Читать онлайн Наказание – смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказание – смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказание – смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказание – смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наказание – смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

Мэвис Фристоун и ее любовник Леонардо жили в квартире, в которой обитала Ева до того, как переехать к Рорку.
«Господи, как сильно все может перемениться за один-единственный год!» – подумала Ева. В те времена она жила в однокомнатной квартирке со спартанской обстановкой и холодильником, который по большей части пустовал. Она никогда не была склонна к сибаритству.
Мэвис открыла дверь, и у Евы зарябило в глазах от представшей ее взору разноцветной картинки. Мэвис яв­ляла собой не просто палитру цветов, а воплощение раз­ноцветья: волосы, выкрашенные в два цвета – розовый и зеленый – и заплетенные в косички, лиловые тени на веках, кричащие румяна на щеках, пурпурные ногти на руках и желтые – на ногах… В этом была вся Мэвис!
Стены гостиной были увешаны полотнами, созданны­ми рукой Леонардо. Одни из них, как показалось Еве, могли являться произведениями некоего доселе неизвестного вида искусства, другие – незаконченными эскизами новых нарядов. Продавленный диван, который Ева оста­вила здесь, переезжая к Рорку, теперь был покрыт мате­рией ярко-розового цвета, которая блестела, как полиро­ванная. Вдобавок к этому диван был завален подушками самых вызывающих цветов, от которых у каждого не под­готовленного к подобному зрелищу начинало рябить в гла­зах. С потолка, выкрашенного в серебряный цвет и распи­санного большими малиновыми звездами, свисали яркие матерчатые ленты, струи бисера, стекляруса и бог знает чего еще.
Оглянувшись вокруг, Ева поняла, что, пробыв здесь полчаса, она рискует сойти с ума, но все это было так по­хоже на ее лучшую подругу!
– Какая ты молодец, что приехала! – Мэвис схватила ее за руки и закружила по комнате. – Ну, и что ты дума­ешь? – спросила она, повернувшись на триста шестьдесят градусов.
– О чем?
– Ты что – дура? О моем новом платье, о чем же еще!
Только тут Ева обратила внимание на то, во что была одета Мэвис. Платьем этот наряд можно было назвать лишь с большой натяжкой. Он состоял из перекрещиваю­щихся полос материи разного цвета – от фиолетового до ярко-розового, – прикрывавших лишь соски и ягодицы Мэвис. Зато две татуировки на ее плечах представали во всем своем великолепии. На ногах Мэвис была некая разновидность древнеримских сандалий, но ремни, обматы­вающие ноги, доходили почти до самого паха. «Вряд ли солдаты Юлия Цезаря носили такую же обувь, – подумала Ева. – Иначе черта с два бы они покорили половину пла­неты!»
– Это просто… – У нее не было слов. – Просто по­трясающе!
– Правда? Вот и мне кажется, что это – настоящий динамит! Трина сделает мне прическу специально под это платье. А Леонардо – просто гений! Леонардо! – крикну­ла она. – Ева приехала! Ты молодец: приехала в самое подходящее время. Мне хочется выпить, а ты знаешь, что Леонардо у меня – непьющий!
Мэвис продолжала болтать, подталкивая Еву к розово­му дивану. Она не собиралась выпускать ее, прежде чем не услышит все новости.
– А вот и он! – Ее голос стал воркующим, глаза зату­манились. – Спасибо тебе, моя радость!
В комнату вошел Леонардо – гигант с длинными во­лосами, заплетенными в косу, и кожей цвета меди. Опре­делить его национальность не смог бы никто. Было ясно лишь одно: в жилах этого человека смешалась кровь мно­гих рас – от индейской до европейской и негритянской.
– Здравствуй, Даллас! Здравствуй, голубушка! – про­изнес он низким горловым голосом. – Наверняка ты ни­чего не ела, так что я приготовил кое-что перекусить.
– Ну, разве он не прелесть?! – воскликнула Мэвис.
