Читать онлайн Ночь разбитых сердец, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь разбитых сердец - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ночь разбитых сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Джо проспала до полудня и проснулась в одиночестве. Она не могла вспомнить, когда в последний раз спала хотя бы до деся­ти и наслаждалась таким глубоким сном без всяких кошмаров.
Она с удивлением почувствовала, что больше не нервничает, не замирает от страха. Сердце ее не сжимается от непонятной тревоги. Теперь, зная правду, она могла горевать о матери – о женщине, встретившей самый страшный кошмар в реальной жизни. Боже, как она могла столько лет осуждать ее?! Осуждать эту прекрасную женщину, весь грех которой состоял в том, что она привлекла внимание сумасшедшего.
Но ощущение вины не было подавляющим: Джо чувствова­ла, что теперь возможно исцеление.
– Он любит меня, мама! – прошептала она. – Может быть, это награда за все страшные годы? Я счастлива. Каким бы без­умным ни казался сейчас мир, я счастлива с ним.
Джо свесила ноги с кровати. С сегодняшнего дня, пообещала она себе, они будут рядом и будут бороться вместе.


Нэтан заканчивал еще один телефонный разговор – на этот раз с американским консульством в Ницце. Он почти не спал. Его глаза были воспалены, душа обожжена. Ему казалось, что он бегает кругами, вытягивая информацию, выискивая любой намек, который пропустил несколькими месяцами ранее.
И все это время ему приходилось бороться с чувством вины, потому что больше всего он надеялся подтвердить смерть собст­венного брата.
На крыльце послышались шаги. Нэтан поднял глаза и выда­вил улыбку, увидев за сеткой Джифа. Положив трубку, он пома­хал ему.
– Не хотел тебе мешать, – начал Джиф.
– Никаких проблем. На данный момент я закончил.
– Я ехал работать в коттедж «Виргинские дубы» и решил за­нести чертежи. Ты говорил, что не прочь взглянуть на проект солярия для «Приюта».
– С удовольствием посмотрю. – Благодарный за подвернув­шееся развлечение, Нэтан взял чертежи и развернул их на ку­хонном столе. – У меня были кое-какие идеи, но потом я… от­влекся.
– Ну что же. – Джиф усмехнулся, увидев появившуюся из спальни Джо. – Вполне понятно. Доброе утро, Джо Эллен.
Джо оставалось лишь надеяться, что она не покраснела, как свекла, и сумела скрыть смущение, охватившее ее под при­стальными взглядами двух мужчин. Встав с постели, она натя­нула на себя футболку Нэтана, и на этом ее одевание закончи­лось. Правда, подол футболки закрывал бедра, но вряд ли стоит обманываться: им обоим совершенно ясно, что под футболкой на ней ничего нет.
Джо решила, что это хороший урок. Вечно она следует за ароматом кофе, как крыса – за звуками дудочки.
– Доброе утро, Джиф.
– Я просто занес сюда кое-что.
– Ну а я только… собиралась выпить кофе. – «Выше нос!» – сказала себе Джо и прошла к рабочему столу. – Я возьму его с собой, не буду вам мешать.
Она уже собиралась поспешно ретироваться, но Джиф снова заговорил – просто не смог удержаться. А поскольку он был аб­солютно уверен, что Лекси захочет услышать детальный отчет, попытался выжать из ситуации все возможное.
– Может, и ты хочешь взглянуть? Кейт просто помешалась на этой пристройке. А у тебя всегда был хороший вкус.
Что предпочесть – хорошие манеры или достоинство? Труд­ный, почти неразрешимый вопрос для женщины, воспитанной в южных традициях. Джо сделала все, что было в ее силах, стараясь совместить то и другое, подошла к расстеленному чертежу и озадаченно уставилась на загадочные переплетения линий.
Нэтан приказал себе переключить внимание с ног Джо на чертеж.
– Хороший замысел. Ты сделал привязку к местности?
– Да. Мне помог Билл; он занимается этим на материке, и у него есть необходимое оборудование.
Нэтан провел пальцем по одной из линий.
– Знаешь, если бы ты решил строить под углом, а не по пря­мой, то не пришлось бы рыть вот здесь. И ты смог бы использо­вать сады для создания образа.
