Читать онлайн Ночь разбитых сердец, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь разбитых сердец - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ночь разбитых сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Джо стояла у окна своей бывшей детской. За последние двад­цать лет вид отсюда не изменился. Сады вокруг «Приюта» по-прежнему терпеливо ждали прополки. Качались на легком вет­ру колокольчики, грели на солнце дерзкие личики фиалки, зо­лотились тюльпаны, охраняемые высокими копьями лиловых ирисов.
За цветами поднимались пальмы, а еще дальше – дубы, пря­тавшие в своей тени кружевные папоротники и множество уже распустившихся лесных цветов.
По небу неспешно скользили облака, отбрасывая на землю легкие тени, играя солнечным светом, меняя его оттенки от зо­лотистого до жемчужного. Мир, покой, сказочная идиллия. Если бы у нее были силы, она вышла бы сейчас из дома, пойма­ла на пленку эту картину и стала бы ее хозяйкой.
Внезапно Джо поняла, что ей не хватало всего этого, что она скучала по виду из окна комнаты, где спала первые восемнад­цать лет своей жизни.
Когда-то она проводила долгие часы в саду с матерью, учи­лась ухаживать за цветами, узнавала их нужды и привычки, на­слаждаясь ощущением земли под пальцами и теплом солнечных лучей. Птицы и бабочки, музыка ветра, скольжение пушистых облаков в высоком синем нёбе – бесценные воспоминания ран­него детства!
«Я так долго не вспоминала, – подумала Джо, устало отвора­чиваясь от окна. – Все эти картины – мысленные или запечат­ленные на пленку – мне так далеко удалось запрятать…»
Комната также мало изменилась. В семейном крыле «При­юта» до сих пор ощущалось присутствие Аннабелл – ее стиль и вкус. Для своей старшей дочери Аннабелл выбрала кровать со сложным узором на спинках и покрывалом из старинных ир­ландских кружев – семейной реликвией Пендлтонов. Джо лю­била гладить рукой это покрывало, такое приятное на ощупь, и всегда любовалась его рисунком.
На обоях цвета слоновой кости пышно цвели колокольчики, оконные рамы были теплого медового цвета.
Аннабелл всегда сама обставляла комнаты и не терпела слу­чайных вещей. Здесь были столики из клена, лампы с круглыми стеклянными абажурами и вазы, всегда полные свежих цветов. Она хотела, чтобы ее дети с ранних лет учились жить среди кра­сивых вещей и любить их. На полке маленького мраморного ка­мина стояли свечи, лежали морские раковины. Полки на проти­воположной стене были заполнены не куклами, а книгами. Даже ребенком Джо мало играла в куклы.
Аннабелл больше нет. В какой-то момент из этих последних двадцати лет она умерла, и ее предательство стало полным и окончательным…
Джо закрыла лицо руками. Боже милостивый, почему кому-то пришло в голову увековечить смерть Аннабелл на пленке?! И почему они послали это ее дочери?
«СМЕРТЬ АНГЕЛА»…
Джо ясно помнила слова, написанные печатными буквами на оборотной стороне фотографии. Она приложила руку к груди, пытаясь успокоить бешено колотившееся сердце. Какое извращение таится здесь? – спросила она себя. И какая угроза? Какая угроза лично ей?
Снимок был, он существует. И неважно, что, когда она выш­ла из больницы и вернулась в свою квартиру, фотография ис­чезла. Нельзя придавать большое значение этому исчезновению. Ведь если она признает, что вообразила себе ту картину, что у нее были галлюцинации, придется признать, что она поте­ряла рассудок!
А как можно смириться с собственным безумием?
Тем не менее, когда Джо вернулась из больницы, фотогра­фии не было. Все остальные снимки – ее собственные портре­ты – валялись на полу лаборатории, где она в панике рассыпала их. Но, как Джо ни искала, сколько часов ни провела, дюйм за дюймом обыскивая всю квартиру, она не нашла отпечаток, окончательно сломивший ее.
А что, если его никогда там не было?! Закрыв глаза, Джо при­жалась лбом к оконному стеклу. Если она выдумала его, значит, подсознательно хотела, чтобы та ужасная картина была реаль­ностью! Но в таком случае как это характеризует ее саму?
