Читать онлайн Наказание – смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказание – смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказание – смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказание – смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наказание – смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Следующие три дня Ева могла либо посвятить допро­сам стриптизерш, танцовщиц и постоянных клиентов клу­ба, либо сосредоточиться на персоне Макса Рикера. Небо­гатый выбор – тем более что сделать надо было и то, и другое.
Она вошла в комнату детективов и обвела взглядом лица находившихся там коллег. Один из офицеров сидел на телефоне, проверяя связи убитого, другие писали отче­ты, третьи изучали вновь поступившую информацию. Двое детективов допрашивали какого-то человека, кото­рый выглядел скорее радостно возбужденным, чем испу­ганным. В воздухе пахло скверным кофе и порошком от тараканов.
Ева хорошо знала всех обитателей этой большой ком­наты. Кто-то из них был поумнее, кто-то соображал мед­леннее, но в целом все работали на совесть. Общаясь с этими людьми, Ева никогда не козыряла своим положени­ем начальника, поскольку знала, что с помощью простого, дружелюбного обращения добьется гораздо большего.
Дождавшись, когда штатский – раскрасневшийся от удовольствия и гордый столь пристальным вниманием к своей персоне – покинул помещение, Ева громко произ­несла:
– А теперь внимание!
С десяток голов разом повернулись в ее сторону. Она видела, как мгновенно изменилось выражение лиц. Люди прекрасно знали, какое дело расследует Ева, и бросили все, чтобы выслушать ее. «Нет, – снова подумала она, – тут нет необходимости употреблять власть. Они и так вылезут из кожи вон, чтобы только помочь!»
– У меня больше шестисот потенциальных свидетелей по делу об убийстве детектива Таджа Коли. Часть нужно отсеять, остальных – допросить. Поэтому мне понадобит­ся помощь. Те из вас, кто в ближайшие дни найдет воз­можность поработать по паре часов сверхурочно, сообщи­те об этом мне или Пибоди.
Первым встал Бакстер. Время от времени он доставлял Еве неприятные минуты, но это был самый надежный че­ловек из всех, кого она знала. Если она поручала ему ка­кое-то дело, то была уверена в том, что он его выполнит, не меньше, чем в том, что завтра взойдет солнце.
– У меня есть время. А, черт, у нас у всех есть вре­мя! – Он обвел комнату сердитым взглядом, словно выис­кивая несогласных.
– Отлично! – Ева сунула руки в карманы. – В таком случае я введу вас в курс дела. – Тут она на секунду умол­кла. Тема была крайне щекотливой, и ей следовало соблюдать осторожность, чтобы не повторилась история с лейтенантом Миллзом. – Вам известно, что в результате ночного нападения в престижном стриптиз-клубе «Чистилище» был до смерти забит детектив Коли. В то время, когда это произошло, клуб уже был закрыт, так что, судя по всему, Коли был знаком со своим убийцей. Итак, я разыскиваю человека, с которым он был близок и кому доверял. Доверял настолько, что повернулся к нему спиной, оказавшись совершенно беззащитным.
«Этому человеку, – мысленно добавила Ева, – Коли во время своей рабочей смены позвонил по сотовому теле­фону. Или тот позвонил ему. Именно поэтому убийца за­брал с места преступления мобильный телефон Коли».
– Пока ничто не свидетельствует о том, что Коли на­ходился в клубе под прикрытием, выполняя какое-то за­дание или собирая там некую информацию. Но не исклю­чено, что убийца являлся его осведомителем из крими­нальных кругов. Версия об ограблении не выдерживает никакой критики. Я почти не сомневаюсь, что убийство было совершено по личным мотивам, – добавила Ева и обвела взглядом присутствующих. – Но главным моти­вом, как я полагаю, являлось то, что Коли был одним из нас. Сто двадцать восьмой отдел считает, что расследова­ние должны вести они. Я же требую, чтобы дело осталось у нас.
– Правильно, черт побери! – Детектив Кармайкл поднесла ко рту пустую кружку из-под кофе и задудела в нее, как в охотничий рог.
