Читать онлайн Наказание – смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказание – смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказание – смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказание – смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наказание – смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Ева проверила свой ремень безопасности и с трудом подавила в себе почти непреодолимое желание закрыть глаза.
– Знаешь, я, конечно, тороплюсь, но не до такой сте­пени.
Рорк, сидевший за штурвалом новенького спортивно­го самолета, скосил на нее глаза.
– Когда ты попросила, чтобы я подбросил тебя туда, ты говорила совсем другое.
– Я не знала, что у тебя появилась новая игрушка, ко­торую тебе не терпится опробовать. Господи Иисусе! – Ева неосторожно посмотрела вниз, и к ее горлу подкатила тошнота. Если она и страдала какой-то фобией, то это, не­сомненно, была боязнь высоты. Далеко под ними тяну­лось побережье, а на нем громоздились гостиницы и пляжные домики. Отсюда они казались игрушечными. – И по-моему, вовсе не обязательно лететь так высоко!
– Да разве это высоко? – хмыкнул Рорк. Он был уве­рен, что Еве полегчает сразу же, как только они призем­лятся, так почему не выжать из двухместного реактивного самолета максимум и не выяснить, на что он способен?
– Вполне достаточно, чтобы от нас не осталось мок­рого места, если мы отсюда сверзимся, – пробормотала Ева и приказала себе думать о чем угодно другом.
В конце концов, на машине ей пришлось бы добирать­ся до пляжного домика Бейлиса целую вечность, тем более что машина сломана. Пусть даже она воспользовалась бы одной из скоростных машин Рорка, все равно дорога заня­ла бы слишком много времени. Так что Рорк принял са­мое логичное решение. «Теперь главное – выжить», – по­думала Ева.
– Бейлис что-то задумал, – сказала она, пытаясь го­ворить громче из-за шума двигателей. – Интересно, что? Он заскочил домой и почти тут же смылся, прихватив с собой все дискеты.
– Через несколько минут ты сможешь спросить его об этом лично.
Рорк пощелкал тумблерами, поднял самолет на не­сколько метров вверх, потом покачал крыльями.
– Что ты делаешь?! – вскрикнула Ева.
– Да так, проверяю. Мне кажется, что эта малютка уже вполне готова для того, чтобы запускать ее в произ­водство.
– Что значит «готова»?
– Это ведь пробная модель.
Ева почувствовала, что на ее лбу выступил холодный пот.
– Ты хочешь сказать, что на этой хреновине еще ни­кто никогда не летал?!
Рорк повернулся к жене, и на его лице расцвела луче­зарная улыбка.
– Теперь уже летали. Мы с тобой. Приготовься, идем на посадку.
Рорку очень хотелось бросить машину в крутое пике, чтобы испытать ее возможности, но ему стало жаль жену, и он начал плавное снижение. Вскоре колеса уже катились по бетону взлетно-посадочной полосы, и через несколько секунд серебристый самолетик замер у ангара крошечного аэродрома.


Контора по сдаче в аренду автомобилей находилась тут же. Взяв напрокат машину и одолжив у клерка карту окре­стностей, Ева и Рорк с радостью выяснили, что находятся всего в паре миль от убежища Бейлиса.
Справа доносился шум прибоя. Машина катилась по ночной дороге, по обе стороны которой красовались дома из стекла и дерева, старавшиеся перещеголять друг друга помпезностью и количеством балконов. Дорожки между ними были выложены морскими валунами и украшены скульптурами. В некоторых домах окна горели, но в боль­шинстве были темными. Это было то место, куда на вы­ходные из Нью-Йорка съезжались богачи, чтобы отдох­нуть от суеты огромного города.
– Как вышло, что ты не удосужился обзавестись до­мом в этом райском уголке? – с иронией осведомилась Ева.
– Почему не удосужился! На самом деле у меня здесь много домов. Я сдаю их в аренду, но сам здесь никогда не жил. По-моему, это слишком банально. – Рорк улыбнул­ся жене. – Но если тебе тут нравится…
– Нет, я тоже не смогла бы здесь жить. Придется об­щаться с соседями, ходить в гости, говорить о всякой че­пухе…
– Жуткая перспектива, правда? – Рорк с довольным видом вывернул руль и остановил машину позади большу­щего черного седана. – Логично ли будет предположить, что это его машина?