С чем ей легче смириться? С собственной психической не­стабильностью или со смертью матери?
Джо задохнулась и в ужасе прижала ладонь ко рту. Не думай об этом сейчас! – приказала она себе. Спрячь эти мысли, как ты спрятала фотографии. Запри их, пока не станешь сильнее. Если сорвешься, то опять окажешься в больнице и врачи снова начнут копаться в твоей душе и теле. Ты должна справиться!
Джо глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Необходимо держаться, пока не появятся силы задать вопросы, которые не­обходимо задать, и найти ответы, которые необходимо найти.
А пока следует что-то делать, что-то привычное. Попробо­вать притвориться, что это самый обыкновенный визит домой.
Джо посмотрела на чемоданы, стоявшие у кровати. Одна только мысль о том, что их надо открыть, достать одежду и раз­весить ее в шкафу, подавляла, лишала последних сил. Джо опус­тилась в кресло и закрыла глаза.
Сперва надо подумать и все спланировать. Самое практич­ное – составить список необходимых дел и распределить их в порядке важности. Так она обычно делала, и это всегда прино­сило наилучший результат. Возвращение домой было единст­венно возможным решением, значит, оно правильно и практич­но. И это лишь первый шаг, пообещала себе Джо. Только нужно немного прийти в себя, успокоиться, тогда она сможет мыслить ясно и придумает, что делать дальше.
Но она не успела ничего придумать и задремала, даже начала видеть сон.
Когда послышался стук в дверь, ей показалось, что прошло лишь несколько секунд. Джо вздрогнула, очнулась от сна, не понимая, где находится, затем вскочила, испытывая идиотское смущение от того, что ее застали спящей среди дня. Не успела она подойти к двери, как та открылась и показалась голова ку­зины Кейт.
– Ну, вот и ты. Господи, Джо, ты похожа на труп трехднев­ной давности. Сядь, выпей чаю и расскажи мне, что с тобой происходит, – озабоченно говорила Кейт, входя в комнату с чайным подносом.
Все та же Кейт! – подумала Джо и обнаружила, что улыбает­ся. Прямолинейная, строгая и властная Кейт…
– А ты выглядишь чудесно.
– Я слежу за собой. – Кейт поставила поднос на низкий столик и махнула рукой на кресло. – Чего не скажешь, глядя на тебя, девочка. Ты слишком худа, слишком бледна, а на голове – просто воронье гнездо. Но мы все это поправим.
Кейт проворно налила чай в две чашки с рисунком из вето­чек плюща, затем откинулась на спинку кресла, отхлебнула чаю и наклонила голову.
– А теперь выкладывай.
– Я взяла отпуск, – без запинки сообщила Джо; недаром она всю дорогу репетировала, как объяснит свой неожиданный визит. – На несколько недель.
– Джо Эллен, тебе не удастся обмануть меня.
И никогда не удавалось, усмехнулась про себя Джо. Никому из них не удавалось с того самого момента, как Кейт впервые вошла в их дом. Она приехала через несколько дней после ис­чезновения Аннабелл. Приехала на неделю и двадцать лет спус­тя все еще оставалась в «Приюте»…
Кейт была кузиной Аннабелл, именно поэтому ее все так на­зывали, и фамильное сходство проявлялось в глазах, цвете во­лос, фигуре. Но насколько Аннабелл была нежной и женствен­ной, настолько Кейт – прямолинейной и угловатой.
Впрочем, Кейт действительно следила за собой. По-мальчи­шески короткие, темные с рыжинкой волосы обрамляли умное живое лицо аккуратно и красиво. Кейт не увлекалась нарядами, но никогда не одевалась неряшливо. Юбки всегда наглажены, хлопчатобумажные блузки накрахмалены. Ногти коротко под­стрижены и покрыты тремя слоями светлого лака. До пятидеся­ти лет она сохранила подтянутую фигуру, со спины ее можно было принять за мальчишку подростка.
