Читать онлайн Ночь разбитых сердец, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь разбитых сердец - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь разбитых сердец - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ночь разбитых сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Джо больше и думать не могла о пикнике с Нэтаном. Ей хо­телось побыть в одиночестве, может быть, пойти на солончаки или на пляж. Если бы у нее были силы, она помчалась бы на при­стань, чтобы успеть на утренний паром. Затерялась бы на не­сколько часов в Саванне среди толпы.
Джо вымыла лицо ледяной водой, надела бейсбольную кеп­ку… И не смогла пройти мимо фотолаборатории. Словно про­тив воли она вошла в маленькую комнату, открыла ящик карто­теки, вытащила конверт и дрожащими руками разложила фото­графии на рабочем столе.
Но чуда не случилось. Фотографии Аннабелл по-прежнему не было среди снимков. Только она, Джо. И глаза – те почти ге­ниально воспроизведенные глаза. Она не могла с уверенностью сказать, чьи это глаза – ее или Аннабелл.
Но фотография ее матери была там раньше! Точно была! Фо­тография смерти… Ее невозможно было вообразить. Никто не может вообразить такое! Иначе придется смириться с тем, что она душевнобольная, что у нее были галлюцинации. Но это не­правда! Она видела ту фотографию, черт побери! Она ее не при­думала!
Собрав в кулак всю свою волю, Джо заставила себя прекра­тить истерику, закрыла глаза и постаралась дышать медленно. Вдох – выдох. Вдох – выдох. Она дышала и считала, пока серд­це не перестало бешено плясать в груди.
Джо слишком ясно помнила свои ощущения, когда словно разваливалась на куски, теряла себя. Она не позволит этому случиться снова!
Сейчас фотографии нет. Это факт. Но она была – это тоже факт. Выходит, кто-то забрал ее. Может быть, Бобби понял, что именно тот снимок расстроил ее, и забрал его? Или кто-то дру­гой проник в ее квартиру, пока она была в больнице, и забрал фотографию?
Но в таком случае это мог быть только тот, кто послал ее. Джо быстро запихнула фотографии в конверт. Как ни безумна эта идея, она будет пока за нее держаться. Кто-то играет с ней в жестокую игру, и если она поддастся наваждению, то позволит шутнику победить.
Джо сунула конверт обратно в ящик, захлопнула его и вышла из лаборатории.
Однако кое-что можно подтвердить или исключить всего одним телефонным звонком. Быстро вернувшись в свою комнату, Джо достала записную книжку, перелистала ее и на­брала номер квартиры, которую Бобби Бэйнз снимал с парой приятелей по колледжу. Она только спросит – и все. Спросит как бы между прочим. Просто спросит, не брал ли он ту фото­графию.
К третьему гудку ее нервы напряглись до предела.
– Алло!
– Бобби?
– Нет, это Джек, но я к твоим услугам, детка.
– Это Джо Эллен Хэтуэй, – сухо сказала Джо. – Я хотела бы поговорить с Бобби.
– О… – Она услышала, как парень откашливается. – Изви­ните, мисс Хэтуэй. Я думал, это одна из… Неважно. А Бобби нет дома.
– Вы не могли бы попросить его связаться со мной? Я остав­лю номер телефона, по которому меня можно найти.
– Конечно, но я не знаю, когда он вернется. Даже не знаю, где он. Уехал сразу после экзаменов – ему не терпелось собрать снимки к следующему семестру.
– Я все-таки оставлю свой номер, – сказала Джо и продик­товала номер телефона. – Если Бобби появится, передайте ему. Хорошо?
– Конечно, мисс Хэтуэй. Он сам хотел поговорить с вами. Он волновался из-за… В общем, переживал. И хотел знать, можно ли будет работать с вами осенью. То есть, как вы себя чувствуете?
Совершенно ясно: приятель Бобби знает о ее нервном срыве. Что ж, этого следовало ожидать…
– Все в порядке, спасибо, – холодно ответила она, пресекая дальнейшие расспросы. – Если Бобби объявится, передайте, что мне необходимо поговорить с ним.
– Обязательно, мисс Хэтуэй. И…
– До свидания, Джек.
Она повесила трубку и закрыла глаза.
Ну и что, если Бобби рассказал друзьям о ее проблемах? Нельзя придавать этому большого значения. Нельзя смущаться или расстраиваться. Вполне естественно, что он поделился с друзьями, раз его наставница в одно прекрасное утро свихну­лась, набросилась на него и ему пришлось везти ее в больницу…
Придется наступить на горло своей гордости и пережить унижение, решила Джо. Пытаясь отделаться от липкого чувства стыда, она отправилась вниз. Если повезет и Бобби позвонит в течение следующих двух недель, тогда хоть что-нибудь прояс­нится.
