Читать онлайн Наказание – смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказание – смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказание – смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказание – смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наказание – смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

– Отлично сработано, Даллас, – похвалил Еву Фини, когда они спускались на первый этаж. – Но Тиббл прав: если Бейлис вновь вернется на свое рабочее место, он приложит все усилия, чтобы смешать тебя с грязью.
– Неужели ты думаешь, что я позволю такой мерзкой крысе, как Бейлис, запугать меня! У меня на руках уже три трупа: двое мертвых копов и один свидетель. Пока я раз­бираюсь с ними, Бейлис может писать кипятком сколько ему вздумается.
– Если на тебя еще немного пописают кипятком, у те­бя вся кожа волдырями пойдет, – заметил Фини. – Будь осторожна! Кстати, я сейчас еду к тебе домой: мы с Макнабом собираемся немного поколдовать.
– Хорошо, значит, встретимся у меня. А я съезжу к Ко­ли – хочу еще разок побеседовать с его вдовой. Кстати, ты знаешь детектива Джереми Вернона из отдела наркотиков?
Фини сложил губы трубочкой и устремил глаза в пото­лок.
– Нет, это имя мне ни о чем не говорит.
– Мне кажется, он как-то связан с нашим делом. Зав­тра я, пожалуй, побеседую с ним. Хочешь присутствовать?
– Мне всегда доставляет огромное удовольствие на­блюдать твои милые беседы с подозреваемыми.
Они разошлись, и Ева, лавируя в потоке пешеходов, ставшем еще более интенсивным из-за наступившего обе­денного перерыва, направилась к своей машине. Пропус­тив перегруженный пассажирами автобус и отъехав от тротуара, она позвонила Пибоди:
– Я еду к Коли, собираюсь поговорить с вдовой. Встречай меня там.
– Выезжаю сейчас же. Да, лейтенант, Макнаб откопал еще три банковских вклада на имя детектива Вернона. На данный момент мы выявили принадлежащие ему два мил­лиона шестьсот тысяч долларов, но это еще не предел. Мы продолжаем копать.
– Как интересно! Слушай, Пибоди, к вам едет Фини. Пусть они с Макнабом продолжают потрошить Вернона и пусть обязательно проверят, что этот сукин сын не выиг­рал главный приз в лотерею или не получил крупное на­следство от какого-нибудь скончавшегося дядюшки, а то мы будем выглядеть дураками. И пусть сравнят его доходы с его расходами. Он не должен иметь ни малейшей воз­можности вывернуться, когда я возьму его за хобот!
– Будет сделано, лейтенант! Я прибуду к дому Коли настолько быстро, насколько позволит общественный транспорт нашего любимого города.
– Возьми такси. Расходы запиши на служебный счет.
– А разве у меня есть такое право?
– Господи, Пибоди! Ну, запиши на мой счет! И поше­веливайся!
Ева отключила связь и погрузилась в мысли о рассле­довании, которое, что ни день, преподносило ей все новые сюрпризы. Было очевидно, что некоторые отделы управ­ления были пронизаны метастазами коррупции, причем все следы определенно вели к Максу Рикеру. Два поли­цейских, работавшие в следственной группе по его делу, убиты, причем один из них, как выяснилось, был подкуп­лен все тем же Рикером, а второго использовали в несанк­ционированной операции, которую проводил отдел внут­ренних расследований. «Причем проводил в „Чистили­ще“, – напомнила себе Ева. – В клубе, принадлежащем Рорку».
Почему именно там? Может, Бейлис пытался понять, не возобновили ли Рикер и Рорк свои прежние партнер­ские отношения? Этот человек казался Еве фанатиком, но, в принципе, если он и предположил такое, тут не было ничего необычного.
Так или иначе, отдел внутренних расследований подо­слал к Еве Вебстера, ее старого знакомого, чтобы тот под­бросил ей дезинформацию относительно Коли! А капитан Рот, возглавляющая Сто двадцать восьмой, либо полно­стью утратила контроль над своими подчиненными, либо тоже была коррумпирована. Одно из двух: либо у нее были проблемы, либо она сама являлась проблемой. Как бы то ни было, в списке подозреваемых – потенциальных убийц – числился как минимум один высокопоставлен­ный офицер полиции.
