Читать онлайн Наивная смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наивная смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наивная смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наивная смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наивная смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Если бы взгляды могли убивать, секретарша Миры, фанатично радеющая о ее интересах, уже уложила бы Еву насмерть. Но Ева ухитрилась остаться в живых под негодующими буравчиками, вошла в кабинет и увидела Миру за письменным столом.
Как всегда, Мира выглядела спокойной и собранной. Ее собольи волосы отросли и были уложены завитками в задорную прическу. Ева никогда такой раньше не видела. Когда люди меняли свой привычный облик подобным образом, Еву это всегда выбивало из колеи. Она не знала, как к ним обращаться.
Прическа молодила Миру, обрамляла мягкими завитками ее прелестное лицо. На ней был один из ее неизменно элегантных костюмов. Цвет, по мнению Евы, можно было назвать серым, но он больше походил на клубящийся туман, и благодаря ему кроткие голубые глаза Миры казались особенно глубокими.
К этому костюму она подобрала серебряные украшения. Витые сережки и плетенная косичкой цепочка с подвеской, в центре которой помещался прозрачный камешек, на шее.
Интересно, Рорк посчитал бы этот костюм телегеничным? Сама Ева решила, что костюм просто бесподобен.
– Ева. – Мира приветливо улыбнулась. – Прошу прощения, я не успела прочитать отчет.
– Это я прошу прощения. Втиснулась в ваше расписание.
– Для вас местечко всегда найдется. Изложите мне суть, – предложила Мира, вставая из-за стола и направляясь к автоповару. – Тяжелый случай?
– А другие бывают?
– Но сегодня у вас особенно усталый вид.
– Я застряла. Убит учитель истории в частной школе.
И она рассказала все, пока Мира программировала свой любимый цветочный чай.
Мира жестом пригласила Еву сесть, села сама и протянула Еве одну из чашек.
– Отравление говорит о дистанции, – заметила Мира, потягивая чай из своей чашки. – Оставляет руки чистыми. Нет нужды в физическом контакте. Обычно это говорит о бесстрастности. Зачастую женский способ. Не исключительно женский, но довольно частый выбор.
– Я не могу определить мотив. Первым в списке идет убийство с целью заткнуть ему рот. Предполагается, что ему могло быть известно о сомнительном поведении одного из коллег, который заводил шашни с преподавательницами и матерями учеников.
– Что в принципе могло послужить основанием для дисциплинарных мер, даже для увольнения. Отравление рицином. – Задумчиво проговорила Мира, – несколько старомодный способ, я бы даже сказала, экзотический. Не столь эффективный способ, как некоторые другие, но рицин проще добыть, если есть научные познания.
– Сработал безотказно.
– Да, конечно. Итак, убийство было спланировано по времени и выполнено точно в срок. Не импульсивно, не в пылу момента. Расчетливо. – Балансируя чашкой с блюдцем на колене, что всегда поражало и приводило в восхищение Еву, Мира продолжала: – Можно, конечно, предположить, что яд уже был в репертуаре убийцы и простота доступа побудила его прибегнуть к этому способу вновь. Насколько я поняла из вашего рассказа, убитый не ощущал никакой опасности, не подозревал, что ему угрожают. Не знал, что вызвал чей-то гнев на свою голову.
– Он следовал заведенному распорядку, – подтвердила Ева. – Никто из близких не заметил никаких отклонений.
– Я бы сказала, убийца долго таил в душе злобу, никак не выдавая себя внешне. Спланировал все детали, добыл яд. Убийство для него – просто дело, которое надо сделать. Ему не требовалось наблюдать, как его жертва умирает, прикасаться к убитому, разговаривать с ним. Убийцу ничуть не смущало, что, скорее всего, жертву обнаружат дети.
Мира замолчала и задумалась.
– Если это был кто-то из родителей, я бы сказала, он думает только о своих нуждах и желаниях, забывая об интересах своего ребенка. Учитель? Допустим, дети для него – это работа, обучаемые единицы, а не живые люди. Средство для достижения цели. Все было исполнено эффективно, с минимальной затратой усилий.
– Он не ищет внимания и славы. Он не безумен.
– Я бы тоже так сказала, – согласилась Мира. – Но это кто-то, умеющий следовать расписанию, работать упорядоченно.
– Я хочу еще раз проверить преподавателей и вспомогательный персонал. Расписание – основа школьной системы, насколько мне помнится. И кто-то внутри этой системы очень хорошо изучил распорядок и привычки убитого. – Ева поднялась и принялась расхаживать. – К тому же по правилам они просто обязаны быть на месте. Нет ничего подозрительного в приходе учителя на работу и в самой работе. В школу иногда приходят и родители или опекуны – приводят детей, что-то приносят, совещаются с учителями. Но убийца должен был сознавать, что, если его имя есть в списке зарегистрированных на входе, – а родители в отличие от учителей приходят в школу все-таки не каждый день, – мы его обязательно проверим.
