Читать онлайн Наказание – смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказание – смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказание – смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказание – смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наказание – смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Центральный офис компании Рорка находился в его собственной шикарной башне, стрелой врезавшейся в не­бо. Эта изысканная темная башня стала своеобразным символом города, отраженным на всех туристических пла­катах и рекламных щитах. Внутри она была не менее вели­колепной: холлы и переходы украшали многочисленные инсталляции из цветов, тропических деревьев и глазуро­ванной плитки.
Не все помещения в башне принадлежали Рорку, но он владел большинством из них, а сам работал на послед­нем этаже, куда Ева добралась на специальном личном лифте хозяина.
Она ворвалась в приемную как метеор – без преду­преждения, неожиданно. Секретарша одарила ее самой лучезарной улыбкой, на которую только была способна. Она была опытной служащей, и поэтому даже враждеб­ность во взгляде Евы не подействовала на нее.
– Лейтенант, как приятно видеть вас в нашем офисе! Как жаль, что Рорк сейчас проводит совещание и его нельзя беспокоить. Не могу ли я что-нибудь для вас сде­лать?
– Он у себя?
– Да, но… Лейтенант! – Она вскочила со стула и бро­силась за Евой. – Прошу вас! Вы не можете…
– Брысь!
– Это крайне важное совещание! – Рискуя своим здо­ровьем и холеным лицом, секретарша бросилась напере­рез Еве. – Не могли бы вы подождать максимум пять ми­нут? Они очень скоро прервутся на обед. Может быть, вы­пьете кофе с печеньем?..
Ева задумчиво посмотрела на нее:
– Я не хочу ни кофе, ни печенья, Лорен, но все равно спасибо. Могу заверить вас: я скажу Рорку, что вы сделали все возможное. А теперь отойдите в сторону.
– Но я…
– Вы старались изо всех сил, – сказала Ева и, реши­тельно оттолкнув секретаршу, распахнула двери.
Рорк сидел за своим столом, слегка отклонившись на­зад, и внимательно слушал одного из шести человек в до­рогих строгих костюмах, сидящих перед ним. Позади него из огромного окна открывалась великолепная панорама города. Когда он поднял голову на шум открывшейся две­ри, Ева с удовольствием отметила изумление в его глазах.
Однако Рорк быстро пришел в себя.
– Позвольте представить, господа, – он указал рукой на Еву. – Моя жена, лейтенант Даллас. Ева, это… пред­ставители ряда фирм, адвокаты и финансовые советники.
– Очень приятно. Рорк, нам надо поговорить.
– Простите, я на минутку. – Он подошел к ней, ре­шительно взял за руку и вывел из кабинета.
– Извините, сэр… – начала Лорен дрожащим голо­сом. – Я не могла остановить ее.
– Не беспокойтесь, это никому не под силу. Все в по­рядке, можете заниматься своими делами.
– Хорошо, сэр. Спасибо. – С явным облегчением Лорен отправилась на свое рабочее место, всем видом давая понять, что она покидает горящее здание.
– Сейчас не самое подходящее время, Ева, – заметил Рорк.
– Что ж, придется нам поговорить в неподходящее время, потому что у меня есть что сказать, и я это скажу именно сейчас. Ты хочешь, чтобы я говорила об этом в присутствии «представителей ряда компаний, адвокатов и финансовых советников»?
Рорк не слишком волновался из-за положения, в кото­рое она может его поставить, но чуть сильнее сжал ее руку,
– Мы поговорим дома.
– В последнее время нам это не слишком удавалось. Я сказала, что мы поговорим сейчас! – Ева с вызовом подняла голову. В ее глазах горела непреклонная реши­мость. – А если ты думаешь, что твои охранники могут за­ставить меня изменить решение, я отвезу тебя в полицей­ское управление в наручниках за неподчинение предста­вителю власти. Черт побери, мне нравится эта идея! Время идет, – сказала она, – решай быстрее.
Рорк внимательно посмотрел в лицо жены. Если бы ею двигал только каприз, он бы легко справился с этим, но тут было что-то иное.
– Дай мне десять минут, дорогая, – мягко сказал он и вызвал свою помощницу по имени Каро. – Вы не могли бы показать моей жене конференц-зал?
– Конечно. Прошу вас, лейтенант. – Каро вывела Еву в коридор. – Могу я предложить вам кофе?
– Мне уже предлагала Лорен. Кажется, я ее до смерти напугала.