Рикер, безусловно, являлся ключевой фигурой сканда­ла. Он прикормил многих полицейских, и от этих людей, вне всякого сомнения, во многом зависел финансовый ус­пех его преступной империи. Интересно, если Ева выведет их на чистую воду и таким образом обезвредит, заставит ли это Рикера вылезти из своей берлоги и броситься по ее следу?..
Однако, как бы ни было приятно вычистить из поли­ции продажных копов и наступить на хвост Максу Рикеру, это сейчас все же являлось второстепенной задачей. Глав­ным было просеять этих копов через мелкое сито, чтобы найти убийцу.
Мира сказала, что убийца наказывает свои жертвы за какую-то собственную утрату или предательство, которое ему пришлось пережить. Не мстит, а именно наказывает! Разницу между этими словами Ева также считала ключе­вой для поимки преступника. Он словно вершит право­судие, омывая полицейские значки кровью, чтобы очи­стить их.
«Фанатик? – подумала Ева. – Еще один фанатик, на­подобие Бейлиса, который посылает к черту любые зако­ны, чтобы достичь своей цели?»
К счастью, свободное место для парковки нашлось буквально в нескольких метрах от дома Коли. Как только Ева выключила мотор, сзади послышалось рычание дру­гой машины. Ева рассеянно взглянула в зеркало заднего вида, и… Не успели двери заблокировавшего ее автомоби­ля открыться, как она пружинисто выскочила из машины и, укрывшись за капотом, заняла позицию для стрельбы, вытянув вперед руки с зажатым в них пистолетом.
Их было четверо, и Ева с первого взгляда увидела, что эта команда гораздо сильнее и лучше вооружена, чем та четверка отморозков, которую Рикер послал вслед за ней в первый раз.
– Не стоит устраивать здесь шум, лейтенант, – произ­нес один из них.
Он говорил вежливым тоном, а из-под полы его эле­гантного весеннего плаща выглядывало дуло длинно­ствольного крупнокалиберного револьвера. Краем глаза Ева заметила, что еще один начал обходить ее сбоку.
Палец Ева начал медленно давить на спусковой крю­чок, как вдруг из подворотни дома на противоположной стороне улицы выехал на велосипеде мальчик лет восьми и оказался прямо позади группы нападавших. Один из них схватил мальчика. Велосипед по инерции поехал дальше, а бандит поднес ствол револьвера к виску ребенка.
– Либо ты, либо он. – Это было сказано таким равно­душным голосом, что по коже Евы побежали мурашки.
– Отпустите его! – Она с громким щелчком взвела ку­рок пистолета.
В широко раскрытых глазах мальчика застыл неопи­суемый ужас. Он издавал жалобные звуки, как котенок, которого держат за шиворот. Ева не могла смотреть ему в лицо.
– Садитесь в машину, лейтенант, – проговорил пер­вый, по-видимому, главный среди этих четверых. – Быст­ро и без шума. Иначе пострадают невиновные.
У Евы был выбор, и она сделала его. Пистолет в ее ру­ке глухо гавкнул, и между глаз бандита, который держал ребенка, расцвела красная точка, похожая на те, которые рисуют себе на лбу индусы. Мальчик упал на мостовую, и Ева услышала, как он кричит от страха. Слава богу, зна­чит, жив! Она выстрелила еще раз, затем упала на асфальт и, прокатившись под днищем машины, оказалась на про­езжей части. Схватив мальчишку за ноги, она мгновенно втащила его под машину, оцарапавшись сама и поцарапав его. Мальчик закричал.
– Лежи здесь! – шепнула она ему. – И заткнись!
Ева снова перекатилась к тротуару, встала на колени, выстрелила, не целясь, во второго бандита и, успев заме­тить, что попала ему в живот, вновь метнулась под машину.