– К счастью, журналисты пока этим делом не заинте­ресовались, – продолжала Ева. – Им подавай сенсации, а убитый бармен, по их мнению, не заслуживает заголовков на первых страницах. Для них не имеет значения даже тот факт, что он был полицейским. Подумаешь, еще один дохлый коп! Он для них ничего не значит.
Ева помолчала, следя за тем, как реагируют на ее слова подчиненные.
– Но он много значит для нас. И если кто-то из вас захочет поучаствовать в расследовании, сообщите мне или Пибоди, скольких свидетелей вы сможете на себя взять. Она раздаст вам имена, а вы тщательно запишете показа­ния и передадите их мне.
– Эй, Даллас, могу я взять на себя стриптизерш? – пошутил Бакстер. – Но только хорошеньких!
– Конечно, Бакстер. Мы же знаем: ты можешь уви­деть женщину голой лишь в том случае, если ей за это пла­тят. – В комнате раздался смех и даже нестройные аплодисменты. – Я в основном буду работать в городе. Если у кого-то появится что-нибудь стоящее, немедленно связы­вайтесь со мной.
Закончив, Ева направилась к дверям своего кабинета. Пибоди семенила за ней.
– Вы собираетесь работать в городе одна?
– Ты мне нужна здесь, в управлении. Будешь коорди­нировать работу со свидетелями.
– Да, но…
– Пибоди, вплоть до прошлого года, когда в моей слу­жебной жизни появилась ты, я всегда работала в городе в одиночку. – Усаживаясь в кресло за своим письменным столом, Ева заметила в глазах Пибоди обиду, и ей стало стыдно. – Послушай, Пибоди, держи себя в руках и не обижайся. Я вовсе не хочу сказать, что ты плохо справля­ешься с оперативной работой. Просто в данный момент ты нужна мне здесь, чтобы помогать ребятам и сводить информацию воедино. У тебя это получается гораздо луч­ше, чем у меня.
Пибоди, похоже, немного воспряла духом.
– Да, я это умею, – без ложной скромности согласи­лась она. – Но когда я закончу с работой здесь, я могла бы присоединиться к вам.
– Считай, что договорились. А сейчас начинай зани­маться делами, пока ребята полны энтузиазма и готовы работать сверхурочно. – Давая понять, что разговор окончен, Ева повернулась к своему компьютеру. – Давай, дей­ствуй.
– Есть, босс!
Пибоди вышла, а Ева включила компьютер и вызвала досье Макса Рикера. Ей не нужны были сюрпризы, поэто­му она хотела подготовиться к предстоящей встрече как можно тщательнее.
Ева и раньше видела фотографии Рикера, но сейчас вглядывалась в его черты с особым вниманием. У него бы­ло волевое лицо, плоские, тщательно выбритые щеки, ост­рые скулы. Над плотно сжатыми губами тянулась седая щеточка усов. Суровый взгляд карих глаз был непроница­ем. В темных волосах кое-где пробивалась седина.
Информация о его личности, выданная компьютером, включала следующие данные:
Макс Эдвард Рикер.
Рост: шесть футов и один дюйм.
Вес: двести два фунта.
Белый, европейской расы.
Дата рождения: 3 февраля 1949 года.
Место рождения: Филадельфия, штат Пенсильвания.
Родители: Леон и Мишель Рикер. Умерли. Врат – умер.
Образование: окончил университет Пенсильвании по спе­циальности «бизнес и менеджмент».
Семейное положение: холост. Женат не был. Имеет сы­на по имени Алекс. Дата рождения: 26 июня 1977 года. Мать ребенка – Елена Мария Миранда. Умерла.
Места проживания: Хартфорд (Коннектикут), Сарасо­та (Флорида), Флоренция (Италия), Лондон (Великобрита­ния).
Профессия: предприниматель.
Компании, в которых объект имеет значительное коли­чество акций…
Далее следовал длинный перечень фирм и компаний, которыми владел и которыми манипулировал Рикер.