Лицо Каро осветила улыбка – такая же идеальная, как и все, что окружало Еву в этом здании, – но в глазах у нее плясали чертики.
– Вы можете его не пить, но должна же я выполнять свои обязанности!
Каро распахнула двойные двери и ввела Еву в очень симпатичную просторную комнату с двумя кожаными ди­ванами, отделанным деревом баром и прекрасным видом на город из окна, занимавшего одну из стен.
– Это не похоже на другие конференц-залы, которые мне доводилось видеть, – заметила Ева.
– Великолепно, не правда ли? Приятная обстановка плодотворно сказывается на продуктивности труда. Какое печенье вы предпочитаете, лейтенант?
– Да я не знаю. Любое. Вам позволено сказать мне, какова цель сегодняшнего совещания?
– Конечно. Они обсуждают транспортные расходы одного из портов, который принадлежит целому ряду ком­паний. Эти компании не выдерживают роста цен, и их хо­зяева намерены предложить Рорку участие в реструктури­зации, чтобы модернизировать порт.
Каро ловкими движениями наполнила кофейник и молочницу, поставив перед Евой чашку из великолепного китайского фарфора.
– То есть Рорк предлагает разрешить их транспортные проблемы?
– Можно сказать и так. Я полагаю, что его команда намерена полностью перестроить работу порта, сделав его весьма прибыльным.
– А они за это предлагают ему контрольный пакет?
– Пока нет. Но они вынуждены будут сделать это пе­ред концом переговоров. Могу ли я предложить вам еще что-нибудь, лейтенант?
– Нет, спасибо. А что, Рорк всегда выигрывает?
Каро даже не моргнула:
– Конечно. Позовите меня, если вам что-нибудь по­надобится. – Она направилась к двери, но на пороге огля­нулась: – Вам удалось застать его врасплох, лейтенант. А это весьма непросто сделать.
Ева была рассержена и совершенно не хотела никакого печенья, но все-таки съела одно, полагая, что сахар сейчас понадобится ее мозгу. И тут же потянулась за следующим.
Когда вошел Рорк, Ева слизывала джем со своего большого пальца. Он внимательно посмотрел на нее и ти­хо прикрыл за собой дверь.
«Зол, – подумала Ева. – Не столько удивлен, сколько зол. Хорошо». Когда имеешь дело с одним из самых бога­тых людей страны, надо использовать даже малейшее пре­имущество.
– Если ты пришла сюда для того, чтобы извиниться за прошлый вечер, то не стоит этого делать, – начал Рорк. – Или ты хотела поговорить о чем-то еще? У меня мало вре­мени, так что давай поскорее. Меня ждут люди.
«Вот так он ведет свои дела, – подумала Ева. – Берет все в свои руки и хладнокровно, но мягко гнет свою ли­нию. Он поднаторел в этом деле, но, как и многие другие, упускает из виду мой собственный опыт ведения допросов и бесед».
– Ну что ж, мы дойдем и до прошлого вечера. Но по­скольку я тоже весьма ограничена во времени, давай нач­нем сначала. Увидеться с Рикером мне было необходимо по работе, и здесь мне не за что извиняться. Не помню, го­ворила ли я тебе об этом раньше. Наверное, нет, раз я это­го не помню. По поводу его хамского поведения я тоже не намерена объясняться с тобой, потому что сама справи­лась с этим.
Рорк почувствовал, как горячая волна гнева подкатила к горлу, но промолчал и, подойдя к стойке бара, налил се­бе чашку кофе.
– Я не собираюсь обсуждать с вами вашу работу, лей­тенант. Но дело в том, что мы с Рикером были связаны об­щими делами, и я вам об этом говорил.
– Верно. И мы также говорили о том, что мне придет­ся с ним встретиться.
– Ты не предупреждала, что намерена сделать это так быстро, без всякой подготовки!
– Я никогда не предупреждаю о том, что собираюсь делать на работе. Я просто делаю это, и все. Ты ведь тоже не посвящаешь меня в свои планы – скажем, в это дело с портом.
– А разве я был должен это сделать? У тебя что, по­явился интерес к проблемам развития транспортной ин­фраструктуры?
– Да, очень большой интерес. Ведь ты этим занима­ешься. Но ты не советуешься со мной по своим делам. И я не обязана советоваться с тобой по своим.
– Это совершенно разные вещи!
– Мне так не кажется!