– Если сделать, как ты предлагаешь, то не закроется ли вот этот угол? Не станет ли неудобно выходить из главного здания? Мисс Кейт закатит истерику, если я заговорю о переносе дверей или окон.
– Тебе не придется ничего двигать. – Нэтан снял верхний чертеж и открыл общий вид. – Отличная работа, – тихо сказал он. – Действительно отличная. Джо, дай-ка мне лист вон из той пачки. Должен сказать, в моей фирме есть работники, которые не смогли бы самостоятельно сделать такое.
– Не шутишь? – Джиф совершенно забыл о Джо и уставил­ся на затылок Нэтана.
– Когда решишь получить диплом и тебе понадобится прак­тическое обучение, дай мне знать.
Нэтан взял карандаш и начал рисовать на бумаге, которую положила перед ним Джо.
– Видишь, можно связать пристройку с домом более плавно. Ведь этот дом похож на женщину, острые углы здесь не годятся. А если ты повторишь изгиб крыши, солярий не воткнется в сады, а словно прольется сквозь них.
– Да, я вижу… – Джиф вздохнул, решив, что его чертеж ка­жется застывшим и любительским рядом с наброском художни­ка. – Я бы и за миллион лет так не придумал и не нарисовал.
– Ерунда, ты уже сделал самую трудную часть работы. Го­раздо легче взглянуть на хороший детальный чертеж и усовер­шенствовать пару деталей, чем разработать общую концепцию. – Нэтан выпрямился и, прищурившись, уставился на свой рису­нок. Он совершенно отчетливо видел этот солярий! – А кроме того, твой подход наверняка больше устроит клиента. Он более рентабельный и более традиционный.
– Зато твой – более художественный.
– Художественность – это не всегда то, чего хочет клиент, – вздохнул Нэтан и отложил карандаш – В любом случае подумай. Или покажи варианты Кейт – пусть она думает. Но что бы она ни выбрала, мы сможем отшлифовать детали, прежде чем ты начнешь копать землю.
– Ты собираешься работать со мной?
– Конечно! – Нэтан машинально взял кружку Джо и отпил кофе. – Я бы очень хотел.
В сильном волнении Джиф собрал свои чертежи.
– Думаю, я прямо сейчас загляну в «Приют» и сброшу все это мисс Кейт. Дам ей время на размышления. Нэтан, я тебе очень обязан. – Он дернул козырек кепки. – Пока, Джо.
Джо облокотилась о рабочий стол и смотрела, как Нэтан до­стает еще один лист бумаги и, приканчивая ее кофе, начинает второй набросок.
– Ты даже не понимаешь, что только что сделал, – прошеп­тала она.
– Хмм… Как далеко та клумба с высокими синими цветами, остроконечными такими? Как далеко от этого угла?
– Понятия не имею. – Джо налила себе другую кружку. – Ты совершенно не понимаешь, что сделал.
– Ты о чем? О! – он опустил взгляд на кружку. – Извини. Я выпил твой кофе.
– Не только… хотя я нахожу этот поступок отвратительным. – Она улыбнулась и обвила руками его талию. – Ты хороший че­ловек, Нэтан. По-настоящему хороший человек!
– Спасибо, – пожал плечами Нэтан. – Я хороший потому, что не шлепнул тебя по попке, когда ты вылезла сюда в моей футболке… хоть мне и очень хотелось?
– Нет, это говорит только о твоем уме. Но ты еще и хоро­ший. Ты не видел его лица! – Джо обхватила ладонями щеки Нэтана. – Ты даже не заметил…
Он покачал головой, совершенно не понимая, что она имеет ввиду.
– Похоже, не заметил. Ты говоришь о Джифе?
– Я не знаю ни одного человека, кому не нравился бы Джиф. Но почти все думают о нем всего лишь как о приветливом и на­дежном мастере на все руки. А ты, Нэтан… – Она легко косну­лась губами его рта, – Ты только что сказал ему, что он умеет больше и может добиться еще большего! И сказал это так не­брежно, так прозаично, что он просто не мог не поверить тебе.
Джо поднялась на цыпочки и прижалась щекой к его щеке.
– Нэтан, ты мне действительно очень нравишься.