Ева откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Ко­гда-то она вот так же читала досье на человека, которому принадлежали сотни фирм, который ворочал миллиарда­ми долларов и, как и Рикер, казался ей очень опасным. Тем человеком был Рорк, и после этого ее жизнь резко из­менилась. Теперь, как надеялась Ева, навсегда изменится жизнь Рикера.
Вернувшись к реальности, Ева придвинула к себе кла­виатуру и затребовала у компьютера информацию о кри­минальном прошлом Рикера, арестах и предъявленных обвинениях.
Идет сбор информации… – появилось на экране.
Через некоторое время по экрану побежали строчки, и брови Евы от удивления поползли вверх. Чего тут только не было! Перечень преступлений Рикера начинался с мел­кой кражи в далеком 1965 году, затем следовало незакон­ное хранение оружия, распространение наркотиков, мо­шенничество, подкуп, два покушения на убийство. Одна­ко ни одно из этих обвинений не сумели доказать, и Рикеру каждый раз удавалось выскользнуть из рук право­судия. И все же список преступлений, в которых был замешан Рикер, удивлял своими размерами.
– Ты не так умен, как Рорк, – усмехнувшись, пробор­мотала Ева. – Он никогда не попадался. Ты просто нагл. Ты не боишься попасться, надменно полагая, что в любом случае сумеешь вывернуться. И таким образом, ты как бы снова и снова показываешь обществу кукиш. – Ева вни­мательно вглядывалась в хищные черты Рикера. – Это твое слабое место, Рикер, очень слабое!
Скопировав досье Рикера на жесткий диск, Ева повер­нулась к телефону. Настало время выяснить, где Макс Ри­кер обретается в настоящий момент.


Еве повезло – она нашла Рикера в штате Коннектикут, где у него имелся особняк в престижном районе Харт­форд. И видимо, именно наглость Рикера заставила его сразу согласиться на встречу с Евой, даже не обусловив эту встречу присутствием многочисленных адвокатов. По крайней мере, так думала она…
До места назначения Ева добралась довольно быстро и была встречена тройкой здоровенных мордоворотов, которые с усердным сопением в течение нескольких минут изучали ее полицейское удостоверение. Машину ей велели оставить у ворот и повезли к дому на маленьком пассажир­ском электрокаре. Этим средством передвижения управляла миниатюрная хрупкая женщина. Она ловко рулила по широкой дорожке, которая вела к просторному трехэтажному особняку. Деревянное строение, сияющее надраен­ными стеклами окон, возвышалось на скалистом утесе, а далеко внизу беспокойно шумело море.
Перед входом красовался фонтан: мраморная женщи­на в ниспадающем широкими складками хитоне лила воду из кувшина в бассейн, в котором сновали золотые рыбки. У восточного угла дома возился с цветами садовник в мешковатой униформе серого цвета и нелепой, как у швейцара, фуражке с широким околышем.
В дверях появилась горничная, одетая в строгое черное платье. Она приветливо улыбнулась и пригласила Еву в дом.
– Здравствуйте, лейтенант Даллас! Надеюсь, путеше­ствие было приятным? Мистер Рикер ожидает вас. Пройдите, пожалуйста, за мной.
Идя по анфиладе комнат, Ева внимательно осматривалась. Здесь ничто не напоминало дом Рорка с его роскош­ной и в то же время уютной обстановкой. Рикер тяготел ко всему кричащему: режущим глаз оттенкам, аляповатому псевдомодерну. Тут все буквально вопило об огромных деньгах, но ничто не указывало на наличие у хозяина ху­дожественного вкуса. Все углы тут были острые и повсю­ду – серебряная отделка. Ева поняла, что серебряный – это вообще его любимый цвет.
«Тридцать сребреников», – вспомнила она.
Наконец они вошли в гостиную, выдержанную в кро­ваво-красных тонах. Одна стена была полностью стеклян­ной, и отсюда открывался захватывающий вид на клокочущее внизу море. Остальные стены пестрели картинами в духе то ли модерна, то ли сюрреализма, то ли… хрен его знает, как там называется эта дурацкая мазня, когда хол­сты бестолково измазаны красками, будто развлекался пьяный шимпанзе.
