Читать онлайн Ночь разбитых сердец, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь разбитых сердец - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ночь разбитых сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Подъезжая к «Приюту», Джиф увидел на веранде второго этажа Лекси в крохотных шортиках, в которых ее длинные ноги казались еще длиннее. Она мыла окна, следовательно, наверняка пребывала в одном из своих самых негостеприимных настроений.
И как ни прелестна она с этими кое-как собранными на за­тылке волосами, ей придется подождать. Ему надо поговорить с Брайаном.
Лекси заметила грузовичок Джифа, но едва удостоила его взглядом. Полируя газетой смоченное водой с уксусом стекло, она самодовольно улыбнулась. Она знала, что он появится, правда, ждала его гораздо раньше.
Но она решила простить его… после того, как он немного поунижается.
Лекси наклонилась намочить тряпку и, слегка повернув го­лову, бросила вниз быстрый взгляд. И тут же резко выпрями­лась, увидев, что Джиф направляется не к дому, не к ней, а к старой коптильне, где Брайан красил садовую мебель.
Мерзавец! – злилась она, шлепая раствор на следующее окно. Если он думает, что она сама прибежит к нему, то его ждет горькое разочарование. Теперь уж точно она никогда не про­стит его! Даже если проживет еще тысячу лет. Он может ползать по горячим углям, может просить, умолять, звать ее со смертно­го одра, но она лишь весело рассмеется и пройдет мимо.
С этого момента Джиф Вердон ничего не значит для нее.
Лекси подняла ведро и передвинулась на три окна, чтобы не выпускать Джифа из виду.
Однако Лекси и ее настроения в данный момент не слишком интересовали Джифа. Он почувствовал острый запах свежей краски, услышал свист электрического пульверизатора и, улыб­нувшись, обогнул угол каменной коптильни.
Брайан покрывал вторым слоем старый диван-качалку. Ка­пельки зеленовато-голубой краски, как веснушки, усыпали его руки, забрызгали старые джинсы. На брезенте защитного цвета стояли свежевыкрашенные стулья и кресла.
– Приятный цвет! – крикнул Джиф.
– Ты же знаешь кузину Кейт. Каждые несколько лет ей хо­чется чего-то новенького, а все заканчивается цветом морской волны, – откликнулся Брайан, медленно водя насадкой взад-вперед.
– Во всяком случае, свежий вид.
– Да, – согласился Брайан, выключая мотор и отставляя пульверизатор. – Она заказала новые зонтики для столов и по­душки на стулья. Прибудут на пароме через день-два. Еще она хочет покрасить столы для пикников в кемпинге.
– Я могу это сделать, если у тебя нет времени.
– Спасибо, я и сам покрашу. – Брайан повел затекшими плечами. – Будет причина подышать свежим воздухом. Помеч­тать.
Появление Джифа как раз прервало его чудесный сон наяву, в котором он вновь переживал ночь с Керби. Никогда уже он не сможет думать о фонендоскопе так, как раньше.
– Ну а у тебя как дела? Как продвигается веранда?
– Сетки в грузовике. Похоже, хорошая погода продержится, и я смогу закончить к концу недели, как и хотела мисс Кейт.
– Хорошо. Постараюсь выкроить минутку и посмотреть, что получается.
– Как рука? – спросил Джиф, кивая на повязку. – Неужели ты действительно порезался кухонным ножом?
– О… – Нахмурившись, Брайан попробовал согнуть паль­цы. – Пока не очень слушается.
Брайан не стал спрашивать, как Джиф узнал о его травме. Слухи просто плавают в воздухе этого острова… Если честно, он не понимал, почему до сих пор никто не знает, что большую часть ночи он провел на смотровом столе милого доктора. Чудеса!
– А тебя, кажется, можно поздравить?
– Что? С чем меня можно поздравить?
– Ну как же… Ты и док Керби. – Джиф поправил кепку. – Мой старый дядька Нед был на пляже рано утром. Ты же зна­ешь, он собирает раковины, полирует их и продает экскурсан­там у парома. Так вот, он видел, как ты на рассвете покидал кот­тедж Керби. А его длинный язык тебе хорошо известен.
«Вот вам и чудеса! – подумал Брайан. – Нет, все-таки чудес не бывает».
– Интересно, сколько времени ему понадобилось, чтобы распространить эту новость?
