушка были недовольны. Сосредоточилась на дороге и добралась туда, куда ей хотелось попасть. И куда она не могла выбраться двадцать лет.
«Вернее, почти добралась», – снова поправила она себя. Оливия отвела от лица влажные волосы и принялась изучать дом Ноя. Дом был красивый; в нежном цвете дерева и окружавших его ярких клумбах было что-то женственное.
Оливия выбралась из машины и с облегчением убедилась, что ноги ее слушаются. Она собиралась подойти к двери, постучать, протянуть ему ключи и вежливо улыбнуться. Потом попросить его вызвать такси и как можно быстрее уехать к тете Джейми.
Но не смогла сопротивляться цветам. Аромату вербены, нежным тонам лепестков герберы, ярким трубам петуньи.
Оливия медленно двинулась по дорожке, вглядываясь в пестрое разноцветье. Кое-где она все же приметила пробившиеся сорняки, и ее сердце натуралиста не выдержало. Она наклонилась и вырвала несколько непрошеных гостей.
Через минуту Оливия уже что-то мурлыкала себе под нос и, присев на корточки перед цветами, занялась делом.


Увидев машину, стоявшую на своем привычном месте, Ной так обрадовался, что не взял с шофера сдачи и опрометью выскочил из такси.
– Ах ты, моя малышка, добро пожаловать домой, – пробормотал он, любовно погладил заднее крыло и едва не пустился в пляс. И тут увидел Оливию.