– Представители этого порта не собираются заказы­вать меня наемным убийцам.
– Судя по методам, какими ты ведешь свои дела, они могут захотеть это сделать. Это с одной стороны. Теперь о другом. Общение с криминальным элементом составляет часть моей работы. Ты женился на полицейском, Рорк, – так будь добр смириться с этим.
– Я смирился. Но здесь речь идет совершенно о дру­гом. Рикеру нужна моя голова. Твою он возьмет просто в качестве дополнительной награды.
– Конечно, я поняла это. Я поняла это, как только увидела цветы. Почему, ты думаешь, я запаниковала? – Она наклонилась к нему, опершись локтями на сто­лик. – Да, я запаниковала, и мне неприятно об этом гово­рить. Когда я прочитала записку, я разозлилась. А затем мне стало очень обидно: ты сделал именно то, на что он и рассчитывал! И я это предвидела. Даже если и не думала об этом, то действовала именно так. Мне хотелось только одного: поскорее избавиться от этих цветов, чтобы ты не видел их и не знал о них. Я боялась за тебя! Это что, непо­зволительно?
Рорку было нечего ответить. Потягивая кофе, он пы­тался привести свои мысли в порядок.
– Ты лгала мне.
– Я знаю, и я извиняюсь за это. Но в подобной ситуа­ции я бы сделала это снова. В конце концов, не моя вина, что ты не способен совладать с собой!
Рорк уставился на Еву, чувствуя, как внутри его нарас­тают одновременно раздражение и удивление.
– Ты полагаешь, что причиной всего происшедшего является мой эгоизм?
– Но ты ведь мужчина, не так ли? Один очень автори­тетный специалист сказал мне, что своим поведением я серьезно ранила твое «эго». Это примерно то же самое, что ударить мужчину в пах.
– И кто же этот авторитетный специалист? – спросил Рорк с нежностью готовящейся к броску кобры.
– Я говорила об этом с Мэвис. – Ева заметила блеск в его глазах и прикрыла свои, чтобы он не разгадал ее мысли. – Она мне все разъяснила, а потом то же самое повто­рила и Мира. После того, как ты обиделся на меня, у меня было право посоветоваться с умными людьми!
Рорк встал, подошел к окну и уставился на открываю­щийся из него вид на город. Ему нужно было время, чтобы собраться с мыслями и успокоиться.
– Хорошо. У тебя было право посоветоваться с друзь­ями. Но даже если причиной всего происшедшего стало мое раненое «эго», главное здесь совершенно в другом: ты не доверяешь мне.
– Это неправда! – Теперь, когда он поверил в свое ос­корбленное «эго», Ева должна была закрепить успех. – Я никому так не доверяю, как тебе. Но не отворачивайся от меня, Рорк! Никогда больше не делай этого. Мне стало так страшно… – добавила она, когда Рорк повернулся к ней. – Я не из пугливых, и не позволяю страху завладеть собой, но он живет во мне. Нельзя сказать, что кто-то из нас был не прав. Просто у каждого своя правда.
– Какой потрясающий и точный анализ! – Рорк по­дошел к Еве, оказавшись с ней лицом к лицу на расстоя­нии вытянутой руки. – И ты полагаешь, что после пары ударов в пах я должен был кротко сидеть на кушетке, как послушная кукла? Особенно после той сцены, которую я увидел вчера вечером.
Она чуть не рассмеялась, представив себе такую карти­ну. Стоящего перед ней мужчину никак нельзя было на­звать кротким. Он всегда делал то, что хотел и когда хотел, презирая последствия.
– Все случилось неожиданно. Я вообще не понимаю, как это произошло. Вебстер располагал конфиденциаль­ной информацией, мы разговаривали, а потом… Я не знаю, что за муха его укусила!
– Ну конечно, – пробормотал Рорк, мрачно усмех­нувшись. – Конечно, не знаешь.
– Я бы прекрасно справилась с ним сама. Но ты тут же подскочил к нам, и вы, как два диких пса, вцепились друг в друга. И что же здесь оскорбительного для тебя?
– Ты наставила на меня пистолет! – Рорк не мог об этом забыть и не был уверен, что сможет вообще когда-нибудь забыть об этом.
– Верно. А ты считаешь, что я такая дура, чтобы бро­ситься между двумя сумасшедшими дерущимися мужика­ми безоружной? Я сделала это машинально.
