Читать онлайн Ночь разбитых сердец, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь разбитых сердец - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ночь разбитых сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Заря уже золотила небо, когда Джиф выскользнул из комна­ты Лекси и стал тихонько спускаться по задней лестнице. Он вспомнил, что собирался уйти до восхода, и подумал с ленивой улыбкой, что Лекси умеет убедить мужчину не спешить.
В эту ночь Джиф впервые понял, что необходим ей. Сначала Лекси просто хотелось кому-то пожаловаться на Брайана, потом она рассказала о неприятностях сестры, ну а после они уже стали болтать обо всем на свете. Им легко было говорить друг с другом, и Джиф понял, что эта легкость – одно из пре­имуществ любви к женщине, которую знаешь с детства.
Зато какой внезапный прилив изумления накатывает, когда узнаешь давно знакомого человека с другой, более интимной стороны! Джиф громко вздохнул. Вид Лекси Хэтуэй в крохот­ной шелковой ночной рубашонке, купленной в Саванне, заста­вил бы самого сильного мужчину упасть на колени и воздать хвалу всевышнему за то, что ему пришла в голову гениальная идея сотворить Еву.
И освобождение Лекси от того клочка шелка никак нельзя назвать неприятной обязанностью. Напротив, Джиф решил от­везти ее в субботу в Саванну и купить ей еще одну рубашонку…
Эротическое видение Лекси в кремовом шелке улетучилось, когда Джиф обнаружил, что стоит лицом к лицу с ее отцом. Не­известно, кто из мужчин смутился больше: взлохмаченный пос­ле бессонной ночи любовник Лекси или ее отец, сжимавший в руках миску с кукурузными хлопьями.
Оба откашлялись.
– Мистер Хэтуэй.
– Джиф.
– Я… э-э… я был…
– Снова прорвало трубу наверху?
Предложенный выход из ситуации был очень заманчивым, однако Джиф расправил плечи, приказал себе не малодушни­чать и прямо встретил взгляд Сэма.
– Нет, сэр.
Испытывая отвратительную неловкость, Сэм поставил миску на кухонный стол и полил хлопья молоком.
– Ну, хорошо, – сказал он, не придумав ничего лучшего.
– Мистер Хэтуэй, я не хочу, чтобы вы думали, будто я кра­дусь из вашего дома, – начал Джиф, но тут же осознал, что именно это он и делает.
– Ты бегал по «Приюту» с тех пор, как научился ходить, и никому не мешал, – сказал Сэм и мысленно взмолился: «За­молчи, мальчик, оставь все, как есть, и двигайся дальше». – Пожалуйста, приходи и уходи когда хочешь, как всегда.
– Да, я бываю здесь уже много лет, мистер Хэтуэй. И боль­шую часть этих лет я… Думаю, вы знаете, как я всегда относился к Лекси.
Эти проклятые хлопья насквозь промокнут, с сожалением подумал Сэм.
– Ты хочешь сказать, что с возрастом не избавился от этих чувств?
– Именно так, сэр. Я только еще глубже увяз в них. Я люблю ее, мистер Хэтуэй! Мои чувства к ней – давние и прочные. Вы знаете меня и мою семью всю мою жизнь. Я не лодырь и не дурак. У меня есть кое-какие сбережения. Я вполне могу зара­ботать на приличную жизнь.
– Я в этом не сомневаюсь, – Сэм нахмурился. Пусть он еще не прикончил свою первую чашку кофе, но голова ясная и рабо­тает достаточно прилично, чтобы понять, куда клонит парень. – Джиф, если ты просишь разрешения… заходить к моей дочери, то мне кажется, ты уже открыл нужную дверь, вошел и располо­жился, как дома.
Джиф покраснел и понадеялся, что не очень шумно сглотнул комок в горле.
– Да, сэр, не могу отрицать вашу правоту. Но я не об этой двери говорю, мистер Хэтуэй.