– Думаю, да.
Ева посмотрела на дом. Он не слишком отличался от остальных, выстроившихся вдоль побережья. Такие же арочные окна, такие же огромные вазы с огромными цве­тами и кадки с деревьями. По окружности второго и треть­его этажа тянулись открытые террасы.
– Недурно для полицейского, – прокомментировала Ева. – Но, с другой стороны, у него богатая жена. Гово­рят, иногда удобно иметь богатого супруга.
– Я тоже это где-то слышал.
– Если он там, то почему сидит в темноте? Что-то мне это не нравится.
Вообще-то Ева намеревалась уговорить Рорка подо­ждать ее в машине, хотя и понимала, что сделать это будет непросто. Теперь же какое-то внутреннее чувство подска­зало ей, что нужно поступить иначе.
Они одновременно выбрались из машины и пошли по узкой дорожке к застекленной входной двери. Через высо­кие стеклянные панели, разрисованные стилизованными морскими ракушками, Ева видела просторный холл с вы­сокими потолками и светлыми стенами. Она машинально откинула назад полу пиджака, чтобы в случае необходимо­сти было удобнее выхватить оружие, и надавила кнопку звонка.
– Если бы не машина, можно было бы подумать, что дом пуст, – пробормотала она. – Ох, не нравится мне все это!
– А может, он решил прогуляться по пляжу? – пред­положил Рорк. – Здешний народ любит ночные проме­нады.
Ева с сомнением покачала головой:
– Вряд ли он сейчас в подходящем настроении, чтобы любоваться прибоем.
Приняв решение, она наклонилась, засучила брючину и вынула из прикрепленной к ноге кобуры небольшой пистолет.
– Держи. – Она протянула пистолет Рорку. – Обой­ди дом и карауль возле заднего входа. Только, умоляю, не используй эту штуку, если тебе не будет грозить настоя­щая опасность!
– Я знаю правила, – сказал Рорк, беря пистолетик и засовывая его в карман. – Ты думаешь, Бейлис опасен?
– Нет, вряд ли. Но кто-то на самом деле опасен. Я поднимусь на террасу второго этажа и пойду вокруг до­ма слева направо. Будь осторожен!
– И ты тоже.
Разделившись, они двинулись в разные стороны.
Дой­дя до лестницы, Ева стала подниматься по ступеням на террасу второго этажа. Двери тут тоже были стеклянными, но изнутри закрыты плотными жалюзи, поэтому разгля­деть, что делается в комнатах, не было никакой возможно­сти. Ева медленно шла по террасе, обшаривая пространст­во вокруг себя внимательным взглядом. Вдруг ее внима­ние привлек какой-то тусклый блеск у ног. «Вода…» – пробормотала Ева. Кто-то разлил на террасе воду. Нет, не разлил. Это скорее напоминало ручеек, и Ева двинулась вдоль этой водяной дорожки.
Звуки прибоя – шорох и шипение – становились все громче, в небе стали появляться звезды, отчего оно по­светлело и приобрело цвет индиго. Внезапно справа от се­бя Ева услышала звук осторожных шагов, и рука ее вцепи­лась в рукоять пистолета.
Появившись из-за угла дома, Рорк увидел мрачную дырку пистолетного дула, направленного ему прямо в лоб, но даже бровью не повел.
– На ступеньках – вода, – сообщил он.
– Здесь тоже, – ответила Ева, а затем подняла руку и указала ему на боковую дверь, которая была не заперта.
Кивнув, Рорк занял позицию слева от двери, а Ева – справа. Они обменялись взглядами, Ева задержала дыхание, и оба метнулись в пустой, черный проем. Рорк целился по­верху, Ева встала на одно колено и – так же как муж – вытянула вперед пистолет, держа его обеими руками.
– Бери левее! – приказала она и, нащупав на стене выключатель, включила свет. – Капитан Бейлис! Это лей­тенант Даллас. У меня ордер на ваш арест.
Ее голос отразился от высокого потолка, от стен, вы­крашенных в песочный цвет, и вернулся обратно.
– Не нравится мне все это, – в который раз пробор­мотала она. – Ох, не нравится!