Черт побери, она так прелестно выглядела, стоя на коленях среди его цветов, в смешной выцветшей серой шапочке, съехавшей ей на глаза…
Ной порывисто шагнул к ней и быстро сунул большие пальцы в карманы джинсов, потому что руки так и чесались от желания прикоснуться к ней.
– Вот это сюрприз, – сказал он. Оливия вскинула голову и застыла на месте. «Как лань в зарослях», – подумал Ной. – Не предполагал, что ты будешь пропалывать мои плантации.
– Они в этом нуждались. – Смущенная Оливия поднялась и отряхнула испачканные землей руки. – Если выращиваешь цветы, за ними нужно ухаживать.
– В последние дни у меня было не так много времени. Лив, как ты сюда попала?
– Решила перегнать тебе машину. Ты говорил, что ждешь ее.
– Но я ожидал увидеть за рулем какого-нибудь здоровенного бугая по имени Боб. Но не подумай, что я жалуюсь. Входи скорее.
– Я хотела, чтобы ты вызвал мне такси.
– Входи, – повторил он и пошел к двери. – Дай хотя бы отблагодарить тебя за прополку и чем-нибудь угостить. Он открыл замок и оглянулся на застывшую Оливию.
– Не будь дурой. Ничего с тобой не случится… О черт!
Ной пулей влетел в дверь. Услышав, что он чертыхается, Оливия широко открыла глаза. Любопытство победило, и она вошла следом.
Он нажимал на кнопки панели управления охранной сигнализацией.
– Недавно поставили. А я все время забываю. Если сирена завоет еще раз, соседи меня линчуют. Уф-ф… – Он перевел дух, когда загорелась зеленая сигнальная лампочка. – Еще одна маленькая победа человека над машиной. Садись.
– Я не могу остаться, Ной.
– Угу. Пока я налью нам по бокалу вина, будь добра придумать причину, почему ты не можешь посидеть пятнадцать минут после того, как вела машину вдоль всего Тихоокеанского побережья.
– Меня ждут тетя и дядя.
– Сию минуту? – спросил он с кухни.
– Нет, но…
– Раз так, подождут. Хочешь чипсов? Кажется, у меня где-то были.
– Нет. Я не голодна. – Раз уж она здесь, почему бы не выпить из вежливости?
Оливия подумала, что в гостиной слишком мало мебели. Сразу было видно, что здесь живет одинокий мужчина. Впрочем, надо признать, мебель подобрана со вкусом. Тут она вспомнила, что его дом недавно разгромили. Теперь понятно, почему у комнаты такой вид, словно в ней еще не жили.
– Я рада, что с твоим другом все обошлось.
– Первые два дня было хуже некуда. Но сейчас действительно все в порядке. За две недели он успел разбить себе череп, влюбиться и обручиться. Впрочем, не настаиваю на том, что порядок событий был именно таков.
– Рада за него. Во всяком случае, за второе и третье.
– Сегодня утром мы ездили покупать ей кольцо.
– Мы?
– Он нуждается в руководстве. Давай выпьем за Майка.
– Давай. – Она чокнулась с ним, сделала глоток и подняла бровь. – «Пуйи-Фиссе» в будний день? Неплохо. На его лице вспыхнула улыбка.
– Ты разбираешься в винах?
– Должно быть, в этом виноваты мои итальянские предки со стороны бабушки.
– Ну да. Сами Макбрайды разбираются только в ирландском портере.
– Наверно. – С ним было легко и уютно. Даже чересчур. Как в старые добрые времена. – Будь добр, позвони…
– Давай выйдем на галерею. – Ной взял ее за руку и повел к раздвижной двери. Черта с два он позволит ей быстро улизнуть… – Слишком рано для заката, – продолжил он, отпустив Оливию только тогда, когда дверь подалась. – Тебе придется вернуться. Это незабываемое зрелище.
– Я уже видела закаты.
– Но не отсюда.
С океана дул теплый ветерок, принесший с собой запах соли и свежести. На берег набегала ярко-голубая волна, отступала и набегала снова.
– Ничего себе задний двор…
– Я подумал то же самое, когда увидел твой лес. – Он оперся спиной о перила и не сводил с Оливии глаз. – Лив, хочешь поиграть на моем дворе?
– Нет, спасибо… Ты умеешь подбирать цветы.
– Это говорит о том, что у меня чувствительное сердце.
– Это говорит о том, что у тебя есть чутье на красоту и гармонию.
– Да, но научился я этому из-за досады и сострадания. Моя мать всегда что-то сажала, а потом убивала. Когда она входила в детскую, растения начинали дрожать и вопить. Клянусь, однажды я слышал, как кореопсис крикнул: «Нет, нет, только не я! Пусть это будут маргаритки Шаста!» Я не мог этого выдержать, – продолжил он, когда Оливия засмеялась. – Мне начали сниться кошмары, во время которых все убитые ею растения воскресали – побуревшие, вялые, поломанные, покрытые пылью, – вставали, опираясь на корни, и выстраивались в армию мщения. Вспоминая об этом, я пугаюсь до смерти.
– Как натуралист, могу заверить, что ты в безопасности. По крайней мере, до тех пор, пока они живы.
– Ты меня успокоила. – Он провел пальцем по ее руке рассеянным жестом мужчины, привыкшего прикасаться к женщине. Она сделала шаг назад. То был жест женщины, не привыкшей к прикосновениям.
– Мне действительно нужно ехать. Я позвонила дяде Дэвиду из Санта-Барбары, так что они меня ждут.
– Сколько ты пробудешь здесь?
– Несколько дней.
– Пообедай со мной до отъезда.
– У меня будет много дел
– Пообедай со мной до отъезда, – повторил Ной и снова прикоснулся к ней, на этот раз дотронувшись до подбородка. – Мне нравится видеть тебя. Ты хотела начать с нуля. Дай мне шанс.
Оливия прекрасно представляла себе, как это будет. Они будут стоять рядом, на небе будет гореть закат, откуда-то будет доноситься музыка – медленная и одновременно тревожная. И пока темно-красное солнце не опустится в море, он будет прикасаться к ней так же, как когда-то. Держать за подбородок. И целовать ее – так же, как когда-то. Медленно, умело и эротично.
А ей будет все равно, теперь – все равно.
– Тебе нужен рассказ. – Она увернулась от его руки. – А я еще ничего не решила.
– Мне нужен рассказ. – Хотя в его глазах загорелся гнев, тон остался спокойным. – Но сейчас я говорю о другом. Я сказал, что мне нравится видеть тебя. И рассказ здесь ни при чем. Я думал о тебе, Оливия.
