Читать онлайн Наказание – смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказание – смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказание – смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказание – смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наказание – смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Ева ехала по подъездной аллее к огромному каменно­му зданию – их с Рорком дому. Внутри у нее все кипело. «Что за чертова работа! – думала она. – Нигде от нее нет спасения – даже на пороге собственного дома! А что каса­ется Вебстера, то он явно сказал далеко не все. Умолчал о чем-то важном, что напрямую связано с отделом внутрен­них расследований».
Необходимо было взять себя в руки и успокоиться. Уж слишком она разозлилась на Вебстера за то, что он посмел ей указывать. А сейчас очень важно понять, что же он пы­тался ей сказать, на что намекал. И еще важнее – вычис­лить то, что он оставил за скобками.
По своему обыкновению и чтобы позлить Соммерсета, старого дворецкого Рорка, Ева бросила машину пря­мо перед подъездом, взяла с сиденья свою сумку с папка­ми и уже поднялась до середины крыльца, как вдруг за­мерла на месте. Постояв пару секунд, Ева с силой вытолкнула воздух из груди, решительно повернулась и села на ступеньку.
«Пора попробовать что-нибудь новенькое, – решила она. – Например, спокойно посидеть на крыльце, на­слаждаясь замечательным весенним вечером, полюбовать­ся на расцветающие деревья и кусты вокруг просторной лужайки и прозрачное высокое небо».
Ева жила здесь уже больше года, но редко, очень редко находила возможность как следует рассмотреть все это великолепие. Дом представлял собой грандиозное сооруже­ние с башнями, башенками, галереями, балконами и ог­ромным количеством сияющих стеклом окон самой раз­ной формы – стрельчатых, круглых, обычных. Это был подлинный гимн изысканному вкусу, богатству и утон­ченному комфорту. Бесчисленные комнаты ломились от старинной мебели, фарфора, произведений искусства, здесь были предусмотрены все мыслимые удобства, о ко­торых только можно мечтать,
А вот сад, наоборот, был предназначен специально для человека, который хоть и привык к роскоши, но при этом в состоянии оценить прелесть самого обычного цветка, выросшего из случайно занесенного ветром семечка. Рорк засадил сад деревьями, которые, несомненно, переживут их с Евой, и кустами, которые с каждым месяцем станови­лись все более густыми и пушистыми. А вокруг – по пе­риметру – протянулись высокие каменные стены; желез­ные ворота с мудреной системой охраны защищали этот островок спокойствия от бесцеремонной назойливости огромного города.
Однако город все равно был здесь, рядом, как злая го­лодная собака, которая рыщет вокруг и вынюхивает, чем бы поживиться. Ева подумала, что в этом, наверное, час­тично заключается двойственность натуры Рорка – да, пожалуй, и ее собственной.
Рорк вырос в трущобах Дублина и боролся за выжи­вание любыми доступными способами. Детство Евы тоже было изуродовано, и жуткие воспоминания о нем преследовали ее даже теперь, когда она превратилась во взрос­лую и самостоятельную женщину. Рорк отгородился от своего прошлого богатством и властью, которую оно да­ет, Ева – своим полицейским значком. И они оба были готовы на все, чтобы только это прошлое их не настигло. Иногда Еве казалось чудом, что, несмотря ни на что, им удалось остаться нормальными людьми и даже создать семью.
Как бы то ни было, сейчас Ева сидела на ступеньках крыльца, любовалась распускающейся листвой, пытаясь вытравить из сердца всю гадость, которая накопилась там за день, и ждала мужа.
Наконец она увидела, как в медленно раздвинувшиеся ворота въехал длинный черный лимузин и бесшумно скользнул к дому. Задняя дверца открылась, и оттуда вышел Рорк. Они с шофером обменялись несколькими сло­вами, и машина отъехала, а Рорк направился к дому, не сводя глаз с жены.