Поводя дулом пистолета в разные стороны, она пошла вдоль ручейка воды в глубь комнаты. На постели она уви­дела портфель Бейлиса, рядом, небрежно брошенный, ва­лялся его пиджак. Мокрый след привел ее к новой двери. Ева сделала знак Рорку и, когда он подошел, свободной рукой повернула круглую ручку и рванула дверь на себя.
Это была ванная комната. Впрочем, нет, назвать это помещение комнатой не повернулся бы язык. Вероятно, примерно так выглядели императорские термы во времена Калигулы или Нерона! Огромное помещение в виде буквы L сияло белизной и позолотой, свет люстр, отраженный в бесчисленных зеркалах, слепил глаза, а раковина была та­ких размеров, что в ней смог бы уместиться взрослый бе­гемот. И в этом белоснежно-кафельном и золоченом цар­стве гремел, отдаваясь от стен, голос Мэвис.
Это было дико само по себе, но то, что последовало дальше, оказалось еще хуже. Сквозь громоподобную му­зыку негромко пробивался звук текущей воды. Ева загля­нула в ту часть ванной, которая представляла собой корот­кую палочку буквы L. Ванна возвышалась на постамен­те – огромная и белоснежная, словно Монблан, – а из нее свешивалась обнаженная мужская рука, и ручеек розо­ватого цвета изливался на полицейский значок, который валялся на полу.
Тело Бейлиса лежало в переполненной ванне, при­крепленное к ее дну какой-то особой липкой лентой. Его широко открытые глаза смотрели на Еву сквозь толстый слой воды, и в них, уже подернутых смертью, застыл не­мой ужас. На дне ванны тускло поблескивали серебряные монеты, пересчитывать которые Еве не было нужды. Она и без того знала, что их ровно тридцать.
– Он умирал долго и мучительно, – констатировала Ева. – Кто-то рассердился на него гораздо сильнее, чем я, и занялся им основательно.
Рорк поднес ладонь к горлу и потер его.
– Ты случайно не захватила с собой нашатырь? Бо­юсь, он мне сейчас понадобится…
– Да. – Она и сама с трудом подавила подступившую тошноту. – Кто бы это ни сделал, он уже скрылся. Этот человек был весьма осторожен. – Ева вынула из кармана сотовый телефон. – Я должна позвонить местным поли­цейским, чтобы соблюсти все формальности: протокол и все такое. Если будут задавать вопросы, ты – мой помощ­ник. Обработай руки «Силином» и…
– …ни к чему не прикасайся, – закончил за нее Рорк. – Он лежал здесь, в ванне, спеленутый, словно му­мия, но живой, в сознании, а вода тем временем прибывала. Это помещение – звуконепроницаемое, так что его крики никто не мог услышать.
– Кроме убийцы, – добавила Ева.


До приезда местной полиции Ева успела заснять на видеокамеру место преступления и провести предвари­тельный осмотр. Понимая, что на эту территорию ее юрисдикция не распространяется, она не стала приказы­вать, а, проявив дипломатичность, вежливо попросила шерифа послать полицейских опросить соседей.
– Сейчас здесь мало кого найдешь, – заметил шериф Риз. – Вот в июне – другое дело, тогда тут не протолк­нешься.
– Я понимаю, но вдруг нам все-таки повезет! Шериф, это ваша территория, но жертва убийства имеет прямое отношение к расследованию, которое веду я. И убийца – тоже. А значит, я тут не посторонний человек. Мне пона­добится ваша помощь и содействие.
– И вы их получите! – торжественно заявил ше­риф. – Возможно, кое-кто считает нас провинциалами, эдакими деревенскими детективами. Да, конечно, убийства в наших краях происходят не так часто, как в городе, но в случае чего и мы в грязь лицом не ударим!
– Я не сомневаюсь в этом, шериф. – Ева побрызгала на руки «Силином». – Вы знали капитана Бейлиса?
– Конечно! – Риз взял у нее баллончик «Силина» и также обрызгал им свои руки и подошвы ботинок. – Они с женой здешние завсегдатаи. Каждый год они жили здесь в течение всего августа и, кроме того, ежемесячно прово­дили тут как минимум один уикенд. Устраивали вечерин­ки, швырялись деньгами… Они так и не сблизились с ме­стными жителями, но были со всеми вполне дружелюбны. По крайней мере, они не доставляли нам никаких про­блем.
Ева и Риз начали подниматься по лестнице.
– Скажите, шериф, Бейлис часто наведывался сюда один?
