Читать онлайн Наивная смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наивная смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наивная смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наивная смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наивная смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Усталость навалилась на нее, когда за ней закрылись ворота. Из непрерывного шума, толкучки и бешеных ритмов города она попала в мир Рорка.
В частный, в их собственный, идеальный мир.
Длинная подъездная аллея, вьющаяся по территории, где ни топчущие ноги, ни колеса автомобилей не могли потревожить безупречный снежный ковер, вела к большому каменному дому с множеством окон.
И все эти окна светились золотистым теплом.
«Я уже к этому привыкла, – подумала Ева. – Проезжать в эти кованые ворота, видеть этот потрясающий дом с его башнями и башенками, светящийся в темноте, как мечта».
За этими окнами скрывались многочисленные анфилады комнат. Некоторые из них имели практическое назначение, другие были элегантны, третьи полны забав. Все они были прекрасны, все обставлены в соответствии со вкусом Рорка. Этот дом был его воплощенной мечтой.
И дело было не только в статусе, элегантности, богатстве, хотя для Рорка все это было важно. Но, главное, ему нужен был свой дом. Кров, приют, крепость, которую он мог назвать своей.
«А что ты внесла в этот дом? – спросила себя Ева. – Суету, беспорядок, приблудного кота, кабинет с обстановкой, несомненно, слишком простой и примитивной на его вкус».
Черт, да на чей угодно вкус.
Но она научилась жить в этом доме. Он стал их общим домом. Разве не так? Несмотря ни на что, они жили общей жизнью, наполненной и важной для них обоих.
И она не позволит какому-то призраку из прошлого навести порчу на этот дом.
Ева вышла из машины, поднялась по ступеням к великолепным парадным дверям. Может, Рорк и построил этот дом, но теперь это была ее территория. И любой, кто посмеет вторгнуться сюда, заплатит кровью.
Она вошла, и Соммерсет появился в вестибюле. Кот тяжелой тенью жался к его ногам.
– Позволь мне просто сказать: «Поцелуй меня в зад», и покончим с приветствиями, – начала Ева. – Мне работать надо.
– Его еще нет дома, – невозмутимо сообщил Соммерсет.
Опять спазм сжал ее желудок. Она сбросила пальто.
– Спасибо за доклад.
– Ему пришлось перенести некоторые встречи, чтобы выкроить время для ленча.
Ева бросила пальто на столбик перил и повернулась волчком. Теперь у нее появился удобный объект, на который можно было излить закипающий в душе гнев.
– А ты выжидал, да? Не терпелось макнуть меня лицом в это дерьмо? Держу пари, ты сплясал джигу, когда узнал, что Мэгги в городе. Что ж, можешь…
– Совсем напротив, – перебил ее Соммерсет, сохраняя полную невозмутимость. – Я совсем не рад. Могу я задержать вас на минутку?
– Зачем?
У него на щеках заиграли желваки, и Ева поняла, что ошиблась. Невозмутимость Соммерсета была только кажущейся.
– Я не в восторге от того, что приходится обсуждать Рорка вот так, у него за спиной, а вы только усложняете мне задачу. Но я так встревожен, что другого выхода у меня нет.
Теперь у нее пересохло во рту.
– Встревожен чем?
– Зайдите на минуту в гостиную. Я разжег камин.
– Отлично, отлично.
Ева вошла в гостиную. Веселое красно-рыжее пламя плясало к камине. Поблескивала парчовая обивка диванов и кресел, лоснилась любовно отполированная драгоценная древесина. Но, стоя в этой теплой, нарядной, красивой комнате, Ева чувствовала себя продрогшей до костей.
– Хотите присесть?
Она лишь покачала головой, подошла к окну и уставилась в темноту.
– Что ты хотел мне сказать?
– Я налью вам вина.
– Нет. – Только вина ей сейчас и не хватало. У нее и без того голова пульсировала болью. – Давай, выкладывай.
– Она опасная женщина, лейтенант.
– В каком плане?
– Она манипулирует людьми. Обожает приключения, столкновения, конфликты. Она обладает властью над людьми. По-настоящему красивые женщины обычно наделены такой властью. Ее способности были хорошо отточены еще двенадцать лет назад, и вряд ли они с тех пор притупились.
– Точно, – пробормотала Ева. – Бьет без промаха.
– И плюс к тому она наделена острым интеллектом.
– Сколько они были вместе? – Соммерсет ничего не ответил, и Ева повернулась к нему лицом. – Только не надо мне этих маневров! Сколько?
– Несколько месяцев. Почти год.