Кейт вошла в их жизнь в самый трудный момент и ни разу не дрогнула, не подвела. Она просто была рядом с ними, заставляя всех делать хотя бы самое необходимое. И, командуя, требуя, любя их, создавала по крайней мере иллюзию нормальной жизни.
– Я скучала по тебе, Кейт, – тихо сказала Джо. – Правда скучала.
Кейт пристально смотрела на нее несколько секунд, затем что-то дрогнуло в ее лице.
– Не думай, что я размякну, Джо Эллен. Я вижу, у тебя не­приятности, так что решай сама: или ты все расскажешь, или мне придется выпытывать, а это только отнимет время. Я ведь в любом случае обо всем узнаю.
– Мне нужно отдохнуть.
В этом можно было не сомневаться: по девочке видно, что ей необходим отдых. Хорошо зная Джо, Кейт решила, что вряд ли это затравленное выражение появилось в глазах племянницы из-за мужчины. Значит, остается работа. Работа, которая броса­ет ее в далекие, незнакомые, часто опасные места. Места войн и катастроф. И Кейт знала, что эта самая работа занимает в жизни Джо гораздо больше места, чем любые человеческие привязан­ности.
Малышка, подумала Кейт, моя бедная, любимая малышка! Что же ты с собой сотворила?
Она крепче сжала ручку чашки, чтобы сдержать дрожь в пальцах.
– Ты болела? Может быть, была ранена?
– Нет, нет, – Джо покачала головой. – Это просто перена­пряжение, стресс. Пожалуй, я слишком много работала послед­ние два месяца.
Брови Кейт сошлись на переносице в знаменитую «осуждаю­щую линию Пендлтонов».
– Джо Эллен, от какого такого перенапряжения ты теряешь вес и почему у тебя трясутся руки?
Джо сцепила на коленях предательски дрожащие руки и вы­давила улыбку.
– Давай будем считать, что я не следила за собой, но собира­юсь исправить свою ошибку.
Постукивая пальцами по подлокотнику кресла, Кейт изучала лицо Джо. Слишком измученное, чтобы обвинить в этом одну работу.
– Мне все-таки кажется, что ты болела.
– Да нет же! – Усилием воли Джо заблокировала воспоми­нание о больничной палате, почти уверенная, что Кейт способ­на прочесть ее мысли. – Просто небольшое переутомление. Я плохо спала последнее время. – Нервничая под упорным взглядом Кейт, Джо поднялась и стала искать сигареты в карма­не брошенного на кресло жакета. – Я писала тебе о договоре на книгу? Думаю, именно он выбил меня из колеи. – Она щелкну­ла зажигалкой. – Это для меня совершенно новая область.
– Но ты должна гордиться, а не доводить себя до болезни.
– Ты права. Совершенно права. – Джо выдохнула дым, изо всех сил стараясь не думать об Аннабелл и фотографиях. – Я как раз собираюсь отдохнуть.
Ладно, решила Кейт, на сегодня хватит.
– Хорошо, что ты вернулась домой. Пара недель стряпни Брайана, и ты снова наберешь вес. А нам тут не помешает по­мощь: большинство комнат и коттеджи забронированы на все лето.
– Значит, дела идут хорошо? – спросила Джо без всякого интереса.
– Людям необходимо отвлечься от собственных повседнев­ных дел и познакомиться с чужими. Большинство приезжаю­щих сюда ищет тишины и уединения, иначе они были бы в Хилтон-Хед или на Джекилле. Однако им все равно нужно чистое постельное белье и полотенца. – Кейт подумала о предстоящей сегодня работе и добавила: – Лекси, конечно, помогает, но она так же ненадежна, как всегда. Вполне может исчезнуть на целый день, бросив все домашние дела. У нее сейчас трудное время – приходится бороться с разочарованиями и неприятностями, но она растет.
– Кейт, Лекси двадцать четыре года! Она уже выросла.
– Некоторым, чтобы повзрослеть, нужно больше времени, чем другим. Это не недостаток, а реальный факт. – Кейт всегда была готова защитить одного из своих птенцов, даже если при­ходилось защищать его от пощипываний остальных.