Ной сделал шаг, и Оливия оказалась между ним и перилами.
– Думал годами. Может быть, даже против своей воли. Хотя ты ясно дала понять, что предпочла бы, чтобы я не думал о тебе вообще.
– Мои предпочтения не имеют значения. – Он стоял слишком близко, и к раздражению Оливии добавлялось возбуждение.
– Тут я с тобой согласен. – Он поставил бокал на перила. – Знаешь, о чем я подумал, когда вернулся и увидел тебя в саду? Вот о чем.
На этот раз все получилось очень быстро. Она ощутила укол гнева, когда губы Ноя припали к ее губам, и укол раздражения, когда его кулак уперся ей в спину. Но ощущение желания, переполнявшего его тело и передававшегося ей, было намного сильнее всего остального.
Это желание было таким же примитивным, как окружавшая ее природа. Таким же стихийным, как океан, плескавшийся за их спинами. И таким же неодолимым, как ее желание. Неужели она всегда желала его? И это желание всегда было таким диким?
Она обязана уступить ему. Если не хочет умереть с голоду.
«Это судьба», – поняла Оливия и бросилась в пропасть. Ее пальцы вплелись в густые выгоревшие на солнце волосы, язык коснулся его языка. Обжигающее пламя, бушевавшее в крови, говорило Оливии, что она живая и может получить все, что хочет.
Ее пылкий ответ пробудил в Ное небывалые силы. Вкус ее губ заставил забыть все остальное. Хотелось съесть ее, вырывать куски плоти и жадно поглотить ее всю, без остатка, вобрать в себя, только так он сможет утолить обуревавший его дикий голод.
Но чем больше он брал, тем сильнее жаждал.
Наконец Ной отстранился, чтобы увидеть ее лицо, залитое густым румянцем, и лихорадочно блестящие глаза.
– Если хочешь, чтобы я поверил, будто ты злишься, то перестань мне отвечать.
Оливия подумала, что гнев – наверно, единственное чувство, которого она не испытывает.
– Отойди, Брэди.
– Слушай…
– Подожди. – Она перевела дух и положила руку ему на грудь. – Подожди минутку…
– О'кей. – Ной сам удивился, каких гигантских усилий ему стоило сделать этот шаг и оторваться от ее тела. – Этого достаточно?
– Да… Я не собираюсь делать вид, что не ждала или не хотела этого. Меня действительно влечет к тебе. Но уступать этому инстинкту я не собираюсь.
– Почему?
– Потому что это глупо. Но… – Она снова взяла бокал – свой или его? – и сделала глоток, не сводя с Ноя глаз. – Если бы я решила сделать глупость, то легла бы с тобой в постель. Я не против секса и думаю, что ты хороший любовник.
Он открыл рот, но тут же закрыл его и откашлялся.
– Извини. Сейчас я отдышусь и соображу… Ты размышляешь, не стоит ли тебе сделать глупость и лечь со мной в постель?
– Верно. – «Замечательно, – подумала Оливия и сделала еще один глоток. – Просто замечательно». Наконец-то ей удалось сбить его с ритма. – Разве ты клонил не к этому?
– Ну… наверно. Но делал это весьма неуклюже, да?
– В твоем поцелуе не было ничего неуклюжего.
Ной потер ладонью щеку. С чего он взял, что знает ее вдоль и поперек?
– Почему я чувствую себя так, словно должен сказать тебе спасибо?
Она засмеялась и пожала плечами.
– Послушай, Ной, зачем смешивать здоровые животные инстинкты с чувствами и искать оправдания? Я не очень часто занимаюсь сексом, потому что… ну, во-первых, дел много, а во-вторых, я разборчива. Но когда занимаюсь, то считаю это естественным, а иногда приятным занятием, которое не следует портить жеманством и притворством. Иными словами, подхожу к этому как мужчина.
– Ага, понял. Гм-м…
– Если тебя это не устраивает, не стоит строить иллюзии. – Она допила вино и отставила бокал. – Кстати, я припоминаю, что ты говорил об обете целомудрия, так что, может быть, весь этот разговор вообще ни к чему?
– Ну, я пока такого обета не давал. Только так, подумывал…
– Значит, нам обоим есть о чем подумать. А теперь мне действительно пора.
– Я отвезу тебя.
– Сойдет и такси.
– Нет, отвезу. От вождения проясняется в голове. Ты очаровательна, Оливия. Ничего удивительного, что ты так надолго врезалась мне в душу. – Он снова взял ее за руку; казалось, Оливия начинала к этому привыкать. – Твои вещи все еще в машине, верно?
– Да.
– Тогда пошли. Давай ключи.
Оливия выудила их из кармана, отдала Ною, и они пошли к выходу.
– Разве ты не будешь включать сигнализацию?
– А, черт! Верно. – Говори, приказал он себе, набрав код и захлопнув дверь. Нужно было сменить тему; прежней его нервная система просто не выдержала бы. – Ты легко добралась сюда?
– У меня была карта. А в картах я разбираюсь. Машина у тебя хорошая, – добавила она, устроившись на пассажирском сиденье. – Слушается руля идеально.
– Сумеешь открыть крышу? Она слегка улыбнулась.
– Попробую. – Когда машина набрала скорость и в лицо ударил порыв ветра, Оливия засмеялась от удовольствия. – Да это настоящая пуля! Сколько раз в год тебя штрафуют за превышение скорости?
Он подмигнул.
– Я сын копа. И очень уважаю закон.
– О'кей. Сколько раз в год отцу приходится хлопотать за тебя?
– Какие счеты между родными? Слушай, раз уж ты здесь… Отец будет рад увидеть тебя. И мать тоже.
– Если будет время. Я пока не знаю, какие планы у тети.
– Я думал, ты не любишь притворства. Оливия взяла темные очки, оставленные ею на приборной доске, и надела их.
– Ладно. Я не знаю, сумею ли справиться с собой, если увижу его. Не знаю, как вообще переживу эти несколько дней. Я приехала специально для того, чтобы проверить себя.
Она опустила стиснутые кулаки на колени.
– Я не помню Лос-Анджелес. Все, что я помню, это… Ты знаешь, где стоит… нет, стоял дом моей матери?
– Да. – Надо будет договориться с нынешними владельцами об экскурсии.
– Поезжай туда. Я хочу туда.
– Лив, ты не сможешь войти внутрь.
– И не нужно. Я хочу посмотреть на него снаружи.