– А есть возможность попасть в школу, не зарегистрировавшись на входе? – спросила Мира.
– Способ всегда найдется, это мы тоже проверим. Но мне это не нравится. – Ева села и тут же снова беспокойно вскочила. Мира взглянула на нее обеспокоенно. – Конечно, если проникнуть в школу тайком, имени в списке не будет, но это не так эффективно, как просто зарегистрироваться обычным порядком. Пройти тайком – это ненужный риск. Убийство – тоже риск, но, риск, как вы и сказали, рассчитанный. Время – основной фактор. Держу пари, сукин сын практиковался. – Ева сунула руки в карманы, рассеянно побренчала мелочью. – В общем, спасибо, что уделили мне время.
– Я прочитаю файл и составлю для вас официальный психологический портрет.
– Спасибо.
– А теперь скажите мне, что случилось.
– Я же только что рассказала. Парень умер. Следов нет.
– Ева, вы перестали мне доверять?
Вот об этом и Рорк спрашивал ее накануне вечером. Почти таким же терпеливым тоном. Это разбило ей сердце. Она судорожно перевела дух, ей никак не удавалось справиться с волнением.
– Появилась женщина, – едва сумела выговорить Ева.
Мира хорошо знала Еву. Она сразу поняла, что речь идет о личном, не имеющем отношения к убийству.
– Сядьте.
– Не могу. Не могу. Есть женщина. Он знал ее раньше. Он был с ней. Возможно, любил. Мне кажется, он ее любил. И вот она вернулась, а он… Я не знаю, что мне делать. Я только все порчу. И остановиться не могу.
– Думаете, он вам изменил?
– Нет. – Ева в отчаянии прижала пальцы к глазам. – Понимаете, в глубине души мне хочется сказать: «Пока нет». А другая часть моей души говорит: «Все это ерунда». Он никогда так не сделает. Но она здесь, и она не такая, как другие.
– Позвольте мне, прежде всего, выразить свое личное мнение, полностью совпадающее с профессиональным. Рорк любит вас до такой степени, что просто места не остается ни для кого другого. И я согласна: изменять вам – это не его стиль. Он вас не просто любит. Он слишком уважает вас, да и себя самого тоже. А теперь расскажите мне об этой женщине.
– Она красавица. Настоящая красавица. Она моложе и красивее меня. В ней есть шик, а во мне – ни капли. У нее сиськи больше. Знаю, это звучит глупо.
– Ни в малейшей степени! Мне она уже страшно не нравится.
Ева рассмеялась, но все-таки не удержала слезу. Пришлось ее смахнуть.
– Спасибо. Ее зовут Магдалена. Он иногда называет ее Мэгги. – Она прижала ладонь к животу. – Мне плохо. Меня тошнит. Есть не могу, спать не могу.
– Ева, вы должны поговорить с ним об этом.
– Я говорила. Мы поговорили и ни к чему не пришли. Ходили кругами и злились друг на друга. Я не знаю, что с этим делать. – Разрываясь между досадой и страхом, Ева нервно провела руками по волосам. – Я в таких вещах ничего не понимаю. Соммерсет сказал мне, что она опасна.
– Соммерсет?!
– Ну да. – В глазах Миры читалось такое изумление, что Ева невольно усмехнулась. – Неожиданный поворот, верно? Он даже сказал, что я подхожу Рорку больше, чем она. По крайней мере, на данный момент.
– Меня это ничуть не удивляет. А почему он считает ее опасной?
– Он говорит, она всех использует. Двенадцать лет назад бросила Рорка на мели.
– Это было давно. Он был очень молод.
– Да, – кивнула Ева, убедившись, что Мира ее правильно понимает. – Это ранит больнее, когда ты молод, когда еще не нарастил защитную броню. Понимаете, она его бросила, а это еще хуже. Хуже, потому что для него это незаконченное дело. Оно так и осталось не доведенным до логического завершения. Она от него ушла, а теперь снова пришла.
Ева присела на краешек стула.
– Мы были в таком шикарном ресторане… уже не помню, как он называется. Деловой ужин. И я опоздала. Мне как раз попалось это дело, переодеться не успела, так и пришла… Ну, в общем, вы представляете. И тут она окликает его по имени. Он взглянул на нее, а там было на что посмотреть. Блондинка, красное платье. И тут я увидела… Это промелькнуло в его глазах, всего на миг, но это там было. Он ни на кого так не смотрит, только на меня, а тут… Он посмотрел на нее. Всего секунду. Нет, даже меньше, полсекунды. Но это там было. Я это видела.