– А некоторые так и не могут научиться смотреть в лицо ре­альности, – заметила Джо. – И тратят всю жизнь на то, чтобы обвинять в своих неудачах и разочарованиях кого-то другого.
– Алекса – не неудачница. Тебе никогда не хватало с ней терпения, как и ей – с тобой. Это тоже факт.
– Я и не просила ее быть со мной терпеливой! – Старые обиды вспыхнули и зашипели, как жир на сковородке. – Я ни­когда ни о чем ее не просила, и никого не просила!
– Да, Джо, ты никогда не просила, – спокойно сказала Кейт. – Потому что, если бы ты попросила, тебе пришлось бы дать что-то взамен. Возможно, если бы ты позволила им нуж­даться в тебе, пришлось бы признать, что ты нуждаешься в них? По-моему, пора вам всем перестать закрывать глаза на кое-какие вещи. Прошло два года с тех пор, как вы трое собирались вместе в этом доме.
– Я знаю, сколько лет прошло, – с горечью сказала Джо. – Но Брайан и Лекси встретили меня не более радушно, чем я ожидала.
– Может, ты получила бы больше, если бы ожидала боль­ше? – Кейт поджала губы и, помолчав, добавила: – Ты даже не спросила о своем отце.
Джо раздраженно загасила сигарету.
– И что ты хочешь, чтобы я спросила?
– Не разговаривай со мной так дерзко. Если ты собираешься жить в этом доме, то должна выказывать хоть какое-то уважение к его обитателям. И пока ты здесь, девочка, будешь помогать в гостинице. Твой брат слишком много взвалил на свои плечи в эти последние несколько лет. Пора семье присоединиться. Пора вам наконец стать семьей.
– Кейт, я не хозяйка гостиницы, и вряд ли Брайан захочет, чтобы я лезла в его дела.
– Не надо быть хозяйкой гостиницы, чтобы постирать белье, натереть полы или смести песок с веранды.
Ледяной тон тетки вызвал у Джо желание оправдаться.
– Я не говорила, что не буду работать, я только имела в виду…
– Я прекрасно знаю, что ты имела в виду, и говорю тебе, что мне до смерти надоело подобное поведение. Любой из вас ско­рее утопится в болоте, чем попросит помощи у родного брата или сестры. И вы скорее откусите себе язык, чем обратитесь к собственному отцу. Не знаю, соревнуетесь вы между собой или это просто глупое упрямство, но, будь добра, отложи обиды, пока ты здесь. Это – дом. Бог свидетель, давно пора вам всем почувствовать, что это – дом!
– Кейт… – начала Джо, но тетка решительно направилась к двери.
– Нет, я слишком рассержена, чтобы сейчас разговаривать с тобой..
– Я только хотела…
Дверь аккуратно закрылась, и Джо глубоко вздохнула.
Голова болела, сил по-прежнему не было, чувство вины ду­шило, словно затянутая на горле петля.
«Кейт не права, – в конце концов решила Джо. – Я действи­тельно чувствую, что вернулась домой».
Стоя на краю болота, Сэм Хэтуэй следил за парящим в небе ястребом, высматривающим добычу. Сегодня Сэм пешком при­шел сюда, к проливу между островом и материком, покинув дом перед самым рассветом. Он знал, что Брайан ушел из дома при­мерно в тот же час, но они не разговаривали. У каждого из них была своя жизнь, своя дорога.
Сэм редко брал джип, предпочитая ходить пешком. Он часто отправлялся к дюнам, чтобы посмотреть, как солнце поднима­ется над водой, окрашивая ее в кроваво-красный цвет, затем в золотистый и, наконец, в синий. Он мог пройти много миль по пустынному солнечному пляжу, оценивая эрозию и движение песка, оставляя раковины там, куда выбрасывало их море.
Он нечасто осмеливался бродить по лугам среди дюн: они ка­зались ему такими хрупкими, каждый шаг наносил ущерб, вы­зывал изменения. А Сэм ожесточенно боролся с изменениями.