Страх что-то нашептывал на ухо, по коже бежали мурашки. Но она заставила себя постоять у ворот. Стены, окружавшие участок, были высокими, толстыми и ослепительно белыми. Дом стоял вдалеке и скрывался за деревьями, но она видела его очертания. Он был таким же ослепительно белым, с красной черепичной крышей.
– Здесь есть сады. Не помню, сколько их было. Чудесные сады с экзотическими деревьями. Один из них был разбит под огромными тенистыми деревьями. В нем был пруд с золотыми рыбками и кувшинками. А над прудом – мостик. Белый мостик. Мама говорила, что он как из сказки.
Оливия скрестила руки на груди, ссутулилась, как будто ей было холодно.
– А в другом росли только розы. Десятки розовых кустов. Когда я родилась, он купил белый розовый куст и сам посадил его. Я помню, что он говорил мне об этом. Посадил его сам, потому что этот куст был особенный. Когда он уезжал из города или возвращался домой, то всегда клал мне на подушку белую розу. Интересно, какими эти сады стали теперь…
Ной молчал. Просто растирал ладонью затылок и слушал.
– Дом был такой большой. Он казался мне дворцом. Парящие потолки и огромные окна. Комната за комнатой, комната за комнатой, и каждая из них отличается от другой. Я спала в кровати под балдахином. – Она сильно вздрогнула. – Теперь я не могу спать под чем-то. До сих пор я не понимала, почему. Кто-нибудь каждый вечер рассказывал мне сказку. Мать или он, а если их не было, то Роза. Но у Розы сказки были неинтересные. Иногда они устраивали вечеринки, а я лежала в кровати и слышала музыку и смех. Моя мать любила гостей. В доме постоянно кто-то был. Тетя Джейми, дядя Дэвид. Ее агент, дядя Лу. Он всегда приносил мне мятную палочку. Такую толстую, старомодную. Понятия не имею, где он их брал.
Часто приходил Лукас Мэннинг. Должно быть, это было тогда, когда мой… он ушел. – Она не могла сказать «мой отец». Просто не могла выговорить эти слова. – Я помню Лукаса в доме и на берегу пруда. Он умел рассмешить мою мать. Лукас казался мне хорошим, но как-то по-другому, чем остальные. Дети знают, когда перед ними притворяются. Я хотела, чтобы Лукас мне нравился, потому что он смешил маму, и в то же время мне хотелось, чтобы он перестал приходить, потому что тогда он мог бы вернуться домой.
Она опустила голову и уперлась лбом в ворота.
– И он вернулся. Вернулся домой и убил ее. А я не могу сделать это. Не могу сделать это. Не могу.
– Все в порядке. – Ной привлек ее к себе и продолжал крепко держать даже тогда, когда Оливия уперлась кулаками в его грудь, стараясь отстраниться. – И не нужно. Пойдем, Оливия.
Она открыла глаза и заставила себя снова взглянуть на белеющий вдали особняк.
– Я бегу от него и бегу к нему всю свою жизнь. Но на этот раз я выбрала направление и никуда не сверну.
Ною хотелось взять ее на руки, убаюкать, отнести в машину и увезти. Но кто-то уже делал это всю ее жизнь.
– Лив, когда ты убегаешь, это бежит за тобой. И всегда догоняет.
Испугавшись, что он прав и что чудовище гонится за нею по пятам, Оливия повернулась и быстро пошла к машине.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные кошмары - Робертс Нора



Хороший роман. Детективная линия развита больше чем любовная, но все вместе очень и очень неплохо. С подобным сюжетом есть роман у другого автора, пока не вспомнила у кого:)
Ночные кошмары - Робертс НораЮлия Р.
27.11.2012, 15.25





Хорошие романы. Аналогичный сюжет у этого же автора - роман "Лицо в темноте"
Ночные кошмары - Робертс НораСветлана
23.10.2014, 9.57





Замечательный роман. Обе линии интересны: и любовная , и детективная! Читается легко и быстро. Рекомендую. Твердая десятка!
Ночные кошмары - Робертс НораВиталия
25.01.2015, 15.37





ни чо кошмарного
Ночные кошмары - Робертс НораВова
27.05.2015, 21.52





согласен
Ночные кошмары - Робертс Норапавел
27.05.2015, 21.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100