– Я не сомневаюсь, что вы это видели, Ева.
– Между ними что-то есть. Влечение. Я чувствую.
– Воспоминание может стать могучей силой, Ева. Вы это и сами понимаете. Но воспоминание о чувстве еще не делает его живым.
– Он встречался с ней за ленчем.
– Вот как…
– Он ничего не скрывал, не пытался действовать у меня за спиной. Ничего подобного. И он сказал, что она попросила у него совета по бизнесу. Но она сказала… Она приходила ко мне на работу.
– Она приходила к вам?
Ева опять встала, она не могла усидеть на месте.
– Она сказала, что хочет пригласить меня посидеть где-нибудь, поболтать. Вся таяла от улыбочек, дружбу предлагала. Но она говорила совсем не то, что думала. У нее на уме было совсем другое. Господи, как глупо все это звучит!
– Вовсе нет, – все тем же спокойным тоном возразила Мира. – У вас огромный опыт, вы умеете улавливать невысказанное. И даже если это нечто чисто личное, вы все равно распознаете скрытый смысл.
– Ладно. – Ева тяжело вздохнула. – Ладно. Она меня оценивала, роняла небольшие намеки. Она все представила таким образом, будто они с Рорком намерены работать вместе. Она со мной играет, а я никак не могу поймать ритм, чтобы выбить ее к чертовой матери с игрового поля.
– Вам бы этого хотелось, – улыбнулась Мира. – Но поверьте: как бы это ни было приятно само по себе, выбить ее с поля – это еще не решение проблемы. Он должен сделать это сам. Вы ему говорили, что вам это причиняет боль?
– Я и без того чувствую себя глупо. Он же ничего такого не делал. Да, их тянет друг к другу, и у них есть своя история, но он же не виноват! Он ничего не может с этим поделать. Это просто есть. Это существует. Она об этом знает и обязательно использует. И тогда, я думаю, ему придется сделать выбор.
– Вы сомневаетесь в его любви?
– Нет. Но раньше он любил ее.
– Хотите совет?
– Да, наверно. Раз уж я все это на вас вывалила.
Мира встала и взяла Еву за плечи.
– Поезжайте домой, поспите пару часиков. Вам надо выспаться. А потом расскажите Рорку о своих чувствах. Скажите ему, что вам больно, что вы чувствуете себя глупо, что ни в чем его не вините. Чувства не всегда бывают разумными и обоснованными, на то они и чувства. Вы имеете право на свои чувства, а он имеет право знать, что вы испытываете.
– Теоретически звучит неплохо. Но даже если бы я набралась смелости, все равно ничего не получится. Мне сегодня придется выступать в этом чертовом шоу у Надин!
– Ах да, конечно. Премьера программы «Сейчас». Мы с Деннисом обязательно будем смотреть. – И тут Мира сделала то, что крайне редко себе позволяла, вернее то, что Ева крайне редко позволяла ей: погладила Еву по волосам и поцеловала ее в щеку. – Вы будете великолепны, а когда все кончится, вы вернетесь домой, выспитесь и на свежую голову поговорите с Рорком. Может, ему и придется сделать выбор, но, судя по всему, что я знаю, вижу, чувствую, он выберет вас. Всегда. При любых обстоятельствах.
– Она говорит по-французски и по-итальянски.
– Вот сука!
Ева засмеялась, а потом сделала то, чего не делала никогда раньше: наклонилась и прижалась лбом ко лбу Миры. И закрыла глаза.
– Спасибо, – сказала она тихо. – Спасибо.


Все эти переживания и разговоры подарили Еве сверлящую головную боль, но на душе у нее полегчало.
Вернувшись в свой отдел, она увидела, как Пибоди у себя за столом в «загоне» разговаривает с миниатюрной черноволосой женщиной и ласково похлопывает ее по руке. Завидев Еву, она встала.
– А вот и лейтенант. Даллас, это Лейна Суарес. Мы поговорили. Может, нам стоит перейти в столовую?
– Конечно.
Когда Лейна поднялась на ноги, тяжело опираясь о стол, Ева заметила, что она уже на заметной стадии беременности.
– Я подумала, что мне следует к вам прийти. – У Лейны был глуховатый голос с чуть заметным акцентом. – Я поговорила с Холли после того, как вы у нее были. Детектив Пибоди допрашивала меня в школе в тот день, когда Крейг умер. Вот я и пришла к ней.
– Прекрасно.