Бывали дни, когда покой был необходим ему больше грохота волн и пламенеющего красками восхода солнца. Тогда он пред­почитал бродить по краю леса за дюнами, где озера и низины, заполняемые приливом, были полны жизни и музыки. Сэм мог долго стоять неподвижно, как терпеливая цапля, поджидающая беспечную рыбу.
Иногда среди прудов, покрытых тонкой пленкой ряски и окаймленных ивами, он забывал о мире, существовавшем вне его собственного. Здесь, в камышах, прятались аллигаторы, переваривая последнюю добычу, а черепахи – вполне возмож­но, их следующая трапеза, – примостившись на упавших ство­лах деревьев, грелись в лучах солнца. И они были большей ре­альностью для Сэма, чем люди.
И очень, очень редко Сэм забредал за пруды в лес: Аннабелл больше всего любила лес…
Ну а Сэма неодолимо притягивали болота с их тайнами. Он понимал их рост и увядание, жизнь и смерть. Природу он мог принять безоговорочно. Не люди создали все это, и, пока власть в его руках, ни один человек не сможет ничего здесь изменить.
У края трясины копошились крабы, деловито шныряя в булькающей, пузырящейся грязи. Сэм знал, что, когда он уйдет, еноты и другие хищники подкрадутся сюда, выловят этих дело­витых крабов и устроят пир. Но это тоже было частью кругово­рота природы.
Теперь, когда весна вступила в свои права, колышущаяся под ветром трава превратилась из темно-золотистой в зеленую и дерн покрылся первыми цветами. Сэм видел на острове более тридцати приходов весны, но по-прежнему не уставал любо­ваться ее расцветом.
Эта земля принадлежала его жене, переходила в ее семье от поколения к поколению. Но как только он ступил на эту землю, она стала принадлежать ему. Точно так же, как сама Аннабелл. Впоследствии оказалось, что это было иллюзией. Женщину он не удержал, но зато сохранил землю.
Сэм считал себя фаталистом и был уверен, что от судьбы не уйдешь.
Земля досталась ему от Аннабелл, и он любовно ухаживал за ней, пылко защищал и никогда не покидал! И хотя уже много лет он не поворачивался в ночи, пытаясь дотянуться до призра­ка жены, он находил ее повсюду, когда смотрел на остров.
Его боль и его утешение.
Там, где река подтачивала берег, торчали обнажившиеся корни деревьев. Кое-кто говорил, что необходимо укреплять бе­рега, но Сэм верил: природа знает, что делает. Если человек – даже с благими намерениями – попытается изменить течение реки, к каким последствиям это приведет?
Нет, он оставит все как есть, и пусть суша и море, ветер и дождь в борьбе разрешают свои разногласия.
Кейт стояла совсем близко, но Сэм был так погружен в себя, что не замечал ее. Она получила неожиданную возможность беспрепятственно понаблюдать за ним. Высокий жилистый мужчина с загорелой кожей и темными рыжеватыми, тронуты­ми сединой волосами. Упрямые, редко улыбающиеся губы, из­менчивые карие глаза, которые не улыбались вообще никогда. Глубокие морщинки веером разбегались от глаз, как ни стран­но, усиливая мужественную красоту лица.


Кейт знала, что, несмотря на кажущуюся угловатость, Сэм может двигаться беззвучно и с поразительной грацией, недости­жимой для горожан.
За двадцать лет он ни разу не выразил одобрения по поводу присутствия в доме кузины жены, но и не давал понять, что хочет, чтобы она уехала. Иногда в минуты слабости Кейт пыта­лась представить, что Сэм подумает, сделает или скажет, если она соберет вещи и покинет остров.
Но она не уехала и сомневалась, что когда-нибудь сможет это сделать.
Все эти двадцать лет, каждую минуту этих двадцати лет она любила Сэма Хэтуэя…
Кейт расправила плечи, сжала губы. Она подозревала, что Сэм давно почувствовал ее присутствие, но знала, что он не за­говорит первым.
– Джо Эллен приехала на утреннем пароме.
Сэм продолжал следить за кружащимся ястребом. Да, он знал, что Кейт здесь. Он также знал, что на болото ее привела какая-то определенная причина, которую она считает важной. Кейт не любила грязь и крокодилов.
