Читать онлайн Ночные кошмары, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные кошмары - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные кошмары - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные кошмары - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ночные кошмары

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Будильник прозвонил в шесть часов утра. Ной шлепнул по кнопке, открыл глаза и посмотрел в окно, шел дождь. Ной решил сделать то, что в такое дождливое утро сделал бы всякий нормальный человек. То есть уснуть снова.
Но несколько часов блаженного забытья не стоили фырканья и насмешливых комментариев, которые в этом случае непременно сделала бы Оливия. Как бы там ни было, Ной вылез из постели, побрел в душ, заставивший его слегка встряхнуться, вылез обратно и через несколько минут, окончательно стряхнув с себя сон, начал одеваться.
Ему казалось, что отправиться в лес под таким дождем может только сумасшедший. Он был уверен, что Оливия знала про дождь и нарочно организовала этот поход, чтобы отплатить ему за насмешки. Эта мысль не оставляла его, пока Ной спускался в холл, где он обнаружил небольшую группу людей, одетых по-походному.
Ной с изумлением заметил, что большинство туристов было в прекрасном настроении.
Оливию он увидел сразу же, как только вышел наружу. Она стояла в полумраке, дождь стучал по ее широкополой австралийской шляпе; у ног, обутых в ботинки, клубился туман. Она разговаривала с четверкой туристов.
Оливия кивнула Ною:
– Готов?
– Да, – вызывающим тоном ответил он.
– Сейчас проверим. – Она смерила его взглядом с головы до ног. – Ну что, герой, давно ты вынул эти ботинки из коробки?
Час назад, подумал Ной. А купил он их в Сан-Франциско.
– Я не ходил в походы несколько лет. Но если мы не собираемся совершать восхождение на Маттерхорн
type="note" l:href="#note_8">[8]
, я справлюсь. Я в форме.
– Форма, полученная в оздоровительном клубе. – Она потрогала пальцем его плоский живот. – Кстати, в неплохом. Но тут тебе не тренажеры. Где твоя фляжка?
Раздосадованный, Ной вытянул руку, сложил ладонь ковшиком и подставил ее под дождь. Оливия только покачала головой.
– Подожди минутку. – Она повернулась и вошла в вестибюль.
Оливия вернулась с пластиковой бутылкой на петле.
– Всегда надо брать с собой воду, – сказала Оливия и, к удивлению Ноя, начала прикреплять бутылку к его поясу.
– Спасибо.
Оливия едва заметно улыбнулась, пожала плечами, щелкнула пальцами, и собака, крутившаяся около Ноя, немедленно подбежала к хозяйке.
– Пошли.
Над землей курился туман, скользил между деревьями и окутывал побеги папоротника. По листьям монотонно стучал дождь. Когда они вошли в лес, стало темнее; полумрак давил так, словно имел вес, и превращал туман в призрачную реку.
– Боже, что за место… – Ной вдруг почувствовал себя маленьким и беззащитным. – Так и кажется, что вот-вот из тумана протянется когтистая лапа и схватит тебя за ногу. Успеешь издать только короткий крик, а потом… последний хрип.
– Ах, так ты слышал о Лесном Пожирателе?
– Брось.
– Исчезает примерно пятнадцать туристов в год. – Она дернула плечом, словно отгоняя от себя неприятную мысль. – Мы обычно не разглашаем эту информацию. Не хотим отпугивать посетителей.
– Отлично, – пробормотал Ной, но все же с опаской огляделся по сторонам. – Просто отлично.
Оливия вынула фонарик и посветила прямо перед собой. Луч разрезал полумрак, и вокруг заклубились причудливые тени.
Лекция началась. Ной вполуха прислушивался к словам Оливии. Голос у нее был чарующий и слегка хрипловатый. Она говорила ясным языком, доступным для дилетантов.
«Достаточно просто смотреть, – думал Ной. – Достаточно просто быть здесь, видеть силуэты, тени и ощущать непривычный, но чем-то приятный запах сырости или гниения». Ной все больше и больше ощущал какое-то необъяснимое колдовство окружающего мира. Природа ли так действовала на него, или это дождливое хмурое утро таило в себе неожиданную, незнакомую ему прежде прелесть, или так действовал на него чарующий голос Оливии?