– Прелесть – это не то слово! – откликнулась Ева, наблюдая за тем, как ее подруга хлопочет вокруг меднокожего гиганта. Даже несмотря на толстые подошвы санда­лий, Мэвис не доходила и до половины груди Леонардо. – Не беспокойся, – добавила она, – мой визит не означает для тебя никаких неприятностей.
– Надеюсь! – усмехнулся гигант. – Тем более что я сейчас уезжаю. Это даже здорово, что ты приехала к нам: Мэвис не придется сидеть в одиночестве. Дело в том, что мне нужно съездить по делам.
Мэвис одарила Леонардо взглядом, полным обожания. На самом деле нынешний вечер они собирались провести дома в компании друг друга. Но когда Мэвис сказала Лео­нардо, что к ним едет Ева и что, по всей видимости, у нее какие-то неприятности, он с готовностью согласился дать подругам возможность пообщаться с глазу на глаз. И вот сейчас Мэвис смотрела на своего любимого и думала о том, какой же он у нее замечательный!
– Я ненадолго, – начала было Ева, но Леонардо с Мэвис уже целовались на прощание так, будто в комнате, кроме них, никого нет, поэтому она отвернулась и стала смотреть в окно.
– Не скучайте, голубки мои! – Леонардо одарил жен­щин лучезарной улыбкой и выскользнул за дверь.
– По-моему, у него нет никаких дел, – проронила Ева.
Мэвис стала возражать, но потом усмехнулась, пере­дернула плечами и принялась готовить первую порцию коктейлей.
– Я сказала ему, что нам с тобой надо пошептаться, и он тут же все понял. – Мэвис протянула Еве бокал разме­ром с небольшую цветочную вазу, наполненный жидко­стью изумрудного цвета. – Сначала выпьем, а уж потом поговорим, или сразу расскажешь, что стряслось?
Ева открыла было рот, чтобы запротестовать, но затем снова закрыла его. Как много времени прошло с тех пор, как они с Мэвис вот так сидели за коктейлями!
– Пожалуй, – наконец сказала она, – я буду делать это одновременно.


– Итак… – Мэвис смешала им уже по третьему кок­тейлю, а с чипсами, кукурузными палочками и соленым печеньем было уже давно покончено. – Давай-ка разло­жим все по полочкам. Ты отправилась на встречу с каким-то мерзавцем, с которым Рорк давным-давно имел дела, ничего не сообщив ему об этом, так?
– Я веду полицейское расследование. Это моя ра­бота…
– Ладно-ладно, я просто пытаюсь во всем разобрать­ся. Затем этот мерзавец послал за тобой в погоню еще не­скольких мерзавцев.
– Ну, с ними-то я сумела разобраться!
Мэвис посмотрела на подругу долгим пристальным взглядом, а затем спросила:
– Ты намерена говорить одна или мне тоже будет по­зволено вставить хоть слово?
– Извини, затыкаюсь, – буркнула Ева и налила себе еще один коктейль из шейкера.
– Когда ты вернулась домой, тебя там ожидал букет цветов и записка от главного мерзавца. – Увидев, что Ева снова открыла рот, Мэвис предупреждающим жестом подняла указательный палец с длинным ярко-красным ногтем. – Ты решила, что он сделал это специально, что­бы позлить тебя и спровоцировать Рорка на необдуман­ные действия. Поэтому ты велела Соммерсету уничтожить цветы. Но Рорк все же увидел их и стал выпытывать из те­бя правду, а ты прикидывалась дурочкой и твердила: «Ка­кие такие цветы?»
– Я не говорила «какие такие»! – возмутилась Ева. – Я вообще так никогда не говорю. Возможно, я могла ска­зать: «Это совсем не то, что ты думаешь!»
– Не важно. Ты… Какой есть синоним к слову «врать», но не такой грубый? Ну, скажем, обманывать. Итак, ты стала обманывать Рорка, боясь, что он поедет к тому мерзавцу, раздавит его как клопа и наживет, таким образом, неприятности на свою шею. Так было дело?