Она услышала, как пролаял еще один пистолет, снова выскочила из-под машины, но теперь – с другой стороны и, выставив оружие перед собой, закричала:
– Брось оружие, сволочь! Мозги вышибу!
Перед глазами у нее плыли красные круги. Она услы­шала, как звякнул металл об асфальт мостовой. Когда к ней вернулась способность видеть, Ева обнаружила перед собой Вебстера, стоящего с поднятыми руками.
– Черт побери, откуда ты взялся? Опять следил за мной?
– Мне нужно было с тобой поговорить.
Ева встала на ноги и с досадой взглянула на порван­ную штанину и длинную кровоточащую ссадину на ко­ленке.
– Ты что-то в последнее время стал больно разговор­чив!
Вебстер улыбнулся и поднял палец, словно призывая к молчанию. Неподалеку, становясь все ближе, раздавались звуки полицейских сирен.
– А вот и подмога! Не обижаешься, что я ее вызвал?
Ева отряхнулась и окинула взглядом три распростер­тых на асфальте тела. Затем, прихрамывая, она подошла к машине и заглянула под нее. Выполняя ее приказ, маль­чик заткнулся, но продолжал беззвучно плакать, и огром­ные слезы текли по его перепачканный щекам.
– Выходи, опасность миновала.
– Я хочу-у… к… ма-а-ме! – давился он плачем.
– Ох, как я тебя понимаю! Ну давай же, вылезай от­туда.
Мальчик на четвереньках выполз из-под машины и вытер рукавом нос.
– Хочу-у до-о-мо-ой!
– Сейчас пойдешь, подожди минутку. Ты не сильно поцарапался?
– Не-ет. – Губы у него прыгали, лицо опухло от слез, но он уже начал успокаиваться. – Мой велосипед сло­мался?
– Не знаю. Сейчас мы попросим, чтобы его нашли.
– Мама не разрешает мне ездить по мостовой.
– Вот и слушайся маму в следующий раз. – Ева зна­ком подозвала патрульного полицейского из числа тех, ко­торые высыпали из подъехавших машин. – Пошлите ко­го-нибудь за велосипедом парня, – велела она и обрати­лась к мальчишке: – А ты скажешь дяде, как тебя зовут. Если твоя мама захочет со мной поговорить… – Ева суну­ла руку в карман и с удивлением обнаружила, что на сей раз не забыла, как обычно, прихватить визитные карточ­ки, – …пусть позвонит мне по этому телефону.
– Ла-дна… – Мальчик шмыгнул носом и с интересом посмотрел на Еву. – А вы тоже из полиции?
– Ага, – кивнула она, вытаскивая из заднего кармана наручники. – Из полиции.
Ева подошла к первому телу, перевернула его, пощу­пала пульс и поняла, что этому наручники уже не понадо­бятся. Итак, один был готов, двое других ранены. Четвер­тому удалось скрыться.
– Ты не должна была стрелять в этого типа, – послы­шался сзади голос Вебстера. – Нельзя было так рисковать.
– Не учи ученого! – огрызнулась Ева.
– Если бы ты взяла чуть ниже, мальчишка уже нико­гда не вернулся бы к матери, – не отступал Вебстер. – И еще… Тебе нужно к врачу. – Он указал на ее ободран­ное колено.
– Я сама знаю, что мне нужно, а что нет! – рявкнула она, но затем, вспомнив, что без него вряд ли осталась бы живой, заставила себя произнести: – Спасибо, что помог.
Вебстер кивнул и молча стоял, пока Ева осматривала место преступления. Она велела патрульным разогнать не­большую толпу зевак, которые уже успели собраться во­круг. Подъехали эксперты-медики, а сразу вслед за ними к тротуару подкатило такси, из которого выпрыгнула Пибоди и сразу же кинулась к своей начальнице. С того места, где стоял Вебстер, он не мог слышать, о чем они говорят, однако со стороны было похоже на то, что между ними вспыхнул короткий, но яростный спор. Через несколько секунд Пибоди отошла, а Ева, возмущенно всплеснув ру­ками, подозвала одного из медиков и указала на свое ко­лено, видимо, попросив обработать его.