Дождь и туман не мешали видеть спокойное зеленое сияние. В густых побегах папоротника и кочках, покрытых мхом, была заключена какая-то иная, нездешняя реальность. Все кругом сочилось влагой и мерцало.
Он услышал треск и поднял голову как раз вовремя: толстый сук рухнул сверху и с треском ударился о землю. Ной успел отступить в сторону в последнюю секунду.
– Синяя Борода, – с насмешливой улыбкой бросила Оливия.
Ной оглянулся на сук и решил, что тот действительно мог бы прихлопнуть его насмерть.
– Какое счастье, что мы не женаты, осталась бы ты вдовой.
– Иногда мох, обвивающий ветки, впитывает в себя слишком много воды и перегружает ветку. Сук не выдерживает тяжести и ломается. – Оливия вдруг резко остановилась и подняла руку. – Тише, – прошептала она и жестом велела Ною укрыться за толстым стволом ели.
– Что?
Она только покачала головой и прижала два пальца к губам Ноя, словно запечатывая их. «Что будет, если я поцелую их?» – подумал он. А потом услышал то, что заставило Оливию напрячься, а собаку задрожать.
Неожиданно для себя самого Ной покровительственным жестом положил руку на плечо девушки и сквозь деревья и переплетение лоз посмотрел туда, откуда доносились глухие, но мощные звуки.
Они появлялись из тьмы и рассекали реку тумана. Двенадцать… нет, пятнадцать, поправил себя Ной. Пятнадцать огромных лосей с рогами, как короны.
– А где же их дамы? – пробормотал он в пальцы Оливии, чем заслужил короткий гневный взгляд.
Один из рогачей издал низкий трубный рев, от которого затряслись деревья. Потом лоси двинулись в зеленую тень, и земля гудела в такт их шагам. Ною показалось, что он ощутил их запах. В этом запахе было что-то дикое и жутковатое, но они уже уходили, плавно скользя среди деревьев.
– Самки, – наконец ответила Оливия, – передвигаются стадами с более молодыми самцами. А старые самцы – которых мы только что видели – кочуют более мелкими стадами до конца лета. Осенью все ограничения снимаются, и они начинают бои друг с другом. Проигравший становится изгоем, а победитель – обладателем гарема.
– Гарема, вот как? – Он усмехнулся. – Забавно… Так это и есть лоси Рузвельта, о которых ты рассказывала вчера?
Если она и удивилась тому, что Ной слушал ее и даже что-то запомнил, то не подала виду.
– Да. Весной они часто проходят по этой тропе.
– Тогда я рад, что мы выбрали этот маршрут. Они огромные. Куда больше Бемби и его родичей.
– Бемби и его родичей ты сможешь увидеть тоже. В сезон кочевья их здесь много.
– Не сомневаюсь. А почему она не лает? И не бежит за ними? – спросил он, кладя руку на голову Ширли.
– Подчиняется инстинкту. Ты ведь у нас умница, правда? – Она наклонилась, потрепала собаку, а потом размотала прикрепленный к поясу поводок и прикрепила его к ошейнику.
– Зачем это?
– Мы выходим из владений Макбрайдов. На территории, принадлежащей правительству, собак следует держать на поводке. Нам это не по нраву, правда? – спросила она Ширли. – Но таковы правила. Или… – Она выпрямилась и посмотрела Ною в глаза. – Если с тебя достаточно, мы можем вернуться.
– Я думал, мы только начали.
– Тебе решать.
Они пошли дальше. Выбранная Оливией тропа становилась все круче. Освещение понемногу менялось и вскоре стало ярко-зеленым, посеребренным слабым солнечным светом, который пробивался сквозь небольшие пробелы в хвое. Между деревьями замелькали полевые цветы, создававшие яркий контраст со множеством оттенков зеленого.
– Это напоминает подводное плавание.
– Что именно?
– Подводное плавание с дыхательной трубкой, которым я занимался в Мексике, – пояснил Ной. – При известном навыке можно нырнуть глубоко и плыть под водой достаточно долго. Освещение непривычное – не зеленое, как здесь, а разное, потому что поверхность воды преломляет солнечные лучи. Все становится мягким, нежным и меняет форму. Ты когда-нибудь плавала с трубкой?
– Нет.
– Тебе бы понравилось.
– С чего ты взял?