Уже взявшись за ручку кухонной двери, Джо остановилась. Из кухни снова слышались голоса.
– Брайан, с ней что-то случилось! Она сама не своя. Она разговаривала с тобой?
– Кейт, ты же знаешь: Джо никогда ни с кем не разговарива­ет. Почему она должна была разговаривать со мной?
– Ты – ее брат!
Джо услышала звон посуды, почувствовала запах жареного мяса, еще не выветрившийся после завтрака. Открылась дверца шкафчика, затем захлопнулась.
– Какое это имеет значение? – раздраженно спросил Брай­ан, и Джо представила, как он нетерпеливо пожимает плечами, пытаясь отделаться от Кейт.
– Большое значение! Брайан, если бы ты приложил хоть ка­пельку усилий, может, она и открылась бы тебе.
– Послушай, она прекрасно выглядела вчера вечером. Не отходила от Нэтана пару часов, с удовольствием пила пиво, ела сосиски.
– А сегодня приехала из кемпинга бледная как смерть! Пере­пады настроения не прекращаются у нее с самого приезда. И это неожиданное возвращение… Она ведь так и не сказала, почему вернулась. Только не говори, что ты не заметил, как она дерга­ется.
Больше Джо ничего не хотела слышать. Она быстро развер­нулась и поспешила к парадной двери.
Ну вот. Они все следят за ней, ждут, когда она сломается. Если бы она рассказала им о своем нервном срыве, они бы, не­сомненно, проявили сочувствие… Разумеется, это очень трога­тельно, но ей не выдержать их сочувственных кивков и шепот­ков за спиной.
К черту все! Джо вышла из дома на солнечный свет, глубоко вдохнула свежий воздух. Она справится. Должна справиться! А если ей не дадут обрести душевный покой здесь, она уедет.
Но куда? На нее нахлынуло отчаяние. Куда бежать из пос­леднего убежища?
Энергия покидала ее капля за каплей. Еле волоча ноги, Джо спустилась с террасы и поняла, что слишком устала, чтобы бе­жать куда-либо. Она подошла к веревочному гамаку, висевшему в тени двух огромных дубов, и забралась в него. Как в колыбели, подумала она, когда гамак, покачиваясь, принял ее в объятия.
В далеком детстве в жаркие дни она иногда находила здесь свою мать и забиралась к ней в гамак. Аннабелл прижимала ее к себе и рассказывала свои прекрасные сказки. Мама пахла ветром и солнцем, они качались и качались, глядя на клочки неба сквозь зеленые листья…
Тогда деревья были выше, размышляла Джо. Конечно, они выросли за прошедшие двадцать лет, но ведь выросла и она. Не­ужели Аннабелл никогда не увидит своих взрослых детей?!


Он шел широким шагом по набережной Саванны, не обра­щая внимания на яркие киоски и суетливых туристов. Экспери­мент оказался очень далеким от совершенства. Женщина была выбрана неправильно. Конечно, он понимал это с самого нача­ла. Собственно, он даже не выбирал ее – просто решил вос­пользоваться случаем…
Он испытал возбуждение, но лишь на мгновение. Вспыш­ка – и все кончилось. Как слишком быстрый оргазм.
Теперь он стоял, пристально глядя на реку, и успокаивал себя. Короткое упражнение по самовнушению замедлило его пульс, привело в норму дыхание, расслабило мышцы. Он изу­чил эту технику во время своих многочисленных путешествий.
Вскоре он вновь стал различать звуки: звонок проехавшего мимо велосипеда, шуршание шин по мостовой, голоса покупа­телей, смех ребенка, наслаждавшегося мороженым…
Он снова спокоен, снова контролирует ситуацию!
Какая-то женщина, проходя, обернулась, и он улыбнулся, довольный тем, что привлекает внимание. А почему бы и нет? Красивое лицо, отличная фигура, слегка развевающиеся на ветру волосы… Женщины никогда не могли равнодушно прой­ти мимо него.
И, конечно, не осталась равнодушной Джинни.
Она так охотно пошла с ним по темному пляжу, не побоялась углубиться в дюны. Кокетничала. От выпитой текилы ее медли­тельный южный говор стал совершенно неразборчивым.
Она так и не поняла, что с ней произошло. В буквальном смысле не поняла, что ее ударило! Он закусил губу, подавляя смешок. Один резкий удар по затылку – и она рухнула на зем­лю. Как легко он унес ее в лес! Предвкушение так опьянило его, что она казалась невесомой. Процесс раздевания был… да, воз­буждающим. Правда, ее тело оказалось пышнее, чем ему хоте­лось бы, но ведь это была всего лишь репетиция.