– Как тебе это удалось? – удивленно спросил Вебстер у Пибоди, когда она подошла ближе.
– Пригрозила ей Рорком.
– То есть?
– Сказала, что если она появится перед Рорком в та­ком виде, он наверняка уложит ее в больницу, несмотря на все ее вопли.
– Значит, он держит ее в ежовых рукавицах?
– Они оба держат друг друга в ежовых рукавицах. Они друг друга стоят!
– Я это уже заметил… Могу я с ней минутку погово­рить?
– Это не ко мне вопрос, – заявила Пибоди и отпра­вилась проследить за отправкой двух раненых.
Вебстер подошел к карете «Скорой помощи» и стал смотреть, как медики оказывают Еве первую помощь.
– Ничего страшного, – констатировал один врач. – Но брюки придется выкинуть.
– Царапина! – сказала Ева.
– Но в нее попала грязь, – добавил второй.
– Но в нее попала грязь… – повторила Ева, кривясь от боли. – Ах, ребята, если бы вы знали, как я вас нена­вижу!
– Мы знаем, – сказал тот, который зашивал ее ра­ну. – Именно поэтому мой напарник заплатил мне двад­цатку, чтобы с вами возился я, а не он. – Врач наложил последний шов и изрек: – Ну вот, дело сделано. Пласты­рем заклеить?
Обругать представителя самой гуманной профессии Ева не решилась, поэтому она просто встала на ноги и сказала:
– Это была самая легкая двадцатка, которую ты когда-либо заработал.
Прихрамывая, она пошла прочь, а Вебстер поплелся за ней.
– Теперь, когда наша маленькая вечеринка закончи­лась, можем мы с тобой поговорить?
– О, черт! У меня столько дел… Ну ладно, – устало вздохнула она. – Говори. Чего ты хочешь?
– Извиниться.
– Хорошо, извинения приняты, – сказала Ева.
Она собралась идти дальше, но он взял ее за руку.
– Вебстер!
– Минутку! – Он тут же отпустил ее и сунул руки в карманы. – Вчера вечером я перешел все границы, и сей­час мне очень стыдно за это. Я поставил тебя в дурацкое положение. Поверь, я злюсь на самого себя гораздо боль­ше, чем ты на меня. И это дает мне право сказать… О черт, правду так правду! Короче, я хочу, чтобы ты знала: я так и не выздоровел от тебя.
Если бы Вебстер вдруг ударил ее, Ева была бы удивле­на меньше, чем теперь.
– Что?! Что значит «не выздоровел»?
– Ну… черт… Я, наверное, буду стыдиться этих при­знаний, но последние несколько лет я был вроде как в подвешенном состоянии. Не то что я каждую минуту ду­мал о тебе, но временами бывало. А когда прошлой зимой ты попала в ту переделку, и нам несколько раз пришлось встретиться, все началось с новой силой. Это моя пробле­ма, ты тут ни при чем.
Ева растерянно смотрела на него:
– Даже не знаю, что сказать…
– Не надо ничего говорить, – заторопился Вебстер. – Я только хотел высказаться, избавиться от этого. Рорк имеет полное право забить мне зубы в глотку. – Вебстер провел языком по зубам, словно проверяя, на месте ли они. – Что он, собственно, вчера почти и сделал. В об­щем, я бы хотел, чтобы все это осталось в прошлом и больше не стояло между нами. Если ты, конечно, не воз­ражаешь.
– Да, так будет лучше. А теперь…
– Подожди еще секунду. Уж если я начал исповедо­ваться, позволь договорить. Когда я пришел к тебе и завел разговор относительно Коли, я выполнял приказ, хотя он и был мне не по душе. Я знаю, что в Башне ты встречалась с Бейлисом…
– Этот ваш капитан – настоящий говнюк!