Никто и никогда не смотрел на Еву так, как он. Его взгляд словно говорил: ты для меня одна на этом свете, и больше никого не существует. И сколько бы раз Ева ни ловила на себе этот долгий пристальный взгляд, ее сердце неизменно начинало биться в учащенном ритме.
Рорк уселся возле Евы, поставив свой атташе-кейс ря­дом, и широко расставил ноги.
– Привет! – сказала она.
– Привет! Хороший вечер.
– Да, и цветы красивые.
– Ага. Весеннее обновление. Звучит банально, но весьма точно, как и любое клише. – Он провел ладонью по волосам. – Что делаешь?
– Ничего.
– Вижу, потому и спрашиваю. Это на тебя не похоже, дорогая Ева.
– Считай, что это что-то вроде эксперимента. – Ева закинула ногу на ногу. – Пытаюсь понять, смогу ли я бро­сить работу в управлении.
– Ну и как, получается?
– Пока – нет. – Она откинула голову и закрыла гла­за. – У меня было такое хорошее настроение, когда я еха­ла домой! Представляешь, я увидела на уличном экране рекламный клип Мэвис.
– Да, весьма впечатляюще.
– Ты знал? А почему не сказал мне?
– Его только сегодня выпустили на экраны. Я был уверен, что ты увидишь его, возвращаясь домой, и решил: пусть это будет для тебя сюрпризом.
– Так оно и вышло. – Вспомнив разноцветные ко­сички Мэвис, Ева улыбнулась: – Я так обалдела, что чуть не сшибла лоток с хот-догами, а потом сидела и глупо улыбалась. Хотела ей позвонить, но тут меня вызвали.
– Опять работа помешала личной жизни?
– Вроде того. Это был Вебстер. – Поскольку глаза Евы были закрыты, она не заметила, как напрягся Рорк при упоминании этого имени. – Дон Вебстер из отдела внутренних расследований.
– Я помню, кто это такой. Что ему было нужно?
– Хотела бы я сама это понять! Он позвонил по моему частному номеру и попросил меня о приватной беседе.
– Вот как? – Голос Рорка звучал как-то слишком мягко.
– Оказывается, он ехал за мной от самого управления. Мы встретились здесь, недалеко от дома. Сначала он изо­бражал из себя саму любезность, а потом стал приставать ко мне по поводу Коли. – При воспоминании об этом кровь в жилах Евы вновь закипела. – Говорил, что его от­дел хотел бы похоронить это расследование, возражал против того, чтобы я копалась в финансовых делах убито­го… И при этом постоянно подчеркивал, что говорит со мной доверительно, как друг.
– И ты ему веришь?
– Нет, конечно! Но я не могу понять, какую цель он преследует. И еще мне не нравится, что отдел внутренних расследований тянется своими липкими щупальцами к расследованию, которое поручено мне.
– У этого человека существует к тебе личный инте­рес, – холодно заметил Рорк.
– У Вебстера? – Ева открыла глаза и удивленно взглянула на мужа. – Ничего подобного! Мы с ним дейст­вительно однажды ночью выпустили пар, но это было первый и последний раз. К тому же с тех пор прошло поч­ти десять лет. Все давно позади!
«Для тебя, может, и позади, но только не для него!» – подумал Рорк, однако вслух ничего не сказал.
– Как бы то ни было, я не могу понять, чем они так обеспокоены – убийством Коли или его возможной свя­зью с Рикером…
– С Максом Рикером?
– Да. – Глаза Ева сузились. – Ты его знаешь? Черт, мне следовало догадаться раньше!
– Ну-у… мы с ним встречались. А каким образом они с Коли были связаны?
– Примерно полгода назад Коли входил в команду, которая вела дело Рикера; правда, был на вторых ролях. Рикеру удалось ускользнуть от суда, но это, должно быть, стоило ему немалых денег. Не исключено, что значитель­ная часть их пошла на подкуп некоторых копов.
– Судя по тому, что я наблюдал сегодня утром в «Чис­тилище», Рикер к этому не причастен. Не его стиль!
– Да он, я полагаю, и не собирался оставлять там свою визитную карточку.