– О… – Сэм открыл ящики и стал искать ложку, надеясь, что Джиф поймет намек и смотается, пока атмосфера не на­электризовалась еще больше, Но потом он вдруг с грохотом от­бросил ложку и уставился на Джифа. – Господи Иисусе, маль­чик, неужели ты говоришь о женитьбе?
Джиф сжал губы, его глаза сердито засверкали.
– Да, я собираюсь жениться на ней, мистер Хэтуэй. Я, ко­нечно, хотел бы получить ваше благословение, но в любом слу­чае Лекси будет моей.
Сэм покачал головой, потер глаза. Жизнь наотрез отказыва­ется от простоты, подумал он. Человек жил себе, никому не ме­шал, занимался собственными делами, не хотел ничего, кроме того, чтобы и другие занимались своими делами. Но судьба не перестает бросать острые гвозди под босые ноги…
– Мальчик, если она тебе нужна, я не намерен стоять на твоем пути. Вы оба совершеннолетние и способны понять, чего хотите. – Сэм бессильно опустил руки. – Но поскольку я всег­да любил тебя, то должен сказать… Я думаю, что ты взвалива­ешь на себя целый воз неприятностей. Тебе повезет, если у тебя будет хоть одна минута покоя с того момента, как ты скажешь «да» перед алтарем, и до твоего последнего вздоха.
– Покой для меня – не самое главное.
– Лекси растранжирит все твои сбережения до последнего цента и не сможет даже вспомнить, на что их потратила!
– Она не так глупа, как вы думаете. А кроме того – я всегда смогу заработать еще.
– Я вижу, ты уже все решил, и не собираюсь попусту тратить силы, отговаривая тебя.
– Я подхожу ей!
– В этом никто не сомневается. Возможно, ты даже сдела­ешь ее человеком… – Смирившись, Сэм протянул руку. – Же­лаю тебе удачи.
Сэм смотрел вслед Джифу, удалявшемуся пружинистым шагом. Он не сомневался, что мальчик влюблен, а если бы дал себе волю, то вспомнил бы, как сам испытывал это легкое голо­вокружение, это нетерпение. Этот жар в крови…
Устроившись в уголке со второй чашкой кофе и превратив­шимися в кашу хлопьями, Сэм смотрел, как дерзкая летняя си­нева побеждает предрассветную серость неба. Когда-то Аннабелл ошеломила и ослепила его так же, как Лекси Джифа. Одно­го взгляда хватило, чтобы сердце выпрыгнуло из его груди и упало к ногам Белл.
Господи, как же они были молоды! В то лето ему стукнуло восемнадцать, и он приехал на остров поработать на дядином корабле для ловли креветок. Он забрасывал и вытягивал сети под палящим солнцем, его руки были ободраны до крови, а спина безжалостно ныла.
И он наслаждался каждой секундой.
Он влюбился в этот остров с первого взгляда. Влюбился в ту­манную зелень, в укромные уголки, в непостижимые тайны, ожидавшие за каждой излучиной реки, за каждым поворотом дороги.
А потом он увидел Белл Пендлтон. Она брела по пляжу, со­бирая морские раковины. Длинные, позолоченные закатом ноги, гибкое тело, роскошный водопад рыжих волос. Глаза, прозрачные, как вода, и синие, как летнее небо.
У него затуманилось зрение, сжалось горло.
Он пропах креветками, потом и машинным маслом и при­шел на пляж искупаться, расслабить ноющие после тяжелого дня мышцы. Но она улыбнулась ему и завела разговор. Сэм до сих пор помнил розовую витую раковину в ее руке.
Тогда он сторонился женщин, они просто лишали его дара речи. Но Белл одной улыбкой взяла в плен его сердце, и он тоже бормотал что-то, как неотесанный мужлан. Он так и не понял, как ему удалось, запинаясь, пригласить ее прогуляться на сле­дующий вечер.