– Ну… Ты сбрасываешь с себя привычные представления и оказываешься в чужом мире. Никогда не знаешь, что увидишь в следующий миг. Ты любишь сюрпризы?
– Вряд ли…
– Врушка, – улыбнулся он. – Все любят. Кроме того, ты натуралист. Может быть, жизнь моря не твой конек, но тебе бы понравилось. Пару лет назад мы с другом Майком провели две незабываемые недели в Косумеле.
– Занимаясь подводным плаванием?
– Ага. А чем ты занимаешься в последнее время?
– Вожу по лесу городских парней, не вызывающих у меня ничего, кроме злости.
– Я не злил тебя как минимум час. По секундомеру… Оп!
Вот оно.
– Что? – Сбитая с толку, Оливия обернулась.
– Ты улыбнулась. На этот раз не сумела сдержаться и улыбнулась мне. – Он прижал руку к сердцу. – Вот теперь я влюбился. Давай поженимся и заведем еще несколько лабрадоров.
Она фыркнула.
– Ну вот, ты опять разозлил меня. Засекай время.
– Нет, не разозлил. – Он зашагал с ней в ногу. Приноровиться к походке Оливии оказалось очень легко. – Лив, я снова начинаю нравиться тебе. Ты не можешь справиться с собой.
– Я могу быть терпимой, но от терпимости до симпатии очень далеко… Но вернемся к нашим баранам. Если ты посмотришь по сторонам, то увидишь кислицу, печеночник…
– Вот печеночника мне только и не хватало… Ты когда-нибудь ездила в Лос-Анджелес?
– Нет. – Она подняла глаза, но не осмелилась встретиться с ним взглядом. – Нет.
– Ты могла бы как-нибудь навестить тетю.
– Они приезжают сюда. Как минимум дважды в год.
– Должен тебе сказать, мне трудно представить Джейми бродящей по лесам. Она очень светская дама. Впрочем, раз она выросла здесь, ей легко здесь освоиться. А как себя здесь чувствует ее муж?
– Дядя Дэвид? Он любит ее настолько, чтобы приезжать и позволять моей бабушке таскать его ловить рыбу на озеро. Так ведется годами, хотя все давно знают, что он ненавидит рыбалку. Если очень не повезет, Дэвид действительно умудряется что-то поймать, и тогда ему приходится чистить рыбу. Как-то раз мы уговорили его пожить в палатке.
– Только один раз?
– Думаю, именно так тетя Джейми получила свое ожерелье с жемчугом и бриллиантами. Это был выкуп за то, что она больше никогда не заставит его спать в лесу. Ни сотового телефона, ни портативного компьютера, ни обслуживания в номере… – Она покосилась на Ноя. – Думаю, это относится и к тебе.
– Ну, я могу отказаться от сотового телефона когда угодно. У меня нет такой привычки. А ночевать под открытым небом мне приходилось достаточно.
– В палатке, разбитой на заднем дворе.
– И в лагере для бойскаутов.
Она снова весело засмеялась, сама не замечая этого.
– Ты никогда не был бойскаутом.
– Был. Правда, очень недолго, в блаженном возрасте шести с половиной лет. Но мне внушала отвращение форма. Особенно эти уродские панамы.
Ной слегка отклонялся от намеченной цели, но не хотел прерывать течение беседы. Все же ему удалось разговорить ее.
– А ты не была герлскаутом?
– Нет. Я всегда терпеть не могла ходить стадом.
– И не хотела носить их дурацкие тюбетейки.
– Это тоже сыграло роль. Как ботинки, не жмут?
– Нормально. Фирма есть фирма.
– Ты что-то запыхтел, герой.
– Я не пыхтел. Это Ширли. Слушай, почему я называю тебя по имени, а ты меня нет?
– Язык не слушается. – Она постучала пальцем по бутылке, болтавшейся на его поясе. – Попей. Смажь мышцы. Сейчас ты заметишь, что лозы дикого винограда стали выше, чем внизу. И что сквозь растительность просвечивает голая земля. Мы поднялись на сто пятьдесят метров.
Перед ним снова открылись дымящиеся пики, зеленые долины и небо цвета полированной стали. Дождь прекратился, но земля под ногами все еще была мокрой, а воздух имел такой же вкус, как и вода в бутылке.