Ей пришлось опять отвернуться к окну, потому что теперь в сердце поселилась боль.
– Довольно долго. И почему это кончилось?
– Они задумали одно дело… Потребовалось несколько месяцев подготовки. – Может, Ева и не хотела вина, а вот Соммерсету не помешало бы. Без выпивки трудно было выложить то, что он собирался рассказать. – Объектом был богатый человек. У него была превосходная коллекция произведений искусства.
Соммерсет подошел к расписному шкафчику с напитками и налил себе небольшую порцию виски.
– Магдалена должна была заинтриговать его, установить отношения. Он годился ей в дедушки, но предпочитал молодых, энергичных женщин. Она должна была собрать информацию изнутри: охрана, распорядок, расположение произведений искусства. Они наметили пару полотен Ренуара. Всего два. Рорк уже тогда считал, что не следует слишком глубоко зачерпывать из одного колодца. В тот день, когда они должны были закончить работу, – предполагалось, что Магдалена будет отвлекать объект на его же собственной яхте, – она сбежала с объектом.
– Синица в руки.
– Совершенно верно. Ему пришлось бросить эту работу: он опасался, что информация неверна, что его подставляют. Ему это дорого стоило. Я говорю не только о потерянном времени и напрасно потраченных усилиях.
– Но он не последовал за ней, не заставил ее заплатить? – Ева опять повернулась к Соммерсету. – Он этого не сделал, потому что ему было больно, и боль была важнее желания отомстить. Он ее любил?
– Он был ослеплен.
Болезненный узел у нее внутри затянулся еще туже.
– Хуже. Это еще хуже.
– Согласен. – Соммерсет отхлебнул виски. – Он очень много от нее вынес за то время, что они были вместе. Она любила риск – и в профессиональном плане, и в личной жизни. Вы ее видели. В ней есть огонек. Его это привлекало.
– Она умна, – с трудом выговорила Ева. – Умна и образованна. Я ее прокачала.
– Разумеется. Да, она очень умная молодая женщина.
– Ему это импонировало. Даже больше, чем физическая близость, хотя и она тоже играла роль.
Соммерсет помедлил немного. Он видел, что Ева в шоке, на нее обрушился тяжкий удар, а то, что он собирался сказать, добавит ей еще больше боли.
– Она хорошо разбиралась в искусстве, в музыке, в литературе. А он всегда хотел учиться, узнавать, усваивать вещи, которых был лишен в детстве. Она прекрасно умела считать, а кроме того, у нее была страсть к роскоши. К глянцу, если можно так сказать.
– И она любила воровать. Это ему тоже импонировало, – добавила Ева.
– Она любила брать. Присваивать. Если он приносил ей подарок, она, конечно, приходила в восторг, какое-то время только об этом и говорила, но ей гораздо больше удовольствия доставляли украденные вещи. Только ей всегда было мало, и она получала еще больше, даже не прося напрямую. Не знаю, как у нее это получается, но она умеет настоять на своем. И сейчас она захочет большего.
– Она сегодня приходила ко мне на работу. Как раз перед самым уходом.
– Вот оно что. – Соммерсет опустил взгляд на свой стакан, отпил еще виски. – Да, это на нее похоже. Посеять семена сомнения, сделав вид, что она просто хочет утихомирить страсти.
– Да, что-то в этом роде, – согласилась Ева. – Она хотела мне напакостить, я это сразу поняла. И тем не менее ей это удалось. Она сказала, что он согласился поработать с ней, помочь в делах. Если она сумела уговорить его на новое дело, хотя бы помочь ей с подготовкой, тогда помоги нам бог.
– Вы не можете этого позволить.
– Я не могу что бы то ни было позволять или не позволять Рорку. Никто не может.
– У вас есть влияние – воспользуйтесь им. Она всегда была для него «слепым пятном». И сейчас ничего не изменилось.
– А что я могу? Только спросить его напрямую. Как еще я могу бороться с недомолвками и ухищрениями?! – В голове у Евы ворочался тяжелый жернов. – Недомолвки кажутся мне оскорбительными, ухищрениями я не владею. Уж, во всяком случае, не на ее уровне, тут и сравнивать нечего. В конце концов, все сводится к одному: это его выбор. Вот он пусть и выбирает. Меня работа ждет.
Ева двинулась прочь из комнаты, но остановилась и заставила себя повернуться лицом к Соммерсету, встретиться с ним взглядом.