– Ты мне тоже нравишься. – Он обнял ее. – И мне начина­ет нравиться, какие мы вместе…
Обуздав гордость, Керби вошла в «Приют». Она решила, что найдет способ поговорить с Джо наедине и выяснить, успела ли она рассказать близким об убийстве Аннабелл. Если успела, то дом наверняка стоит вверх дном.
Тогда она сможет помочь как семейный врач.
Но вызвали ее явно не поэтому.
Керби спланировала свой визит так, чтобы не столкнуться с Брайаном. Она воспользовалась передышкой между завтраком и ленчем и вошла через парадную дверь для гостей, а не через кухонный вход, которым пользовались друзья.
Раз уж ей и Брайану удавалось избегать друг друга целую не­делю, то, надо надеяться, они не встретятся и сегодня. Разуме­ется, она вообще не пришла бы, если бы Кейт не подала сигнал бедствия: кто-то из гостей поскользнулся на лестнице.
– Керби, не могу передать словами, как я тебе благодарна! – бросилась к ней Кейт. – Я уверена, что она просто подвернула лодыжку, не более того. Но эта женщина устроила такой тара­рам, что можно подумать, она сломала каждую свою косточку!
Одного взгляда на смущенную Кейт хватило Керби, чтобы понять: Джо еще не рассказала об Аннабелл.
– Я знаю, что у тебя выходной, – сокрушалась Кейт, – и сожалею, что вытащила тебя сюда, но она не желает вылезать из кровати.
– Не волнуйся. – Керби последовала за Кейт вверх по лест­нице. – В любом случае лучше взглянуть. Если я решу, что у нее не только растяжение, мы сделаем рентген и отправим ее на ма­терик.
– И я избавлюсь от нее! – пробормотала Кейт, резко стук­нув в дверь. – Миссис Торес, к вам пришел врач. Счет выпиши на гостиницу, – тихо сказала она Керби, – и прибавь сколько хочешь за неприятности.
Тридцать минут спустя Керби с облегчением закрыла за со­бой дверь номера. Ее голова раскалывалась от длинного пере­чня жалоб, обрушенных на нее миссис Торес. Когда Керби ос­тановилась, растирая виски, из-за угла выглянула Кейт.
– Ты жива?
– Мне страшно хотелось напичкать ее снотворным, но я ус­тояла. С ней все в порядке, Кейт. Поверь мне, я точно знаю. Но пришлось устроить ей почти полный медосмотр, прежде чем она утихомирилась. Небольшое растяжение лодыжки, сердце – здоровое, как у дюжины быков, легкие – еще здоровее. Наде­юсь, она скоро уедет? А то мне очень жаль тебя.
– Послезавтра, слава богу. Пойдем вниз. Я угощу тебя стака­ном лимонада и куском вишневого пирога. Брайан испек вчера.
– Знаешь, Кейт, мне пора домой. У меня скопились горы документов…
– Я не отпущу тебя без холодного лимонада. Эта жара свалит с ног и лошадь.
– Но я люблю жару… – начала Керби и остановилась как вкопанная, потому что в парадную дверь вошел Брайан.
С охапкой цветов в руках он должен был выглядеть глупо. Она хотела, чтобы он выглядел глупо! Но он выглядел еще му­жественнее, еще привлекательнее с этими свежесрезанными цветами в загорелых мускулистых руках.
– О, Брайан, я так рада! – защебетала Кейт, бросившись к нему. Ее мозг заработал с бешеной скоростью. – Как раз сегод­ня утром я собиралась поменять букеты, но эта история с мис­сис Торес выбила меня из колеи. Я знаю, что приносить в дом цветы – совсем не твое дело. – Она выхватила у него охапку. Дальше я все сделаю сама. Честное слово, Керби, мужчины про­сто втыкают цветы в вазы и думают, что этого достаточно. Брай­ан, сделай Керби лимонад и угости ее пирогом. Она пришла пешком в такую жару, только чтобы оказать мне услугу, и я не отпущу ее просто так. Бегите, бегите, а я отнесу цветы наверх.
Кейт удалилась, надеясь, что они не будут вести себя как пара идиотов.
– Мне ничего не надо, – холодно сказала Керби. – Я как раз собиралась уходить.
– Думаю, ты можешь выкроить пять минут, чтобы не оби­жать Кейт.