– Вообще-то нет. Раз или два в год он приезжал в пят­ницу вечером и оставался до воскресенья. Выходил на своей лодке в море, ловил рыбу. Его жену рыбалка не привлекала. Кстати, вы уже известили ее о случившемся?
– Насколько я знаю, она сейчас находится в Париже, но, конечно же, ее поставят в известность о смерти мужа. Еще один вопрос: Бейлис привозил сюда кого-нибудь, кроме жены?
– Чего не знаю, того не знаю. Вообще-то некоторые мужчины частенько приезжают сюда с приятелями или, извините за выражение, с потаскушками. Женщины, кстати, в этом отношении не лучше. Но Бейлис, по-мое­му, очень любил жену. Я ни разу не слышал, чтобы он приезжал сюда… гм… развлекаться.
Ева кивнула, и они с шерифом прошли туда, где нашел свою смерть капитан Бейлис. Риз заглянул в ванну и тяже­ло вздохнул:
– Да, лейтенант, я не завидую тому, что это расследо­вание ведете вы. – Он снял фуражку и поскреб в затыл­ке: – Странно… Если преступник хотел, чтобы это выгля­дело как самоубийство, почему он оставил его замотан­ным в липкую ленту?
– А он и не пытался инсценировать самоубийство. Наоборот. Видите – полицейский значок в крови? Это что-то вроде его автографа. Я уже зафиксировала место преступления на видеопленку, а теперь намерена спустить воду и осмотреть тело. Вы не возражаете, шериф?
– Упаси боже! Делайте, что считаете нужным.
Шериф отступил назад, и в этот момент в ванную во­шел Рорк.
– Это мой… временный помощник, – представила его Ева. – А это шериф Риз.
– Я вас знаю, – проговорил шериф. – Вас часто по­казывают по телевизору. Вы ведь владеете недвижимостью здесь, верно?
– Совершенно верно.
– Ну вот, я не ошибся. Должен заметить, что вы под­держиваете свои дома в замечательном состоянии. Мы это здесь ценим!
– Спасибо за добрые слова.
Ева поморщилась: этот обмен любезностями возле еще не остывшего трупа казался ей совершенно неумест­ным. Она завернула кран, включила диктофон и стала го­ворить:
– Личность убитого установлена: капитан Нью-йорк­ской полиции Бойд Бейлис. Возраст – сорок восемь лет. Причиной смерти, судя по всему, явилось утопление в ванне. На запястье имеется надрез, который также мог по­влечь смерть. – Ева внимательно осмотрела труп и про­должила: – Других повреждений на теле не обнаружено. На безымянном пальце убитого – золотое обручальное кольцо, на запястье – золотая цепочка. Жертва прикреп­лена к ванне широкой липкой лентой в области горла, ле­вого предплечья, груди, торса, талии, бедер, обоих коле­ней и щиколоток. Следы борьбы отсутствуют.
Вода с бульканьем уходила в сливное отверстие. На ее поверхности плавали волосы и гениталии Бейлиса.
– Шериф, мне необходимо забраться в ванну, чтобы поближе взглянуть на тело, – сказала Ева, когда на дне стало сухо. – Не подержите ли вы диктофон?
Шериф взял у нее миниатюрный диктофон и, при­крыв микрофон ладонью, проговорил:
– Нет, лейтенант, моя работа определенно нравится мне больше, чем ваша!
Ева взошла на возвышение и перекинула ногу через край необъятной ванны. Картина убийства уже полностью сложилась в ее мозгу. Бейлис был без сознания, когда очу­тился здесь, она в этом не сомневалась. Потому что невоз­можно насильно уложить в ванну и приклеить к ней лип­кой лентой взрослого, здорового, атлетически сложенного мужчину, чтобы при этом на его теле не осталось следов борьбы.
Поставив ноги по обе стороны от тела, Ева попыталась представить себе, как действовал убийца. Наклонившись над трупом, она подергала ленту.