– Ну… – Джиф удовлетворенно потер подбородок. – Я ехал к парому посмотреть, не прибыли ли сетки, на Шелл-роуд уви­дел Неда и подбросил его. Значит, примерно пятьдесят минут.
– Нед теряет форму.
– Ну, он не молодеет. В сентябре ему стукнет восемьдесят два. Док Керби прекрасная женщина, – добавил Джиф. – Не знаю ни одного человека на острове, кто бы не ценил ее очень высоко. Как и тебя, Брайан.
– Мы провели вместе несколько вечеров, – пробормотал Брайан, садясь на корточки, чтобы протереть тряпкой насадку пульверизатора. – Надеюсь, никто еще не начал болтать о пред­стоящей свадьбе?
Джиф поднял брови.
– Я, по крайней мере, не слышал.
– Так вот, запомни: мы просто встречаемся.
– Ну и хорошо.
– Никто не думает о постоянных отношениях или о цепях брака!
Джиф помолчал немного.
– Бри, кого ты пытаешься убедить? Меня или себя?
– Я просто говорил… – Брайан осекся и поднял руки, как бы приказывая самому себе замолчать, затем выпрямился и по­старался подавить раздражение, вызванное преувеличенно невинной улыбкой Джифа. – Ты пришел поздравить меня с тем, что я сплю с Керби, или у тебя на уме что-то другое? Улыбка Джифа мгновенно растаяла.
– У меня на уме Джинни.
Брайан вздохнул, обнаружив, что шея не поворачивается, как ни растирай.
– Утром опять приезжали полицейские. Думаю, они и с тобой разговаривали.
– Им почти нечего было сказать. Вряд ли они вообще удосу­жились бы приехать, если бы я не приставал к ним. Черт побе­ри, Брайан, ты же знаешь, что они ее не ищут! Они просто дела­ют вид.
– У меня нет оснований разубеждать тебя.
– Они говорят, что мы можем написать объявления и рас­пространить их в Саванне. Но какая от этого польза?
– Почти никакой. Джиф, я не знаю, что сказать тебе. Но ведь ты понимаешь: Джинни двадцать шесть лет, и она свободна поступать, как ей вздумается. По крайней мере, такова точка зрения полицейских.
– Но они не правы! У Джинни здесь семья, дом, друзья. Она не могла уехать, никого не предупредив! Это невозможно!
– Иногда, – медленно сказал Брайан, – люди делают то, чего от них не ждут. То, что кажется невозможным. Но они все равно это делают.
– Брайан, Джинни – не твоя мать. Мне очень жаль, что слу­чившееся снова бросает тебя и твою семью в ад прошлого. Но это происходит сейчас! И Джинни – не Аннабелл!
– Ты прав. – Брайан с трудом подавил вспышку гнева. – У Джинни нет мужа и троих детей. Решив улизнуть, она не оста­вила за собой сломанные жизни. Я обещаю, что буду регулярно разговаривать с полицейскими. И прослежу, чтобы им по мень­шей мере раз в неделю напоминали о Джинни. Мы распечатаем на принтере, эти чертовы объявления. В данный момент я боль­ше ничего не могу сделать. Я не могу во второй раз ломать свою жизнь!
– Хорошо, – Джиф сухо кивнул. – Прекрасно. Я убираюсь, чтобы не мешать тебе заниматься твоими важными делами.
Подгоняемый яростью, Джиф резко повернулся и широким шагом направился к своему грузовику. Он вскарабкался на во­дительское сиденье, захлопнул за собой дверцу и опустил голову на руль.
Он не прав. Абсолютно не прав. Он не должен был бросаться на Брайана и упрекать его. Брайан не виноват в исчезновении
Джинни, и организация поисков – не его обязанность. Джиф откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза. Брайану и так не­легко. Он посидит немного, успокоится, а потом вернется и из­винится.


Лекси неторопливо вышла из дома. Вообще-то по внутрен­ней лестнице она скатилась, чуть не сломав себе шею, так как боялась, что Джиф уедет, прежде чем она заставит его осознать свою потерю. Ей не терпелось дать ему понять, что он больше не владеет ею, но теперь она двигалась медленно, скользя одной рукой по перилам, чуть заметно улыбаясь.
Лекси лениво подошла к пикапу и, забыв, что ее руки пахнут уксусом, оперлась на раму открытого окна.