Вообще-то Ева обычно сама употребляла слово «врать», но в данный момент не стала заострять на этом внимание.
– Более или менее.
– Так вот, это было очень глупо с твоей стороны.
От удивления Ева вытаращила глаза:
– Глупо? Ты хочешь сказать, что я повела себя глупо?! Так-то ты поддерживаешь меня! Подруга называется!
– Даллас! – Мэвис откинулась на спинку кресла, а за­тем изящно соскользнула на пол. – Ты рассуждала, как баба, и не учла одного: того, что Рорк – настоящий мужик! И, имея с ним дело, об этом никогда нельзя забывать.
– Забудешь тут! – Последовав примеру подруги, Ева тоже сползла с кресла на пол. – Кому, как не мне, знать, что у Рорка есть член, и он пытается пустить его в ход при любом удобном случае.
– А член напрямую соединен с мужским «эго». Это медицинский факт! – Мэвис передернула плечами и до­пила очередной коктейль. – Нам, женщинам, этого не по­нять. Попробуй проследить ход его мысли: если ты реши­ла разобраться с мерзавцем сама, значит, в него – Рор­ка – не веришь.
– А он, выходит, не верил в меня, думая, что я не смо­гу разобраться сама.
– Ах, Даллас, Даллас! – Мэвис покачала головой и похлопала подругу по ноге, глядя на нее с нескрываемой жалостью. – Давай сделаем еще коктейлей. Они понадо­бятся нам, чтобы прийти к окончательному выводу, что все мужчины – свиньи.


Примерно посередине второго раунда Ева и Мэвис уже не сидели, а лежали на полу, созерцая звезды на по­толке и продолжая поглощать коктейли.
– Если все мужчины – свиньи, почему же каждая женщина стремится обзавестись мужиком? – задумчиво проговорила Ева.
– Потому, что женщины живут эмоциями – негром­ко сказала Мэвис и икнула. – Даже ты.
Ева перекатилась на бок и, прищурив глаза, посмотре­ла на подругу.
– Брось ты!
– Это ты брось прикидываться! Ты же знаешь, как это бывает! Сначала он заставляет суетиться твои гормоны. Нет, серьезно, ты только взгляни на своего мужика. Он же… Нет, подожди, дай сформулировать… Он у тебя на­стоящая секс-бомба, вот как! Потом мужчина поселяется у тебя в голове, если, конечно, он умен, интересен, загадочен и все такое… Но самый главный момент – это когда он забирается к тебе в сердце, и тут уж – все, кранты! Тебя нацепили на все крючки, и тебе уже не сорваться с лески.
– Я что, рыба какая-нибудь? – возмутилась Ева.
– Мы все – рыбы в огромном море жизни, – фило­софски ответила Мэвис и снова икнула.
Ева зашлась в безумном хохоте и, когда через полми­нуты, отсмеявшись, сумела отдышаться, заявила:
– Мэвис, ты – дура!
– Не только ты находишься в состоянии эмоциональ­ного кризиса. – Мэвис с трудом поднялась на четверень­ки, подползла к Еве и звучно чмокнула ее в щеку. – Бед­ная моя крошка! Мамочка научит тебя, как сделать, чтобы все было хорошо.
После этого она поползла к столику, на котором стоял шейкер, и вернулась с двумя полными бокалами, причем каким-то невероятным образом ей удалось не пролить ни капли на ковер.
– Ну? – спросила Ева. – И что же нужно сделать?
– Послать все к чертовой матери!
– Так просто? Это лучшее, что может посоветовать мамочка?
– Это всего лишь совет. Мужики, будучи свиньями, быстро забывают о своих обидах, если им о них, во-пер­вых, не напоминать, а во-вторых, искуплять… совокуплять… то есть искупать. – Язык у Мэвис уже основательно заплетался.
– Совокупляться, значит? – задумчиво протянула Ева. – Выходит, чтобы помириться, мне нужно заняться с ним сексом? – Некоторое время она напрягала затума­ненную алкоголем голову, пытаясь с максимальной серь­езностью обдумать эту мысль, однако мозг уже отказывал­ся повиноваться. – А что, это может сработать! – наконец решила она.