Несколько мгновений Рорк молчал.
– Понятно, – наконец вымолвил он. – Ты хочешь знать, имел ли я когда-нибудь дела с Рикером?
– Я тебя об этом не спрашивала.
– Но хотела спросить. – Рорк приподнял голову же­ны за подбородок и запечатлел на ее губах легкий поце­луй. – Пойдем в сад, прогуляемся.
– Пожалуй, на сегодня хватит экспериментов, – улыбнулась Ева. – Я взяла домой работу, и мне пора ею заняться.
– Тебе будет работаться гораздо легче, если мы прояс­ним этот вопрос.
Рорк взял жену за руку и неторопливо пошел по на­правлению к лужайке. Ветер сорвал с деревьев несколько соцветий, и теперь они лежали на зеленом травяном ков­ре, как снежинки, забывшие растаять. На изумрудном по­крывале росли цветы, назвать которые Ева бы не смогла, поскольку была сугубо городским человеком, – темно-фиолетовые бархатные кляксы и мерцающие белые звез­ды. Дневной свет медленно умирал, уступая место пурпур­ной ночной парандже, и воздух, свежея с каждой минутой, наполнялся ароматами весеннего цветения. Однако, вды­хая эти запахи, Ева продолжала ощущать зловонное и жадное дыхание огромного города, который рыскал во­круг их оазиса в поисках поживы.
Рорк нагнулся, сорвал тюльпан и протянул его Еве.
– Я не виделся с Максом Рикером и не имел с ним никаких дел на протяжении многих лет, – заговорил он. – Но, признаюсь, было время, когда мы с ним на пару проворачивали кое-какие делишки.
– Что за делишки?
Рорк остановился, взял Еву за подбородок и, припод­няв ее голову, посмотрел ей в глаза. В них было смятение.
– Для начала давай проясним одну очень важную вещь. Даже такой, как я… Такой, скажем, испорченный че­ловек, как я, обязательно имеет ряд определенных табу. Одним из них является заказное убийство. Я никогда и ни­кого не убивал за деньги, Ева. Только если мне приходи­лось защищать свою жизнь – или собственные интересы.
Ева кивнула, словно ослепнув.
– Понятно, – промычала она. – Давай не будем об этом говорить. По крайней мере, сейчас…
– Как скажешь.
Однако Ева понимала: прятать голову в песок уже поздно – она и так успела узнать слишком многое. Оставалось одно – выяснить у Рорка всю его подноготную.
– Ты торговал наркотиками?
Рорк сознавал, что не имеет права лукавить и тем бо­лее лгать.
– Должен признаться, в начале моей… гм… трудовой деятельности бывало и такое. Я тогда был не очень разбор­чив в средствах. Да, время от времени я толкал наркотики и на этой почве иногда пересекался с Рикером и его шайкой. Последний раз я имел с ним дело… Господи, это было больше десяти лет назад! Мне тогда было наплевать, чем он занимается, а потом я достиг рубежа, за которым Рикер оказался мне не нужен. Я уже мог позволить себе роскошь не иметь дело с людьми, которые мне не нравятся.
– Понятно…
– Ева! – Рорк положил руки на плечи жены и по­смотрел ей прямо в глаза. – Ты же знаешь: к тому времени, когда мы с тобой встретились, я уже практически бросил все незаконные дела. Я давно принял это решение. А после встречи с тобой я вообще отказался от сомнитель­ных операций, поскольку понимал, что для тебя это неприемлемо.
– Не стоит об этом говорить. Я действительно все это знаю.
– Стоит! Причем именно сейчас! Ради тебя я готов на все, но есть одна вещь, сделать которую не в моих силах. Я не могу изменить свое прошлое.
Ева посмотрела на тюльпан – идеальный по форме и невинный, словно младенец, а потом подняла глаза на Рорка, Его нельзя было назвать невинным, но для нее – видит бог! – он был идеальным.