– Эй, Джиф, привет. Такая жара. Я как раз собиралась про­гуляться по лесу и увидела твой грузовик.
Он открыл глаза, взглянул на нее и, поворачивая ключ зажи­гания, пробормотал:
– Ну так иди.
– Что-нибудь случилось? – Страдальческое выражение его глаз подействовало на ее душевные раны как бальзам. – Тебе плохо, Джиф? Может быть, ты тоскуешь? – Она провела кон­чиком пальца по его руке. – Может, ты ищешь способ изви­ниться передо мной, чтобы не чувствовать себя таким одино­ким?
Его глаза оставались мрачными, но вспыхнувшее в них бе­шенство вытеснило горечь. Он оттолкнул ее руку.
– Знаешь что, Алекса? Даже мой ограниченный мирок кру­тится не только вокруг тебя.
– И у тебя хватает наглости так разговаривать со мной! Если ты воображаешь, что мне интересно, вокруг чего крутится твой мир, Джиф Вердон, ты глубоко заблуждаешься! Мне плевать!
– Тогда что тебе здесь надо? Отойди от моего грузовика!
– Не отойду. Пока не выскажусь.
– Мне плевать на то, что ты хочешь сказать. Отойди, пока я тебя не переехал.
Но Лекси сделала нечто совершенно противоположное: она протянула руку в открытое окно, повернула ключ зажигания и выключила двигатель.
– Не смей мне приказывать! – грозно зашипела она почти у самого его лица. – Даже думать не смей, что ты можешь прика­зывать или угрожать мне.
Она сделала паузу, чтобы втянуть в легкие побольше воздуху и как следует отчитать его. Но в глазах Джифа снова появилось такое страдание, что ее гнев внезапно утих и она положила ла­донь на его щеку.
– Что случилось, милый? Что тебя мучает? – Он попытался стряхнуть ее руку, но у него ничего не вышло. – Поругаться мы можем и позже. Скажи мне, что случилось.
– Я думал о Джинни, – с трудом проговорил он. – Лекси, ведь от нее ни слова. Ни единого слова. Я не знаю, что еще можно сделать. Не знаю, что говорить родным. Я даже не знаю, что чувствовать.
– Я понимаю. – Она открыла дверцу и решительно взяла его за руку. – Пойдем.
– У меня работа.
– Хоть раз в жизни сделай, как я говорю! Пойдем со мной.
Лекси тянула его, пока он не вылез из машины, а потом, не говоря ни слова, отвела за дом в тень и усадила в гамак на веран­де. Сама она села рядом, обняла его одной рукой и прижала го­лову к своему плечу.
– Просто отдохни немного.
– Хорошо еще, что я не думаю об этом непрерывно, – про­шептал он. – Если все время думать, можно сойти с ума.
– Я знаю. – Лекси взяла его руку в свои. – Боль подкрады­вается время от времени и терзает так сильно, что кажется, не­возможно выдержать. Но выдерживаешь… до следующего раза.
– Я знаю, что говорят на острове. «Она потеряла голову и сбежала с мужчиной». Мне было бы легче, если бы я мог в это поверить.
– Не было бы легче. Все равно очень больно, уж я-то знаю. Когда мама пропала, я все время плакала и звала ее. Я думала, что, если буду много плакать, она услышит и вернется. А когда подросла, стала думать, что она не любит меня, и решила, что тоже не буду ее любить. Я перестала плакать, но боль осталась до сих пор.
– Я все ждал, что она пришлет какую-нибудь дурацкую от­крытку из Диснейленда или еще откуда-нибудь. Тогда я мог бы просто злиться на нее, а не сходить с ума от страха.
Лекси попыталась представить себе Джинни на ярком глу­пом аттракционе, заливающуюся смехом, и у нее это отлично получилось. Очень правдоподобная картинка.
– Да, это было бы похоже на нее.
– Но никакой открытки я не получил… – Джиф пристально смотрел на их переплетенные пальцы. – А только что сорвал зло на Брайане. Глупо.
– Не переживай. У Брайана достаточно толстая шкура.
– А у тебя? – Он откинулся и рассеянно воткнул в ее спу­танные волосы торчащую шпильку.
– Все мы, Хэтуэи, крепче, чем кажемся.