– Она манипулирует людьми. Это я сразу поняла. К тому же она красивая, светская, блестящая, искушенная. Держу пари, ей хватит ума удовольствоваться тем, что Рорк уже сейчас имеет. Вообще-то по типу она ему гораздо больше подходит. Я думала, ты обрадуешься, если он сменит меня на нее. – Ей пришлось перевести дух, чтобы голос не задрожал. – Она не будет оставлять кровавые следы, возвращаясь домой. Она точно знает, какое платье надеть к званому ужину. И уж она-то не забудет, что этот чертов званый ужин назначен на такой-то день и час! Потому что ей не придется в этот момент стоять над трупом! Вот я и хочу понять: с какой стати ты мне все это рассказываешь?
– Она прекрасно смотрелась бы под руку с ним. Она безупречно владеет французским и итальянским. Она может быть обворожительной, когда захочет. Но она его использует. Она будет брать, брать, брать… А если ей это зачем-то понадобится, даже если таков будет ее каприз, она бросит его на съедение волкам. А сама будет смотреть, кто возьмет верх. – Соммерсет допил виски. – Вы, лейтенант, частенько бываете грубы, вы, безусловно, невоспитанны, у вас весьма смутные представления о том, чего требует свет от жены человека, занимающего такое положение, как Рорк. Но вы сделаете все, что в ваших силах, вы жизни не пожалеете, чтобы уберечь его от зла. Она никогда не даст ему любви. Вы же не способны дать ему ничего другого.
Да, думала Ева, поднимаясь по лестнице, она не способна дать ему ничего, кроме любви. Никогда она ничего подобного не чувствовала до встречи с ним, никогда не ощущала такой боли, такого мучительного, выматывающего душу страха его потерять. Как же она могла забыть, что любовь несет с собой этот мучительный страх?
Потому что до встречи с ним она не знала такого оглушительного счастья, волнения, наслаждения спокойствием и комфортом, заглушавшего все остальное.
Ева прошла в свой кабинет, запрограммировала целый кофейник кофе. До встречи с Рорком, вернувшись домой, она, скорее всего, погрузилась бы с головой в работу. Так почему бы и сейчас не поступить точно так же?
Сейчас у нее еще больше причин поступить точно так же. Этого требует долг.
Человек убит. Убит человек, который, по свидетельствам всех, кто его знал, был славным парнем. Обычным парнем, способным в отличие от многих принести реальную пользу обществу.
У нее не было никаких улик, указывающих на то, что он хоть раз в жизни кому-то причинил зло. Никогда не распутничал, не употреблял и не распространял наркотики, не крал, никого не шантажировал, не изменял жене.
Ну, положим, пообедать в ресторане – еще не значит изменять, напомнила себе Ева, пока несла кофейник к столу. И трахать женщину за двенадцать лет до свадьбы с другой – тоже не измена.
Рорк не станет ей изменять. Об этом можно не волноваться.
Но если он почувствует соблазн? Вот в чем все дело.
И это дело не имело никакого отношения к Крейгу Фостеру.
Ева сидела, поставив локти на стол и опустив голову на руки. Надо просто выбросить этот вздор из головы, вот и все. Очистить ее от ненужных мыслей. Стоит, наверно, принять таблетку от головы. Что-то надо делать с этой дурацкой головной болью, черт бы ее побрал. Так и молотит в черепе.
Ева с досадой рванула на себя верхний ящик, зная, что Рорк оставил там коробочку с голубыми таблетками на всякий случай. Она терпеть не могла принимать таблетки, но другого выхода не было. Если не принять таблетку, она не сможет работать.
Она проглотила таблетку, запила ее кофе, и тут Галахад трусцой вбежал в кабинет: ему надо было взять разбег, чтобы запрыгнуть на стол. Он тяжело шлепнулся и уставился на Еву.
– Мне работать надо. – Но все-таки было удивительно приятно провести ладонью по его пушистой шерстке и почувствовать, как он потягивается под ее рукой. – Мне надо работать, а не то я с ума сойду.
Передвинувшись за столом, Ева вставила в прорезь компьютера диск с данными.
– Компьютер, провести перекрестную сверку списков служащих и клиентов на диске А со списком родителей, администраторов, учителей и подсобного персонала на диске Б. Доложить о совпадениях.
«Принято. Работаю».
– Вторичное задание. Стандартная проверка данных с диска В, включая уголовные досье, финансы, занятость, гражданское состояние, образование.
«Принято. Работаю».
Может, что-то всплывет? Что-то, касающееся родителей или опекунов, которые были в здании в то утро.
– Дальнейшее задание. Вывести данные по административному, учительскому и подсобному персоналу школы Сары Чайлд в алфавитном порядке на первый стенной экран.