– Ну тогда о чем речь? Ты сделала это машинально. – Он натужно рассмеялся. – Подумай сама, что ты гово­ришь, Ева?!
– Я бы никогда в тебя не выстрелила. Скорее всего. Ну, а если бы и выстрелила, то очень бы сожалела по­том. – Она попыталась улыбнуться, увидев, что Рорк тоже расслабился. – Ты стоял там потный, растерзанный и дья­вольски злой. И чертовски сексуальный. Мне хотелось прыгнуть на тебя и укусить. Я не ожидала от себя такой реакции. Но прежде чем я что-либо поняла, ты схватил меня и прижал к стене.
– Поверь: борьба с тобой доставила мне меньше удо­вольствия, чем ее результат.
– Тогда почему, когда я проснулась сегодня утром, те­бя не было рядом? Почему после того случая ты ни разу не прикоснулся ко мне?..
Некоторое время Рорк мрачно смотрел на нее, потом вдруг коснулся кончиками своих пальцев ее волос.
– Я не собирался извиняться за то, что произошло прошлым вечером. Не собирался пока… В общем, мне по­казалось, что я оскорбил тебя. Если не физически, то эмо­ционально, – быстро добавил он, прежде чем Ева успела возразить. – Мне так показалось. После этого мне было весьма паршиво, я беспокоился, что все случившееся мо­жет напомнить тебе о твоем детстве.
– О моем детстве?
Ева искренне не понимала, что он имеет в виду.
– О твоем отце. – Сказав это, Рорк как-то сразу об­мяк и съежился.
Удивление сменилось шоком.
– Как такое могло прийти тебе в голову?! Я хотела те­бя! Разве ты не чувствовал, что я хотела тебя? Между нами не может произойти ничего, что… – Старые видения про­мелькнули у нее перед глазами, но Ева отогнала их. – Там не было любви, страсти, даже желания. Он насиловал ме­ня, потому что был физически сильнее. Он насиловал ребенка, своего собственного ребенка, потому что был чудо­вищем! Воспоминания о нем не могут помешать мне быть счастливой с тобой…
– Ева, я не буду говорить, что я сожалею. – Рорк взял ее лицо в ладони. – Мне бы не хотелось говорить этого. Но я скажу, что люблю тебя. И что бы я ни делал, я всегда помню об этом.
Ева обняла мужа и спрятала лицо у него на груди.
– Я так переживала…
– Я тоже. – Он поцеловал ее в волосы и почувство­вал, что жизнь вернулась в нормальное русло. – Мне тебя так не хватает, Ева!
– Я больше не позволю своей работе становиться между нами.
– Этого больше и не произойдет. Я надеюсь, мы на­учились справляться с этим. – Он обнял ее и нежно поце­ловал. – Но ведь твоя работа – тоже часть нашей жизни…
Ева вздохнула и посмотрела мужу в глаза:
– Ну вот, теперь все прошло.
– Что ты имеешь в виду?
– У меня в последние два дня побаливала голова. Те­перь прошло. Наверное, это ты был моей головной болью.
– Дорогая, это же прекрасно!
– Да, но я тебе, кажется, слишком дорого обхожусь. Я сорвала тебе сделку с этим портом?
– Что значат несколько сот миллионов долларов по сравнению с тем, что я получаю от тебя?!
Ева понимала, что он поддразнивает ее, но все-таки побледнела:
– Ты смеешься?
– Рад, что чувство юмора не изменяет тебе. В любом случае мне надо возвращаться к делам.
– Конечно. Я только хотела тебя спросить… Знаешь, хоть мы и помирились, мне трудно говорить об этом… Я могу рассчитывать на твою помощь в этом деле?
– Что за вопрос, лейтенант! Я полностью в вашем рас­поряжении.
– Вероятно, она мне понадобится, хотя пока я не могу сказать точно, какая именно.
В это время зазвонил ее мобильный телефон – помощник Уитни передал ей приказание начальника срочно явиться в управление.
– Сейчас буду, – ответила Ева. – Ну вот, прозвенел звонок на второй акт, – сказала она Рорку и, приподняв­шись на цыпочки, крепко поцеловала его, прежде чем на­правиться к двери. – Кстати, ты, дружок, должен мне но­вую лампу!