– Все равно мне стыдно. – Он поднял их сплетенные руки и поцеловал суставы ее пальцев. – Как ты думаешь, нам обяза­тельно ругаться позже?
– Думаю, необязательно. – Лекси легко поцеловала его, улыбнулась и сразу услышала, что в деревьях над нею поют птицы, почувствовала аромат цветов, такой сладкий, такой при­ятный. – Потому что я скучала по тебе. Чуть-чуть.
У нее перехватило дыхание, когда он притянул ее к себе, при­жался лицом к ее горлу.
– Ты мне необходима, Лекси. Необходима.
Когда она снова смогла дышать, ее дыхание было прерывис­тым, поверхностным, пальцы судорожно вцепились в плечи Джифа. Затем она резко отпрянула, вскочила и повернулась к нему спиной, изо всех сил пытаясь обуздать свои чувства.
Джиф потер лицо и беспомощно опустил руки.
– Что я опять сделал не так? Почему ты каждый раз отшаты­ваешься от меня?
– Я не отшатываюсь. – Лекси пришлось прижать пальцы к губам, чтобы остановить их дрожь, и только потом она поверну­лась к нему. Ее сердце бешено колотилось, слезы подступили к глазам, и она с трудом различала Джифа. – За всю мою жизнь – всю мою жизнь, Джиф! – никто никогда не говорил мне этого. Разве что какой-нибудь мужчина, который хотел затащить меня в постель.
Джиф быстро поднялся.
– Я не секс имел в виду! Лекси…
– Я знаю, – она нетерпеливо заморгала, смахивая слезы: ей хотелось видеть его отчетливо. – Я знаю, что не секс. И я не от­шатываюсь, я просто пытаюсь взять себя в руки, чтобы не сва­лять дурака.
– Я люблю тебя, Лекси, – Сказал он тихо и медленно, чтобы она поверила. – Я всегда любил и всегда буду любить тебя.
Лекси крепко сжала веки. У нее закружилась голова. Ей хоте­лось навсегда запечатлеть в памяти этот момент. Все: каждый звук, каждый запах, каждое чувство. Потом она бросилась в объятия Джифа и спрятала лицо на его груди.
– Держи меня. Держи меня крепко, Джиф! Неважно, что я делаю, неважно, что я говорю, никогда не отпускай меня!
– Алекса… – Потрясенный, он прижался губами к ее воло­сам. – Я всегда держал тебя. Ты просто не знала.
– Я тоже люблю тебя, Джиф. Даже не могу вспомнить, когда не любила. И это всегда злило меня.
– Ничего, ничего… Все хорошо, милая, – улыбаясь, он крепче прижал ее к себе. – Злись на здоровье. Я не возражаю, пока ты меня любишь.


В своей спальне Джо осторожно положила телефонную труб­ку на рычажки аппарата. Бобби Бэйнз наконец связался с ней. И кое-что действительно прояснилось…
Он не брал фотографию из ее квартиры!
– Но ты ведь видел ту карточку среди фотографий? Вспомни: обнаженная женщина. Она похожа на меня, но это была не я. Я держала ту фотографию в руках. Я подняла ее с пола. Ты должен был видеть ее.
Ее собственный срывавшийся в панике голос до сих пор зве­нел в ее ушах – как и нерешительный, встревоженный голос Бобби.
– Извини, Джо. Я не помню такого снимка. Только те, на ко­торых ты. Там не было… обнаженной натуры. По крайней мере, я не заметил.
– Он был там. Я уронила его. Он упал лицевой стороной на дру­гие фотографии. Он был там, Бобби. Подумай минутку, вспомни.
– Может, и был… то есть, раз ты говоришь, что видела его.
Он просто жалел ее и хотел утешить. Но его голос звучал не­убедительно.
Джо отвернулась от телефона. Ее трясло, ноги подкашива­лись, но она не раскаивалась в том, что просила его позвонить. Лучше знать правду. Гораздо лучше. Вот только теперь ей при­дется жить с этой правдой…
Джо выглянула в окно спальни и увидела сестру и Джифа. Они здорово смотрятся вместе, решила она. Молодые, краси­вые, слившиеся в объятии среди моря цветов под жарким со­лнцем. Мужчина и женщина, излучающие любовь и чувствен­ность.
Они выглядят так естественно, так непринужденно… Ну по­чему она сама не может быть такой же естественной?