– Ну что ж… Я быстрее доберусь до дома, если выйду через кухонную дверь.
Керби повернулась и быстро пошла по коридору. Она хотела быть как можно дальше от него. Конечно, когда он узнает о своей матери, она сделает для него все, что в ее силах. Но сейчас ей надо справляться с собственной болью.
– Как поживает пострадавшая?
– Если бы она хотела, то могла бы танцевать джигу. С ней все в порядке. – Керби прошла в кухню и упрямо молчала, пока он доставал кувшин с золотисто-желтым лимонадам, в котором плавали мякоть и мята. – Как твоя рука?
– Нормально. Я ее и не замечаю.
– Раз уж я здесь, могу взглянуть. – Керби поставила свою медицинскую сумку на кухонный стол. – Швы надо было снять пару дней назад.
– Ты же собиралась уходить.
– Ничего. Это освободит тебя от визита ко мне.
Брайан перестал наливать лимонад и посмотрел на нее. Со­лнечные лучи струились в окно за ее спиной, легко касаясь волос. Темная штормовая зелень ее глаз вызвала в нем острое желание, и он нахмурился.
– Ладно. Все равно их надо когда-нибудь снимать.
Несмотря на жару, ее пальцы были прохладными. Несмотря на ее гнев, они были очень нежными.
Керби не увидела ни припухлостей, ни признаков инфицирования. Края раны аккуратно срослись. Останется еле замет­ный шрам, решила она, открывая сумку, и достала ножницы для снятия швов.
– Это не займет много времени.
– Я потерплю. Главное – не делай во мне новые дырки. Керби разрезала первый стежок и вытянула его пинцетом.
– Поскольку мы оба живем на этом острове и, вполне веро­ятно, будем регулярно встречаться до конца жизни, может быть, ты окажешь мне любезность и прояснишь ситуацию?
– Керби, все и так достаточно ясно.
– Для тебя – возможно. Но не для меня. – Она разрезала и вытянула следующий стежок. – Я хочу знать, почему ты от меня отвернулся. Почему ты решил „прекратить наши отноше­ния именно так, как ты это сделал.
– Потому что они зашли дальше, чем я рассчитывал. Мы оба понимаем, что ничего не выйдет. Я просто решил отступить первым, вот и все.
– О, понимаю. Ты бросил меня, потому что я тебе не подхожу.
– Что-то в этом роде… – Лучше бы он не чувствовал ее аро­мата. Лучше бы ей хватило совести не втирать этот проклятый персиковый лосьон в кожу! Сплошная пытка. – Я всего лишь упростил ситуацию.
– Ах, да! Ты ведь любишь простоту. Ты любишь все делать по-своему, в свое время, в своем темпе.
Он утвердительно кивнул, хотя не был уверен, что можно до­верять кротости ее голоса – тем более когда у нее в руке острый инструмент.
– Достаточно близко к истине. Кстати, и ты такая же. Толь­ко твои способы и твои темпы отличаются от моих.
– С этим я не могу спорить. Ты предпочитаешь податливых, хрупких женщин. Таких, которые терпеливо сидят и ждут твоего следующего шага, твоего следующего каприза. Я к таким не от­ношусь, это точно.
– Да, не относишься. И, между прочим, я не искал близ­ких отношений, или как ты там это называешь. Ты преследова­ла меня, а ты очень красива, Керби. И я устал притворяться, что не хотел тебя.
– Во всяком случае, честно. И мы оба получили удовольст­вие, так что не должно быть никаких жалоб. – Она удалила пос­ледний стежок и подняла глаза. – Готово, Брайан. Очень скоро шрам побледнеет, и ты даже не вспомнишь об этой ране. Ну а теперь, когда ситуация прояснилась, я пойду.
Когда она поднялась, он не шелохнулся.
– Спасибо.
– Можешь не беспокоиться, – сказала Керби ледяным тоном. – Я лично беспокоиться не буду.
Она вышла через кухонную дверь, тихо и аккуратно прикрыв ее за собой.
И бросилась бежать, как только деревья скрыли ее от «При­юта».