Однако он слишком спешил. Сейчас, когда он способен ана­лизировать, это невозможно отрицать. Он действовал слишком поспешно. Неловко возился с оборудованием, так не терпелось сделать первые снимки: обнаженное тело, руки, связанные над головой и прикрученные к крепкому молодому дереву. Надо было раскинуть волосы, добиться идеального освещения и ра­курса. А он не стал тратить время.
Его опьянило собственное могущество, и он изнасиловал ее, как только она пришла в сознание. А ведь он хотел сначала по­говорить с ней, сфотографировать страх, разраставшийся в ее глазах, когда она начала понимать, что он собирается делать.
Он хотел сделать все так, как это было с Аннабелл…
В памяти возникли строчки дневника:
Она боролась, пыталась заговорить. Ее изумительные длинные ноги дергались, извивались. Спина выгибалась. И спокойное, холодное чувство абсолютной власти охватило меня.
Она – объект. Я – художник.
Так это было с Аннабелл. Так должно было быть и в этот раз.
Но первый оргазм разочаровал его. Такой… обыкновенный, думал он теперь. Ему даже не хотелось больше насиловать ее: это вдруг показалось неприятной работой, а не удовольствием, всего лишь необходимостью – чтобы сделать последние снимки.
Но когда он вынул из кармана шелковый шарф, обмотал им ее шею и стал медленно затягивать, следя, как становятся огромными ее глаза, как судорожно раскрывается рот, чтобы глотнуть воздух, закричать…
Да, во второй раз было намного лучше. Он получил настоя­щее удовольствие: оргазм был прекрасным, сильным и долгим.
И тот последний снимок – вероятно, одно из его лучших творений.
Он назовет его «СМЕРТЬ ПРОСТИТУТКИ». Ибо кто она, если не проститутка, не обыкновенная дешевка, которую не жалко выбросить?
Наверное, именно поэтому все было так далеко от совершен­ства. Но это не его вина, а ее! Теперь, когда он все проанализировал, его настроение значительно улучшилось. Виноват объект, а не художник!
И все же как досадно, что он выбрал именно ее. Черт побери!
Ему пришлось снова напомнить себе, что это была всего лишь тренировка, всего лишь репетиция с дублером.
В следующий раз он добьется совершенства. С Джо.
С легким вздохом он погладил кожаный «дипломат», в кото­ром лежали фотографии, отпечатанные в арендованной непода­леку квартире. Пора было возвращаться на остров.


Брайан сам отправился в сад бороться с сорняками. Это обе­щала сделать Лекси, но Брайан не сомневался, что она умчалась на поиски Джифа – соблазнить его на вечерние развлечения.
Ночью из окна своей спальни он видел, как они возвращались. Насквозь промокшие, в песке, хихикающие, как дети… Любому стало бы ясно, что они не только купались. Он был приятно удивлен и даже немного позавидовал.
Они явно считали совершенно естественным просто отдать­ся друг другу, просто жить данным моментом. Правда, Брайан понимал, что Джиф задумал нечто гораздо большее, чем минут­ное наслаждение. А Лекси… Лекси, судя по всему, намерена лишь мимоходом отбить чечетку на сердце очередного поклонника.
Однако Джиф умен и терпелив и, вероятно, в конце концов заставит Лекси плясать под свою дудку. Интересно будет пона­блюдать, подумал Брайан. С безопасного расстояния.
Это то, что всегда было необходимо ему. Безопасное рассто­яние Брайан потянулся в карман короткого холщового фартука за культиватором и вдруг услышал жалобные всхлипывания. Он оглянулся и увидел женщину в гамаке. Его сердце на мгновение остановилось. Темно-рыжие волосы в зеленой тени, вяло упавшая рука, тонкая, бледная, изящная. Потрясенный, Брайан сде­лал шаг к ней, но она беспокойно повернула голову, и он отступил.
Господи! Это не его мать. Это всего лишь Джо. Поразитель­но, как она иногда похожа на Аннабелл! При определенном ос­вещении, в определенном ракурсе. И в такие моменты невоз­можно сдержать поток воспоминаний, унять боль… В летние дни мать любила покачаться часок в гамаке. И если Брайан на­ходил ее там, то садился рядом на землю, скрестив ноги. Она клала руку на его голову, ерошила волосы и расспрашивала о последних приключениях.
И всегда внимательно слушала! Или так ему тогда казалось? Скорее всего она просто грезила под его болтовню. Грезила о своем любовнике, о том, как сбежит с ним от мужа и детей! О сво­боде, которая нужна была ей больше, чем сын!
Но сейчас в гамаке спала Джо – и, судя по всему, спала бес­покойно.