В воздухе стоял тяжелый похоронный запах цветов, раскраска стен была слишком яркой, мебель – скользкой, с переливчатыми подушками и серебристыми ножками.
Рикер сидел в одном из кресел, потягивая из высокого тонкого бокала какую-то подозрительную жидкость прон­зительно-розового цвета. Увидев гостью, он грациозно поднялся на ноги и приветливо улыбнулся.
– А, Ева Даллас! Наконец-то мы встретились! Добро пожаловать в мою скромную обитель. Что из прохлади­тельных напитков вам можно предложить?
– Ничего.
– Что ж, воля ваша. Если передумаете – только намекните. – Его голос был каким-то… округлым. Так раз­говаривали друг с другом герои старых черно-белых филь­мов, которые так любил Рорк. – Можешь идти, Марта, – обратился он к горничной.
– Да, мистер Рикер.
Девушка склонила голову и вышла из комнаты, при­крыв за собой дверь.
– Ева Даллас… – снова проговорил Рикер, словно пробуя ее имя на вкус, и сделал приглашающий жест в сторону кресла. – Это просто восхитительно! Могу я называть вас просто Евой?
– Нет.
Дружелюбие в глазах Рикера уступило место холоду, и они словно покрылись серебряным инеем; из горла вы­рвался короткий лающий смешок.
– А жаль. Что ж, в таком случае – лейтенант. Не со­гласитесь ли вы присесть? Должен признаться, мне любо­пытно познакомиться с женщиной, которая вышла замуж за моего старого… Я чуть не сказал «протеже». – Рикер снова опустился в кресло. – Однако я не уверен, что Popку понравилось бы такое определение. Поэтому я лучше скажу так: за моего бывшего партнера. Кстати, я надеялся, что вы навестите меня вдвоем.
– Рорку здесь нечего делать и не о чем с вами гово­рить.
– Я бы добавил: пока. Садитесь, пожалуйста. Устраи­вайтесь поудобнее.
Слово «поудобнее» было несовместимо с безобразным креслом, но Ева тем не менее села.
– А вы весьма привлекательны! – Голос Рикера обво­лакивал, а его глаза обшаривали гостью. Мужчина, который смотрит на женщину таким взглядом, хочет, она почувствовала себя беззащитной, словно раздетой, однако Ева ощутила лишь легкое раздражение. – В своем роде, конечно, – добавил Рикер. – Не ожидал, что Рорк сделает такой выбор. Его обычно тянуло к более стильным, женственным особям.
Рикер побарабанил пальцами по ручке кресла, и Ева с удивлением заметила, что ногти у него выкрашены в его любимый, фирменный цвет – серебряный.
– А впрочем, с его стороны было мудро выбрать именно вас – женщину такой профессии и компетентности. Вероятно, для него очень удобно иметь столь доверенного союзника в рядах полиции.
Рикер явно пытался вывести ее из себя, и, понимая это, Ева старалась держать себя в руках.
– Вы полагаете? – Она склонила голову набок. – И отчего же, по вашему мнению, для него это столь удоб­но, мистер Рикер?
– Ну, учитывая его интересы… – Рикер со свистом потянул напиток через трубочку. – Учитывая его разнооб­разный бизнес.
– А вас интересует его бизнес, мистер Рикер?
– Сугубо в академическом плане, так сказать. Ведь мы с ним когда-то были связаны.
Ева подалась вперед:
– И вы согласились бы заявить о ваших с ним связях официально?
Глаза Рикера сузились и смотрели на нее, не мигая, словно змеиные.
– А вы хотите меня допросить? Неужели вы за него не боитесь?
– Рорк сумеет за себя постоять. А вы?
– Вы что, приручили его, лейтенант? Взяли дикого волка и превратили его в домашнюю собачку?
Ева от души рассмеялась.
– Эта домашняя собачка порвет вам глотку, не морг­нув глазом, и вы это знаете. Я и не предполагала, что вы его так боитесь. Как интересно!