Брайан схватил нетронутый лимонад Керби и выпил его почти залпом. Он поступил правильно! Правильно для самого себя и, вероятно, для нее. Он не позволил их отношениям зайти слишком далеко, вызвать осложнения. А если пришлось слегка пощипать ее самолюбие – ничего страшного. Переживет. У нее полно самолюбия. А еще – гордость, и чертовское обаяние, и мозги, и аккуратное маленькое тело с энергией ядерной боего­ловки…
Господи, что за женщина!
Нет, он все сделал правильно, уверял себя Брайан, проводя холодным стаканом по лбу, потому что ему вдруг стало очень жарко внутри и снаружи. В конце концов она дала бы ему от­ставку и он остался бы с отвисшей челюстью и трясущимися ко­ленями.
Такие женщины, как Керби Фитцсиммонс, не остаются! Он, в общем-то, и не хочет, чтобы осталась она или любая другая женщина. Только если мужчина вдруг начинает фантазировать, если он начинает верить в брак и семью, Керби – как раз из тех, кто затягивает в свои сети, а потом бросает в мучениях.
В ней слишком много энергии, слишком много честолюбия, чтобы остаться на острове. Подходящее предложение от подхо­дящей больницы или медицинского института, или чего там еще, – и она исчезнет прежде, чем песок занесет ее следы.
Господи, как она управлялась с телом Сьюзен Питерс! Он никогда не видел ничего подобного. Она превратилась из женщины в скалу и отдавала приказы холодным, ровным голосом. Какие у нее были суровые глаза, какие твердые руки!
Вот тогда-то открылись его собственные глаза. Она – не хрупкий цветочек. Она не станет довольствоваться лечением со­лнечных ожогов на затерянном в океане клочке земли. Неужели она свяжется с владельцем гостиницы, который зарабатывает себе на жизнь, взбивая суфле и жаря цыплят? Да ни за, что на свете!
Значит, сделано и забыто. Теперь его жизнь наконец снова войдет в свою колею.
Чертова колея! – подумал Брайан с неожиданным всплес­ком ярости и чуть не швырнул стакан в раковину, когда заметил на столе медицинскую сумку, забытую Керби. Он открыл ее, с праздным любопытством посмотрел на содержимое и решил, что Керби вполне может вернуться и забрать ее. У него своих дел полно. Он не станет бегать за ней только потому, что она ра­зозлилась и забыла свою сумку!
Конечно, медикаменты могут ей понадобиться. Нельзя быть уверенным, что не случится что-то непредвиденное. И если у нее не окажется под рукой иголок и прочих режущих инстру­ментов, виноват будет он. Еще умрет кто-нибудь… А он не хочет, чтобы чья-то смерть была на его совести!
Пожав плечами, Брайан поднял сумку. Она оказалась тяже­лее, чем он представлял себе. Ладно, он только отвезет ей эту сумку, и дело с концом.
Брайан решил взять машину, а не идти через лес. Слишком жарко для пешей прогулки. А кроме того, если Керби задержит­ся, он вполне может опередить ее. И тогда просто оставит эту сумку за дверью и вернется. Они даже не встретятся.
Когда он подъехал к ее коттеджу, ему показалось, что его план удался, и с отвращением к самому себе понял, что разоча­рован. Ему даже пришлось напомнить себе, что он не хотел встречаться с ней, не хотел ее видеть.
Но, поднявшись до середины лестницы, Брайан понял, что Керби его все-таки опередила. Он услышал ее плач – и замер. Она не просто плакала, она рыдала! Горько, безутешно, громко. Он был потрясен до глубины души, во рту пересохло, колени ослабли. Вряд ли есть на свете что-либо более страшное для мужчины, чем рыдающая женщина.
Брайан тихо открыл дверь и так же тихо прикрыл ее за собой. Потеряв всю свою решимость, он отправился в ее спальню, нервно перекладывая сумку из руки в руку.
Она свернулась клубочком на кровати – маленьким комочком несчастья. Волосы закрывали ее лицо. Ему приходилось сталкиваться с женскими слезами: невозможно прожить с Лекси полжизни и избежать этого. Но он не ожидал таких не­удержимых рыданий от Керби. От женщины, бросившей ему вызов, от женщины, спокойно справлявшейся с последствиями убийства. От женщины, только что вышедшей из его кухни с гордо поднятой головой и глазами, холодными, как Северная Атлантика.