Нэтан совершенно ясно дал понять, что хочет ее. При этом он достаточно деликатен: не торопит, не подталкивает, кажется, даже не сердится, что она сохраняет дистанцию… «Но почему я это делаю? – недоумевала Джо, следя, как Джиф поднимает голову, наклоняется к лицу Лекси. – Почему не позволяю себе расслабиться?»
Нэтан возбуждал ее, когда он был рядом, она чувствовала, как что-то закипает у нее внутри, намекая на новые, более яркие и глубокие наслаждения… если она даст себе волю.
Почему же она боится?
Джо раздраженно отвернулась от окна. Она знала ответ. Все это происходит потому, что в последнее время она не доверяет себе. Следит за собственными движениями, пытается беспри­страстно проанализировать каждый свой поступок. О, физичес­ки она чувствует себя гораздо лучше. Ночные кошмары и при­ступы безотчетной паники, бросающие ее в липкий, холодный пот, становятся все реже.
Но…
Не исчезает сомнение, страх, что она на самом деле психи­чески больна. Иначе почему она продолжает так ясно видеть ту фотографию, фотографию мертвой женщины? Иногда ей ка­жется, что это – ее мать, а иногда – что это она сама. Широко раскрытые глаза, белая, как воск, кожа… Она прекрасно помнит ту кожу, гладкую и бледную. Помнит все тени, помнит волосы, не просто разметавшиеся, а искусно уложенные, имитирующие небрежную волну. Помнит изящную кисть, тонкую руку, согну­тую в локте и прикрывающую грудь. И застенчивый поворот го­ловы, словно в легком сне.
Как она может так ясно видеть то, чего никогда не существо­вало?
Только по одной причине: она еще очень далека от выздо­ровления. Она не имеет права даже думать о Нэтане! Она ни о ком не имеет права думать… пока не будет твердо стоять на ногах.
И тут же Джо призналась себе, что это всего лишь предлог.
Она его боится – вот в чем дело! Она боится, что он станет слишком много для нее значить и ситуация выйдет из-под ее контроля. И что он ожидает от нее больше, чем она может ему дать.
Джо сознавала, что Нэтан уже вызвал в ней чувства, которые никто раньше не вызывал. Так что же получается? Что она пы­тается выдать за разумную осторожность собственную трусость?
Но она устала от бесконечных рефлексий и от страха! Неуже­ли нельзя хоть раз последовать примеру сестры? Поддаться по­рыву, ухватить то, что само идет в руки.
Господи, ей необходимо поговорить с кем-то, побыть с кем-то! С кем-то, кто мог бы хоть ненадолго изгнать ее тревоги и не­уверенность в себе.
Так почему не с Нэтаном?
Чтобы не дать себе передумать, Джо бросилась из комнаты, впервые забыв захватить фотоаппарат. Но в этот момент ее ок­ликнула Кейт, и она раздраженно остановилась в дверях каби­нета.
– Я ухожу!
– Подожди минутку, хочу с тобой посоветоваться. – Кейт, сидевшая за заваленным бумагами столом, вытащила из-за уха карандаш. – Пытаюсь разобраться в брони на осень. Пришла заявка на проведение свадьбы в «Приюте» в октябре. Мы никог­да с этим не сталкивались. Они хотят устроить здесь и свадеб­ную церемонию, и прием, и чтобы угощение готовил Брайан. Хорошо бы выяснить, как проводят подобные мероприятия.
– Конечно, Кейт, но сейчас я действительно ухожу.
– Извини, – Кейт снова сунула карандаш за ухо и рассеян­но улыбнулась. – Я занимаюсь этим все утро и совсем забыла отдать тебе твою почту. А тут еще телефон постоянно трезво­нит…
Словно в доказательство этого заявления, телефон зазвонил снова, а второй аппарат за спиной Кейт засигналил, что посту­пает факс.
– Ну вот, не одно, так другое, черт побери. Милая, возьми сама свой пакет. – Кейт подняла телефонную трубку – Гости­ница «Приют», чем могу вам помочь?
Джо уже не слышала ничего, кроме жужжания огромного пчелиного роя в собственных ушах. Она медленно шагнула впе­ред, и ей показалось, что воздух запустевает, обволакивая ее плотной пеленой. На жестком коричневом конверте печатными буквами было написано ее имя и адрес.
В верхнем углу предупреждение: «ФОТОГРАФИИ. НЕ СГИ­БАТЬ».