– Да, это точно. – Вебстер тяжело вздохнул. – Ви­дишь ли, когда-то я пошел в отдел внутренних расследова­ний, потому что искренне стремился избавить наши ряды от всякой погани… Ладно, не буду сейчас тебе говорить, каким я был наивным тогда. Но вчера вечером я пришел к тебе не только потому, что получил такой приказ. Вся эта операция – то, как она проводилась, – сидела у меня ко­стью в горле. Бейлис любит повторять: «Глядя на большую картину, старайтесь подмечать каждую деталь, иначе ка­кой смысл смотреть на нее!»
Вебстер оглянулся на кареты «Скорой помощи», отъ­езжавшие в сопровождении полицейских машин.
– И вот, Даллас, я смотрю на детали и начинаю видеть совсем не ту картину, которую мне пытаются всучить. Ты охотишься за убийцей полицейских и, таким образом, плы­вешь прямиком в пасть Рикера. Так вот, я бы хотел по­мочь тебе.
– Как будто ты можешь сообщить мне что-то, чего я не знаю! – скривила губы Ева.
– Могу! И хочу!
– Да брось ты!
– Если ты думаешь, что мне нельзя доверять, ты оши­баешься. И если думаешь, что я делаю это из каких-то личных соображений, то тоже ошибаешься.
– Плевать мне на личные соображения! Даже если бы я захотела позволить тебе участвовать в расследовании, это все равно не в моей власти.
– Ты – главная, ты подбираешь команду.
Ева сделала шаг назад, сунула большие пальцы за пояс и смерила его от головы до ног нарочито скептическим взглядом:
– Послушай, Вебстер, когда в последний раз ты вы­лезал из-за своего письменного стола и работал на ули­цах?
– Давно. Но это ведь как секс – никогда не забыва­ешь, что нужно делать. А я только что спас тебе жизнь, разве не так?
– И без тебя бы справилась, спасибо. И вообще, с ка­кой стати я должна брать тебя в свою команду?
– Я располагаю кое-какой информацией и могу полу­чить еще больше. Это мое последнее задание в отделе внутренних расследований. Я подумываю о том, чтобы перевестись обратно в отдел по расследованию убийств. Я хороший полицейский, Даллас! Мы же работали с тобой вместе, и у нас неплохо получалось. Дай мне шанс, и уви­дишь, я тебя не подведу! А для меня это будет чем-то вроде искупления грехов.
Ева могла бы найти дюжину причин, чтобы отказать ему, но была и парочка других, которые заставляли ее со­мневаться. Поэтому она уклончиво ответила:
– Я подумаю.
– И на том спасибо. Ты знаешь, как меня найти.
Вебстер пошел прочь, а Ева, наморщив лоб, смотрела ему вслед и размышляла.
– Лейтенант, все закончено. – Глаза Пибоди горели неистребимым любопытством, но спрашивать она ни о чем не решалась. – Один из тех, кого вы подстрелили, ра­нен очень легко, поэтому его везут не в больницу, а в управление. Оружие собрано и описано. Труп отправлен в морг, остальные двое – в больницу под конвоем. Запи­саны имя и адрес мальчика, с которым вы валялись под машиной…
– Заткнись, Пибоди, у меня уже в ушах звенит! Пусть сегодня с мальчиком поговорит кто-нибудь из на­ших сотрудников, но обязательно женщина! Поскольку произошла перестрелка и имеется труп, я не могу делать это сама. Когда я вернусь в управление, я сначала побе­седую с уцелевшим козлом, а потом напишу отчет для Уитни. А теперь закончим дело, ради которого мы сюда приехали.
– Как ваша нога?
– Нормально.
Поскольку Пибоди не спускала с нее глаз, Ева стара­лась не хромать. В машине медиков нашлись чьи-то ста­рые джинсы, но они были ей велики, и она чувствовала себя неловко.
– Хорошо, что тут оказался Вебстер, правда? – нако­нец не выдержала Пибоди. – Иначе все могло бы обер­нуться по-другому.
– Хорошо, хорошо… Но давай пока это оставим.
– Как скажете, лейтенант. Вы – босс.
– Вот и не забывай об этом! – сердито сказала Ева, входя в подъезд Коли. – И только попробуй еще раз на­травить на меня медицинскую братию, да к тому же в при­сутствии толпы штатских!