В столовой Ева заметила Бакстера и Трухарта – бывалого и салагу – за столиком в углу. С ними за столом сидел какой-то тощий и нервный тип в темных очках.
«Ширяльщик, – решила Ева. – Небось, один из стукачей Бакстера».
Она мысленно прошлась по своей картотеке, пытаясь вспомнить, над какими делами работают Бакстер и Трухарт. Пибоди тем временем предложила Лейне чего-нибудь попить.
Убийство в подпольном клубе, вспомнила Ева. Какой-то турист, видимо, пытался сделать ставку в подпольной игре в одном из страшных подземелий под нью-йоркскими улицами. Вот и получил свое.
Бакстер бросил взгляд на Еву. Слишком быстрый, она почти ничего не успела разглядеть, но нечто неуловимое в этом взгляде подсказало ей, что дело сдвинулось с мертвой точки. У ширяльщика явно была наводка.
Что ж, хоть у кого-то появился след.
Она взяла себе воду, потому что кофе в столовой был жутким пойлом, села и предоставила инициативу Пибоди.
– Мы вам очень благодарны, что вы к нам пришли, Лейна. Лейтенант, Лейна приехала к нам на метро. Я ей обещала, что назад ее отвезут на машине. Вы же не против, правда?
– Никаких проблем.
– Лейна, расскажите, пожалуйста, лейтенанту то, что рассказали мне.
– Хорошо. Я иногда делаю кое-что для Холли. Знаю, она вам уже говорила. Я в общем-то не имею права работать на стороне. Но мне нужны деньги, а Холли очень добра. Она мне сказала, о чем вы с ней говорили.
– Просто расскажите об этом мне, миссис Суарес.
– Хорошо, – кивнула Лейна. – Прежде всего, я хотела вам сказать, что мы с Холли действительно встретились на кухне в то утро. Мы выпили кофе, поговорили, обсудили изменения в меню, а потом просто поболтали по-дружески. – Она прижала руку к животу. – Холли мне сказала, что вы спрашивали про мистера Уильямса. Ну, было ли у них что-то личное. Конечно, Холли не интересуется мужчинами в этом плане. Но мы поговорили кое о чем, чего она вам не сказала, потому что она моя подруга.
– Было что-то личное между вами и мистером Уильямсом?
– Нет. – Лейна покраснела и сжала в кулаке серебряный крестик, висевший у нее на шее. – Нет-нет. Я замужем. Это значит, что есть границы, и переступать их нельзя. Для меня и мужа границы есть. А вот для мистера Уильямса их нет. Он со мной флиртовал. Мне было неловко, потому что мы все-таки неровня и вместе работаем. Но я думала, это безобидно. А потом он стал меня трогать, хватать за грудь.
Ева выждала секунду.
– И?
– Я ударила его по руке половником, – заявила возмущенная Лейна. – Крепко ударила. А он решил, что это смешно. Я не сказала мужу. Ему это не показалось бы смешным. Я никому не сказала. Не хотела потерять работу.
– А он продолжал вас преследовать?
– Мистер Уильямс приглашал меня в ресторан на ужин, на коктейль. А потом прямо позвал в постель. Опять начал меня лапать, и я опять его ударила. По лицу. Но это его не остановило. Знаю, надо было об этом доложить, но, когда я ему пригрозила, он не остановился. Он просто пожал плечами. Он сказал, что работает в школе дольше, чем я, и поверят ему, а не мне. Сказал, что он сам на меня заявит, будто это я к нему приставала, и меня уволят.
– Что вы сделали?
– Ничего. Мне стыдно в этом признаваться, но я ничего не сделала. Он ушел, а я продолжила работу. Я заплакала. Ничего не могла с собой поделать. И тут Крейг вошел и увидел, что я плачу. Он спросил, что случилось. Я ему не сказала, но, мне кажется, он все понял. Он должен был видеть мистера Уильямса, когда входил, они столкнулись в дверях. Вот я и думаю: наверно, он обо всем догадался. И с тех пор мистер Уильямс больше ни разу меня не беспокоил. Я думаю, Крейг велел ему оставить меня в покое.
Лейна вздохнула, отпила воды.
– Надо было сразу рассказать вам все, детектив Пибоди, когда вы расспрашивали меня в тот день. Но я об этом даже не вспомнила. Я думала только о том, что Крейг умер. Он был такой чудесный человек, и он умер. Я и не вспомнила про тот случай.
– Когда это случилось? Когда Крейг застал вас в слезах?
– Это было еще до рождественских каникул. Много недель назад. Поэтому я решила, что это ничего не значит. Но Холли сказала, что я должна рассказать вам. Что вы все должны знать. Только, пожалуйста, если можно, не говорите моему мужу. Он рассердится, что я ему не рассказала, и разозлится на мистера Уильямса. Он может устроить скандал в школе.