Брайан сказал себе, что нужно отвернуться и уйти, оставить Джо наедине с ее демонами. Какое ему дело до кого бы то ни было в этом мире – в мире, где матери бросают детей? Однако он подошел к сестре и озабоченно нахмурился, глядя, как она стонет и дергается во сне.
– Джо! – Он положил ладонь на ее плечо, потряс. – Про­снись, милая, проснись!
То, что преследовало Джо среди призрачных, раскачиваю­щихся на диком ветру деревьев, впилось когтями в ее тело.
– Нет! – Она вскочила, пытаясь освободиться. – Не трогай меня!
– Тихо… – Брайан сам не мог понять, что испытывает. Тре­вогу? Удивление? Жалость? – Успокойся, все хорошо.
Прерывисто дыша, Джо уставилась на него невидящим взгля­дом.
– Брайан? – Она обессилено рухнула в гамак и закрыла глаза. – Извини. Я видела плохой сон…
– Я так и понял. – И еще он понял, что встревожен больше, чем ожидал. Кейт, как обычно, права: у Джо явно серьезные проблемы. Он воспользовался ситуацией и присел на краешек гамака. – Хочешь чего-нибудь? Может, воды?
Джо открыла глаза, посмотрела на его ладонь, накрывшую ее руку, и в ее взгляде мелькнуло изумление. Она не смогла вспом­нить, когда в последний раз он брал ее за руку. Или она – его.
– Нет. Все в порядке. Это был просто сон.
– У тебя и в детстве бывали кошмары. Ты просыпалась и от­чаянно звала папу.
– Да, – она выдавила слабую улыбку. – Наверное, не от всего можно избавиться с возрастом.
– Тебя и теперь мучают кошмары? – Он постарался задать свой вопрос небрежно, но Джо заметила беспокойство в его глазах.
– Во всяком случае, больше никого не зову, когда просыпа­юсь, – холодно ответила она.
– Ну, в этом-то я не сомневаюсь.
Он хотел встать и уйти: разве ее проблемы не перестали ка­саться его давным-давно? Но остался сидеть, легко покачивая гамак.
– Брайан, самостоятельность – не порок!
– Конечно.
– И самой справляться со своими проблемами – не грех.
– Ты именно это и делаешь, Джо? Справляешься с пробле­мами? Ну, тогда отдыхай. У меня и своих проблем достаточно.
И опять он не ушел, и они тихо качались вместе в зеленой тени. Ей было так хорошо, так спокойно, что слезы навернулись на глаза. Джо не смогла сдержаться и осторожно сказала:
– В последнее время я много думала о маме. Брайан напрягся.
– Почему?
– Я видела ее! Мысленно, – добавила она поспешно, чтобы он не догадался о фотографии. – Она мне снилась, Бри. Ты знаешь, я думаю, что она умерла…
Слезы выкатились из глаз, но Джо не заметила их. Их увидел Брайан, и все сжалось у него внутри.
– Джо Эллен, какой в этом смысл? Зачем изводить себя тем, что случилось двадцать лет назад и что невозможно изменить?
– Я не могу удержаться… И не могу это объяснить. Я просто все время думаю о ней.
– Она бросила нас, и мы это пережили. Теперь надо забыть.
– А что, если она не сбежала?! Что, если кто-то забрал ее, что, если…
– Что, если ее похитили? Господи! Полицейские не закры­вали дело больше года и ничего не нашли. Никаких доказа­тельств похищения или убийства. Она сбежала. Вот и все. Пере­стань сводить себя с ума.
Джо снова закрыла глаза. Вероятно, именно это она и делает: медленно сводит себя с ума.
– А разве лучше думать, что она лгала каждый раз, когда го­ворила, что любит нас? Разве это не сводит с ума, Брайан?
– Лучше просто не трогать прошлое.
– И оставаться в одиночестве? – прошептала она. – Ведь каждый из нас одинок. Потому что, когда кто-то говорит, что любит нас, мы не верим ему: возможно, он тоже лжет. Лучше не рисковать. Лучше оставаться в одиночестве, чем оказаться бро­шенным.
Ее слова ударили так близко к цели, что Брайан рассвирепел.
– Джо, это у тебя кошмары, а не у меня! – Он быстро при­нял решение и поднялся, боясь передумать. – Пошли!
– Куда?
– Прокатимся.
Он схватил ее за руку, рывком поставил на ноги и потащил к своей машине.
– Куда? В чем дело?
– Просто делай, что тебе говорят, черт побери! – Брайан пихнул ее в машину, захлопнул дверцу и с удовлетворением об­наружил, что она слишком ошеломлена, чтобы сопротивляться. – Кейт с меня не слезает, – пробормотал он, садясь за руль и по­ворачивая ключ зажигания. – Ты плачешь. Я сыт по горло! Ви­дишь ли, у меня и своя жизнь есть.