– Стопроцентно сработает! Но…
– Я так и знала, что без какого-нибудь «но» тут не обойдется.
– Это только – как бы получше сказать? – временная мера. Ты ведь тоже не подарок, и сама об этом знаешь. И ты должна сама проанализировать случившееся и по­нять, почему ты решила действовать за его спиной, – Мэ­вис так хотела помочь подруге, что почти протрезвела. – Я понимаю, у тебя работа, и время от времени без этого не обойтись. Но в данном случае ситуация другая: столкну­лись две упрямых бараньих башки и не хотят уступать друг другу. – Мэвис схватила Евин бокал и стукнула о свой. – Вот так: ба-бах!
– Значит, я, по-твоему, упрямая баранья башка?
– Конечно! За это я тебя и люблю! Но если вы будете бодаться постоянно, то рано или поздно кто-то получит сотрясение мозга. Понятно, о чем речь?
– Он со мной почти не разговаривает! – жалобно вос­кликнула Ева.
– Да, он серьезный мужчина. – Мэвис сделала еще глоток и крепко обняла Еву. – Хочешь мороженого?
– Меня стошнит… А какое у тебя мороженое?


Они опять лежали на полу, но теперь вместо бокалов с коктейлем держали в руках огромные пиалы с мороженым трех разных сортов, обильно политым клубничным сиропом.
– И все равно я была права! – упрямо проговорила Ева.
– Конечно, права. Мы, женщины, всегда правы.
– Соммерсет меня ненавидит, и то он на моей стороне.
– Ничего подобного! Он тебя не ненавидит.
– А я люблю этого глупого мерзавца.
– Как это трогательно. – Глаза Мэвис увлажни­лись. – Если бы ты сказала об этом старику, отношения между вами сразу наладились бы.
Ева некоторое время обдумывала услышанное, а по­том рявкнула:
– Да не Соммерсета, черт побери! Я про Рорка гово­рила! Про этого мерзавца! Представляешь, он начинает казнить меня презрением, когда я веду важнейшее расследование! И я просто не знаю, что делать…
– Ты всегда знаешь, что делать. Именно поэтому ты – лейтенант Ева Даллас.
– Я не работу имею в виду. Там я действительно все­гда прекрасно знаю, что делаю. Я говорю о другом – о Рорке, о нашем браке, обо всей этой любовной чуши… Ты, наверное, совсем напилась, раз ничего не сообража­ешь!
– Конечно, напилась. Вон сколько мы с тобой уже выхлебали!
Ева поставила пустую пиалу из-под мороженого на ко­вер, села и прижала руки к животу.
– Так… Мне срочно нужно в сортир!
– Давай, – кивнула Мэвис. – Я – следующая. Крик­ни, когда закончишь.
Ева поднялась на ноги и, пошатываясь, вышла из ком­наты, а Мэвис, свернувшись калачиком, подложила под голову диванную подушку и забылась блаженным сном.


Ева ополоснула лицо и посмотрела на свое отражение в зеркале. Она выглядела усталой, невыспавшейся и со­вершенно пьяной. Ее взгляд упал на пузырек с таблетками, которые предназначались специально для вытрезвления. Видимо, Мэвис нередко пользовалась этим снадобьем. Поскольку трезветь сразу и полностью Еве не хотелось, она решила ограничиться только одной таблеткой.
Вернувшись в комнату и обнаружив Мэвис крепко спящей на полу, она улыбнулась и пробормотала:
– Ну что бы я без тебя делала!
Ева наклонилась и легонько потрясла подругу за пле­чо, однако в ответ послышалось лишь какое-то кошачье урчание. Тогда она оставила мысль перетащить Мэвис на кровать и, сдернув с дивана пушистое покрывало, забот­ливо накрыла им подругу. А потом, пошатываясь и чувст­вуя нешуточное головокружение, направилась к выходу, бормоча себе под нос:
– Пьяной – за руль… Хорош страж порядка!