Годы спустя, когда он спросил ее, почему она согласилась, она только рассмеялась.
– Ты был так красив, Сэм! Так серьезен и суров, и очень мил. И ты был первым парнем – и последним мужчиной, – который заста­вил мое сердце на секунду остановиться.
И она не лгала! Тогда не лгала, подумал Сэм, прихлебывая кофе. Скопив, на его взгляд, достаточно денег, он пошел к отцу Белл и попросил ее руки. Гораздо официальнее, чем это сделал сегодня Джиф. И он не прокрадывался из спальни Аннабелл на заре. Хотя нельзя отрицать тайных встреч днем в лесу.
Даже сейчас, когда его кровь поостыла с годами, он помнил, что чувствовал, когда она кипела в жилах. В первые несколько лет после бегства Аннабелл его кровь еще вскипала время от времени. И он остужал ее в Саванне.
Сэм не стыдился платить за секс. Профессионалки не требо­вали разговоров, ухаживаний. Они просто выполняли свою ра­боту. Правда, давно уже он не пользовался подобными услугами. Напуганный СПИДом и другими ужасами случайного секса, Сэм привык обходиться без него и даже испытывал облегчение.
Все, что ему теперь необходимо, – это остров. Он нашел здесь покой, с которым не желал мириться Джиф.
Сэм удобно откинулся на спинку деревянной скамьи, на­слаждаясь кофе и тишиной. И с трудом подавил вспыхнувшее раздражение, когда дверь открылась и вошла Джо. Увидев отца, она нерешительно остановилась в дверях, на ее лице тоже мельк­нуло раздражение, и это пристыдило Сэма.
Мы, как горошины в стручке, подумал он. Горошины, кото­рым не нравится делиться своим стручком…
– Доброе утро.
Черт побери! Ей всего-то нужна чашка кофе перед тем, как отправиться работать. Не просто бродить и тосковать, а рабо­тать! Впервые за много недель она проснулась сегодня освежен­ная, сосредоточенная и решила не упускать это ставшее для нее редким состояние.
– Хорошее утро, – отозвался Сэм. – Хотя к вечеру ожида­ются сильные ветры.
Больше говорить было не о чем. Между ними воцарилось не­ловкое молчание.
Журчание кофе, который Джо наливала из кофейника в чашку, прогремело, как водопад. Сэм заерзал, его брюки заше­лестели по полированному дереву скамьи.
– Кейт сказала мне… Она мне все рассказала.
– Я так и думала.
– Теперь ты чувствуешь себя немного лучше?
– Я чувствую себя гораздо лучше.
– И полиция… Они сделают все, что в их силах.
– Надеюсь.
– Я думал об этом. Мне кажется, тебе стоит на некоторое время остаться здесь. Пока все не прояснится и не закончится, ты не должна возвращаться в Шарлотт и путешествовать, как раньше.
– Да, я планировала остаться поработать здесь. Во всяком случае, еще несколько недель.
– Джо Эллен, ты должна остаться здесь, пока все не закон­чится.
Удивленная его решительным тоном, она повернулась к нему, подняв брови. Ничего столь близкого к приказу она не слышала от отца с самого детства.
– Но я живу не здесь. Я живу в Шарлотте.
– Ты не живешь в Шарлотте, – медленно произнес Сэм, – пока вся эта история не закончится. Джо автоматически распрямилась.
– Ты хочешь, чтобы он торжествовал? Я не позволю какому-то психу распоряжаться моей жизнью! Когда я буду готова уехать, я уеду.
– Ты не покинешь «Приют», пока я не скажу, что ты мо­жешь ехать!
На этот раз она удивилась по-настоящему.
– Прошу прошения?
– Ты прекрасно расслышала, Джо Эллен. У тебя всегда был отличный слух и с мозгами все в порядке. Ты останешься здесь, пока не выздоровеешь и пока существует опасность.