– У нас нет никаких причин рассказывать об этом вашему мужу, миссис Суарес, но позвольте мне кое-что вам сказать. Если вы подвергались сексуальным домогательствам со стороны Уильямса, вам следовало об этом сообщить. Если он приставал к вам, значит, мог приставать и к другим. Он не имеет права занимать свою должность, и ему это не должно сойти с рук. А вы могли бы нанять адвоката и поджарить его задницу в суде.
– Да кто мне поверит?
– Я вам верю.
Ева осталась на месте, пока Пибоди провожала Лейну, чтобы отправить ее домой на машине. Уильямс, думала она. Он не был насильником, но был сексуальным хищником. Не так уж далеко до убийства.
В любом случае мерзавец стоил того, чтобы выколотить из него все дерьмо.
Ева встала, и тут к ней подошел Бакстер.
– Даллас, – начал он и вдруг пристально всмотрелся в нее, склонив голову набок. – Слушай, сестренка, что-то видок у тебя паршивый.
– Во-первых, лейтенант Сестренка, а во-вторых, ну укуси меня.
– Да чего там кусать-то? Так, на один зуб. От тебя половина осталась. В общем, у нас есть горячий след по делу Барристера.
– Турист из Огайо, верно?
– Из Небраски. Разницы никакой. Ответственный гражданин, которого Трухарт провожает к выходу, явился добровольно для дачи свидетельских показаний.
– Один из твоих стукачей?
– Да, он у меня в ведомости. – Бакстер оперся задом на стол, поерзал, устраиваясь поудобнее. – Дело в том, что он все видел. Пару дней чесал репу, все не решался позвонить и вот сегодня, наконец, разродился. Убитый спустился в подполье на углу Бродвея и Тридцать восьмой. «Адский огонь». Знаешь эту дыру?
– Угу. Садомазо, беспроигрышная лотерея с кучей сувениров. Розыгрыш человеческих жертвоприношений каждый вечер. Обожаю заглянуть туда для расслабухи после долгой смены.
Бакстер улыбнулся:
– Как раз в твоем вкусе. Так вот, этот провинциал входит туда, на руке шикарные часики, ботиночки блестят, ну и сам такой… много о себе понимающий. Нанимает ведомого, платит за люксовый набор для связывания.
– Люксовый?
– Сюда входят цепи, хлысты, кляп в виде мячика – цвет по выбору клиента, – травматический пистолет с электрошоком, поводок и ошейник. Аренда на три часа.
– Как, а костюмы?
– Костюмы входят в набор суперлюкс. Но он заплатил за один из этих стеклянных кубов, чтобы дать представление для публики.
– Как мило! Этот парень – просто душа общества.
– Но ему захотелось для начала нюхнуть – причем бесплатно. И тут он напоролся на Сайкса. – Бакстер был не так разборчив, как Ева, по части кофе: он подошел к автомату и набрал код. – Хочешь?
– Нет. Обойдусь без потребления жидкой грязи, разведенной лошадиной мочой.
– Он потребовал бесплатный пробник – представляешь? – перед тем как заплатить. Сайкс велел ему отлипнуть, но парень оказался упертый. Он готов платить, и платить много, но сперва он хочет попробовать. Ткнул Сайкса пальцем в грудь, показал толстую пачку денег. «Дай мне попробовать, и, если понравится, я куплю всю порцию». Ну, Сайкс к этому времени уже сам успел попробовать пару раз бесплатно. Он и говорит: «Хочешь попробовать? Я тебе дам попробовать, гребаная рожа, посмотрим, как тебе понравится». И тыкает в него раз двадцать большим складным ножом.
Ева выждала, пока Бакстер вновь не устроился на столе.
– Он выразил свое мнение вполне доходчиво.
– Ха! И когда это мнение вполне дошло до Барристера, Сайкс взвалил на плечо его хладный труп, вынес из клуба и бросил на ступенях подземного перехода на Бродвее. Где на него и налетела пара глупых детишек из колледжа, решивших тоже приобщиться к подпольной ночной жизни.
– Городская сказка. Знаешь, где найти Сайкса?
– Есть пара адресов в дополнение к последнему официальному. Последний официальный я проверю первым долгом. Неохота тащить малыша в подземелье. Там же джунгли.
– Делай, как знаешь, но закрой дело.
– Пожалуй, я дам Трухарту вести допрос, когда мы возьмем Сайкса. Пусть поиграет.
Ева подумала о Трухарте. Совсем еще мальчишка. Пожалуй, ему это будет полезно, а Бакстер не даст ему запороть дело.