– Не нужно ничего менять, – сказала она, положив руки ему на плечи. – Нам и так хорошо.


За ужином они тщательно избегали любых тем, свя­занных с его или ее работой, а потом Ева удалилась в свой кабинет и принялась изучать информацию о финансовых делах Таджа и Пэтси Коли. Она рассматривала ее под разными углами, выпила три чашки кофе, сделала некоторые умозаключения, а затем встала и отправилась к Рорку. Постучав в дверь, которая разделяла их кабинеты, она вошла, не дожидаясь приглашения.
Рорк сидел за письменным столом и разговаривая по телефону. Он говорил по «громкой связи», не поднимая трубки, поэтому Еве было несложно сообразить, что его собеседник находился в Токио. Увидев жену, Рорк жестом велел ей подождать.
– Нет, Фуми-сан, к великому моему сожалению, ус­ловия, которые вы предлагаете, меня не устраивают.
– Эти условия – предварительные и, естественно, подлежат дальнейшему обсуждению, – послышался из динамика голос с сильным акцентом. Он звучал сухо, даже немного неприязненно, однако холодный и спокойный тон Рорка производил более внушительное впечатление.
– В таком случае давайте обсудим этот вопрос, когда расчеты будут не «предварительными», как вы это назы­ваете, а реальными.
– Я почту за честь обсудить это с вами при личной встрече, Рорк-сан. И мне, и моим партнерам кажется, что такая деликатная тема не может являться предметом теле­фонных переговоров. Весна в Токио изумительна! Может быть, вы найдете возможность посетить наш город в бли­жайшее время? За наш счет, разумеется.
– Я был бы счастлив согласиться на ваше чрезвычай­но заманчивое предложение, однако, учитывая мою тепе­решнюю занятость, это, к сожалению, невозможно. Однако я с радостью приму вас и ваших партнеров здесь, в Нью-Йорке. Если вас устраивает такой вариант, свяжи­тесь с моим управляющим. Он будет рад решить любые проблемы, связанные с вашей поездкой.
На другом конце линии на некоторое время воцари­лось молчание.
– Благодарю вас за любезное приглашение. Я посове­туюсь со своими компаньонами, а затем свяжусь с вами через вашего управляющего.
– Буду ждать этого с нетерпением. Всего наилучшего, Фуми-сан!
Рорк выключил телефон.
– Что ты покупаешь на этот раз? – поинтересовалась Ева.
– Пока еще не покупаю, но веду переговоры. Как бы ты отнеслась к тому, чтобы стать хозяйкой японской бейс­больной команды?
– Мне нравится бейсбол, – немного подумав, ответи­ла Ева.
– Ну вот и прекрасно. Итак, лейтенант, чем я могу вам помочь?
– Мне не к спеху. Если ты очень занят приобретением… черт побери, бейсбольной команды! – я могу и подождать.
– Я же сказал, что еще ничего не приобретаю – по крайней мере, до тех пор, пока не закончены перегово­ры. – В его глазах вспыхнул волчий огонек. – Причем на моих условиях!
– Ладно, тогда – первый вопрос. Как бы ты себя вел, если бы я раз и навсегда отказалась говорить с тобой о своей работе?
– Отшлепал бы тебя. – Ева рассмеялась, а Рорк встал из-за стола. – Надеюсь, что этот вопрос – риторический, и такого никогда не будет, и все же мне хотелось бы знать, почему ты его задаешь.
– Я очень боюсь быть отшлепанной, поэтому сформу­лирую вопрос иначе. Возможна ли такая ситуация: живут вместе два человека – муж и жена, любят друг друга, име­ют детей, но она и понятия не имеет, чем он занимается в рабочее время? – Увидев, как брови Рорка удивленно взметнулись вверх, Ева выругалась: – Дьявол! Наверное, тебе этого не понять. Ты в рабочее время чем только не за­нимаешься: покупаешь все, до чего можешь дотянуться, производишь все товары, которые только известны чело­вечеству… Сейчас, например, пытаешься заграбастать – тьфу! – японскую бейсбольную команду. Я бы при всем желании не могла уследить за твоей разнообразной дея­тельностью.