Не открывай! – сказала она себе. Выбрось в мусорную кор­зину, не заглядывай внутрь… Но ее пальцы уже ломали печать, отдирали клапан. Переворачивая конверт и нетерпеливо вытря­хивая фотографии на пол, Джо не слышала удивленного возгла­са Кейт. Тихо всхлипнув, она упала на четвереньки, стала раз­гребать фотографии, отбрасывая их одну за другой, отчаянно пытаясь найти ту. Ту самую.
Кейт решительно бросила трубку, не дослушав очередной заказ, и вылетела из-за стола.
– Джо! Что с тобой? Джо Эллен, что случилось? В чем дело? – спрашивала она, подхватывая Джо под руку и изумленно глядя на дюжины фотопортретов племянницы.
– Он был здесь! Он здесь, здесь!
Джо снова переворошила фотографии. Вот она на пляже. Вот спит в гамаке. Вот она в болотистой низине за дюнами, вот уста­навливает штатив в солончаках.
Но где та фотография? Где та страшная фотография?
– Она должна быть здесь! Должна.
Встревоженная Кейт обхватила Джо за плечи и хорошенько встряхнула ее,
– Перестань! Немедленно! Немедленно прекрати! – Она подтащила Джо к креслу, толкнула в него и прижала ее голову к коленям. – Дыши. Просто дыши и больше ничего. Не смей те­рять сознание. Не шевелись. Ты меня слышишь? Сиди и не дви­гайся.
Кейт бросилась в ванную комнату, наполнила стакан водой, смочила тряпку. Когда она примчалась обратно в кабинет, Джо сидела так, как она ее оставила. Кейт с облегчением опустилась на колени и приложила холодную тряпку к затылку Джо.
– Ну вот, только не волнуйся.
– Я не собираюсь терять сознание, – пробормотала Джо.
– Вот и отлично. А теперь медленно откинься и выпей не­много воды. – Кейт поднесла стакан к губам Джо и держала, пока Джо пила. Постепенно мертвенно-бледные губы снова об­рели цвет. – Ты можешь объяснить мне, в чем дело?
– Фотографии… – Джо откинулась на спинку кресла и за­крыла глаза. – Я не убежала. Мне не удалось от него убежать.
– От кого, милая?
– Не знаю… Мне кажется, я схожу с ума.
– Чепуха, – резко возразила Кейт.
– Не чепуха. Это уже было однажды…
– Что ты имеешь в виду?
Джо закрыла глаза. Легче сказать сейчас.
– Несколько месяцев назад у меня был нервный срыв.
– О, Джо Эллен! – Кейт опустилась на подлокотник кресла и начала гладить волосы Джо. – Милая, почему ты не рассказа­ла мне, что болела?
– Просто не смогла. Все так навалилось, и я не выдержала. Стали приходить фотографии.
– Такие, как эти?
– Да. Но сначала это были глаза. Только мои глаза.
«Или ее глаза? – содрогаясь, подумала Джо. – Наши глаза…»
– Какой ужас. Это кого угодно напугает, Джо.
– Сначала я не очень испугалась. Я решила, что кто-то про­сто пытается привлечь мое внимание, чтобы я ввела его в мир профессиональной фотографии.
– Вероятно, так оно и есть, но он выбрал ужасный способ. Ты должна была обратиться в полицию!
– И сказать им, что кто-то посылает мне фотографии? Они бы просто посмеялись надо мной. – Джо снова открыла глаза. – Я думала, что смогу справиться. Просто не обращать внимания, просто привыкнуть. Но потом такой конверт, как этот, пришел по почте. Там было полно моих изображений и еще одна фото­графия – не моя… Но я ошиблась! – вскрикнула Джо.
Никуда не денешься. Приходится признать. Признать оче­видное.
– Я ее вообразила, Кейт. Такой фотографии не существова­ло. Но я видела ее так ясно, она была такая страшная… В об­щем, я сорвалась.
– И поэтому ты вернулась домой.
– Я должна была бежать. Я думала, что смогу убежать. Но не смогла. Эти снимки сделаны здесь, на острове. Он был здесь, следил за мной.
– И эти фотографии отправятся в полицию. – Кипя от ярости, Кейт вскочила и схватила конверт. – Почтовый штем­пель Саванны. Трехдневной давности.