– О да! – Джо шмыгнула носом и вытерла слезы тыльной стороной ладони. – Очень бурная жизнь, Брайан.
– Заткнись! – Машина рванула с места и помчалась к глав­ной дороге. – Раз уж ты явилась домой, бледная как смерть, по­хожая на мешок с костями, придется докопаться до причины.
А потом, бог даст, все снова расползутся по своим драгоценным углам и оставят меня в покое!
Джо заподозрила неладное и вцепилась в ручку дверцы.
– Куда мы едем?
– Ты едешь, – поправил Брайан. – К врачу.
– Черта с два! – Вспыхнувшее в ней изумление было едва ли не сильнее тревоги. – Немедленно останови эту чертову маши­ну и выпусти меня!
Он сурово сжал губы и увеличил скорость.
– Ты едешь к врачу. И если понадобится, я применю силу. Посмотрим, действительно ли Керби хоть наполовину такой хо­роший врач, как она о себе думает.
– Я не больна!
– Тогда тебе нечего бояться врача.
– Я не боюсь, я злюсь. И не хочу впустую тратить время Керби.
Машина повернула на маленькую подъездную аллею и у кот­теджа Керби резко остановилась, взвизгнув тормозами.
– Можешь идти своими ногами. Если же нет – я переброшу тебя через плечо и все равно втащу туда. Но это поставит нас обоих в глупое положение. Выбирай.
Они злобно смотрели друг на друга. Джо поняла, что брат разгневан не меньше ее. В словесном сражении она еще могла бы победить. Но если он действительно решит применить силу – а если вспомнить их детство, это вполне вероятно, – у нее нет ни шанса. Ничего не оставалось, как вести себя с достоинством.
Гордо подняв голову, Джо вышла из машины и поднялась по ступенькам.
Керби они нашли в кухне – она мазала кусок хлеба ореховой пастой.
– Привет! – Она по привычке облизала большой палец, переводя взгляд с одного разъяренного лица на другое и удивля­ясь, как неожиданно сильно проявилось фамильное сходство. – Хотите перекусить?
– У тебя есть время на осмотр? – спросил Брайан, вытолк­нув вперед Джо.
Джо обернулась и зашипела на брата, а Керби спокойно от­кусила кусочек бутерброда.
– Конечно! Следующий больной в половине второго. – Она весело улыбнулась. – Кто из вас хочет оголиться передо мной сегодня?
– Ты видишь – Керби некогда. Она обедает, – важно сооб­щила Джо брату.
– Ореховая паста – не обед, если тебе больше шести лет. –
Брайан снова подтолкнул Джо. – Иди, раздевайся! Мы не уйдем отсюда, пока она не осмотрит тебя с головы до ног.
– Странно, что ты ее не связал, – Керби внимательно по­смотрела на Брайана. Она надеялась, что его грубость вызвана тревогой за сестру, но не была в этом уверена. – Иди, Джо. В мою бывшую комнату. Я сейчас приду.
– Но со мной все в порядке!
– Вот и прекрасно. Это облегчит мою работу и даст возмож­ность наказать Брайана после. – Керби провела рукой по своей аккуратной прическе и снова улыбнулась. – Лишний осмотр никогда не помешает.
– Ну, если тебе совсем уж нечем заняться… – Джо развер­нулась и, стараясь держаться независимо, покинула кухню.
– Что случилось, Брайан? – прошептала Керби, когда дверь захлопнулась.
– У нее кошмары, и она ничего не ест. Утром вернулась из кемпинга белая как полотно.
– А что она делала в кемпинге?
– Джинни сегодня не явилась на работу.
– Джинни? Это на нее не похоже… – Керби озабоченно на­хмурилась, но потом решила, что у нее будет время поволно­ваться за Джинни позже. – Хорошо, что ты привез ее. Я, при­знаться, сама хотела ее осмотреть.
– Ты должна выяснить, что с ней происходит.
– Брайан, я посмотрю ее и, если у нее что-то органическое, найду причину. Но я не психиатр.
Он раздраженно сунул руки в карманы.
– Просто выясни, что с ней.
Керби кивнула и сунула ему остаток своего бутерброда.
– Молоко в холодильнике. Не стесняйся. Когда Керби вошла в смотровую, Джо, еще совершенно оде­тая, расхаживала взад-вперед по комнате.
– Послушай, Керби…
– Джо, ты ведь мне доверяешь?