Оказавшись на улице, Ева расправила плечи, как бок­сер, который готовится к выходу на ринг. «Ничего, – по­думала она, – с Рорком мы все уладим. Я уже для этого вполне созрела». Несколько секунд она стояла неподвиж­но, делая медленные вдохи и выдохи, а затем, почти не шатаясь, направилась к машине.
В течение всей дороги домой Ева твердила себе, что сумеет помириться с Рорком, пусть даже ради этого при­дется затащить его в постель. «Ради мира в семье нужно иногда идти и на жертвы!» – мысленно хихикнула она.
Нью-Йорк в этот час выглядел спокойным и умиро­творенным, хотя на тротуарах все еще было полным-пол­но прохожих. Самое раздолье для уличных воришек, кото­рые обчищают карманы туристов и зазевавшихся растяп.
Над лотком уличного торговца поднимался вонючий дым, пахнущий соевыми хот-догами и пережаренным лу­ком. На углу Шестой и Шестьдесят второй улиц, не поделив клиента, лениво переругивались две проститутки. Один таксист подрезал другого и, не вписавшись в образо­вавшийся просвет между машинами, задел крылом за уличную ограду, ободрав весь бок автомобиля. Оба води­теля выскочили из своих машин и бросились друг к другу, сжимая кулаки.
Господи, до чего она любила этот город!
Ева проводила взглядом бритоголовых кришнаитов в оранжевых хитонах, которые цепочкой, как муравьи, тя­нулись вверх по улице. Огромный рекламный плакат на стене дома расхваливал удовольствия, которые сулит тури­стическое путешествие в Вегас. Четыре дня и три ночи, роскошные отели и море развлечений, и все это за какие-то двенадцать с небольшим тысяч долларов. Какая пре­лесть!
По мере того как Ева приближаясь к дому, поток прохожих мелел, с тротуаров исчезли вонючие лотки и проститутки. Добро пожаловать в мир Рорка!
Когда в свете фар показались ворота, перед капотом вдруг возникла вышедшая из темноты фигура. Сдавленно вскрикнув, Ева резко надавила на педаль тормоза, и машина, дернувшись, замерла на месте. Вглядевшись в не­знакомца, Ева с отвращением узнала в нем Вебстера.
– Жить надоело?! – раздраженно крикнула она, опу­стив стекло.
Вебстер с удовольствием смотрел на нее. На его взгляд, она выглядела уставшей, сонной, но очень-очень сексу­альной.
– Работаешь по ночам? – осведомился он.
– Не твоего ума дело! Что тебе нужно?
– Поговорить с тобой. – Он взглянул на казавшиеся неприступными ворота. – Сюда так просто не попасть! Может, пустишь?
– Не желаю тебя видеть в своем доме.
Улыбка не исчезла с лица Вебстера, но глаза стали хо­лодными:
– Всего на десять минут, Даллас. Обещаю не воровать серебряные ложки.
– У меня имеется рабочий кабинет в Управлении по­лиции. Позвони днем и договорись о встрече.
– Если бы это дело не было таким важным, неужели, ты думаешь, я болтался бы ночью возле твоих ворот, рис­куя, что ты отдавишь мне ноги?!
Ева нехотя согласилась с тем, что в его словах была до­ля истины. Жаль, что она успела протрезветь! Иначе про­сто закрыла бы окно и въехала в ворота, оставив его торчать здесь. Тяжело вздохнув, Ева молча указала большим пальцем на пассажирское сиденье рядом с собой. Пока Вебстер обходил машину и открывал дверь, в голову ей пришло, что за последние несколько часов она даже ни разу не подумала о своем расследовании.
– Надеюсь, у тебя ко мне действительно важное дело, Вебстер. В противном случае я и впрямь отдавлю тебе не только ноги, но и яйца.
Она засунула пластиковую карточку пропуска в про­резь электронного замка, и ворота поехали вверх.