– Господи, Ева, да моя жизнь – это открытая кни­га! – Рорк обошел вокруг письменного стола. – Однако, возвращаясь к твоему вопросу, могу ответить: да. Я считаю вполне возможным, что два человека, живущие вместе, могут ничего не знать о том, чем каждый из них занимает­ся вне дома и какие интересы у него существуют на сторо­не. Допустим, я люблю удить рыбу…
– Удить рыбу?
– Я сказал «допустим». Это всего лишь пример. Пред­положим, рыбалка – моя страсть, и каждые выходные я отправляюсь в Монтану, чтобы ловить рыбу на сушеную муху. Будешь ли ты, зная эту мою привычку, каждый раз после моего возвращения расспрашивать меня о том, как прошла рыбалка?
– Рыбалка… – эхом повторила Ева, и Рорк рассме­ялся.
– Вижу, ты поняла, что я имею в виду. А теперь ска­жи, почему ты об этом спросила?
– Хочу составить для себя представление о семье Ко­ли, понять, что это за люди. Но главное, пытаясь избежать порки, спешу поделиться с тобой своими служебными тайнами. Тут я тебя наверняка положу на лопатки. Хочешь мне помочь?
– Разумеется, только с одной поправкой: на лопатки ты меня положить не сможешь.
– Не только смогу, а уже положила.
– Потому что жульничаешь, – шутливо огрызнулся Рорк и прошел вслед за женой в ее кабинет.
Ева вывела на экран монитора финансовую инфор­мацию семьи Коли; Рорк уселся на угол стола и, склонив голову набок, стал ее просматривать. Цифры были возду­хом, без которого этот человек не мог жить, и он ориентировался в них, как опытный следопыт в непроходимом лесу.
– Ну, что я могу тебе сказать… – заговорил Рорк че­рез пару минут. – Типичная семья, принадлежащая к среднему классу. Квартплата у них умеренная, вносят они ее в срок, машину арендуют. Правда, плата за место в под­земном гараже немного завышена, но это, возможно, из-за жадности хозяев дома. Расходы на одежду, еду, развле­чения невысоки. Они, видимо, ограничивали себя во всем. Налоги платили исправно. На банковский счет два раза в месяц поступали вклады, сумма которых вполне со­ответствует доходам семьи. По крайней мере, обвинить Коли в том, что они жили не по средствам, невозможно.
– Да, невозможно. Но вот что странно: ни сам Коли, ни его жена не имели собственных машин и предпочитали пользоваться арендованными.
– Да? – Рорк наморщил лоб и снова уставился на эк­ран монитора. – Ну что ж, учитывая, что их месячный до­ход составлял менее четырех тысяч долларов, в этом нет ничего удивительного.
– Сколько? – опешила Ева. – Четыре тысячи? – Прищурившись, она вглядывалась в цифры, сменявшие друг друга на экране. – Посмотри сюда! Графа «Инвести­ции». Они вкладывали деньги в накопительный фонд на будущее образование детей, в пенсионный фонд… – Ева перелистнула электронную страницу и почти тут же услы­шала, как ахнул Рорк за ее спиной.
– Гляди-ка! Ребята, видимо, всерьез заботились о сво­ем завтрашнем дне! За последние пять месяцев в банк по­ложено пятьсот тысяч долларов, причем, как следует из за­писей, они заработаны вполне законно. Я хочу сказать, что на бумаге, то есть на экране, все выглядит очень гладко. Однако, будь я на месте Коли, я проявил бы большую изо­бретательность в придумывании источников дохода. Ему следовало нанять консультанта по биржевым операциям!
– У него не было необходимости в консультанте по биржевым операциям. Полицейский, который считает каждый цент, не может сколотить полмиллиона баксов, да­же играя на бирже. Такие деньги могут быть только у продажного копа! – В груди у Евы заныло. – Значит, он брал на лапу! Вопрос только в том – от кого и за какие услуги!