– Это не имеет никакого отношения…
– Давай я осмотрю тебя, и тогда всем станет лучше. – Керби достала свежую сорочку. – Переодевайся, а я пока буду запол­нять карту. Мне нужен анамнез… история болезни: последняя менструация, жалобы, какие лекарства ты принимаешь, есть ли аллергия – и тому подобное. – Она наклонилась, чтобы запи­сать на карте имя Джо, и добавила: – Всегда лучше капитулиро­вать изящно. Брайан сильнее тебя.
Джо пожала плечами, вздохнула и начала расстегивать ру­башку.
– Кровяное давление высоковато. – Керби сняла манжет прибора. – Но ничего страшного: это, вероятно, из-за недавней драки со старшим братом.
– Очень смешно…
Керби проигнорировала ее сарказм, согрела фонендоскоп в ладонях, а затем прижала его к спине Джо.
– Глубокий вдох – выдох. Еще раз. Ты слишком худая. Как женщина, я зеленею от зависти, но как врач…
– В последнее время у меня почти нет аппетита.
– А вот это уже можно считать симптомом: как-никак ты питаешься у Брайана. – Керби взяла офтальмоскоп и занялась глазами Джо. – Голова болит?
– Сейчас или вообще?
– И то, и другое.
– Сейчас – да, но это уж точно прямой результат схватки с бандитом Брайаном. – Джо вздохнула. – Пожалуй, в послед­ние несколько месяцев голова у меня болит чаще, чем обычно.
– Боли тупые, пульсирующие или резкие?
– В основном тупые.
– Головокружение, обмороки, тошнота?
– Я… Нет. В общем, нет.
Керби слегка отодвинулась и пристально посмотрела на Джо.
– «Нет» или «в общем, нет»? – Джо пожала плечами, и Керби отложила инструмент. – Милая, я врач и твой друг. Мне необходимо, чтобы ты была со мной откровенна, и ты должна знать, что все, сказанное тобой в этой комнате, останется между нами.
Джо сделала глубокий вдох и решила, что дальше запираться бессмысленно.
– У меня был нервный срыв, – выпалила она и сразу почув­ствовала несказанное облегчение. – Около месяца назад, перед тем как я приехала сюда. Я просто развалилась на куски и ниче­го не могла с этим поделать!
Керби молча положила обе ладони на плечи Джо и стала лег­ко их массировать. Джо подняла голову и не увидела в ласковых зеленых глазах ничего, кроме сочувствия. И почувствовала, как к ее собственным глазам снова подступают слезы.
– Я чувствую себя такой идиоткой…
– Почему?
– Я никогда не испытывала подобной беспомощности! Всегда справлялась со всеми проблемами по мере их возникновения. А тогда все громоздилось одно на другое, становилось все хуже и хуже… И главное – я не уверена, происходило это на самом деле или только в моем воображении. А потом я сорвалась. Про­сто сломалась.
– Ты обращалась к врачам?
– У меня не было выбора. Представляешь, я устроила жут­кую истерику своему ассистенту! Он отвез меня в отделение «Скорой помощи», и меня оставили в больнице на несколько дней. Нервный срыв. И мне ужасно стыдно…
– Уверяю тебя, в этом нет ничего стыдного. Но в любом слу­чае ты имеешь право чувствовать то, что чувствуешь. Губы Джо слегка скривились.
– То есть я не должна стыдиться своего стыда?
– Абсолютно верно. Ты много работала перед тем, как про­изошел срыв?
– Много. Но я к этому привыкла, и мне это нравится.
– Общественная жизнь?
– Никакой, и это мне тоже нравится. Ты, наверное, спро­сишь о моей сексуальной жизни? Так вот, я не переживала из-за мужчины или из-за отсутствия оного. Я много думала о моей матери… – медленно произнесла Джо. – Я сейчас почти в том же возрасте, в каком она была, когда бросила нас. Может быть, в этом все дело.
– И ты боялась, что твоя жизнь может опять необратимо из­мениться? Что ситуация выйдет из-под контроля? Джо, пойми, я не психотерапевт, я старомодный врач широкого профиля. Так что сейчас размышляю просто как друг. С каким диагнозом тебя отпустили?
– Я не совсем поняла… – Джо поежилась. – Признаться, я сама себя отпустила.
– Понятно. Ты не отметила в бланке никаких лекарств.
– Я ничего не принимаю. И не спрашивай, что мне пропи­сали. Мне не нужны наркотики! И я не хочу разговаривать с психотерапевтом.
– Хорошо. Постараемся справиться старомодным спосо­бом. Я прописываю тебе свежий воздух, отдых, регулярное пи­тание и хороший секс – если, конечно, ты сможешь его обеспе­чить, – добавила Керби с улыбкой.
– Секс для меня не главное!
– Ну, милая, тогда ты действительно сумасшедшая. Джо растерянно замигала.