– Тебе решать. Дай знать в отдел наркотиков, когда закроешь дело. Пусть они тоже повесят на него свои обвинения. Меню у них обширное, есть из чего выбрать. Но сначала повесь на него убийство второй степени.
– Так и задумано. Да, ни пуха тебе, ни пера.
– Что?
– Надо отвечать: «К черту». Так говорят на счастье, когда кому-то предстоит публичное выступление, хотя мне кажется, это звучит довольно глупо. «Сейчас». Надин.
– Господи, – пробормотала Ева и вышла.
Она обнаружила Пибоди в коридоре у автомата как раз напротив убойного отдела. Лицо Пибоди застыло в напряженном раздумье. Она не знала, что из предложенного выбрать.
– Энергетический батончик или батончик с тянучкой? Энергетический, конечно, питательнее, в нем все элементы сбалансированы. Зато батончик с тянучкой вкуснее. Потом я буду раскаиваться, но сперва хоть получу удовольствие. Что же мне выбрать?
– Все равно ты выберешь эрзац-шоколад с тянучкой. Так с какой стати мучиться?
– Вы не понимаете, лейтенант. Это же процесс. Мучение – часть процесса. Ладно, выбираю тянучку. Может, и ты со мной за компанию?
Еве хотелось съесть батончик настоящего шоколада, который она спрятала у себя в кабинете, но этому не суждено было сбыться.
– А чего там! Давай.
Автомат сыграл музыкальную заставку батончика с тянучкой и выдал данные о его питательной ценности. Еве хотелось стукнуть по нему молотом, но она вместе с Пибоди стояла и жевала батончик.
– Я хочу, чтобы Уильямса задержали и доставили сюда для допроса. Давай пошлем за ним в школу пару патрульных-тяжеловесов с тупыми рожами.
– Отличный штрих. С одной стороны, его это напугает, а с другой, ты как будто намекаешь, что у тебя нет времени приехать за ним лично.
– Зарезервируй для допроса комнату Б. Бакстер и Трухарт вот-вот возьмут подозреваемого. Оставим им комнату А.
– А я знаю пару патрульных, которые как раз подойдут для задержания.
– Займись этим. – Ева нахмурилась, разглядывая батончик. – Тебя никогда не тошнит от этих штук?
– Есть немного. В этом отчасти состоит их прелесть.
Ева отдала половинку своего батончика с тянучкой Пибоди.
– Наслаждайся. А я пока попробую выторговать для нас ордер на обыск квартиры Уильямса и его электронных игрушек.
Ева позвонила Рио – помощнику окружного прокурора Шер и выяснила, что хорошенькая блондинка уже на рабочем месте. Они встретились за кофе в кабинете Евы. Тут хоть кофе был первоклассный.
– А знаешь, – начала Рио, – можно было бы подумать, что при такой погоде у нас нагрузка уменьшится. На самом деле – ничего подобного! Несмотря на мороз, лед, ветер, люди грабят, насилуют и убивают друг друга, как ни в чем не бывало. – Она неторопливо, смакуя, отпила глоточек кофе. – Начинаешь невольно гордиться жителями Нью-Йорка.
– Мы не позволим зиме встать у нас на пути и будем калечить друг друга, невзирая на препятствия. Давай перейдем к моему мертвому учителю.
Ева ввела помощницу прокурора в курс последних событий и обосновала необходимость выдачи ордера.
– Суарес подаст жалобу?
– Не знаю, не уверена. Сейчас ее больше всего волнует одно: если ее муж узнает, он искалечит Уильямса. Но она пришла сюда сама и все честно рассказала. Этот Уильямс охотится на школьных угодьях.
– Думаешь, он охотится на учениц?
– Никаких доказательств у меня нет, но исключать такую версию нельзя. Я думаю, убитый имел с ним душеспасительную беседу, призывал его узреть Иисуса. Ничем другим нельзя объяснить тот факт, что Уильямс отстал от Суарес. Другие показания свидетельствуют о том, что Крейг Фостер застал Уильямса в компрометирующем положении с кем-то, кого ему не следовало компрометировать. Школа – это не только хорошее место работы: приличная зарплата, привилегии, бонусы, чистота и блеск. Для такого, как Уильямс, это еще и возможность погулять по буфету. Трахнуть все, что попадется под руку.
– Черт! – Рио допила кофе. – И почему мне не попадаются такие славные парни?
– Ну, может, тебе выпадет его судить и приговорить. Тогда вы сможете стать друзьями по переписке.
– О если бы!
– Итак. Если убитый угрожал статусу Уильямса, Уильямс мог решить, что неплохо бы избавиться от этой угрозы.