– Такая крутая система безопасности подходит скорее для банка, чем для частного дома, – заметил Вебстер.
Ева пропустила эту шпильку мимо ушей, но подумала, что ей нужно принять еще пару протрезвляющих таблеток, чтобы в голове окончательно прояснилось.
Ева остановила машину в конце подъездной аллеи, и они направились к крыльцу. Пока они шли, Вебстер делал вид, что фасад этого дворца ничуть не впечатляет его, но, когда Ева открыла входную дверь, не сумел сдержаться и удивленно присвистнул. В вестибюле появился Соммерсет и уже собрался что-то сказать, но Ева перебила его.
– У меня – рабочая встреча, – бросила она, сунув ру­ки в карманы, и стала подниматься по лестнице на второй этаж.
Вебстер уже не пытался изображать индифферент­ность и смотрел по сторонам широко открытыми от изум­ления глазами.
– Вот это да! – восхищался он. – Не могу пред­ставить тебя живущей в таком дворце. Ты никогда не ас­социировалась в моем воображении с образом принцес­сы. – Но когда они вошли в рабочий кабинет Евы, который она спланировала сама, Вебстер удовлетворенно кивнул: – Вот это уже больше похоже на тебя. Скромно и практично.
– Плевать мне на твое мнение! Говори поскорее, у ме­ня и без тебя дел по горло.
– Я гляжу, сегодня вечером ты нашла время, чтобы немного оттянуться?
Ева наклонила голову и посмотрела на Вебстера дол­гим взглядом.
– А тебя очень волнует, как я провожу свое свободное время?
– Да нет, просто заметил…
Вебстер стал ходить по кабинету, поочередно беря в ру­ки различные предметы и затем ставя их на место. Он едва не споткнулся, увидев огромного кота, свернувшегося на кресле. Прищурив разноцветные глаза, животное внима­тельно следило за каждым движением незваного гостя.
– Твой телохранитель? – хмыкнул Вебстер.
– Угадал. Стоит мне сказать одно слово – и он выца­рапает тебе глаза. Так что лучше не выводи меня из себя.
Вебстер рассмеялся и, казалось, немного расслабился.
– У тебя кофе есть?
– Да, – ответила Ева, но не двинулась с места.
Вебстер снова засмеялся, но уже не таким естествен­ным смехом.
– Я как раз собирался сказать, что со времени нашей последней встречи ты стала более дружелюбной, но, как видно, это не так.
– Переходи к делу или убирайся!
Вебстер кивнул, но говорить не торопился. Он мед­ленно подошел к окну и стал смотреть на сад.
– То направление, которое приобрело твое расследование, противоречит интересам нашего отдела, – наконец заговорил он.
– Ах, я этого не переживу! – воскликнула Ева со злым сарказмом.
– Я предупреждал свое начальство, что ты крепкий орешек, но они не послушали, считая, что с тобой легко удастся справиться. – Вебстер отвернулся от окна и по­смотрел на Еву: – Я пришел сюда, чтобы передать тебе приказ: оставить Рикера в покое.
– Ты не имеешь права отдавать мне какие бы то ни было приказы.
– Ну, не приказ. Считай, что это просьба.
– Считай, что в просьбе отказано.
– Даллас, ты нажимаешь не на те рычаги! Ты можешь пустить под откос расследование, которое продолжается уже много месяцев!
– Внутреннее расследование?
– Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это.
– Тогда проваливай!
– Пойми, я пытаюсь тебе помочь! У нас общие цели, Ева. Если ты пойдешь нам навстречу, мы все в итоге полу­чим то, что хотим.
Ева присела на край письменного стола.
– Я хочу поймать убийцу полицейских. А чего хо­чешь ты?
– Ты думаешь, меня это не волнует? – горячо загово­рил Вебстер, в глазах его блеснул огонь. – То, как убили этих двоих?!
– Я не знаю, что тебя волнует, Вебстер. Расскажи мне об этом.