– Если я захочу уехать завтра…
– Ты не уедешь, – перебил ее Сэм. – Я так решил.
– Ты так решил?! – Ошеломленная, она подошла к столу и угрюмо посмотрела на отца. – Ты думаешь, что после всех этих лет можешь запросто решать что-то, имеющее отношение к мо­ей жизни? Думаешь, что я спокойно соглашусь?
– Нет. Но я думаю, что тебе придется согласиться. Это все, что я собирался сказать.
Он уже хотел сбежать, чтобы вновь погрузиться в блаженный покой и тишину, но Джо хлопнула рукой по столу, заблокиро­вав ему путь к двери.
– Но я еще не все сказала! Ты явно где-то по дороге потерял счет времени. Мне двадцать семь лет.
– В ноябре будет двадцать восемь, – кротко заметил Сэм. – Я, слава богу, знаю возраст своих детей.
– И поэтому считаешь себя образцовым отцом?
– Нет, – он не отвел взгляда. – Но все равно я твой отец. До сих пор ты достаточно хорошо справлялась сама. Однако обстоятельства изменились. Поэтому ты останешься здесь, где есть кому позаботиться о тебе. Останешься на какое-то время.
– Неужели? – Ее глаза превратились в щелки. – Так вот, позволь мне сообщить тебе, что я собираюсь и впредь заботить­ся о себе сама.
– Доброе утро!
Кейт влетела в кухню, ослепительно улыбаясь. Последние две минуты она стояла, прижав ухо к двери, и наслаждалась. Пусть эти двое ругаются, гнев все-таки лучше, чем безразличие и горечь. И все-таки она решила, что пора вмешаться.
– Кофе пахнет замечательно. Я просто умираю, как хочу кофе.
Она умышленно перенесла кофейник с чашкой на стол и уселась рядом с Сэмом, не давая ему улизнуть.
– Сэм, я подолью тебе кофе. Джо, принеси сюда свою чаш­ку. Честное слово, я не помню, когда в последний раз мы вместе пили кофе по утрам.
– Я собиралась уходить, – холодно сказала Джо.
– Ну, милая, сначала присядь и выпей кофе. Скоро придет Брайан и выгонит нас отсюда. Ты прекрасно выглядишь, похо­же, хорошо выспалась. – Кейт снова улыбнулась. – Мы с тво­им папой беспокоились о тебе. Боялись, что ты не сможешь за­снуть.
– Зря беспокоились. – Джо неохотно взяла свою чашку и принесла ее к столу. – Мы сделали все, что можно было сде­лать. Я действительно теперь чувствую себя гораздо спокойнее. И подумываю о скором возвращении в Шарлотт! – Она с вызо­вом посмотрела на Сэма.
– Чудесно, Джо. Возвращайся, если хочешь преждевремен­но свести нас всех в могилу, – кротко заметила Кейт, помеши­вая свой кофе.
– Я не понимаю…
– Прекрасно понимаешь, – перебила Кейт. – Ты просто сердишься и имеешь на это полное право. Однако ты не имеешь права изливать свой гнев на тех, кто тебя любит. Так что это ес­тественно, – добавила Кейт с улыбкой, – но неправильно.
– Я не делаю ничего подобного!
– Вот и отлично. – Кейт погладила руку Джо, словно все было улажено. – Я вижу, ты собираешься фотографировать сегодня? – она взглянула на сумку с аппаратурой. – А я нашла альбом с фотографиями, которые отец Нэтана сделал на остро­ве. Проглядела его и положила в общей гостиной. Боже, там есть несколько чудесных снимков.
– Он тогда хорошо поработал, – пробормотала Джо, честно стараясь не дуться.
– Я тоже так думаю. Там есть одна фотография – Нэтан, Брайан и, наверное, младший брат Нэтана. Такие красивые ма­ленькие мальчики. Каждый держит по огромной форели и ух­мыляется во весь рот. Тебе следовало бы взглянуть.