– Нет проявлений насилия в прошлом, нет уголовного досье, нет гражданских исков?
– Нет, но надо же с чего-то начинать. Для ордера хватит, Рио.
– Попробую сделать, что смогу, – пообещала Рио. – Но я должна тебе сказать: если парень – сексуальный маньяк, это еще не значит, что он кровавый маньяк. Ты мне доказательства найди. – С этими словами Рио двинулась к двери, но на пороге обернулась. – Кстати, надеюсь сегодня увидеть тебя у Надин. Жду с нетерпением.
Ева в ответ лишь вздохнула и опустила голову на руки. Потом она тряхнула головой и позвонила Райану Фини, своему другу, начальнику отдела электронного сыска.
Его лицо появилось на экране – уютно морщинистое, обжитое, с мешками под глазами и седовато-рыжей шевелюрой, растущей во всех мыслимых направлениях.
– Привет, – сказал он.
– Нужен человек на полевую работу. Поскольку Пибоди меня сегодня еще не разозлила, я хотела бы Макнаба, если ты можешь его отпустить. Электронная работа на месте. Сейчас будет ордер.
– А кто умер? Я его знаю?
– Учитель. Частная школа. Отравление рицином.
– Да-да, об этом мы слышали. Образование – рискованный бизнес, оказывается. Ладно, получай мальчишку.
– Спасибо. Слушай, Фини… Твоя жена когда-нибудь тебя доставала насчет других женщин?
– Каких других женщин?
– Да, хороший вопрос. Ну вот, например, когда я была твоим стажером, а потом напарницей, мы с тобой работали довольно плотно.
– Погоди, а ты разве женщина?
Ева засмеялась и мысленно обозвала себя дурой.
– Вроде бы да. Пусть Макнаб спускается в гараж через пятнадцать минут, мы его там будем ждать. Спасибо тебе.
Макнаб был ярым модником – от корней длинных блестящих волос до подошв пурпурных башмаков на воздушной подушке. Дутое пальто до середины икр было столь интенсивно оранжевого цвета, что от него слезились глаза. Вязаная шапочка была исполосована зигзагами обоих цветов. В мочках ушей торчали многочисленные серебряные шарики.
Еве такой выбор гардероба казался сомнительным, но Макнаб был первоклассным электронщиком с быстрыми пальцами и зорким взглядом.
Он вытянулся на заднем сиденье машины и, судя по движениям, которые Ева улавливала в зеркале заднего вида, а также по приглушенному хихиканью Пибоди, он просунул руку между дверцей и спинкой переднего сиденья, чтобы пощекотать ее напарницу.
– Если не хотите лишиться этой руки, детектив, держите ее подальше от моей напарницы, пока не настанет ваше личное время.
– Извините, лейтенант. Ваша напарница лишает меня силы воли.
– Продолжай в том же духе, и я лишу тебя всех пальцев.
Ева прижала машину к тротуару.
В доме Уильямса не было привратника, но зато была отличная охранная система. Все три жетона прошли проверку, прежде чем парадные двери открылись и впустили их в небольшой вестибюль. Помимо пары кресел и искусственной пальмы, Ева заметила в вестибюле камеры наблюдения.
– Квартира Е-5, – сказала Пибоди.
Они вошли в один из двух лифтов и поднялись на пятый этаж.
– Убитый жил чуток скромнее, – заметила Ева.
– Уильямс преподает уже пятнадцать лет. К тому же у него есть магистерская степень. Зарабатывает раза в четыре больше, чем убитый. И это не считая репетиторства. Откуда нам знать: может, он дает частные уроки и налогов не платит? – Пибоди незаметно сцепилась мизинцами с Макнабом, но тут же расцепилась, как только лифт остановился на пятом этаже.
– Включить запись, – скомандовала Ева и вытащила универсальный электронный ключ. – Лейтенант Ева Даллас, детектив Делия Пибоди, детектив Йен Макнаб входят в квартиру Рида Уильямса согласно ордеру, выписанному и оформленному должным образом. – Она отомкнула замки. – Макнаб, проверь всю электронику, корреспонденцию, разговоры, сайты, которые он посещал, покупки по Интернету. В общем, весь набор.
Ева, хмурясь, оглядела квартиру. Гостиная была сравнительно невелика, но в ней уместилась бы вся квартира Крейга Фостера. Вид из окна нельзя было назвать впечатляющим, зато в комнате имелся широкий гелевый диван в блестящей черной коже и много хромированной мебели. Ева обратила внимание на создающий настроение экран с меняющимися картинками и на шикарный развлекательный центр.