«Принято. Данные выведены на первый экран… Первичное задание завершено. Совпадений нет».
– Ну да, конечно. Это было бы слишком просто. Используя те же списки, провести перекрестную проверку родственников, бывших супругов или сожителей.
«Принято. Работаю… Вторичное задание завершено. Куда вывести результаты?»
– Вывести на экран компьютера.
Отодвинувшись от стола в кресле на колесиках, держа в руке кружку с кофе, Ева начала изучать результаты. Ничего «горяченького». Кое-кого разок шлепнули по рукам, но все вполне традиционно. Хранение наркотиков с целью личного употребления – встречается на каждом шагу. Мелкая кража в магазине четырехлетней давности. Никто не сидел. Никто не совершал тяжких уголовных преступлений.
Прежде чем приступить к изучению данных на стенном экране, Ева закрыла глаза и начала перебирать в уме все, что уже знала. И что хотела бы узнать.
Яд в горячем шоколаде. Термос, оставленный без присмотра, доступный любому в течение нескольких временных интервалов в то утро. Как и всегда.
– Погоди-ка!
Ева резко выпрямилась и прищурилась. Она позвонила Лиссет Фостер.
– Лейтенант Даллас. Извините за беспокойство, но у меня есть еще пара вопросов. Вы сами каждое утро готовили горячий шоколад для мужа?
– Да, я же вам сказала.
– А сами вы когда-нибудь его пьете?
– Нет. Слишком много калорий, – устало ответила Лиссет. – Я добавляю немного настоящего шоколада в соевое молоко и стандартную порошковую какао-смесь. Он об этом не знал.
– А кто-нибудь еще знал об этой добавке?
– Моя мама. Это она научила меня так готовить шоколад. Кто еще? Я уверена, что говорила об этом у себя на работе. Ну вроде хвасталась. И еще я могла рассказать Мирри. Но это был мой маленький секрет от Крейга. Он бы не хотел, чтобы я тратила на него так много денег.
– Я заметила банку с сухой какао-смесью у вас в кухне и запас жидкого шоколада в банке из-под женских витаминов.
– Это было идеальное место. Он никогда не полез бы в банку с моими витаминами, вот я и решила, что лучшего тайника не придумать.
– Мы отослали сухую смесь и жидкость на экспертизу. Кто-нибудь еще знал, где вы их храните?
– Смесь – пожалуй. Но не шоколад. Вы думаете…
– Наша лаборатория определит, нет ли следов посторонних примесей в сухой смеси и в жидком шоколаде. Кто-нибудь навещал вас дома в прошлые выходные, перед смертью вашего мужа?
– Нет. По-моему, нет. В субботу я выходила на время за покупками. Но Крейг оставался дома. Он не говорил, что кто-то заходил в мое отсутствие.
– У кого-нибудь есть запасной ключ? Дубликат? Ваш код?
– У Мирри. На всякий случай. Но…
– Хорошо. В вашем здании нет ни камер наблюдения, ни привратника?
– Мы не могли позволить себе квартиру в таком доме. Но мы живем в хорошем районе. У нас никогда не было неприятностей.
– Хорошо, миссис Фостер. Спасибо, что уделили мне время.
«Вот и «что, если», – подумала Ева. – Что, если некто неизвестный или неизвестные проникли в квартиру Фостера, зная о его привычках? Подсыпали отравы в смесь. Вдруг у Крейга был визитер, о котором он не сказал жене?»
А может… Может, это случилось не накануне. Может, пару раз ему просто повезло, яду ему не досталось. Или досталось, но слишком мало.
Ева вытащила рапорт лаборатории, прочитала отчет о содержимом «походной кружки». Среди ингредиентов не было настоящего шоколада.
Значит, убийца не знал секрета Лиссет.
Ева в задумчивости встала и подошла к доске. Она изучила фотографию убитого, снимки с места преступления. Побарабанила пальцами, разглядывая термос.
Ничего особенного. Обычная «походная кружка» большого размера. Ценой долларов в пятьдесят. Целиком черная, с именем убитого, выгравированным серебром на корпусе. Похоже, совсем новая.
Крейг пользовался ею каждый день, каждый рабочий день в течение учебного года, даже больше. Так почему же она выглядит как новенькая?
А может, потому, что она новенькая? Ева уже обдумывала эту возможность, а теперь пошла по своему же следу. Черт!