Рорк с безразличным видом листал электронные стра­нички.
– Депозиты, номера счетов… – бубнил он. – Эта ин­формация была спрятана, но не особенно глубоко. Тща­тельная проверка выявила бы все это в два счета. Довольно нагло с его стороны.
Ева вскочила с кресла и стала метаться по кабинету.
– Довольно нагло… – эхом повторила она. – Не ду­маю, что Коли был дураком. Скорее всего он просто был слишком уверен в себе! Уверен в том, что его никто не ста­нет проверять!
– Ты права, – согласился Рорк. – Если бы Коли не кокнули, никому и в голову не пришло бы совать нос в его финансовые дела. Его образ жизни не был вызывающим, он не швырялся деньгами и жил в рамках своего офици­ального заработка.
– Вот именно! – кипела Ева. – Выполнял свою рабо­ту, хотя не хватал звезд с неба. По вечерам возвращался к своей ненаглядной женушке и чудесным детишкам, а на следующее утро просыпался, и все опять шло своим чере­дом. Он ни разу не засветился. Обычный полицейский, да которого никто не обращает особого внимания, похожий на тысячи других. Хороший, дружелюбный парень. И все же отдел внутренних расследований почему-то вел за ним наблюдение!
Ева резко остановилась посередине комнаты.
– Они следили за ним, а значит, им известно, что Коли продался! Но они не хотят, чтобы это выплыло наружу. На­сколько мне известно, у парней из отдела внутренних рас­следований вместо сердца – большой холодный булыж­ник, так что нелепо предполагать, будто они оберегают чув­ства безутешной вдовы. Так кто кому прикрывает задницу?
– Возможно, всему этому есть довольно простое объ­яснение, – предположил Рорк. – Допустим, они вели расследование в отношении Коли; потом его убили, и оно потеряло смысл. И теперь это ваше «гестапо» просто ре­шило похоронить дело Коли, чтобы не привлекать внима­ния общественности.
– Может, и так. Я, по крайней мере, не буду сбрасы­вать со счетов такую возможность. – У Евы перехватило горло. – Однако, как бы то ни было, у меня на руках – убитый полицейский. Продажный или нет – это другой вопрос, но он – полицейский. И это расследование веду я!
Ева помолчала, а затем словно рубанула:
– Вот что! Я хочу поговорить с Максом Рикером!
– Лейтенант! – Рорк встал позади жены и принялся массировать ее плечи. – Я очень высоко ценю ваши про­фессиональные способности, ваш интеллект и вашу интуицию. Но Рикер – чрезвычайно опасный человек, обла­дающий крайне неприятными манерами. Особенно когда речь идет о женщинах. Вы непременно покажетесь ему привлекательной во многих отношениях – в частности, его наверняка заинтересует, что вы в некотором смысле… гм… связаны со мной.
– Правда? – Ева повернулась к Рорку. – Почему же?
– Дело в том, что мы с ним разорвали наши деловые отношения… не слишком мирно.
– Вот и замечательно! Я попробую использовать и этот факт. Надеюсь, мое обращение и в самом деле заин­тересует его, а это поможет мне прорваться через бастион его адвокатов и договориться о встрече с ним самим.
– В таком случае позволь мне самому организовать вашу встречу.
– Нет!
– Ева, остынь и подумай! Я смогу это устроить гораз­до быстрее и эффективнее.
– Только не сейчас и не таким образом. Ты действи­тельно не можешь изменить свое прошлое, а Рикер – часть твоего прошлого. Но не настоящего!
– Он скорее является частью твоего настоящего.
– Совершенно верно. Вот пусть так и остается! Если Рикер причастен к убийству, ты с твоей бульдожьей хват­кой, вероятно, выяснишь это скорее, нежели я. Но дело в другом. Каким бы полицейским ни был Коли – хорошим или плохим, – я должна за него отомстить. Поэтому луч­ше не спорь со мной: я назначу встречу с Рикером, когда настанет нужный момент.