Картины на стенах представляли собой примитивный модерн: круги и линии разных цветов на белом фоне. Защитные экраны на окнах были включены. Ева вошла в примыкающую к гостиной кухню. Тут тоже все сияло и сверкало. Белое, черное и красное. Оборудование начищено до блеска. «Небось, самые навороченные штучки», – подумала Ева.
– Возьми на себя кухню, Пибоди. Если он балуется ядами, ему хватит наглости и глупости держать их там. А я возьму спальню.
В спальне было на что посмотреть. Сам Уильямс, наверно, считал ее сексуальной. Еве в этой спальне стало жутковато. Центральным объектом была кровать – огромная, как бассейн, застланная переливающимся, мокрым на вид, красным покрывалом. На полу по обеим сторонам от кровати лежали черные ковры из искусственного меха.
Наклонное зеркало с подсветкой, закрепленное на потолке, показалось Еве смехотворно банальным. Картинки на стенах представляли собой рисунки с изображением пар, фантастически экипированных половыми признаками, в самых разнообразных позах.
Ева откинула красное переливчатое покрывало. Под ними обнаружились черные простыни, а под простынями – трясущийся, как студень, гелевый матрац.
Тьфу!
Ящики тумбочки у кровати скрывали целый клад сексуальных игрушек и приспособлений, включая пару запрещенных к употреблению психотропных веществ для свиданий с искусственным подогревом. Ева приобщила их к материальным уликам.
– Ну здесь ты упростил нам задачу, – сказала она вслух и двинулась к шкафу.
Его повседневная рабочая одежда была вся собрана в одной половине гардероба: пара костюмов, спортивные куртки, рубашки, брюки. На другой половине висело то, что он носил на досуге. Эта одежда была далеко не так консервативна.
Интересно, кому понравится вид взрослого мужчины в обтягивающем черном трико?
– Слушай, Даллас, ты бы только видела… – Макнаб запнулся на полуслове и присвистнул, заметив кровать. – Обалдеть. Вот это сексодром! – Он вгляделся в один из рисунков в черной рамке. – Вот у этих должно быть по паре запасных суставов.
Он почесал подбородок и согнулся под прямым углом, чтобы изучить рисунок с другой стороны.
– Что я должна видеть?
– А? Ой, извини, увлекся. Для этого парня секс – религия. Испытываешь прямо-таки нездоровое восхищение. Очень много времени проводит за компом: чаты, сайты, все о сексе. Заказывает кучу специальных игрушек.
– Да, у него неплохой запас. А еще порошок – немного «кролика» и немного «шлюхи».
Веселое настроение Макнаба испарилось.
– А вот это уже не вызывает восхищения. Даже нездорового.
– Переписка с убитым?
– Только не с этого компа.
– Поиск по ядам? Рицин или что-нибудь еще?
– По нулям. Может, закопано где-то поглубже, я возьму в управление и пороюсь. Его школьная работа тоже тут. Планы уроков, школьный журнал с отметками и так далее. По этой части ничего подозрительного нет. – Макнаб задрал голову. – Держу пари, там есть камера.
– Камера. – Ева, прищурившись, оглядела зеркало на потолке. – Интересная мысль.
– Два против одного. Хочешь, я проверю?
– Проверь. – Ева направилась в ванную. – Держись подальше от ящика с игрушками.
– Да ну вас, лейтенант. Вечно вы нам кайф ломаете.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наивная смерть - Робертс Нора



истоия просто ошедевр,очень интригующе,захватывает=)оторватся просто невозможно...Автору большая благодарность!=)
Наивная смерть - Робертс Норакарина=*
21.01.2011, 14.30





Обожаю всю серию про Даллас! Безумно интересно наблюдать за ходом мыслей Евы, и тем как Рорк поддерживает её)))!
Наивная смерть - Робертс НораАнжела
21.05.2013, 21.04





Мне нравятся все книги с участием Евы Даллас.Спасибо автору =)
Наивная смерть - Робертс НораСаша
4.01.2014, 15.50





из всей серии про Еву Даллас больше всего хотелось перечитать именно эту книгу, потому что именно здесь появляется коварная разлучница, которая угрожает семейному счастью Евы и Рорка. и пусть некоторые дамы назовут эту серию скорее детективами, нежели традиционными романами про любовь, я позволю себе не согласиться. от истории к истории раскрывается глубина чувств главных героев, а всякого рода расследования придают более человеческую окраску, что ли... не знаю, все ли правильно поймут мою мысль... просто в обычных романах зачастую сюжетная линия выглядит нереальной, а книги Норы Робертс - подлинное удовольствие, основанные на всех человеческих эмоциях и пороках, и все же главной остается Любовь...
Наивная смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
29.01.2014, 13.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100