– Как называется это место?
– Мы вышли на Тропу трех озер.
– Здесь не очень-то приветливо, верно?
– Да. Природа безжалостна.
– Странно… Мне казалось, что ты предпочитаешь ее людям.
– Так оно и есть. Ну что, отдышался?
– Я вовсе не запыхался. Ни капельки.
– Если мы перейдем мост, то окажемся на маршруте длиной еще в шесть километров и придем к озерам. Но можем и повернуть.
– Еще шесть километров я выдержу.
– Раз так, пошли.
Они прошли по мосту, переброшенному через Биг-Крик. Ной услышал грохот воды, почувствовал силу дувшего навстречу ветра и напрягся всем телом. Оливия шла впереди с таким видом, как будто они гуляли по бульвару Уилшир.
Ной готов был ее возненавидеть.
Еще через полтора километра Ноя подвели ноги. Пятки молили о пощаде. Оливия не удосужилась предупредить, что последний отрезок пойдет в гору. Он заскрежетал зубами, но не сбавил шагу.
Нужно было чем-то отвлечься от ощущений предавшего его тела. Он заставил себя думать о массаже, который закажет в ту же минуту, как только вернется. О близком ленче. Чем-то угостит его Оливия?
Краем глаза он уловил какое-то движение и поднял взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть тень, шмыгнувшую через расступившиеся деревья.
– Что это было?
– Белка-летяга. Редкое зрелище для этого времени суток. Они ведут ночной образ жизни.
Пока они шли наверх, Ной почти забыл про ноющие мышцы. По земле и деревьям сновали бурундуки, весело треща и переругиваясь между собой. Ястреб, паривший у них над головой с гордо распростертыми крыльями, издал злобный крик, которому откликнулось несшееся отовсюду эхо. На земле лежало отливавшее угольным блеском перо ворона. Вдали показался клочок снега.
– Можем остановиться здесь. – Оливия скинула с плеч рюкзак, наклонилась, чтобы открыть его, и смерила Ноя задумчивым взглядом. – Не думала, что ты справишься с таким маршрутом и ни разу не захнычешь.
– Пару раз я готов был захныкать, но дело того стоило.
Он бросил восхищенный взгляд на три озера, каждое из которых напоминало старинное круглое зеркало. В их рябой поверхности отражались горы.
– Вот тебе премия за то, что не хныкал. Это фирменное блюдо моей бабушки. Мясной суп с ячменной крупой.
– Ух… Быка бы съел.
Она вынула из рюкзака маленькое одеяло.
– Подстели и садись. Быка здесь нет, но заморить червячка сможешь. А заодно забудешь про боль в ногах.
– Я прихватил кое-что из подаренных тобой фруктов. – Он улыбнулся и расправил одеяло. – На тот случай, если ты решила уморить меня с голоду.
– Нет, я решила бросить тебя в лесу и посмотреть, найдешь ли ты дорогу назад. Но мне нравятся твои родители. Не стану же я их расстраивать…
Ной подобрал ноги и принял у нее чашку кофе из термоса. Ему хотелось снять с Оливии шляпу и прикоснуться к ее чудесным волосам.
– Только родители? А я сам тебе не нравлюсь? Думаю, за эти годы ты могла бы сменить гнев на милость.
– Не было повода…
Он погладил по голове Ширли, которая подошла и понюхала чашку.
– А вот твоей собаке я нравлюсь.
– Это собака моего деда. И привыкла пить даже из туалета. Так что на ее вкус полагаться не приходится.
– Трудная ты женщина, Лив. Но кофе у тебя отличный. Если мы поженимся, ты будешь варить его каждое утро, а я за это буду обращаться с тобой, как с королевой.
– А если кофе будешь варить ты, а я буду обращаться с тобой, как с рабом?
– Если только ты не будешь меня связывать и предъявлять сексуальные требования. Видишь ли, недавно я дал обет целомудрия.
Она снова засмеялась и открыла второй термос.
– Со мной твоему обету ничто не грозит.
– Что ж, это снимает бремя с моей души. О боже, пахнет потрясающе.
– Моя бабушка – замечательная повариха. – Она наклонила термос с широким горлышком и наполнила бульонные чашки.
– Стало быть, я могу прийти к вам пообедать? Оливия уставилась на термос и завинтила крышку.