– Меня волнует то, что ты можешь помешать нашему расследованию! – резко ответил он. – Я привык выпол­нять свою работу хорошо и чисто.
– А Миллз и Коли были грязными?
Вебстер открыл было рот, собираясь что-то сказать, но затем тряхнул головой и сжал руки в кулаки.
– Я не могу это комментировать.
– А мне твои комментарии и не нужны. У отдела внутренних расследований имеются какие-то свои причи­ны держать эти факты в тайне? Замечательно! Я, разумеет­ся, тоже не собираюсь вопить об этом на каждом углу. Но все равно делать хорошую мину при плохой игре долго не удастся. О связи убитых копов с Рикером станет известно гораздо раньше, чем вы думаете, и это будет настоящая бомба. Сколько еще полицейских должно погибнуть, пока вы тут возитесь со своими внутренними расследования­ми? Вы знали, что они брали взятки, и ничего не предприняли!
– Все не так просто, Даллас…
– Вы знали! – зло повторила Ева. – Знали, что они в кармане у Рикера, что они помогли ему избежать наказания, оказавшись, таким образом, в еще большей зависи­мости от него. И давно вы об этом знали? Говори!
– Знать и доказать – это разные вещи, лейтенант.
– Чушь, Вебстер! Ерунда! Мне всего за несколько дней удалось собрать столько материала, что вполне хва­тило бы, чтобы взять этих двух копов за уши и отобрать у них значки. А вы непонятно почему их и пальцем не тро­нули. А теперь хотите, чтобы я оставила в покое Рикера. Откуда мне знать, что он не купил и вас?!
Глаза Вебстера снова вспыхнули. В следующую секун­ду он оказался рядом с Евой, схватил ее за плечи и сдернул со стола.
– Неужели ты не понимаешь, что мы можем привлечь Рикера к ответственности, только соблюдая все требова­ния закона?!
– Ваш отдел теперь дает уроки юриспруденции?
– А ты встаешь на защиту копа, которого сама же на­зываешь продажным? У меня есть основания делать то, что я делаю, и мне нет нужды оправдываться перед тобой. А ты… Что с тобой случилось, Даллас? Ты же всегда была прямолинейной и принципиальной. Когда же ты научи­лась прогибаться? Уж не тогда ли, когда связалась с Рорком?
– Пусти меня! Сейчас же!
Но Вебстер не послушался – просто не смог.
– Миллз был дерьмом! Он был готов продать кого угодно за пригоршню мелочи! А ты теперь, выискивая его убийцу, ставишь под угрозу расследование, которое с ог­ромными трудностями ведется уже много месяцев!
– Миллз теперь мертв! Или, может быть, в отделе внутренних расследований считают, что выпустить чело­веку кишки является адекватным наказанием за то, что он брал взятки? Вы теперь так понимаете правосудие? При­чем, если его убрал Рикер, то он сделал это руками другого копа. Это что, по-вашему, нормально?
Вебстер нахмурился:
– Это всего лишь гипотеза!
– Нет, не гипотеза! – Ева пристально посмотрела в глаза собеседнику. – Это факт. И ты знал об этом. Знал с самого начала, с убийства Коли…
Ева осеклась. В ее мозгу вдруг словно упала какая-то завеса, и кусочки головоломки начали выстраиваться в цельную, но совершенно неожиданную картину. Она по­чувствовала, как у нее все внутри похолодело.
– Коли… Ты не упомянул его – только Миллза. По­тому что Коли не был продажным, правильно, Вебстер? Он был честным копом и оказался всего лишь орудием в ваших руках… Вы использовали его! Вы его подставили!
– Перестань, Ева…
– Черта с два! – Ярость словно превратилась в живое существо и теперь лязгала зубами у нее в груди. – Он ра­ботал на вас под прикрытием! Он не брал денег – это вы давали их ему, чтобы он тоже выглядел продажным, чтобы смог сойти за «своего» среди взяточников и подобраться поближе к агентам Рикера в среде полицейских!
Ева закрыла глаза. Ее мозг лихорадочно работал.