– Крепкая, зараза! Такая лента используется для упа­ковки крупногабаритных грузов. Убийца не рвал ленту, а отрезал куски острым лезвием. Линии обреза очень ров­ные. Вероятно, использовались ножницы или бритва. Аккуратная и неторопливая работа. Он не торопился, у него было время…
Скрипнув, лента отлепилась от сухой поверхности ванны. Ева уложила ее кусок в прозрачный полиэтиленовый пакет для вещественных доказательств. Теперь, когда голова трупа была свободна от ленты, Ева повернула ее набок, но не обнаружила следов какого-либо удара. Зна­чит, его не оглоушили, а отключили каким-то другим спо­собом. Вероятнее всего, с помощью полицейского элек­трического шокера. Проклятие! Снова использовано осна­щение полицейского!
Быстрыми и резкими движениями Ева стала отрывать оставшиеся куски ленты, передавая их Рорку.
– Лупу! – отрывисто приказала она, как хирург во время операции, и Рорк, взяв из набора инструментов лу­пу, передал ее жене.
Ева стала осматривать кожу на тех участках тела, к которым только что была прилеплена лента, и обнаружила микроповреждения – явный признак того, что Бейлис, придя в сознание, пытался освободиться. «Так оно и есть, – подумала Ева, – убийца хотел, чтобы Бейлис, по­ка набирается вода, находился в сознании, понимал, что происходит, кричал, умолял о пощаде, плакал. Интересно, называл ли он убийцу по имени? Клянусь, что да!»
Ева осторожно перевернула тело. На спине и ягодицах остались красноватые отпечатки, а на бедре красовалась двухцветная – черная с золотым – татуировка, точное изображение полицейского значка, который сейчас лежал на дне ванны в розовой от крови лужице.
– Коп до мозга костей! – прокомментировала Ева. – По крайней мере, таковым он себя считал. Думаю, Бейлис не мог себе представить смерти страшнее, чем эта. Уме­реть голым, беззащитным и обесчещенным…
Ева собрала монеты, лежавшие на дне ванны, подбро­сила их на ладони и опустила в пакет, предусмотрительно подставленный Рорком.
– Тридцать, – констатировала она. – Он убивает раз­ными способами, но символика остается неизменной. По­хоже, мы ненамного опоздали – Бейлис умер совсем не­давно. Мне нужен градусник, чтобы определить точное время смерти.
– Лейтенант, – сказал Рорк, протягивая ей требуе­мый инструмент, – похоже, прибыла ваша команда.
– М-м-м? – промычала Ева, беря градусник. Она уже и сама слышала приближающийся шум голосов. – Так, ладно. Можно считать, что здесь мы закончили. Бейлис умер час назад, – сказала она, взглянув на шкалу термо­метра, и с досадой добавила: – Мы опоздали всего на один час!
Она вылезла из ванны, и в этот момент в дверях по­явилась Пибоди.
– Лейтенант!
– Пибоди, проследи, чтобы тело запаковали и отпра­вили в морг. И пусть пришлют группу уборщиков. Где Фини и Макнаб?
– Уже выехали сюда.
– Когда приедут, пусть немедленно займутся запися­ми здешних камер слежения, проверят автоответчик – может, что и обнаружат. Спасибо, шериф, – сказала Ева, повернувшись к Ризу, и протянула руку за своим диктофо­ном. – Это моя помощница, сержант Пибоди. Теперь, ес­ли не возражаете, местом преступления займется она.
– Разумеется, лейтенант!
– А я хотела бы осмотреть дом. У Бейлиса с собой бы­ли кое-какие документы, их надо найти.
– Кабинет находится на первом этаже, – сообщил Рорк. – Я там уже был, могу показать.
Что-то в его тоне подсказало Еве, что он хотел бы обойтись без компании посторонних. Подавив непроиз­вольное раздражение из-за того, что Рорк позволил себе разгуливать по дому без нее, Ева обратилась к Ризу:
– Шериф, хочу попросить вас об услуге. Узнайте у сво­их людей, которые опрашивали соседей, что им удалось выяснить. Может быть, кто-то из здешних обитателей ви­дел этой ночью какую-нибудь подозрительную машину.
– Немедленно этим займусь. Если вы не против, я по­говорю со своими на улице. Мне нужно на свежий воз­дух…
– Спасибо, шериф.
Ева и Рорк вышли из ванной и стали спускаться по ле­стнице. Подождав, пока мимо них пройдет группа экспер­тов, направлявшаяся на место преступления, Ева раздра­женно заговорила:
– С какой стати ты шляешься по дому в одиночку? Тут произошло убийство, и я не могу позволить всяким штатским болтаться повсюду, как им вздумается!