– Вот спасибо…
– Оскорбления – бесплатно. И последний мой рецепт: раз­говаривай! Со мной, с родными, со всеми, кому ты доверяешь. Не отгораживайся. Тебя любят, Джо! Позволь себе опереться на близких. – Увидев, что Джо хочет возразить, Керби замотала головой. – Твой брат переполошился так, что притащил тебя сюда, а он – с тех пор как я переехала на остров – шарахается от этого дома, как от чумы. И если я хоть чуть-чуть разбираюсь в людях, он сейчас мечется по кабинету и умирает от страха, что я выйду и скажу: «Твоей сестре осталось жить три недели».
– Поделом ему! – Джо тяжело вздохнула. – Хотя мне поче­му-то действительно стало гораздо лучше. – Вдруг она замети­ла шприц и замерла от ужаса. – Это еще зачем, черт побери?!
– Мне просто нужно немного твоей крови, – ухмыльнулась Керби. – Хочешь завизжать и посмотреть, как быстро Брайан сюда ворвется?
Джо отвела взгляд от иглы и затаила дыхание.
– Такой радости я ему не доставлю!


Когда Джо снова оделась, Керби сунула ей пузатую пласт­массовую бутылочку.
– Это витамины. Очень эффективные. Когда начнешь пи­таться нормально, они тебе не понадобятся, а пока поддержат. Как только анализ крови вернется из лаборатории, я тебе сооб­щу. Все остальное у тебя в пределах нормы.
– Керби, я тебе очень благодарна.
– Тогда докажи это: заботься о себе и приходи поболтать, когда почувствуешь необходимость.
– Приду! – Джо редко проявляла свои чувства, но сейчас она наклонилась и поцеловала Керби в щеку. – Договорились. И я действительно признательна тебе. Мне давно не было так хорошо.
– Отлично! Всегда следуй советам доктора Керби – и бу­дешь чувствовать себя еще лучше!
Оставив свои сомнения при себе, Керби вывела Джо из смот­ровой.
Брайан вел себя именно так, как она и ожидала: беспокойно метался по гостиной. Он остановился и хмуро посмотрел на них. Керби ответила на его немой вопрос ослепительной улыбкой.
– У вас отличная здоровая девочка, папочка! Сто десять фунтов. Поздравляю.
– Очень смешно. Что у тебя, черт побери? – обратился он к Джо.
Джо прищурилась.
– Я абсолютно здорова, ясно? И возвращаюсь домой. Ты мне безумно надоел! Керби, спасибо, что втиснула капризы этого идиота в свое расписание.
– О, именно над этим я работаю уже несколько месяцев. Когда за Джо захлопнулась дверь, Керби рассмеялась, а Брайан, казалось, готов был наброситься на нее с кулаками.
– Я хочу знать, что с моей сестрой!
– В данный момент она страдает острой аллергией на собст­венного брата. Болезнь крайне неприятная, но редко заканчи­вается летальным исходом.
– Ты станешь, наконец, серьезной, черт побери? – проце­дил он сквозь зубы, и Керби одобрительно кивнула.
– Ты мне больше нравишься, когда похож на человека. – Она прошла в кухню и с удовольствием обнаружила, что Брайан сварил свежий кофе. – Хорошо, я стану серьезной. Может быть, сядешь?
У него сердце ушло в пятки.
– Настолько плохо?
– Не так плохо, как ты, видимо, думаешь. Господи, Брайан, ты все видишь в черном свете, как настоящий мужчина!
Она затаила дыхание, когда он схватил ее за плечи и хоро­шенько встряхнул.
– Я не настроен шутить!
– Ну что ж. Кажется, мои остроумные замечания тебя не расслабляют. Результаты анализов будут готовы недели через две, но я могу высказать свое квалифицированное мнение на основании осмотра. Джо сильно переутомлена. Она нервнича­ет, напряжена, и это ее тревожит. Ей сейчас необходимо одно: поддержка. И это именно то, что ты можешь ей дать.
Ему стало немного легче дышать.
– И это все?! Все?
Керби отвернулась и налила себе кофе.
– Существует врачебная тайна. Джо имеет право на личную жизнь и на мое благоразумие.
– Джо – моя сестра!
– Да, и я счастлива, что ты принимаешь ваши родственные отношения так близко к сердцу. Я, признаться, не была в этом уверена. Держи, – она сунула кружку ему в руку. – Брайан, Джо вернулась сюда, потому что ей были необходимы дом и се­мья. Так будь рядом! Больше я ничего не могу сказать тебе. Все остальное должно исходить от нее.