«Она довольна», – подумала Пибоди, но у нее хватило ума не высказать это вслух.


Двери квартиры Коли открыла незнакомая женщина.
– Что вам угодно?
– Я – лейтенант Ева Даллас из Управления полиции Нью-Йорка, – сказала Ева, показав свой полицейский значок. – Я хотела бы поговорить с миссис Коли.
– Боюсь, что сейчас это невозможно…
– Боюсь, что сейчас это неизбежно. Я бы не побеспокоила бедную женщину в такой трагический момент, но дело в том, что я расследую убийство ее мужа, и мне необходимо, чтобы она ответила на мои вопросы.
– Кто там, Карла? – послышался голос Пэтси.
– Это к тебе.
Женщина неохотно распахнула дверь, а вдова, увидев вошедших, закричала:
– Как вы посмели сюда прийти?! Как вы посмели переступить порог моего дома?!
– Не надо, Пэтси, пойдем! Тебе нужно прилечь. Ухо­дите! – сердито проговорила женщина, обращаясь к Еве. – Уходите сейчас же!
– Нет-нет, пусть войдет! Я хочу ей сказать пару слов!
– Успокойся, Пэтси! – Из глубины квартиры к ним торопился сержант Клуни.
– Успокоиться?! Завтра я хороню мужа, а эта женщи­на пытается опорочить его, поливает грязью и его самого, и все, что он делал! И я должна успокоиться?!
Пэтси не плакала, она находилась в ярости. «Пусть лучше так», – подумала Ева и сказала:
– Уверяю вас, миссис Коли, вы ошибаетесь!
– Думаете, я не слышала? Думаете, я ничего не знаю? – Заметив, что Ева перевела взгляд на Клуни, вдова мотнула головой: – Нет, не от него! Он, наоборот, убеж­дает меня в том, что вы всего лишь выполняете свою рабо­ту. Но я-то знаю, чем вы занимаетесь на самом деле!
– Пэтси, – негромко и рассудительно заговорил Клу­ни, положив руку на плечо женщины, – ты же не хочешь напугать детей?
А детей тут действительно хватало: два младенца, еще один постарше, который, видимо, только что научился ходить и теперь на неуверенных ножках ковылял по комнате. Старший мальчик, с которым Пибоди ходила гулять во время их первого визита сюда, сидел на полу рядом с девочкой примерно того же возраста. Ева поняла, что от­крывшая ей женщина – сестра Пэтси, и по крайней мере половина детей – ее. Дети смотрели на Еву испуганными, широко открытыми глазами. Она предпочла бы, что­бы вместо этих глаз на нее глядели дула четырех револьве­ров!
– Карла, – заговорила Пэтси, повернувшись к сест­ре, – не могла бы ты увести детей в парк? Сделай это, по­жалуйста, для меня!
– Я не хочу оставлять тебя одну.
– Со мной все будет в порядке. Возьми детей, они и так слишком долго сидят взаперти.
Ева молча наблюдала за происходящим. Это напомина­ло ей хорошо отрепетированное, хотя и немного хаотичное цирковое представление. Младенцев уложили в простор­ную коляску, они замяукали, размахивая в воздухе крохот­ными кулачками. Тот, что уже умел ходить, вдруг шлепнул­ся на попку и бурно засмеялся, однако тут же был поднят на руки и посажен в «кенгуру», который Карла надела на манер рюкзака. Старшим детям было велено взяться за ру­ки. Минуты три вся компания шумно искала чью-то кур­точку и наконец гуськом потянулась из квартиры.
– Я не предлагаю вам присесть, – жестким, как наж­дак, голосом проговорила Пэтси. – И не предлагаю кофе. Мой муж был хорошим человеком. – Ее голос задрожал и чуть не надломился, но она заставила себя продолжать: – Он был порядочным человеком!.. Он не сделал бы ничего, что могло бы обесчестить его, меня или наших детей!
– Я знаю это, миссис Коли, – заговорила Ева, пре­рвав ее тираду, которая могла бы длиться вечно. – Все, что мне удалось узнать в ходе расследования, подтвержда­ет, что ваш муж был честным полицейским.