– Ладно, я не стану с тобой спорить. Но давай договоримся так: прежде чем ты с ним встретишься, я произведу предварительную разведку. «И сделаю все возможное, что­бы обезопасить тебя от Рикера!» – мысленно добавил Рорк.
– Валяй, разведывай, – уклончиво ответила Ева. – А пока расскажи мне все, что ты о нем знаешь.
Рорк подошел к бару и налил себе виски. Он явно нервничал.
– Ну, что тебе рассказать о Рикере? Прекрасные ма­неры, великолепное образование… Если ему это нужно, умеет быть обаятельным. Обладает колоссальным само­мнением, обожает находиться в компании красивых жен­щин. Он вообще любит женщин, и, если они потакают ему, Рикер умеет быть щедрым. Но если ему идут напере­кор… – Рорк отвернулся к окну и залпом выпил виски, – …он может быть чрезвычайно жестоким. Точно так же Ри­кер ведет себя со своими компаньонами и подчиненными. Однажды я стал свидетелем того, как Рикер перерезал гор­ло официанту за то, что тот опрокинул ему на брюки бо­кал с вином.
– Да, хорошие слуги нынче редкость…
– Основной бизнес Рикера – это широкомасштабное производство и распространение наркотиков, однако он также не брезгует торговлей оружием, заказными убийст­вами и сутенерством. Он с потрохами купил многих высокопоставленных чиновников, которые обеспечивают ему «крышу», так что через час после вашей встречи он будет знать о тебе все, что только возможно. Поверь, Ева, он бу­дет знать даже то, о чем ты сама не хочешь вспоминать!
Ева почувствовала в груди неприятный холодок, но она не подала виду и кивнула:
– Я это как-нибудь переживу. У Рикера есть семья?
– У него был брат. Ходили слухи, что между ними произошел какой-то спор, и в результате братья вдрызг разругались. Так или иначе, брата этого больше никто и никогда не видел. Кроме того, у Рикера есть сын, Алекс, – примерно моего возраста или, возможно, на пару лет мо­ложе. Я никогда с ним не встречался, поскольку по большей части он живет в Германии и, как говорят, его держат в полной изоляции от окружающего мира.
– У Рикера есть слабые места?
– Тщеславие, наглость и жадность. Однако до сих пор эти пороки не мешали ему оставаться безнаказанным. Правда, знающие люди говорят, что в последние годы у Рикера становится все хуже с головой, поэтому многие его дела начинают постепенно приходить в упадок. Вот на этой делянке я и намерен покопаться с особой тщательностью.
– Если он действительно причастен к убийству Коли, на сей раз ему не уйти от возмездия! Рикер скажется за ре­шеткой даже в том случае, если он окончательно спятил. Как ты считаешь, он согласится со мной встретиться, если мне удастся на него выйти?
– Согласится – хотя бы из любопытства. Но если ты попытаешься припереть его к стенке, он тебе этого нико­гда не забудет. Рикер хладнокровен и терпелив. Чтобы по­квитаться с тобой, он будет ждать и год, и два, и десять.
– Значит, если я решу припереть его к стенке, мне следует делать это решительно и не останавливаться на полпути! – подвела итог Ева.
А Рорк, мрачно глядя в окно, подумал: «Дело гораздо серьезнее. Если она объявит охоту на Рикера, Рикеру при­дется умереть». Рорк тоже обладал хладнокровием и умел ждать.


Ночью Рорк лежал без сна, вглядываясь в непрогляд­ную тьму и прислушиваясь к дыханию Евы. Ему было из­вестно множество вполне веских причин, которые могут толкнуть мужчину на убийство. Но не было среди них ни одной более весомой, чем стремление защитить ту, кото­рую ты любишь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наказание – смерть - Робертс Нора



сюжет, как всегда, потрясающий, убийцу невозможно вычислить, а сама Ева Даллас, по обыкновению, неподражаема
Наказание – смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100