– Я посмотрю, – Джо обнаружила, что сама улыбается, думая о десятилетнем Нэтане с форелью на леске.
– И ты могла бы подумать о собственном альбоме, – про­должала Кейт. – По-моему, это совершенно необходимо для твоей карьеры. Сэм, отведи Джо на болота, туда, где расцвел кермек. А если вы пойдете через лес, там есть тропинка, вся усыпанная цветочными лепестками. Джо Эллен, у тебя получи­лась бы чудесная фотография! Узкая, тихая тропинка, вся в цве­точных лепестках.
Кейт болтала и болтала, не давая отцу и дочери вставить ни слова. Вошедший с улицы Брайан озадаченно уставился на милую семейную картину. Кейт и его одарила ослепительной улыбкой.
– Милый, через секунду мы исчезнем и не будем тебе ме­шать. Джо и Сэм как раз решали, куда отправиться, чтобы Джо могла фотографировать. Думаю, им пора.
Кейт вскочила и схватила репортерскую сумку Джо.
– Я знаю, как важно для тебя освещение и все такое. Но папа не будет тебя торопить, просто скажи ему, когда найдешь то, что нужно. С нетерпением жду результатов! Поспешите, пока Брайан не начал ругаться. Кстати, Сэм, хорошая возмож­ность показать Джо птенцов крачки. Такие крохотные, совсем недавно вылупились… Господи, посмотрите на часы! Немед­ленно сматывайтесь.
Кейт вцепилась в Сэма и подталкивала его, не закрывая рта, пока отец с дочерью не оказались за дверью.
– Кейт, что это было, черт побери? – спросил Брайан.
– Это было только начало – если, конечно, повезет.
– Не успеют они отойти от дома, как каждый пойдет своей дорогой.
– Нет, не пойдет! – возразила Кейт. – Потому что ни один из них не захочет отвернуться первым. А пока они будут выжи­дать, им придется хотя бы некоторое время идти в одну сторону.
На стене зазвонил телефон, и Кейт бросилась к нему.
– Доброе утро, – сказала она в трубку. – Гостиница «При­ют». – Улыбка стерлась с ее лица. – Извините, что вы сказали? Да. Да, конечно. – Она машинально схватила карандаш и начала царапать что-то в висевшем рядом блокноте. – Конечно, я сейчас же сделаю необходимые звонки. Не волнуйтесь. Это очень маленький остров. Мы сделаем все, что от нас зависит, мистер Питерс. Я сама немедленно приеду к вам. Нет, это не сложно. Я выезжаю.
– Снова москиты проникают через сетки? – спросил Брай­ан, хотя уже понял, что все серьезнее, гораздо серьезнее.
– Питерсы из коттеджа «Бухта Дикой Лошади». Последнюю неделю с ними живут их друзья. Похоже, мистер Питерс не может найти свою жену.
Брайану показалось, что в сердце ему воткнули тупую иглу. Он не мог проигнорировать этот страх, но сказал себе, что глупо так остро реагировать.
– Кейт, еще нет семи часов. Возможно, она рано встала и вышла прогуляться.
– Он ищет ее уже почти час – и нашел ее туфли у воды… – Кейт рассеянно провела рукой по волосам. – Вероятно, ты прав, только он ужасно встревожен. Я съезжу и успокою его, может быть, побуду там, пока она не вернется. – Кейт вымученно улыбнулась. – Извини, милый, но это значит, что при­дется разбудить Лекси, и она обслужит утреннюю смену вместо меня. Боюсь, ей это не понравится.
– Кейт, Лекси меня не волнует. Позвони, когда миссис Пи­тере вернется домой, хорошо?
– Конечно, позвоню, милый. Уверена, что она вернется раньше, чем я доберусь до них.


Но она не вернулась. К полудню Том Питерс был не единст­венным встревоженным обитателем острова. К поискам присо­единились отдыхающие из других коттеджей и местные жители. Среди них был и Нэтан. Раз или два он встречал Тома и Сьюзен Питерс и смутно припомнил красивую брюнетку среднего роста.