– Так почему вы тогда распространяете про него мерзкие сплетни? Как вы смеете внушать людям – тем, с которыми он работал, – что он был взяточником?!
Раньше, чем Ева успела открыть рот, чтобы ответить, Клуни взял женщину за руку:
– Пэтси, лейтенант Даллас выполняет свою работу – точно так же, как это делал Тадж. Сядь и успокойся.
– Пусть она ответит на мои вопросы! – запальчиво проговорила вдова. – Я имею право знать!
Однако она послушалась сержанта, подошла к дивану и села.
– Да, мэм, вы имеете право знать, – заговорила Ева. – Однако сейчас я могу сообщить вам немного. Мне удалось выяснить, что детектив Коли работал под прикрытием – изображал из себя полицейского, который имеет незакон­ные доходы. Он участвовал в операции, направленной на выявление взяточников в Управлении полиции. Поэтому, если вас интересует мое мнение, миссис Коли, я считаю, что ваш муж погиб на боевом посту, при выполнении слу­жебного долга.
В газах вдовы скопились слезы и были уже готовы хлынуть бурным потоком. Она закрыла лицо руками и прошептала:
– Не понимаю… Теперь я уже ничего не понимаю…
– Я сейчас не могу рассказать вам всех деталей, мис­сис Коли, но поверьте, я хочу поймать убийцу вашего му­жа, и вы можете мне в этом помочь.
– Я не знаю, чем могу вам помочь. И извините меня за то, что я вам наговорила. Садитесь, пожалуйста, я при­готовлю кофе.
– В этом нет необходимости.
– Есть. Мне нужно несколько минут, чтобы успоко­иться. И подумать. – Женщина встала с дивана. – Про­стите меня!
– А ведь она так хорошо держалась, – пробормотал Клуни, когда Пэтси вышла из комнаты. – Даже слишком хорошо. Ради детей. А потом – вот это. Представляю себе, каково ей было!
– Что вы подразумеваете под словом «это», Клуни? – Ева не стала садиться, и теперь все ее внимание было при­ковано к сержанту и его загадочным словам. – Что вы ей говорили?
– Что ее муж был хорошим человеком! – неожиданно резко сказал Клуни. – А вы лишь выполняете свой долг.
Клуни помолчал, словно пытаясь взять себя в руки, а потом снова заговорил:
– Я не представляю, с чего она взяла, будто вы пытае­тесь опорочить ее покойного мужа. Она мне этого не ска­зала. Пэтси позвонила мне несколько часов назад в со­стоянии, близком к истерике, и попросила приехать. Это все, что мне известно.
Клуни взял валявшийся на диване игрушечный грузо­вик и стал вертеть его в руках.
– Дети… – проговорил он, немного успокоившись. – Когда в доме дети, никогда не знаешь, на что ты насту­пишь или сядешь в следующий момент.
– Что она хотела от вас, сержант?
– Наверное, чтобы я помог ей снова поверить в хоро­шее. Это необходимо для всех, кто пережил подобную тра­гедию. И именно это я пытался сделать. В последние дни я слышал всякие разговоры, которые гуляли по отделу, но не очень им верил. – Клуни помолчал еще несколько се­кунд. – Я вас практически не знаю и потому не стал под­тверждать или опровергать слухи. Но здесь я не для того, чтобы еще больше расстраивать несчастную женщину. Я всего лишь пытался успокоить ее.
– Что ж, спасибо за откровенность. Но скажите, ка­кой мне резон порочить доброе имя коллеги, которого при жизни я даже ни разу не видела?
– Именно это я и пытался внушить Пэтси. Да и само­му себе тоже. – Клуни говорил то же самое и капитану, но сейчас он решил не упоминать об этом. – Однако на­до признать, вы порядком взбаламутили воду в Сто двад­цать восьмом, и там вас теперь, мягко говоря, не очень жалуют.
В комнату вошла Пэтси с подносом и поставила его на стол.