– Когда вчера вечером я пришла домой, она плакала. Дедушка сообщил ей, что ты здесь, объяснил, зачем ты приехал, и сказал, что уже разговаривал с тобой. Не знаю, о чем они говорили, но с тех пор они не сказали друг другу ни слова. И она плакала.
– Мне очень жаль.
– В самом деле? – Она подняла взгляд. Ной ожидал увидеть в ее глазах слезы, но они были сухими и жаркими. – Жаль, что ты снова причинил им боль, заставил поссориться людей, которые любят друг друга пятьдесят с лишним лет, и впутал меня в эту историю?
– Да. – Он прямо смотрел ей в глаза. – Жаль.
– Но ты все равно напишешь свою книгу.
– Да. – Ной поднял чашку. – Напишу. Дело зашло слишком далеко, чтобы отступать. И учти еще одно, Лив. Если я отступлюсь, Тэннер не откажется от своего замысла. Просто расскажет свою историю кому-нибудь другому. А этот другой едва ли будет о чем-нибудь жалеть. Едва ли будет соблюдать осторожность и заботиться о том чтобы все написанное им было правдой. Он не будет знаком с вашей семьей даже так шапочно, как я, и ваши чувства не будут иметь для него никакого значения.
– Стало быть, ты чувствуешь себя спасителем?
– Нет. – Ной дал ей излить свою горечь, хотя слегка поежился. – Я писатель. Причем хороший. Я не строю иллюзий, что эта книга сможет что-нибудь изменить, но надеюсь ответить на многие вопросы.
«Был ли он так уверен в себе раньше? – подумала Оливия. – Вряд ли. За последние шесть лет мы оба выросли».
– Слишком поздно для ответов.
– Не согласен. Не думаю, что ответы могут опоздать. Лив, выслушай меня. – Он снял шляпу и провел рукой по волосам. – Есть вещи, которых я не мог объяснить тебе раньше.
– Я уже сказала…
– Черт побери, дай мне закончить! Когда все это случилось, мне было десять лет. Я считал отца великим героем и считаю так до сих пор. И знал о его работе куда больше, чем положено знать десятилетнему парню. Во всяком случае, не только то, что он ловит преступников. Для меня имело значение то, как он это делает. Я был глазастым парнишкой. Когда он вернулся домой после убийства твоей матери, его нельзя было узнать – он постарел на десять лет. Иногда он приходил с работы усталым до полусмерти, но я никогда не видел его горя. И не смог этого забыть.
– Разве тебе безразлично, что ты снова воскрешаешь боль? – спросила Оливия.
– Нельзя воскресить то, что не умирало. А эта боль не умирала никогда. Ни для кого из вас… Я видел тебя по телевизору, – продолжил он. – Они показывали этот сюжет десятки раз. Ты выбежала из дома. Плакала и зажимала уши. Плакала навзрыд.
Она прекрасно помнила этот момент. При желании могла вспомнить его во всех подробностях. Но чаще вспоминала вопреки желанию.
– Ты хочешь сказать, что до сих пор жалеешь меня?
– Чтобы ты бросила эту жалость мне в лицо? – Ной покачал головой и, не сводя с нее глаз, начал размешивать бульон. Оливия больше не была испуганной и беззащитной маленькой девочкой. Она затвердела, а если в ближайшее время не вырвется из-под своего стеклянного колпака, то окончательно окостенеет. – Я не собираюсь делать этого. Не буду заставлять и подталкивать. Мы изложим это с твоей точки зрения.
– Не знаю, соглашусь я или нет, – после паузы сказала она. – Но и не подумаю говорить с тобой, пока ты не пообещаешь не трогать мою бабушку. Оставь ее в покое. Она не может этого вынести. Я не позволю тебе тревожить ее.
– Ладно. Ты хочешь, чтобы я подписался кровью?
– Не мешало бы. – Она ела только потому, что нужно было набраться сил для обратного пути. – Можешь не рассчитывать на мое доверие.
– Когда-то ты мне доверяла. И научишься доверять снова. Еще до того, как мы закончим все это.
– Ты поразительно самоуверен… Вон, смотри, на озере пара уток-арлекинов. В дальнем конце.
Ной поднял взгляд. Он уже привык к тому, что Оливия обращает его внимание на природу, когда хочет сменить тему.