– Вы выбрали его потому, что за ним не числилось никаких грехов, и потому, что он был незаметным серед­нячком. Умел подмечать детали и твердо знал, что хорошо, а что плохо. Вы стали играть с ним в свои игры, завер­бовали его… – Она снова открыла глаза и посмотрела на Вебстера. – Зная, что Коли нужна новая квартира, что его жена сидит без зарплаты с маленькими детьми, вы скорее всего обещали приплачивать ему и, конечно же, взывали к его чувству долга. Он согласился разыгрывать из себя взя­точника и в итоге поплатился жизнью. Это вы подставили его!
– Его никто насильно не заставлял идти на это. – Го­лос Вебстера звучал виновато. – Он действительно подхо­дил по всем параметрам, но вполне мог отказаться. Сказал бы «нет» – и дело с концом.
– Но вы же знали, что он не откажется. Знали – как раз потому, что он отвечал вашим гребаным параметрам! Черт вас дери, Вебстер, черт вас всех дери! Ведь его убили потому, что кто-то поверил в эту вашу подставу. Кто-то поверил в то, что Коли действительно продажный…
– А откуда нам было знать, что так обернется! – Веб­стер и сам был разозлен не на шутку, но к его злости при­мешивалась изрядная доля вины, и эта смесь разъедала его изнутри. – Для нас самих его гибель стала громом среди ясного неба! Но ведь он выполнял свой долг, Даллас, свою работу! Он знал, что рискует. Как, впрочем, и каждый из нас.
– Да, мы знаем, что рискуем, и живем с этим. Или умираем. – Ева приблизила лицо к лицу Вебстера. – Ме­ня вы ведь тоже использовали, Вебстер! Ты пришел ко мне – само дружелюбие – и эдак ненавязчиво запудрил мне мозги. Ты знал, как сделать так, чтобы я проверила счета Коли и нашла деньги, которые вы на эти счета пере­водили. Ты сделал все, чтобы этот человек и в моих глазах выглядел продажным копом.
– Думаешь, меня самого от всего этого не тошнит?
– Я не знаю, от чего тебя тошнит.
Ева хотела отвернуться, но Вебстер схватил ее за руку.
– Когда придет время, он будет реабилитирован. Ему воздадут посмертные почести. О его семье как следует по­заботятся.
Рука Евы непроизвольно сжалась в кулак, но она не пустила его в ход. Разжав пальцы, она сказала усталым го­лосом:
– Оставь меня в покое. И убирайся из моего дома.
– Ради всего святого, Даллас! Ведь никто не хотел, чтобы так случилось!
– Но когда случилось, вы с готовностью этим вос­пользовались – раньше, чем остыл труп несчастного Таджа Коли.
– Это было не мое решение. – Вебстер взволнованно взял вторую руку Евы и крепко сжал. – Пойми, я не дол­жен был приезжать сюда сегодня ночью! Я вообще не дол­жен был говорить с тобой об этом!
– Зачем же ты приехал?
– Бюро найдет способ отстранить тебя от этого рас­следования или, если сочтет нужным, столкнуть вас с Рикером лбами. Тогда ты будешь прогуливаться по его тропинке с мишенью на спине. А я этого не хочу! Ты мне не безразлична!
Вебстер вдруг дернул ее за руки, и Ева, которая не ожидала этого, упала ему на грудь.
– Эй! – вскрикнула она.
– Ты нужна мне! Ты всегда была мне нужна!
Она уперлась обеими руками ему в грудь и стала оттал­кивать от себя, чувствуя, как бешено бьется в груди сердце.
– Господи, Вебстер! Ты что, ополоумел?
– Либо ты уберешь руки от моей жены, либо я их тебе переломаю, – послышался от двери голос Рорка. – Меня устроят оба варианта.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наказание – смерть - Робертс Нора



сюжет, как всегда, потрясающий, убийцу невозможно вычислить, а сама Ева Даллас, по обыкновению, неподражаема
Наказание – смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
20.06.2012, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100