Он не стал вместе с другими прочесывать лес и пляж, а сосре­доточился на топкой низине между коттеджем и бухтой – не более двухсот метров в ширину. С одного края трясины тяну­лись дюны. Нэтан шел медленно и в одном месте увидел на песке дорожки следов.
Он поднялся на дюны, хотя и понимал, что пользы это не принесет. Бухта внизу – уединенная, но любая пропажа давно бы уже была найдена.
Сейчас там виднелась лишь одна фигура: мужчина, ходив­ший взад-вперед.
– Нэтан?
Он обернулся и увидел поднимающуюся по склону Джо. Он протянул руку, чтобы помочь ей.
– Я проходила мимо твоего коттеджа. Похоже, ты уже все знаешь.
– Должно быть, там внизу ее муж. Я видел его пару раз раньше.
– Да, это Том Питерс. Я его встретила. Он сказал, что у воды обнаружили ее туфли.
– Я тоже это слышал.
– Многие думают, что она могла пойти купаться и… Течение здесь довольно слабое, но если у нее начались судороги… или если она далеко заплыла…
Такой мрачный сценарий и ему приходил в голову.
– Но если случилось именно так, то разве прилив не вынес бы ее на берег?
– Пока еще не обязательно. Если ее отнесло течением, то может вынести во время следующего прилива и в совсем другом месте. Барри Фитцсиммонс так утонул. Он был отличный пло­вец, но как-то ночью во время вечеринки на пляже выпил и поплыл один. Его нашли на следующее утро в полумиле от того места.
Нэтан перевел взгляд на юг и подумал о Кайле, утонувшем в синих водах Средиземного моря.
– Тогда где ее одежда?
– Что?
– Мне кажется, что, решив искупаться, она должна была раздеться.
– Наверное, ты прав… Но она могла выйти на пляж в ку­пальнике.
– Без полотенца? Нет, концы с концами не сходятся. Инте­ресно, мужа спросили, знает ли он, в чем она вышла из дома? Я, пожалуй, спущусь, поговорю с ним.
– Может, не стоит навязываться?
– Ему сейчас лучше не быть одному. – Спускаясь, Нэтан взял Джо за руку. – А что, если он поругался с женой, убил ее и отделался от трупа?
– Не смешно. Это совершенно нормальный, приличный мужчина.
– Иногда совершенно нормальные, приличные мужчины совершают немыслимое.
Приближаясь, Нэтан внимательно изучал Тома Питерса. Возраст – около тридцати, решил он, рост – примерно пять футов десять дюймов. Атлетическая фигура. Парень неплоха смотрится в мятых шортах и простой белой футболке. Вероят­но, проводит много времени в спортивном зале. За начало от­пуска успел хорошо загореть. Легкая щетина придает ему не­сколько неопрятный вид, но русые волосы недавно и хорошо подстрижены.
Когда Питерс поднял голову, Нэтан увидел в его глазах тре­вогу, граничащую с паникой.
– Здравствуйте, мистер Питерс. Я Нэтан Делани.
– Я не знаю, где еще искать! Я не знаю, что делать! – вы­крикнул мужчина, и слезы подступили к его глазам. Он сморг­нул их и судорожно вздохнул. – Мои друзья пошли искать на другую сторону острова, а я вернулся. Ведь она была здесь, нужно только как следует подумать, что могло произойти…
– Вам необходимо отдохнуть. – Джо ласково взяла его за руку. – Почему бы вам не вернуться в коттедж и не посидеть немного? Я приготовлю вам кофе.
– Нет, я не могу уйти. Она пошла сюда. Она пошла сюда вчера ночью. Мы поругались. О господи, какая глупая ссора. Почему мы поругались?
Он закрыл лицо руками, сжал пальцами горящие глаза.