– Вы ошибаетесь, – спокойно ответил Рикер, но ла­дони его сжались в кулаки, а кадык заходил вверх-вниз, будто он пытался проглотить рыбью кость.
– Едва ли, – проговорила Ева, – но это не главное. Я приехала сюда не из-за Рорка. Меня больше интересуют ваши дела, мистер Рикер. – Ева вынула из кармана дикто­фон и включила его. – С вашего позволения.
Его губы под седой щеточкой усов изогнулись, но это не имело ничего общего с улыбкой.
– Разумеется.
Палец Рикера нажал незаметную кнопку на ручке кресла. В противоположном конце гостиной поднялась панель, и взгляду Евы предстал длинный стол, за которым чинно сидели шестеро мужчин в темных костюмах и с ко­лючими глазами.
– Мои адвокаты, – представил их Рикер.
Ева положила диктофон на разделявший их с Рикером серебристый столик и произнесла, как того требовал за­кон, так называемую «формулу Миранды».
– Вы дотошны. Рорк наверняка высоко ценит в вас это качество. Я тоже.
– Знаете ли вы свои права и обязанности, мистер Ри­кер?
– Знаю, можете не сомневаться.
– И вы уже воспользовались одним из этих прав, при­гласив ваших адвокатов присутствовать при нашем – не­официальном, заметьте, – разговоре. Итак, мне известно, что шесть месяцев назад вы были арестованы за… – Ева уже знала обвинения, предъявленные Рикеру, наизусть, но для солидности открыла блокнот и прочитала: – …за изготовление, хранение, перевозку и распространение запрещенных законом веществ наркотического и галлюци­ногенного характера, а также за незаконное владение ору­жием, управление химическими заводами, не имеющими лицензии, а также…
– Лейтенант, не тратьте напрасно свое и мое время. Я прекрасно помню, какие обвинения мне предъявили, когда прошлой осенью мне не повезло и я был арестован. Надеюсь, вам также известно, что впоследствии большин­ство этих нелепых обвинений отпали сами собой, а ос­тальные оказались бездоказательными, в результате чего суд признал меня невиновным.
– Мне известно, что ваши адвокаты и государствен­ный обвинитель Нью-Йорка заключили сделку, в соответ­ствии с которой некоторым мелким обвинениям не был дан ход. Взамен на это вы выдали правоохранительным органам имена четырех мелких торговцев оружием и нар­котиками. Вы не всегда верны своим партнерам, мистер Рикер.
– Наоборот, лейтенант! Я – образец преданности! У меня просто нет партнеров, которые занимаются тор­говлей оружием или наркотиками. Я – добропорядочный бизнесмен и ежегодно делаю щедрые вклады в благотво­рительные фонды.
– Мне кое-что известно о вашей… гм… благотвори­тельной деятельности. Вы, например, делали щедрые вклады в фонд организации под названием «Кассандра».
– Да! – Рикер воздел руки к потолку, как адвокат на суде, который пытается привлечь к себе внимание зала. – Да, делал! И был потрясен до глубины души, когда выяс­нилось, что эта такая благопристойная с виду организация была связана с террористами! Вы, лейтенант, оказали об­ществу неоценимую услугу, когда раздавили эту мерзкую гадину. Ах, как же я был наивен! Я полагал, что «Кассанд­ра» защищает права и безопасность американцев. Я ни се­кунды не сомневался, что все это делается в рамках за­кона!
– Жаль, что вы не присмотрелись к «Кассандре» по­внимательнее, мистер Рикер, прежде чем вкладывать в эту организацию целых десять миллионов долларов, зарабо­танных, очевидно, потом и кровью!
– Трагическая ошибка, о которой я чрезвычайно со­жалею. После этого прискорбного случая мой подчинен­ный, который курировал благотворительность, был уво­лен. За неразборчивость.
– Понятно. И все же, несмотря на сделку, заключен­ную с прокуратурой, вас должны были судить по целому ряду обвинений. Однако потом начали пропадать вещест­венные доказательства, из компьютеров исчезала инфор­мация, и, наконец, сорвалась устроенная на вас полицей­ская облава.