– Я пробуду здесь неделю, – сказал он. – Мой домашний телефон есть у вас на регистрации у дежурного. Если ты не решишь этот вопрос до моего отъезда, то сможешь связаться со мной позже. Я сразу приеду.
– Я подумаю. – Она вынула из банки печенье и протянула Ширли. – А сейчас помолчи. Лучшее из всего, что здесь есть, – это тишина.
Довольный достигнутым, Ной занялся бульоном. Он хотел спросить, а нет ли здесь еще чего-нибудь хорошего, как вдруг откуда-то донесся страшный вопль. Ной едва не выронил чашку и тут же вскочил.
– Оставайся здесь, – приказал он. – Не сходи с места.
Оливия открыла рот и секунд пять не сводила с него широко открытых глаз. Когда Ной повернулся, готовый устремиться на крик, она с трудом поднялась на ноги.
– Постой. Подожди! – Дыхание со свистом вырывалось из ее груди. Она не знала, что делать – то ли вцепиться в него, то ли просто преградить дорогу. Наконец она схватила Ноя за рукав, дернула и едва удержалась на ногах, когда на нее наскочила Ширли, уверенная, что наконец-то началась игра.
– Кто-то попал в беду. – Вопль раздался снова, и Ной решительно отстранил ее. – Оставайся здесь, пока я не…
– Это сурок. – Она боролась со смехом. – Скорее всего, олимпийский.
– Это еще что за тварь?
Она сумела сделать серьезное лицо.
– Иначе называемый скалистым сурком, или свистуном. Впрочем, сигнал тревоги, который он издает, не является свистом, поскольку производится с помощью голосовых связок. Так что это не визг оскорбленной дамочки, а… смотри сам.
Все еще держа его за рукав, Оливия кивнула в сторону скал. На отрог неуклюже выбрались два грузных серо-бурых сурка. Один из них встал на задние лапы, понюхал воздух и подозрительно посмотрел на собаку и людей.
– Они только что пробудились от спячки. Обычно впадают в ступор в сентябре и не выходят на поверхность до мая. Чаще всего не удаляются от своих нор. И подают ранний сигнал опасности, потому что передвигаются медленнее своих врагов.
– Потрясающе… – Он повернулся и с прищуром посмотрел на Оливию.
– Ну, ты и смельчак. Я чувствовала себя в полной безопасности от ужасных сурков-мародеров.
– Ехидна! – Он поднес кулак к ее подбородку… и застыл на месте. В ее золотистых глазах светился смех, улыбающиеся губы были нежными и мягкими. На щеках играл румянец, а волосы трепал ветер.
Ной увидел, что ее глаза опасно потемнели. Так же, как несколько лет назад. Его пальцы сами собой разжались и мягко обхватили ее подбородок. Когда губы Ноя прижались к ее губам, в его мозгу что-то щелкнуло и внутренний голос крикнул: «Ошибка!» Но другая рука уже гладила ее волосы, а зубы покусывали полную нижнюю губу и не могли от нее оторваться.
Сначала Оливия дернулась, как будто прикосновение его губ ошеломило ее, а затем застыла на месте. Он ощущал трепет ее тела и тепло губ. Ной прижал Оливию к себе и снова поцеловал. Он сознавал, что с этой дороги ему уже не свернуть.
Оливия хотела оттолкнуть его, остановить в тот же миг, как только увидела желание в его глазах и почувствовала ответный жар в крови. Взрыв ответного чувства, вдруг вырвавшегося наружу, как струя гейзера, парализовал ее. Она продолжала стоять, держась за его рукав и ощущая звон в ушах. Она ждала большего, ждала так же, как когда-то. Точно так же…
Их обдувал ветер, проникал под куртки, вздыхал в деревьях, а она все еще не могла сдвинуться с места. Ни к нему, ни от него. Ни обнять, ни оттолкнуть.
Это ощущение собственной беспомощности привело ее в ужас.
– Оливия. – Он гладил ее лицо, как завороженный.
Оба они изменились, но вкус и нежность ее губ остались прежними. Как и их взаимная тяга друг к другу. Все как прежде.
Ной отстранился. Ему было нужно посмотреть на нее. Необходимо.
– Оливия… – снова прошептал он.