Когда рыдала Лекси, оставалось или послать ее к черту и за­баррикадировать дверь, или прижать ее к себе и держать, пока не пройдет буря. Он решился на второй вариант и, присев на край кровати, дотронулся до плеча Керби.
Она выпрямилась, как пружина, и замолотила по протяну­тым к ней рукам. Но Брайан терпеливо настаивал на своем, пока не обнаружил, что сжимает в объятиях разъяренную тигрицу.
– Убирайся отсюда! Не смей прикасаться ко мне!
Боль и унижение оказались сильнее, чем она могла выдер­жать. Керби лягалась, пихалась, затем вырвалась, соскочила с противоположной стороны кровати и свирепо смотрела на него опухшими глазами, хотя рыдания все еще душили ее.
– Как ты смел явиться сюда?! Убирайся к дьяволу!
– Ты оставила свою сумку. – Он явно выглядел глупо, рас­тянувшись на ее кровати, поэтому встал и повернулся к ней лицом. – А поднялся потому, что услышал, как ты плачешь. Я не хотел этого. Я не знал, что могу заставить тебя плакать.
Керби вытащила из тумбочки коробку с салфетками и вытер­ла лицо.
– Почему, интересно, ты решил, что я плачу из-за тебя?
– Ну, поскольку за последние пять минут ты вряд ли столк­нулась с кем-то еще, кто мог так расстроить тебя, это разумное предположение.
– О, ты разумный, Брайан! Всегда был разумным. – Она выдернула еще несколько салфеток, усыпав ими пол. – Я про­сто побаловала себя. В конце концов, имею право! А теперь я хочу, чтобы ты оставил меня в покое.
– Если я тебя обидел…
– Если?! – В бешенстве она схватила коробку с салфетками и швырнула в него. – Если ты меня обидел, сукин ты сын? Что я, по-твоему, – резиновый мячик? Шлепнешь – и он отско­чит? Ты говоришь, что любишь меня, потом спокойно заявля­ешь, что все кончено…
– Я сказал: мне кажется, что я начинаю влюбляться в тебя. –
Он счел жизненно важным подчеркнуть это различие. – И во­время прекратил это.
– Ты…
Бешенство действительно окрашивает все в красный цвет, поняла Керби. Все стало огненно-красным. Она схватила пер­вое, что подвернулось под руку, и швырнула.
– Господи, женщина! – Брайан увернулся от маленькой хрустальной вазы, пулей просвистевшей у его уха. – Рассечешь мне лицо – тебе же и зашивать!
– Черта с два! – Она схватила пульверизатор с любимыми духами и бросила в него. – Можешь умереть от потери крови – я и пальцем не пошевелю! Паршивый ублюдок!
Он нырял, уклонялся и наконец умудрился схватить ее, прежде чем она треснула его по голове тяжелым зеркалом в се­ребряной оправе.
– Я могу держать тебя столько, сколько понадобится, чтобы ты успокоилась, – задыхаясь, сказал он, прижимая ее к матрасу всей своей тяжестью. – Будь я проклят, если позволю тебе изу­родовать меня только потому, что задел твою гордость.
– Гордость? – Керби перестала бороться, и ее высохшие от ярости глаза снова наполнились слезами. – Ты разбил мое сердце! – Она отвернулась, закрыла глаза и не стала сдерживать слезы. – Теперь у меня не осталось никакой гордости.
Брайан ошеломленно отстранился, а Керби повернулась на бок и снова свернулась калачиком. Она больше не рыдала, ле­жала молча, и слезы струились по ее щекам.
– Брайан, оставь меня в покое.
– Я именно это и пытался сделать. Разве ты не уверена, что нам обязательно придется расставаться? Раньше или позже. Так почему бы не раньше? Ведь ты все равно не останешься. – Он говорил тихо, водя пальцем по ее волосам. – Во всяком слу­чае – не здесь. Не со мной. И если я сейчас не отступлю, то умру, когда ты меня бросишь.
У нее уже не осталось сил даже на слезы. Она положила ла­донь под щеку и открыла глаза.
– Почему ты думаешь, что я не останусь?
– А чего ради тебе оставаться?! Ты можешь жить где угодно. В Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе… Ты молодая, красивая, умная. Врач в большом городе зарабатывает кучу денег, каждую неделю ездит в загородный клуб, имеет шикарный кабинет в сверкающем небоскребе.