– Так, значит, вот какова официальная версия собы­тий? – Рикер взлохматил волосы и стал похож на седого дикобраза. – Положим, информации было с гулькин нос. Там было больше дезинформации, сфабрикованной поли­цией для того, чтобы оправдать незаконный налет на склад, которым, хоть он и являлся моей собственностью, управлял совершенно неизвестный мне, сторонний ме­неджер.
Глаза Рикера горели, его голос взмыл вверх, а пальцы с серебряными ногтями отбивали виртуозную чечетку по хромированным ручкам кресла.
– Вся эта история была сфабрикована легавыми, и поэтому сейчас мои адвокаты готовятся к тому, чтобы подать в суд на нью-йоркское Управление полиций.
– Что связывало вас с детективом Таджем Коли? – резко сменила тему Ева.
– Коли? – Рикер по-прежнему улыбался, однако гла­за его стали колючими. – Что-то не припомню. Вообще-то я общаюсь со многими из ваших, лейтенант. Люблю служак! Но вот это имя… Впрочем, подождите-подождите… – Он потер пальцами нос, а потом зацокал языком: – Господи, Коли! Ну, конечно же! Я слышал об этой трагедии. Его недавно убили, верно?
– Коли был одним из тех, кто обложил ваш склад с наркотиками в Нью-Йорке, в результате чего вы лиши­лись нескольких миллионов долларов.
Один из адвокатов быстро заговорил:
– Хочу заметить, что мистер Рикер формально не имел никакого отношения ни к обнаруженному в Нью-Йорке складу наркотиков, ни к их распространению, которое было пресечено полицией Нью-Йорка. Мы настаи­ваем именно на такой формулировке и не согласны ни на какую другую.
Ева не удостоила адвоката даже взглядом, а Рикер по­жал плечами.
– Очень печально, что детектива Коли убили, лейте­нант. Но неужели меня будут допрашивать каждый раз, когда кто-то из полицейских умрет насильственной смер­тью? Я ведь могу расценить это как полицейский произ­вол и нарушение моих гражданских прав.
– Нет, не можете. Вы сами дали согласие на эту встре­чу, вас никто не тащил за шиворот в полицейское управ­ление. – Ева улыбалась. – Я уверена, что ваша адвокатская рота подтвердит это. А что касается Коли… Он соби­рал информацию, и мне известно, что всякие мелочи, подробности, детали всегда являлись его сильной сторо­ной. Вы, как бизнесмен и многоопытный человек, навер­няка знаете, что мелочи порой играют решающую роль. Именно благодаря этим мелочам истина в итоге всплывает на поверхность, как бы глубоко она ни была упрятана. А я очень хочу докопаться до истины и очень сердита из-за то­го, что моего коллегу полицейского фактически казнили. Так что поиск этой истины и того, кто совершил – или приказал совершить – это преступление, является для ме­ня делом чести.
– Не сомневаюсь, что вас задело жестокое убийство вашего коллеги, совершенное к тому же в клубе, принад­лежащем вашему мужу. – В голосе Рикера совершенно не к месту зазвучали веселые нотки. – Обидно, правда? Так, может, вместо того, чтобы донимать меня нелепыми подо­зрениями, вам стоит позвонить собственному мужу и вы­звать на допрос его?
– Я не говорила, что убийство было жестоким и что оно произошло в клубе, принадлежащем Рорку, Откуда у вас эта информация, мистер Рикер?
Впервые за время их разговора на лице Рикера отрази­лась глубокая растерянность. Взгляд его стал пустым, рот приоткрылся. Но в следующую секунду все шесть адвока­тов заговорили разом, воздух наполнился какофонией го­лосов, и это дало Рикеру время, чтобы прийти в себя.
– Если бы я не умел добывать информацию, я был бы плохим бизнесменом. Мне сообщили об инциденте, слу­чившемся в одном из заведений вашего мужа, – только и всего.
– Кто сообщил?
Рикер вяло махнул рукой.