Тут она очнулась и нашла спасение в гневе.
– Опять? Этого не должно было случиться! Его голос был тихим и серьезным.
– Это уже случилось.
«Нет, – сказала она себе. – Ни за что».
– Все по схеме. Как и тогда. – Она отвернулась и наклонилась к одеялу, чтобы собрать рюкзак.
«По схеме? О чем это она?» У Ноя кружилась голова. Он не мог собраться с мыслями, но сделал шаг вперед и притянул Оливию к себе.
– Послушай…
– Убери руки. – Оливия отстранилась. – Думаешь, я не знаю, зачем ты это делаешь? Ты не смог убедить меня с помощью логики и поэтому решил добавить физические стимулы. В точности как прежде.
– Нет, не знаешь! – Проявив недюжинную силу, Ной удержал Оливию на месте, когда она попыталась вырваться. – На этот раз тебе не удастся все вывернуть наизнанку! Ты прекрасно знаешь, что я не стал бы заказывать эту чертову экскурсию на четыре часа, чтобы проявить свои чувства! Если бы я хотел наброситься на тебя, то сделал бы это в тихом, теплом месте, не натирая мозолей на ногах!
– Ты и набросился на меня, – ледяным тоном уточнила она.
– Я не собирался этого делать. Это случилось само собой. И ты не сопротивлялась. Так оно все и было! И ты должна признать это!
Они яростно смотрели друг на друга, пока Ширли не заскулила и не протиснулась между ними.
– Ладно. – Оливия решила отступить с достоинством. – Я признаю, что ты воспользовался моей минутной слабостью.
– Это не слабость, – пробормотал он и отпустил ее. – Сколько ты будешь заставлять меня расплачиваться за ошибку, сделанную шесть лет назад? Как по-твоему, я должен просить у тебя прощения?
– Мне не нужны извинения. Я хочу забыть об этом.
– Но ты не можешь. И я тоже. Хочешь знать, сколько раз я думал о тебе?
– Нет, – быстро сказала она. – Ной, если мы еще хотим иметь дело друг с другом, то давай говорить о том, что есть сейчас, а не о том, что было когда-то.
– Это способ Макбрайдов? Если с чем-то трудно иметь дело, это надо закопать? – Он тут же пожалел о своих словах. И не потому, что это было нечестно, а потому, что ее глаза тут же стали беззащитными и несчастными. – Лив, извини…
Ной потянулся к ней и чертыхнулся себе под нос, когда она рванулась в сторону.
– Извини, – сказал он более решительно. – Сорвалось с языка. Но не тебе одной было больно. В тот день ты изрезала мне душу в кровь. Так что, может быть, ты права. Может быть, лучше махнуть на прошлое рукой и начать все сначала.
Они молча собрали вещи, стараясь не касаться друг друга. Вернувшись в лес, Оливия снова взяла на себя обязанности гида, пресекая любые попытки заговорить о чем-то личном.
Ной понял, что она снова заперлась в своей стеклянной витрине. Оливия была внутри, и прикоснуться к ней было невозможно.
«Может быть, это и к лучшему», – подумал Ной. Он больше не хотел прикасаться к ней. Не мог рисковать. Хотя бы ради собственного благополучия.
Последние два часа похода он мечтал о том, что по возвращении на базу сожжет свои ботинки и смоет вкус ее губ чем-нибудь покрепче.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные кошмары - Робертс Нора



Хороший роман. Детективная линия развита больше чем любовная, но все вместе очень и очень неплохо. С подобным сюжетом есть роман у другого автора, пока не вспомнила у кого:)
Ночные кошмары - Робертс НораЮлия Р.
27.11.2012, 15.25





Хорошие романы. Аналогичный сюжет у этого же автора - роман "Лицо в темноте"
Ночные кошмары - Робертс НораСветлана
23.10.2014, 9.57





Замечательный роман. Обе линии интересны: и любовная , и детективная! Читается легко и быстро. Рекомендую. Твердая десятка!
Ночные кошмары - Робертс НораВиталия
25.01.2015, 15.37





ни чо кошмарного
Ночные кошмары - Робертс НораВова
27.05.2015, 21.52





согласен
Ночные кошмары - Робертс Норапавел
27.05.2015, 21.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100