Когда Ева вошла в здание управления, она была готова к новым битвам, но начальник полиции Тиббл встретил ее крепким рукопожатием. Большинство полицейских боя­лись его, Ева – уважала. Он не сидел за столом, а стоял перед ним, и такая манера разговора с подчиненными на­помнила ей о Рорке. Возвышаясь над своими сотрудника­ми, он мог контролировать поведение и реакцию каждого из них.
По знаку Тиббла Ева села между Уитни и капитаном Бейлисом, начальником отдела внутренних расследова­ний. Капитан Рот сидела по другую сторону от Бейлиса, а замыкал цепочку Фини.
– Начнем с информации, которую я получил в отно­шении внутреннего расследования, сосредоточенного в основном вокруг сотрудников Сто двадцать восьмого от­дела.
– Мистер Тиббл, я хотела бы сразу выразить протест по поводу того, что подобное расследование было начато и проводится без моего ведома! – вставила Рот.
– Принято, – кивнул начальник полиции. – Однако отдел внутренних расследований не обязан уведомлять ру­ководителей тех подразделений, в отношении которых он ведет следствие. А вот то, что вы не поставили в извест­ность меня, – при этом Тиббл сурово посмотрел на Бейлиса, – является превышением полномочий.
– Сэр! – Бейлис попытался встать, но Тиббл жестом усадил его на место.
«Неплохой жест, – подумала Ева. – Сурки должны сидеть в своих норках».
Щеки Бейлиса покрыл нездоровый румянец.
– Отделу внутренних расследований разрешено само­стоятельно проводить технические мероприятия, когда интересы дела требуют режима секретности. После того как у нас появились подозрения об утечке информации, было решено, что эта операция будет проводиться исклю­чительно офицерами отдела внутренних расследований.
Тиббл присел на краешек своего стола, что заставило Еву улыбнуться: она снова вспомнила поведение Рорка на переговорах.
– А могу ли я поинтересоваться, капитан, кто принял такое решение?
– Мы обсуждали это с несколькими офицерами моего отдела.
– Понятно. Значит, именно вы решили нарушить субординацию.
– Да, сэр. – Бейлис сказал это резко и решительно. – У нас были причины так поступить, чтобы избежать утеч­ки информации. Проинформировав руководителей других подразделений, мы рисковали погубить все расследование раньше, чем оно начнется.
– Должен ли я сделать из этого вывод, что майор Уитни находится у вас под подозрением?
– Нет, сэр.
– Может быть, ваше расследование касается и меня?
Бейлис открыл было рот, но вовремя опомнился:
– Сэр, вы вне подозрений.
– Неужели? – язвительно проговорил Тиббл. – Спа­сибо, капитан, успокоили, а то меня чуть инфаркт не хва­тил! А теперь, когда мы установили, что ни меня, ни майо­ра Уитни не подозревают в совершении преступлений, вы все еще отказываетесь проинформировать нас об этом расследовании?
– Охота на ведьм! – выпалила Рот, но тут же замолча­ла, встретившись взглядом с Бейлисом.
– Я не считаю это целесообразным, пока операция не завершена, – заявил он.
– Нужно ли мне, капитан, объяснять вам, в чем вы ошибаетесь?
Бейлис выдержал тяжелый взгляд начальника.
– Нет, сэр. Я сожалею о допущенной ошибке. И, согласно вашему приказу, вам будут представлены все записи и документы, касающиеся упомянутой операции.
– Надеюсь, включая и все материалы по расследова­нию убийств, проводимому лейтенантом Даллас?
Бейлис стал мрачнее тучи:
– По моему мнению, эти два дела не связаны между собой.
– Неужели? У вас есть свое мнение на этот счет, лей­тенант Даллас?
– Да, сэр. На мой взгляд, капитан Бейлис ошибся в анализе ситуации. Два офицера полиции, оба – сотрудни­ки Сто двадцать восьмого отдела, были убиты в течение недели. У нас есть все основания считать, что преступле­ния совершены одним и тем же человеком. Полагаю, что лейтенант Миллз, убийство которого мы расследуем, бу­дет посмертно обвинен в получении взяток, давлении на свидетелей и попытках помешать следствию по делу небе­зызвестного Макса Рикера. По настоянию отдела внут­ренних расследований детектив Коли согласился изобра­жать коррумпированного офицера полиции. Как только мы получили все эти данные, расследование натолкнулось на активное сопротивление под предлогом того, что мы пытаемся скомпрометировать погибшего офицера поли­ции.