– Ну, допустим, один из моих партнеров. Не помню, кто именно. А что, это запрещено законом – получать по­добного рода сведения? Я люблю собирать информацию. Можете считать, что это мое хобби. Кто-то собирает мар­ки, кто-то – монеты, а я – информацию о людях, кото­рые меня интересуют. О вас, например. Я, в частности, знаю, что с тех пор, как вам исполнилось восемь лет, вас растило и содержало государство.
Руки Рикера сжались в кулаки, в глазах появился ка­кой-то хищный блеск. «Скорее даже голод, – подума­лось Еве. – Как у гурмана в предвкушении экзотического блюда».
– Вас насиловали, причем с особой жестокостью, не так ли? Наверное, тяжело жить с такой страшной душев­ной травмой, постоянно помня, как безжалостно у вас отобрали невинность. У вас даже имя не свое, его наспех придумали для вас сотрудники детдома. Ева… Как роман­тично! Ведь так звали первую женщину на Земле. И фами­лия Даллас – просто и без вывертов. В этом городе вас на­шли – грязную, истерзанную, избитую девочку, которая скулила в мерзкой подворотне.
Рикер достиг своей цели: по коже Евы побежали круп­ные мурашки, спина взмокла, леденящий холод пробрал до костей. Однако ей удалось отвести взгляд от лица Рике­ра и взять себя в руки. Она даже не моргнула.
– Что ж, садясь играть в карты, нужно договориться о правилах. Я тоже собираю информацию. О людях, кото­рые оскорбляют мое обоняние. Копайте под меня сколько угодно – возможно, это даст вам более ясное представле­ние о том, кто противостоит вам на сей раз. Дело Коли – в моих руках, и, поверьте, я узнаю, кто, почему и как отпра­вил его на тот свет. Берегитесь, Рикер. Беседа законче­на, – сказала она и выключила диктофон.
Адвокаты разразились протестами и возражениями, однако Рикер нажал на кнопку, и панель опустилась, отгородив законников от комнаты. Он сейчас был бледнее, чем в тот момент, когда Ева вошла в гостиную.
– Это вы берегитесь, лейтенант. Те, кто осмеливается мне угрожать, обычно плохо кончают.
– А вы еще раз просмотрите информацию на меня, Рикер, и убедитесь в том, что я всегда кончаю хорошо.
Они оба встали. Ева надеялась, что он хотя бы на се­кунду потеряет контроль над собой – этого было бы до­статочно.
– Думаете, что можете со мной тягаться? Думаете, что ваш значок для меня что-то значит? – Рикер повертел пальцами перед носом Евы. – Я сотру вас в пыль! Унич­тожу!
– Попробуйте, а тогда уж и поглядим, кто кого.
На скулах Рикера перекатывались желваки, но он за­ставил себя немного отступить.
– Полагаете, что Рорк вас защитит? Напрасно. Он ослабел, размяк и стал сентиментальным, да еще попал под каблук жены. В свое время у меня были на его счет ве­ликие планы; теперь они тоже есть, но – другие.
– Если вы, Рикер, знаете обо мне так много, то долж­ны знать и то, что я никогда не нуждалась в чьей-либо за­щите. Однако Рорку все равно будет приятно узнать, на­сколько панически вы его боитесь. Мы с ним здорово по­смеемся над вами, Рикер!
Ева повернулась и сделала шаг к двери, но Рикер схва­тил ее за руку. Под ложечкой у нее неприятно екнуло, но она спокойно обернулась и холодно посмотрела на него.
– Ну, давайте!
Пальцы Рикера сжались, больно впившись в ее пред­плечье, но их хватка тут же ослабла. «А ты не так уж хоро­шо владеешь собой», – подумала Ева.
– Я провожу вас, – сказал Рикер.
– Я сама найду выход, а вам, Рикер, советую заняться делом. Вам следует получше замести следы, поскольку я собираюсь перевернуть каждый камушек, под которым вы можете спрятаться, и это доставит мне огромное удоволь­ствие.
Ева вырвала руку и пошла к двери. Тут же рядом с ней возникла улыбающаяся горничная.