– Какая разница, Кейт?
– Мы ничего не узнаем, если будем сидеть сложа руки.
– Он сейчас может быть где угодно. Он мог вернуться на остров. – Джо вцепилась в волосы, затем уронила руки на коле­ни. – Мы что, попросим полицейских допрашивать всех, у кого есть фотоаппарат?
– Если возникнет такая необходимость, – невозмутимо от­ветила Кейт. – Наверняка можно выяснить, какой камерой это снято, где и когда отпечатаны фотографии. Это лучше, чем си­деть и дрожать от страха, не так ли? Джо Эллен, возьми себя в руки.
– Я просто хочу, чтобы этого не было…
– Тогда нужно что-то делать. Джо, мне стыдно за тебя! Ты позволяешь изводить себя, сдаешься без драки. – Кейт схвати­ла наугад одну из фотографий и протянула ее Джо. – Когда это снято? Посмотри, подумай.
Джо взяла фотографию и пристально посмотрела на нее. Ла­дони сразу стали влажными, но она заставила себя критически оценить фотографию, и это помогло. Она заметила, что снимок не очень четкий. Неудачное освещение, поперек ее тела проходит резкая тень. Раньше он работал гораздо профессиональ­нее…
– Я думаю, он спешил. Это снято в солончаках, там место довольно открытое, а он явно не хотел, чтобы я его заметила.
– Хорошо. Умница. Когда ты была там последний раз?
– Кажется, позавчера. Но я тогда не брала штатив. – Она нахмурилась, стараясь сосредоточиться. – Очевидно, это было недели две назад. Нет, три. Три недели назад. Я была там в отлив, океан оставлял за собой такие причудливые лужицы… Дай-ка мне другой снимок.
– Посмотри, вот этот мне даже нравится. – Кейт протянула фотографию, где Джо свернулась на коленях отца, и попыталась ободряюще улыбнуться. Узорчатая тень придавала снимку почти сказочный вид.
– Кемпинг… – прошептала Джо. – Тот день, когда меня за­перли в душе, а папа выпустил. Так, значит, это были не дети! Это был он! Мерзавец запер меня там, а потом слонялся побли­зости и ждал.
– Стало быть, почти две недели назад: в тот день пропала Джинни.
Джо снова опустилась на колени, но теперь она не паникова­ла. Руки ее не дрожали, голова работала. Она хладнокровно перебирала фотографии.
– Я не уверена в каждом снимке, но те, что я точно могу оп­ределить, сделаны не позднее, чем две недели назад. Скорее всего и остальные фотографии сняты тогда же. Он придержал их и послал не сразу. Почему?
– Очевидно, ему требовалось время, чтобы отпечатать их, выбрать, какие послать. Вряд ли он занят только тем, что фото­графирует тебя. Должен же он где-то работать.
– Нет, я думаю, он свободно распоряжается своим време­нем. Он фотографировал меня на Хаттерасе и в Шарлотте. День за днем. Скорее всего он нигде не работает.
– Ну вот что. Бери сумочку. Мы немедленно отправляемся на материк – на нашем катере. И все эти фотографии мы везем в полицию.
– Пожалуй, ты права. Это лучше, чем умирать от страха. – Джо очень аккуратно сложила фотографий в конверт. – Прости меня, Кейт.
– За что?
– За то, что я тебе ничего не рассказала. Не доверилась тебе. Кейт протянула руку, чтобы помочь Джо подняться на ноги.
– Тут уж ничего не изменишь. Но начиная с данного момен­та всем в этом доме придется помнить, что мы – семья.
– Ох, Кейт, и почему только ты с нами связалась?
– Милая моя, – улыбнулась Кейт и похлопала Джо по щеке, – временами я сама задаю себе этот вопрос.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь разбитых сердец - Робертс Нора



Очень интересная книга!Читайте,советую!
Ночь разбитых сердец - Робертс НораСария
10.07.2012, 15.06





Для тех кто любит читать хорошие вещи!
Ночь разбитых сердец - Робертс Нораива
18.07.2012, 23.26





Хороший любовно-детективный роман.
Ночь разбитых сердец - Робертс НораМари
20.02.2013, 0.55





Хороший роман, мне понравился 9/10
Ночь разбитых сердец - Робертс НораЕ
25.04.2014, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100