– Если бы я все это хотела, то давно бы уже имела. Если бы хотела жить в Нью-Йорке, Чикаго или Лос-Анджелесе, я сейчас была бы там.
– Меня, признаться, всегда удручало, почему ты здесь.
– Потому что я люблю этот остров! Всегда любила. Потому что здесь у меня именно такая практика, какую я всегда хотела, и я живу так, как всегда хотела жить.
– Но ты пришла из совершенно другого мира, – настаивал Брайан. – Из другого образа жизни. Твой отец богат…
– А мама – красавица?
– Керби, ты не понимаешь…
– Я все понимаю! – Ей казалось, что голова сейчас лопнет, как слишком сильно надутый воздушный шарик, и она рассеян­но подумала, что надо принять какую-нибудь таблетку. – Меня не интересуют загородные клубы. Там скучно и полно всяких идиотских правил. Зачем мне это, если я могу сидеть на своей веранде и каждый день смотреть на океан? Я могу гулять в лесу, где водятся олени, смотреть, как поднимаются над рекой туманы…
Она повернулась – чуть-чуть, только чтобы видеть его лицо.
– Скажи мне, Брайан, а почему ты живешь здесь? Ты ведь тоже мог бы поехать в любой из названных тобой городов, уп­равлять кухней в роскошном отеле или открыть собственный ресторан. Почему ты этого не делаешь?
– Мне там ничего не нужно. Все, что мне нужно, здесь.
– И со мной так же. – Керби снова прижалась щекой к по­крывалу. – А теперь уходи и оставь меня в покое.
Брайан поднялся и постоял, глядя на нее сверху вниз. Он ка­зался себе большим и неуклюжим. И ничего не мог понять. За­сунув большие пальцы в передние карманы джинсов, он ото­шел, уставился в окно, потом снова посмотрел на нее. Она не шевелилась, молчала. Брайан выругался про себя, с шумом вы­дохнул, направился к двери… И вернулся.
– Керби, я врал тебе. Я ничего не прекратил. Я хотел, но не мог. И мне не только казалось… я действительно влюбился. Прямо тебе говорю: лучше бы этого не случилось. Лучше бы я не влюбился, потому что все равно это хорошо не кончится. Но это есть.
Керби смахнула слезы со щек и села. Да. Он и в самом деле не выглядит счастливым. В глазах возмущение, губы упрямо сжаты, вся фигура так и пышет раздражением.
– Это твой обворожительный способ признаваться в любви?
– Понимай как хочешь…
– Ты вышибаешь меня из своей жизни, унижаешь, застав в момент слабости, оскорбляешь, заявляя, что я не способна на чувства и лишена индивидуальности, а потом заявляешь, что любишь меня? – Она покачала головой и откинула с лица влаж­ные волосы. – Что и говорить, именно о таком романтичном мгновении мечтает каждая женщина!
– Я просто объясняю тебе, как обстоят дела. Керби вздохнула. Если где-то в дальнем уголке ее сердца и зарождалась радость, то она решила пока попридержать ее.
– Ну вот что. Поскольку сейчас по какой-то непонятной причине я тоже не могу вспомнить, почему люблю тебя, хочу тебе кое-что предложить.
– Я слушаю.
– Почему бы нам не пройтись по пляжу? Возможно, свежий воздух прочистит твои мозги, и в тебе обнаружится хоть капель­ка обаяния. Тогда ты мог бы снова сказать мне, как обстоят дела.
Брайан смотрел на нее и чувствовал, что его мозги уже про­ясняются.
– Не возражаю, – сказал он и протянул ей руку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь разбитых сердец - Робертс Нора



Очень интересная книга!Читайте,советую!
Ночь разбитых сердец - Робертс НораСария
10.07.2012, 15.06





Для тех кто любит читать хорошие вещи!
Ночь разбитых сердец - Робертс Нораива
18.07.2012, 23.26





Хороший любовно-детективный роман.
Ночь разбитых сердец - Робертс НораМари
20.02.2013, 0.55





Хороший роман, мне понравился 9/10
Ночь разбитых сердец - Робертс НораЕ
25.04.2014, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100