Брайан машинально отхлебнул кофе. Слава богу, у Джо нет ни одной из тех таинственных и смертельных болезней, которые мерещились ему, пока он ждал. Она просто вымоталась. Это не рак и не опухоль мозга.
– Ладно, – пробормотал он. – Думаю, я смогу заставить ее регулярно питаться и пригрожу Лекси, чтобы не кидалась на нее.
– Ты очень мил, – язвительно усмехнулась Керби.
– Нет, я не мил! – Брайан резко поставил кружку на стол. Его тревоги развеялись настолько, что теперь он ясно видел Керби. Видел, как улыбаются ему ее русалочьи глаза, какая она холодная и невозмутимая, розовая и золотая… – Я просто забо­чусь о себе. Я хочу, чтобы моя жизнь вернулась наконец в свою колею, а этого не случится, пока Джо не поправится. А излиш­ним альтруизмом я никогда не страдал.
Взгляд Керби потеплел.
– Ах ты, лжец! Сейчас же перестань притворяться!
– Отойди, Керби!
– Не сейчас, – Керби подняла руки и обняла его лицо ладо­нями. На этот раз он разбудил в ней нечто большее, чем простое вожделение. – Ты обеспечил Джо врачебную консультацию, но не заплатил по счету. А мои услуги недешевы! – Она поднялась на цыпочки и легко коснулась губами его губ.
Как только Брайан почувствовал ее аромат, его руки сами собой оказались на ее талии.
– Я повторяю: отойди! – Он наклонил голову и крепко при­жался губами к ее рту. – Почему ты не слушаешься?
Она уже задыхалась, ей казалось, что легкие вот-вот разо­рвутся, но это было восхитительное ощущение.
– Я упрямая и настойчивая. Как раз то, что тебе нужно!
– Ты агрессивная. – Его зубы легонько сжали ее верхнюю губу. – А я не люблю агрессивных женщин.
– Ммм… Любишь!
– Не люблю. – Он продолжал наступать на нее, пока не прижал к столу. – Но я хочу тебя… Теперь ты счастлива?
Керби откинула голову и застонала, когда его губы скользну­ли по ее горлу.
– Дай мне пять минут, чтобы отменить прием, и мы будем счастливы оба. Бога ради, Брайан, не отпускай меня!
– Так легко ты не отделаешься!
Он куснул мочку ее уха с подмигивающим изумрудиком сережкой и снова прижался губами к ее рту. Ее ногти впились в его плечи. Он мысленно уже видел, как овладевает ею прямо на этом столе, как расстегивает «молнию» на своих брюках, стас­кивает ее аккуратные слаксы и вонзается в нее снова и снова, пока не избавится от этого отчаянного желания…
Но Брайан не овладел ею. Ему было мало того, что она готова была ему сейчас предложить. То, что Керби всколыхнула в его душе, было сильнее плотского желания. Боль, которая кипела в нем, нельзя было утолить так просто.
– Запомни: теперь все будет по-моему. И тебе придется сми­риться с этим.
Она все еще дрожала от желания и не могла понять, почему он отстранился и так холодно смотрит на нее.
– Послушай…
– Нет, игры кончились. Ты могла отступить, но не отступи­ла. Я вернусь, и тогда все будет так, как я захочу.
Керби часто дышала, кровь стучала в висках. Как он смеет изучать ее так невозмутимо?!
– Ты думаешь, что испугал меня?
– Думаю, тебе не хватит здравого смысла, чтобы испугаться, – он улыбнулся медленно, угрожающе. – А зря. Когда я вернусь, то не буду выяснять, готова ты или нет.
Керби попыталась принять высокомерный вид.
– Заносчивый ублюдок!
– Не буду спорить.
Брайан отошел к двери, едва сдерживаясь, чтобы не засто­нать. Желание казалось невыносимым. Он бросил на нее пос­ледний взгляд: спутанные, сверкающие на солнце волосы; глаза, искрящиеся ненавистью, бешенством, возмущением; губы, распухшие от его поцелуя.
– На вашем месте, док, я привел бы себя в порядок. Кажет­ся, только что подъехал ваш следующий пациент.
Он не стал придерживать дверь, и она с грохотом закрылась за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь разбитых сердец - Робертс Нора



Очень интересная книга!Читайте,советую!
Ночь разбитых сердец - Робертс НораСария
10.07.2012, 15.06





Для тех кто любит читать хорошие вещи!
Ночь разбитых сердец - Робертс Нораива
18.07.2012, 23.26





Хороший любовно-детективный роман.
Ночь разбитых сердец - Робертс НораМари
20.02.2013, 0.55





Хороший роман, мне понравился 9/10
Ночь разбитых сердец - Робертс НораЕ
25.04.2014, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100