– Я действовал в качестве твоего временного помощ­ника, – спокойно парировал Рорк. – Ты же сама при­своила мне этот титул! Между прочим, все окна и двери были надежно заперты. Система сигнализации тут самой последней модели и, кстати, изготовлена на моем заводе. Она не была взломана или выведена из строя. Тот, кто сюда проник, имел код доступа. Эта система предусматри­вает наличие камер слежения, но я уверен, что Фини не найдет никаких записей того, что происходило в доме и рядом с ним нынче вечером. Камеры наверняка были от­ключены.
– Трудолюбивый мальчик!
– Я или твой убийца?
– Вы оба! Он не суетится, не спешит, тщательно заме­тает следы. И все это несмотря на то, что внутри его бур­лит неутолимая ярость. Он, должно быть, чертовски хоро­ший коп!
Ева вошла в указанную Рорком дверь и оказалась в просторном кабинете, большие окна которого выходили на океан. В отличие от остальных помещений здесь при­сутствовали явные признаки спешки: на столе рядом с беспорядочным нагромождением дискет в луже какой-то жидкости валялся опрокинутый стакан. На полу лежал во­рох небрежно брошенной одежды. Ева сразу же признала костюм, который был на Бейлисе во время их встречи.
– Убийца взял его прямо отсюда, – заговорила Ева. – Он застал Бейлиса здесь за работой. Бейлис приготовил себе выпить, устроился за компьютером, решив заняться своими файлами, потом услышал шум, поднял глаза и увидел кого-то в дверях. Очевидно, он вскочил, опрокинув при этом стакан, может, даже успел выкрикнуть имя во­шедшего, а потом его вырубили.
Ева обошла комнату и снова приблизилась к письмен­ному столу.
– Убийца раздел его прямо здесь. У него уже был го­тов план дальнейших действий. Сначала он обошел дом. Возможно, ему было известно расположение комнат, по­скольку он уже бывал здесь – на вечеринках, к примеру. Он вышел, отключил камеры слежения и вынул из них кассеты, на которых было зафиксировано его появление в доме. А вот клейкая лента… Интересно, он принес ее с со­бой или нашел здесь?
Ева принялась выдвигать ящики стола.
– Смотри! Тут лежит еще один моток такой же лен­ты – непочатый. Значит, убийца нашел то, что ему требо­валось, прямо здесь, в кабинете Бейлиса. Остаток того мотка, который он использовал, и инструмент, которым резал ленту, преступник наверняка выкинул, и нам их не найти.
– Лейтенант, – негромко окликнул Еву Рорк, – взгляните на дискеты.
– Сейчас, не мешай! Затем убийца тащит Бейлиса на второй этаж. Он, видимо, сильный человек и несет тело на руках. Осматривая труп, я не заметила никаких ссадин или ушибов, а они непременно были бы, если бы тело волокли по полу и по ступенькам. Преступник кладет тело в ванну и прикрепляет его к дну с помощью липкой ленты. При этом он разувается: в ванне нет царапин, которые могла бы оставить на ее поверхности обувь.
Ева словно наяву видела, как все происходило. Мето­дичность и холодный расчет, за которыми скрывается бу­шующая ярость. Смертоносное бешенство, укутанное в фанатичную скрупулезность.
– Затем он ждет, пока Бейлис очнется. Видимо, между ними происходит короткий разговор: он сообщает Бейлису, почему тот заслужил смерть и сейчас умрет, испытав перед этим унижение и страх. А затем он включает горя­чую воду и слушает мольбы Бейлиса о пощаде. Вода не­умолимо поднимается, в ванной комнате становится жар­ко, но убийца остается холоден. Холоден, как лед. Когда постоянно имеешь дело со смертью, необходимо оставать­ся холодным, чтобы смерть не забралась внутрь тебя. И вот он стоит и смотрит, как вода прибывает, а жизнь, наоборот, утекает из тела его жертвы…
Ева постояла в задумчивости, пытаясь проникнуть в сознание убийцы.
– Он не радуется и не грустит. Никаких эмоций. Для него это просто работа, которую необходимо выполнить, и выполнить на совесть. Когда легкие Бейлиса заполняются водой, а взгляд становится безжизненным, он вынимает из кармана монеты и бросает их в воду. Тридцать сребре­ников Иуды… После этого преступник берет свои ботинки и уходит, оставив дверь открытой. Почему? Потому, что он хочет, чтобы убийство обнаружилось как можно ско­рее. Чтобы о нем говорили, его обсуждали. Пока о смерти Бейлиса не узнают в управлении, он не может считать эту работу выполненной до конца.