– Тадж наверняка захотел бы, чтобы я вам помогла, – заговорила она. – Но честное слово, я ничего не знала об этой… операции. Он никогда не рассказывал мне о своих служебных делах. Теперь мне стало известно, что у него на счетах обнаружились огромные деньги. Я… я думала, что это вы подкинули ему эти деньги. У вас ведь такой бога­тый муж! Я была так зла…
– А теперь и я разозлилась, – сказала Ева. – Мне не нравится, что мое имя использовали для того, чтобы при­чинить вам боль и облить грязью человека, убийцу кото­рого я разыскиваю. Кто сказал вам, что я подбросила Таджу деньги?
– Я даже не помню… – Пэтси выглядела усталой, опустошенной и вконец запутавшейся. – Кто-то обронил это в запальчивости. У Таджа было множество друзей в его отделе. При его жизни я даже не знала, насколько их мно­го. И они были так добры! Капитан сама приезжала ко мне и сказала, что они берут на себя все хлопоты и расходы по организации достойных похорон.
– Это капитан Рот сказала вам, что я пытаюсь бросить тень на репутацию вашего мужа?
– Да, в общем-то, нет… Она сказала, что, кто бы что бы ни болтал, я могу гордиться Таджем. Ее слова были очень важны для меня. Многие из отдела приезжали ко мне, чтобы выразить соболезнования и предложить помощь.
– А сегодня? Сегодня вам кто-нибудь звонил?
– Да, но этот человек тоже хотел мне помочь. Он ска­зал, что весь отдел стоит за Таджа горой. Я сначала не по­няла, но он объяснил, что я не должна верить всяким кле­ветническим бредням, которые исходят от вас. По его сло­вам, это все было подстроено, а когда я сказала, что не понимаю, о чем идет речь, он очень удивился. Но я на­стаивала, и в итоге он мне все рассказал.
– Кто это был?
– Я не хочу, чтобы у него из-за меня возникли не­приятности… – Пэтси сжала руки. Внутри ее боролись чувство порядочности и желание помочь в поимке убий­цы мужа. Наконец она приняла какое-то решение и ска­зала: – Вернон. Детектив Джереми Вернон. Но он хотел помочь…
– Понятно. Он был близким другом вашего мужа?
– Нет. Пожалуй, нет. Тадж вообще не так много об­щался с коллегами в свободное время, предпочитал про­водить его в кругу семьи. Было несколько человек, кото­рые иногда приходили к нам на ужин; с их женами я из­редка общалась.
– Мне бы очень помогло, если бы вы назвали мне имена его друзей.
– Что ж, хорошо.
Женщина перечислила несколько имен и явно почув­ствовала себя лучше.
– А что же ты меня обижаешь, Пэтси? – проворчал Клуни.
– Ах, ну да! И, конечно же, ты, Арт! – добавила Пэтси и взяла Клуни за руку.
– Тадж дружил с моим сыном, – пояснил сержант. – Время от времени они брали меня, старика, на свои моло­дежные посиделки с пивом, а вообще-то Тадж был домо­седом.
– Миссис Коли, в прошлый раз вы сообщили мне, что в ту ночь Тадж позвонил вам и сказал, что после закрытия «Чистилища» он должен с кем-то встретиться и потому за­держится.
– Да, но он не уточнил, с кем именно должен встре­титься, а я не спросила. Я, признаться, стала уставать от того, что его так подолгу не бывает дома. Мне его недоста­вало! Вот и в тот раз я начала жаловаться на его работу, но он быстро успокоил меня. Он умел это делать, – добавила Пэтси, улыбнувшись. – Он пообещал, что скоро его рабо­та в клубе закончится, что он уже почти получил то, чего хотел. Я тогда подумала, что он говорит о приработке, ко­торый был нам необходим, чтобы переехать в новую квар­тиру. Он попросил меня поцеловать детей и сказал: «Я люблю тебя, Пэтси!» Это было последнее, что я услышала от него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наказание – смерть - Робертс Нора



сюжет, как всегда, потрясающий, убийцу невозможно вычислить, а сама Ева Даллас, по обыкновению, неподражаема
Наказание – смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100