– Наша операция находится в очень важной ста­дии! – Бейлис, с трудом скрывая бешенство, повернулся к Еве. – Коли согласился работать на нас добровольно. Его никто не принуждал. Он хотел получить повышение и прибавку к зарплате. У нас не было причин считать, что его жизни что-то угрожает, но зато были все основания надеяться, что он, работая в «Чистилище», сможет всту­пить в контакт с Рикером.
Ева хотела спросить, какое отношение Рикер имеет к «Чистилищу», но не стала. Не здесь и не сейчас.
– А теперь, капитан? Теперь, когда он погиб?
Бейлис нахмурился:
– Мы считаем, что имеет смысл поддерживать легенду Коли. Таким образом мы получим возможность выявить коррумпированных сотрудников Сто двадцать восьмого отдела.
– Вы использовали одного из моих людей, не поста­вив меня в известность! – закричала Рот. – Вы что, пола­гаете, что у меня весь отдел состоит из одних Миллзов? Я несу ответственность за своих людей!
– Вы за них несете даже большую ответственность, чем вам кажется, – многозначительно заметил Бейлис.
– Я считаю, что в отношении меня тоже было допу­щено нарушение правил, – вступила в спор Ева. – Мне подбросили ложную информацию. И я могу привести еще много примеров, когда расследование убийства полицей­ского пытались завести в тупик. К тому же использовать погибшего полицейского как свое прикрытие – подлый трюк. Коли погиб на боевом посту; он заслуживает уваже­ния своих коллег!
– Хватит, лейтенант, – тихо пробормотал Уитни.
– Нет, сэр, нам предстоит еще долгий путь! – Ева встала со стула. – Я не спорю с тем, что отдел внутренних расследований делает важное дело, поскольку «грязные» полицейские пачкают все наше управление. Но когда старший по званию действует в своих собственных инте­ресах и, используя свое служебное положение, приказыва­ет нижестоящим повернуть ход расследования убийства в выгодное для него русло, он становится таким же «гряз­ным» полицейским, как те, на которых он должен охо­титься.
– Вы забываетесь, лейтенант! – Бейлис вскочил на ноги. – По какому праву вы считаете, что можете оскорб­лять меня?! Я уже пятнадцать лет охраняю чистоту рядов управления! А вы сами отнюдь не Белоснежка. Связи ва­шего мужа с Рикером можно, конечно, похоронить, но можно и вытащить на свет! Вы вообще не имеете права за­ниматься этим делом!
– Не нападайте на моего офицера, – спокойно сказал Уитни. Он поднял руку, останавливая Фини, который ре­шительно направился к Бейлису. – И не смейте высказы­ваться по поводу ее личной жизни и профессиональных способностей. Если бы я позволил втянуть себя в эту пере­палку, я бы не без удовольствия сказал, что вы не стоите и половины того, чего стоит лейтенант Даллас. Но я не собираюсь опускаться до этого. Шеф Тиббл, я бы хотел сде­лать заявление.
Тиббл развел руками:
– Прошу вас, майор.
– Изучив документы отдела внутренних расследова­ний, я пришел к выводу, что капитан Бейлис серьезно превысил свои полномочия и заслуживает дисциплинарного взыскания. Более того, пока все данные анализиру­ются и пока не принято решение о продолжении внутрен­него расследования, я рекомендую отстранить капитана Бейлиса от работы.
– Но у нас есть полицейские, которых подкармливает Рикер! – взвился Бейлис. – Я считаю, что мы не вправе прекращать это расследование!
– Не берите на себя слишком много, капитан. Реше­ние о продолжении расследования будете принимать не вы. И отныне никакие новые расследования без моего приказа проводиться не будут. – Тиббл сурово посмот­рел на Бейлиса. – Вы отстранены от дел, а ваше будущее мы решим позднее – после дисциплинарного расследо­вания. Советую вам проконсультироваться с вашим адво­катом.
– Шеф Тиббл…
– Все, капитан! Не вынуждайте меня выражаться еще более резко!
Бейлис стиснул зубы и повернулся на каблуках. Перед тем как выйти из комнаты, он бросил уничтожающий взгляд на Еву.
– Сэр, позвольте мне сказать! – выпалила капитан Рот, быстро вскочив на ноги. – Я прошу позволить мне ознакомиться с документами по расследованию в моем от­деле. Под подозрением мои люди, мой отдел, а он для ме­ня – как семья!