– Зачем? – только и спросил он, чем вызвал нетерпеливый вздох Кейт.
– Это ее дом, не так ли?
– Кажется, она так не думает. Давно не думает, – медленно и явно неохотно сказал он.
– Что бы она ни думала, это все равно ее дом. А ты – ее отец и, несомненно, захочешь радушно принять ее.
Сэм попытался мысленно представить свою старшую дочь. И тут же увидел жену – с такой ясностью, что в нем вспыхнули отчаяние и гнев. Но в его голосе прозвучало полное безразличие.
– Я вернусь позже.
– Сэм, она не была дома почти два года. Ради бога, пойди и хотя бы поздоровайся с ней!
Сэм переступил с ноги на ногу. Он был раздражен, ему было не по себе. Впрочем, он всегда так реагировал на Кейт.
– Время есть, если, конечно, она не планирует уехать на дневном пароме. Насколько я помню, она никогда не могла долго усидеть на месте. И еле дождалась возможности сбежать с острова.
– Она уехала учиться, делать карьеру, строить свою жизнь. Это не предательство.
Сэм не шевельнулся, не издал ни звука, однако Кейт знала, что стрела попала в цель, и пожалела, что сочла необходимым выпустить эту стрелу.
– Сейчас она вернулась, Сэм. Не думаю, что в ближайшее время она уедет куда-нибудь, и дело не в этом.
Кейт подошла к нему, решительно взяла за руку и повернула лицом к себе. Иногда приходилось совать очевидное прямо под нос Сэму. И именно это она собиралась сейчас сделать.
– Джо плохо выглядит, Сэм. Ей больно. Она катастрофичес­ки похудела и бледна как смерть. Она говорит, что не болела, но я знаю, что это ложь. Она выглядит так, словно ее можно сва­лить с ног одной злой мыслью.
В первый раз в его глазах мелькнула тень беспокойства.
– Она пострадала во время работы?
Ну, наконец, подумала Кейт, однако постаралась не выка­зать удовлетворения.
– Это не физическая боль, – более мягко сказала она. – Это душевная рана. Я пока не знаю, в чем причина, но Джо на­верняка страдает. Ей необходим дом, семья. Ей необходим отец!
– Если у Джо проблема, она сама с ней справится, – нахму­рился Сэм. – Всегда справлялась.
– Точнее говоря, ей всегда приходилось справляться, – воз­разила Кейт. Ей вдруг захотелось как следует встряхнуть его и трясти до тех пор, пока не сорвется замок, на который он запер свое сердце. – Черт побери, Сэм, ты должен сейчас быть рядом с ней.
Он смотрел мимо Кейт на болота.
– Она уже давно выросла. Я больше не нужен ей, чтобы ле­чить ее царапины и ушибы.
– Нет, ты не прав. – Кейт отпустила его руку. – Она все еще твоя дочь. И всегда будет ею. Белл ушла не только от тебя, Сэм. – Его лицо окаменело, М Кейт яростно затрясла головой. – Брайан, Джо и Лекси тоже потеряли ее. Но было жестоко ли­шать их еще и отца!
Сэму сдавило грудь. Он отвернулся и уставился на болота, зная, что напряжение ослабнет, когда он останется один.
– Я сказал, что приду домой позже. Если у Джо Эллен есть что сказать мне, она может сказать это, когда я вернусь.
– Настанет день, когда ты поймешь, что и ты должен что-то сказать ей… Всем им!
Кейт оставила его одного, надеясь, что этот день придет не слишком поздно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь разбитых сердец - Робертс Нора



Очень интересная книга!Читайте,советую!
Ночь разбитых сердец - Робертс НораСария
10.07.2012, 15.06





Для тех кто любит читать хорошие вещи!
Ночь разбитых сердец - Робертс Нораива
18.07.2012, 23.26





Хороший любовно-детективный роман.
Ночь разбитых сердец - Робертс НораМари
20.02.2013, 0.55





Хороший роман, мне понравился 9/10
Ночь разбитых сердец - Робертс НораЕ
25.04.2014, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100