– Она хочет купить дом, но мы пока не можем себе это по­зволить. Я пытался объяснить ей, пытался показать, как это не­практично, но она не хотела слушать. А когда она убежала, я ис­пытал облегчение. Правда. Я испытал облегчение и подумал: «Ну вот, по крайней мере я смогу поспать, пока она проветрится и перестанет дуться».
– Может быть, она решила поплавать, чтобы успокоить­ся? – подсказал Нэтан.
– Сьюзен? – Том усмехнулся. – Одна? Ночью? Вряд ли. Она никогда не заходит в воду выше колен. Она не любит пла­вать в океане. Всегда говорит, что слышит жуткую музыку, как только вода ударяется о колени. Вы знаете этот фильм – «Че­люсти»? – Том криво улыбнулся и, отвернувшись, уставился на воду. – Я знаю, люди думают, что она могла пойти купаться и утонуть. Но это просто невозможно! Она любит сидеть и смот­реть на океан, слушать его, вдыхать его запахи, но ни за что не войдет в воду. Где она, черт побери?! Сьюзен, это отвратитель­ный способ заставить меня купить дом! Я должен куда-то идти, что-то делать… Я не могу просто стоять здесь!
Питерс бросился к дюнам, вскарабкался вверх, спуская пес­чаные лавины, и исчез из вида.
– Нэтан, как ты думаешь, может, она действительно решила напугать его до смерти, потому что разозлилась?
– Будем надеяться. Пошли. – Он обвил рукой ее талию. – Пойдем к коттеджу кружным путем и будем смотреть в оба. А когда она найдется, постараемся побыстрее забыть об этом.
– В последнее время мне слишком о многом хочется за­быть…
Когда они шли между нанесенными приливом песчаными холмами и более высокими островными дюнами, укрепленны­ми зарослями бузины, поднялся легкий бриз, и ручейки мокро­го песка заструились на ветру, царапая лодыжки. Повсюду на песке виднелись бороздки, оставленные крабами, трехпалые от­печатки диких индеек, большие следы оленей, лакомившихся семенами и ягодами. Теперь вот и человеческие следы тоже вспенили песок, но ветер занесет их все…
Могла ли Сьюзен бродить здесь? – думала Джо. Одна? Ночью? Хотя ночь была ясной и пустынный пляж манил к себе души не только мятущиеся, но и удовлетворенные. И свежий ветер, не стихший до сих пор, вряд ли нарушал ночной покой. Джо стала размышлять вслух:
– Она действительно могла оставить туфли на берегу. Если хотела прогуляться. Она была рассержена, расстроена, хотела побыть одна. Ночь была теплой, она могла пойти босиком по пляжу, по самой кромке воды. Пожалуй, это вероятнее всего.
Джо оглянулась на море за низкими песчаными холмиками. Ветер поднимал водяные брызги, раскачивал траву, гнал спу­танные клубки вьющихся растений.
– Возможно, ее уже нашли, – Нэтан положил руку на плечо Джо. – Мы позвоним из коттеджа.
– Куда еще она могла пойти? – Джо поежилась, пристально вглядываясь в глубь острова, где дюны, как длинные, безжа­лостные змеи, подползали к деревьям. – Было бы глупо углуб­ляться в лес. Там темно, она лишилась бы красоты лунного света… и ей понадобились бы туфли. Неужели она так разозли­лась на мужа из-за какого-то дома, что до сих пор прячется? За­ставляет его умирать от страха и тревоги?
– Я не знаю. В браке люди иногда совершают необъяснимые поступки. Со стороны это кажется жестокостью, глупостью, безразличием.
– А ты? – Джо повернулась к нему, изучая его лицо. – Ты тоже поступал жестоко, глупо и безответственно, когда был женат?
– Возможно. – Он заправил ее развевающиеся на ветру во­лосы за ухо. – Уверен, что у моей бывшей жены есть целый список таких поступков.