– Все-таки поразительно ты умеешь реконструиро­вать события. Я бы так не смог, – сказал Рорк. – Это дос­тойно восхищения!
– Это азы профессии.
– Хороши азы! – пробормотал он, думая о том, сколько сцен, подобных той, что Ева сейчас описала, хра­нит ее память.
«Надо оставаться холодным, чтобы смерть не забра­лась внутрь тебя», – сказала Ева. Но Рорк знал, что сама она начисто лишена этого качества. Именно то, что Ева пропускает все через собственное сердце, делает ее таким блестящим детективом. И такой уязвимой женщиной.
– Взгляни на дискеты, Ева, – повторил Рорк.
– Я их уже видела, – отмахнулась она.
Дискет на столе валялось несколько десятков, и на каждой было написано имя. Это были имена полицей­ских – от младшего офицерского состава до высшего начальства из Башни.
– Что ж, по крайней мере, в своей охоте на ведьм он был демократичен и не делал различий между важными шишками и простыми копами. – На одной из дискет Ева увидела свое собственное имя. – Мы, естественно, забе­рем их с собой, хотя просмотреть их все до одной будет чертовски тяжелой работой. Смотри-ка, компьютер все еще включен, – сказала она, заметив желтую лампочку, горевшую на корпусе системного блока.
Ева села перед компьютером, задумчиво уставившись на пустой экран монитора, и Рорк наконец не выдержал.
– В компьютер вставлена дискета, – заметил он. – И мне почему-то кажется, что она не принадлежала уби­тому.
– Ты здесь что-нибудь трогал? – Ева повернулась на вращающемся кресле и посмотрела на мужа сердитым взглядом. – Я же велела тебе ничего…
– Ева, заткнись и посмотри, что на этой дискете!
У нее было что ответить ему, но это могло подождать. Ева повернулась к экрану компьютера и открыла файл.
Послание не содержало ни изображения, ни звукового сопровождения, только текст – холодные, строгие буквы на дымчатом фоне:
Лейтенант Даллас, поскольку вы являетесь главным сле­дователем по делу об убийствах Коли, Миллза, а теперь еще и Бейлиса, я адресую это послание вам.
Я глубоко сожалею о гибели детектива Таджа Коли. Ме­ня ввели в заблуждение – в первую очередь благодаря усили­ям человека, которого я собираюсь казнить за совершенные им преступления. Преступления против полицейского знач­ка, который он коварно использовал в своих грязных целях, ради удовлетворения снедавшей его жажды власти. Разве такое нарушение присяги является менее тяжким преступ­лением, чем поступок Миллза, предавшего значок ради денег?
Меня не волнует, согласитесь вы со мной или нет. Я дал клятву сделать то, что уже делаю, и я буду продолжать делать это. Учитывая то, что вы оказались замешаны в этом деле, мне пришлось ознакомиться с досье, которое со­ставил на вас Бейлис. Если собранные им предположения, об­винения и факты соответствуют действительности, это означает, что вы тоже замарали свой полицейский значок.
Разумеется, слова лжеца, продажного и властолюбивого ко­па, не заслуживают безоговорочного доверия, но вовсе не при­нимать их в расчет также нельзя.
Даю вам семьдесят два часа на то, чтобы доказать свою невиновность. Если вы действительно связаны с Максом Рикером через вашего мужа, вы умрете. Если же обвинения против вас фальшивы, а вы на самом деле являетесь таким опытным и добросовестным полицейским, как про вас гово­рят, вы в течение этого времени сумеете найти способ раз­давить Рикера и его банду. Это потребует от вас максимальной собранности и применения всех имеющихся у вас на­выков. Обещаю вам, что в течение указанного срока я не предприму никаких действий ни против вас, ни против кого бы то ни было еще.
Покончите с Максом Рикером, лейтенант, или я покончу с вами!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наказание – смерть - Робертс Нора



сюжет, как всегда, потрясающий, убийцу невозможно вычислить, а сама Ева Даллас, по обыкновению, неподражаема
Наказание – смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100