– Капитан Рот, в вашей семье слишком много грязи. В просьбе отказано. К завтрашнему утру вы должны по­дать подробный рапорт о ситуации в вашем подразделе­нии. Я лично займусь наведением порядка… в вашей «се­мье». Так что завтра к полудню жду вас с подробным до­кладом.
– Слушаюсь! Я сознаю, что несу полную ответствен­ность за сложившуюся ситуацию. Миллз был моим подчи­ненным, и я не могу не отвечать за то, что он сделал. Если после расследования вы сочтете, что меня надо отправить в отставку…
– Не торопите события, капитан. Жду вас завтра в полдень.
– Есть, сэр!
Когда она вышла, Тиббл вновь присел на край своего стола.
– Теперь о вас, лейтенант. Как глубоко вы влезли в это дерьмо и кто ваш информатор? Советую вам назвать его имя. Рассматривайте это как приказ.
– Сэр, я уже достаточно глубоко влезла в это «дерь­мо», как вы изволили выразиться, но, к сожалению, вы­нуждена нарушить ваш приказ и скрыть имя моего информатора.
Тиббл посмотрел на Уитни:
– Кажется, я проиграл вам полтинник. Надо было быть полным идиотом, чтобы согласиться поспорить, что она назовет имя информатора… Скажите мне, Даллас, вы глубоко изучили биографию капитана Рот?
– Да, сэр. Я заинтересовалась ею в рамках общего рас­следования дел по убийству Коли и Миллза. У меня ощу­щение, что они оба были убиты кем-то из наших.
– Что ж, действуйте. Но вам предстоит трудная дорога.
– Да, сэр.
– Вы подозреваете Рот?
– Она руководит отделом. Не рассматривать ее в каче­стве подозреваемой было бы неправильно. Я допросила ее, проанализировала ее деятельность и пришла к выводу, что такую возможность отбрасывать нельзя.
– Насколько велика вероятность того, что убийца – она?
– Около 60 процентов.
– Немного, но и это вызывает беспокойство. Я не бу­ду отнимать свое и ваше время, требуя, чтобы вы держали меня в курсе расследования. Пока, – подчеркнул Тиббл. – Но я прошу вас, лейтенант, сказать мне откро­венно, связывают ли вашего мужа с Рикером деловые или личные отношения и должны ли они интересовать наше управление.
– Мой муж не связан с Максом Рикером никакими деловыми отношениями.
– А личными?
«Становится горячо!» – подумала Ева.
– Сэр, когда я говорила с Рикером, у меня создалось впечатление, что он испытывает личную неприязнь к Рорку. Он не раскрывал ее причины, но достаточно ясно дал это понять. Рорк – весьма успешный предприниматель, и его имя у всех на слуху, – сказала Ева, за неимением ниче­го лучшего. – Его положение вызывает зависть у некото­рых людей. Но я не вижу причин, почему личная непри­язнь Рикера к Рорку должна беспокоить наше управление.
– А вы дипломат, Даллас! Но, я вижу, мои слова ос­корбляют вас.
– Немного, – выдавила Ева.
– А вас не мучают противоречивые чувства и сомне­ния, когда вы занимаетесь преследованием убийцы, кото­рый может оказаться вашим товарищем? Даже если его жертвы и были продажными полицейскими?
– Ничуть, сэр. Закон и порядок – превыше всего. Мы – блюстители закона. Нам не позволено судить и вы­носить приговор.
– Хороший ответ! Она поистине украшение вашего отдела, Джек, – сказал начальник полиции, обращаясь к Уитни. – Лейтенант, докладывайте о ходе расследования своему непосредственному начальнику, постоянно держи­те его в курсе дел. Продолжайте работать.
– Есть, сэр! Спасибо вам за высокую оценку моего труда.
– Еще одна вещь напоследок, – сказал Тиббл, когда Ева уже подошла к двери. – Учтите: Бейлис сделает все, чтобы получить вашу шкуру и поджарить ее на медленном огне.
– Да, сэр. Я в этом не сомневаюсь. Но уверена, что его шкура будет жариться первой.
Когда дверь за ней закрылась, Тиббл сел за свой стол.
– Чертовски грязное дело, Джек! Давай засучим рука­ва и начнем вычищать эту мерзость.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наказание – смерть - Робертс Нора



сюжет, как всегда, потрясающий, убийцу невозможно вычислить, а сама Ева Даллас, по обыкновению, неподражаема
Наказание – смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100