– Надеюсь, ваш визит к нам оказался приятным, лей­тенант? Я провожу вас к выходу.
За спиной Евы послышался звук бьющегося стекла. «Нет, – снова подумала она, мысленно улыбаясь, – ты плохо владеешь собой».
На том же электрокаре ее довезли до ворот, и трое вер­зил неотрывно следили за тем, как она садится в машину и уезжает.
Через десять минут Ева заметила за собой «хвост». Преследователи даже не пытались маскироваться. Она не увеличила скорости и продолжала ехать в обычном ре­жиме, но через двадцать миль на дорогу вынырнула еще одна машина и пристроилась впереди. Ее взяли в «коро­бочку».
«Ну что ж, давайте поиграем!» – мысленно усмехну­лась Ева и вдавила педаль газа в пол. Перестроившись в левый ряд, она легко обогнала машину, которая шла впереди, и одновременно набрала на автомобильном телефо­не номер полиции. Сейчас для нее было главным изобра­зить панику. Она вывернула руль вправо, и машина, вильнув задом, съехала с главного шоссе на трассу, ведущую к Нью-Йорку.
– Я знаю, вы от меня не отвяжетесь, – пробормотала она. – Говнюки!
Ева снова вдавила педаль в резиновый коврик, и ма­шина бешено рванула вперед. Дорога, к счастью, была свободна, и ничто не мешало Еве осуществить задуман­ное. Разогнавшись, она одновременно нажала педали тормоза и сцепления, резко крутанув руль влево. Маши­на, завизжав шинами, развернулась на сто восемьдесят градусов и остановилась. Ева включила сирену, выхвати­ла пистолет из наплечной кобуры и выскочила из автомо­биля.
Не ожидавшие такого поворота событий, преследова­тели тоже затормозили и остановились: одна машина с ле­вой стороны дороги, другая – с правой. Ева подскочила к одной из машин и, наставив пистолет на водителя, закри­чала:
– Выйти из машины! Всем! Руки держать на виду!
Покосившись вправо, она заметила, что пассажир во второй машине сунул руку за пазуху, и выстрелила в фары автомобиля. Стекло со звоном разлетелось, и тут же в от­далении послышалось завывание других сирен.
– Вылезайте из машины, да побыстрее! – Свободной рукой Ева вытащила из кармана служебное удостовере­ние. – Полиция Нью-Йорка! Вы арестованы!
Один из водителей выбрался из машины. Вид у него был обескураженный, но он пытался возражать:
– На каком основании?
– Начнем с превышения скорости, а там видно будет. Руки – на крышу, ноги расставить!
Вокруг задержанных уже копошились подъехавшие полицейские из патрульной службы.
– Заковать их в наручники, лейтенант? – спросил один.
– Да, так будет лучше. Они сопротивлялись при за­держании. И вот еще, посмотрите сюда. – Она похлопала водителя по пиджаку и нащупала рукоятку револьвера. – Оружие! Да еще запрещенное законом. Ну, ребята, у вас – большие проблемы.
В результате торопливого обыска на свет божий яви­лись две унции «экзотики», шесть унций «Зевса» и набор отмычек.
– Отвезите этих обормотов в Центральное управле­ние, – велела Ева патрульным. – Предъявите им обвине­ние в незаконном хранении наркотиков, запрещенного оружия и пересечении границ между штатами со всем этим хозяйством.
Она мстительно улыбнулась и отряхнула руки.
– Да, кстати, не забудьте о злостном превышении скорости. Мистер Рикер очень на вас рассердится, маль­чики. Очень!
Ева села в машину и пристегнула ремень безопасно­сти.
«Нервничаешь, Рикер, нервничаешь, – подумала она, потирая предплечье в том месте, куда вцепились его паль­цы. – Никогда не отдавай приказы в состоянии раздраже­ния. Итак, первый раунд – за мной».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наказание – смерть - Робертс Нора



сюжет, как всегда, потрясающий, убийцу невозможно вычислить, а сама Ева Даллас, по обыкновению, неподражаема
Наказание – смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100