– Брак очень часто оказывается ошибкой. Ты зависишь от другого человека, неизбежно начинаешь полагаться на него, а он не оправдывает твоих ожиданий. Или, еще хуже, начинает раздражать тебя, потому что всегда рядом…
– Удивительно циничное замечание для женщины, которая никогда не была замужем.
– Я наблюдала браки. Я же наблюдатель.
– Потому что наблюдать менее рискованно, чем участво­вать?
Джо нахмурилась и не удостоила его ответом.
– Если она где-то на острове бродит, прячется, заставляет мужа страдать, как же он сможет простить ее?
Ее вдруг охватил гнев, она резко повернулась к Нэтану.
– Но ведь он простит! Он простит ее, упадет перед ней на ко­лени, рыдая от облегчения, и купит ей тот проклятый дом. Не­ужели она протащила его через этот ад только ради того, чтобы добиться своего?
Нэтан смотрел на ее сверкающие глаза, на раскрасневшиеся от гнева щеки.
– Возможно, ты права, – вздохнул он, озабоченный мгно­венной сменой ее настроения. – Но разве можно обвинять в расчетливости и бездушии женщину, которую даже не знаешь?
– Я знала таких, как она! Моя мать, Джинни тоже поступи­ли, как им хотелось, не думая о близких. Мне до смерти надоели люди! Их себялюбие, их безжалостный эгоизм…
В ее голосе звучала непомерная боль. И эхо этой боли прон­зило его, сжало сердце. Придется рассказать ей, Подумал Нэтан. Невозможно дальше тянуть, невозможно откладывать. Сколько бы ни пытался он убедить себя, что молчание было бы лучшим выходом для них обоих.
Если бы он верил в предзнаменования, то решил бы, что ис­чезновение Сьюзен Питерс – знак свыше. Но во что бы он ни верил, чего бы ни желал, в конце концов ему придется расска­зать ей то, что он знает…
Достаточно ли она сильна, чтобы выдержать его признание? Или оно сломает ее?
– Джо Эллен, давай войдем в дом.
– Да. – Она зябко поежилась. Тяжелые облака накатились на солнце, ветер налетел с грозным воем. – Действительно, ка­кого черта мы стоим здесь и тревожимся из-за незнакомой жен­щины, которая так подло мучает мужа и друзей?!
– Потому что она заблудилась, Джо. В прямом или в пере­носном смысле.
– А кто не заблудился?.. – прошептала она.
Нэтан решил, что подождет еще один день. Подождет, пока найдется Сьюзен Питерс. В конце концов, он ждал так долго, а один день ничего не решит. Он всегда успеет разбить их жизни и заплатить по счетам…
Нэтан убеждал себя, что напрасно так боится. Ведь он уже это пережил – переживет и Джо.
Но он должен быть совершенно уверен, что она достаточно окрепла. И тогда он откроет ей отвратительную тайну, извест­ную только ему.
Аннабелл никогда не покидала остров! Она была убита в ле­су, чуть западнее «Приюта», в лунную летнюю ночь. И ее убий­цей был Дейвид Делани – его отец, которого он всю жизнь любил, уважал, которым восхищался.
Джо заметила вспышку молнии, далеко над морем колеба­лась завеса дождя.
– Приближается буря, – сказала она.
– Я знаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь разбитых сердец - Робертс Нора



Очень интересная книга!Читайте,советую!
Ночь разбитых сердец - Робертс НораСария
10.07.2012, 15.06





Для тех кто любит читать хорошие вещи!
Ночь разбитых сердец - Робертс Нораива
18.07.2012, 23.26





Хороший любовно-детективный роман.
Ночь разбитых сердец - Робертс НораМари
20.02.2013, 0.55





Хороший роман, мне понравился 9/10
Ночь разбитых сердец - Робертс НораЕ
25.04.2014, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100