– Быстрее, – пробормотала она. – Проще. За пятьдесят баксов можно в три секунды подменить шоколад отравой. Не надо выливать куда-то шоколад и вливать отраву, надо просто забрать весь термос целиком, сунуть его в свой портфель или рюкзак, а на месте оставить другой, с отравой.
Умнее. Чище. Проще. Никакой возни.
Ева вытащила отчет «чистильщиков», хотя и без того знала, что не пропустила бы такую важную деталь, как наличие в здании второго термоса с гравировкой.
– Компьютер, провести вероятностный тест по следующим версиям в отношении дела номер Эйч-Пи-33091-Ди. Первая версия: яд был добавлен в «походную кружку» – термос убитого в день его смерти. Вторая версия: термос был подменен в день его смерти. Какая из версий более вероятна?
«Принято. Работаю».
Ева подлила кофе в кружку, прошлась взад-вперед вдоль доски, вернулась за стол и села.
«Вероятности по обеим версиям не имеют существенных различий на основе текущих данных».
– Помогли, что называется, – проворчала Ева.
А ведь это важно, очень важно знать, как именно жертве подсунули отраву.
Раз в отравленном напитке настоящего шоколада не было, версию с отравлением сухой какао-смеси в доме Фостера можно было смело отбросить. Куда проще и эффективнее было бы добавить отраву прямо на месте. Но и в этом случае фактор риска был велик.
А вот заменить всю эту музыку вместе с упаковкой – очень даже умно. Самый эффективный, самый надежный способ.
На следующий день надо будет провести более тщательный обыск школы. Но если бы пришлось биться об заклад, Ева поставила бы на то, что убийца забрал «походную кружку» Крейга в качестве сувенира. Или просто избавился от нее далеко за пределами школы.
Ева вызвала на экран описание термоса и начала поиск по торговым точкам в городе и в Интернете, продающим эту марку и модель с опцией дарственной надписи.
На одном только Манхэттене нашлось двадцать магазинов, предлагающих этот товар. Продавцов в Интернете было втрое больше.
И все-таки это прорыв. Даже вне зависимости от того, какую роль сыграл термос, Ева теперь твердо знала, что напиток приготовил убийца. Тот, кто не знал рецепта Лиссет.
Ева вновь потянулась за кофе и тут увидела в дверях Рорка.
– Лейтенант!
– Привет!
Оба настороженно смотрели друг на друга, пока Рорк входил в кабинет.
– Я не думал, что так сильно задержусь.
– Бывает.
«Задание по перекрестной проверке завершено. Совпадений не найдено».
– Иногда мир не так тесен, как хотелось бы, – заметила Ева и опять взяла кружку с кофе.
– Что-то ты сегодня засиделась за работой.
– Кто бы говорил!
Рорк присел на уголок ее стола, встретился с ней глазами.
– Мы не в ладах, Ева?
Она ненавидела, просто ненавидела себя, но ничего не могла поделать: ей хотелось опустить голову на стол и разрыдаться.
– Я не знаю.
Рорк протянул руку, провел пальцами по ее волосам.
– Этим утром тебе удалось нажать на «горячую кнопку». Я жутко разозлился. Выходит, ты мне не доверяешь?
– Думаешь, я сейчас сидела бы здесь, если б я тебе не доверяла?
– Ну, раз уж ты тут сидишь, значит, у нас нет проблем.
– Все не так просто.
– Я люблю тебя. Только тебя одну. Тут все непросто, но все стопроцентно. Ты даже не поцеловала меня на прощанье этим утром. – Рорк наклонился и коснулся губами ее губ.
Ева почувствовала, как любовь просто выплескивается из ее груди.
– Пока, – прошептала она.
Рорк улыбнулся и поцеловал ее в губы. Тепло и нежно.
– Привет! Бьюсь об заклад, ты еще не ужинала.
– Я стараюсь ускорить расследование.
О еде даже не подумала.
– А ты сейчас подумай. – Он взял ее руку, сплел пальцы с ее пальцами. Тут Галахад потерся головой о его плечо. Свободной рукой Рорк погладил кота. – У вас усталый вид, лейтенант. Круги под глазами. Так всегда бывает, когда не поешь и не поспишь толком. Я закажу гамбургеры, они обычно пробуждают в тебе аппетит. А за ужином расскажешь мне о деле.
«Он не хочет говорить о том, что было утром, – подумала Ева, – не хочет говорить о своей встрече с Магдаленой».
Он очень ловко пытался отодвинуть все это в сторону. Но об этом надо было поговорить. Не откладывая.
– Она приходила ко мне на работу.
В его лице ничего не изменилось, ничто даже не дрогнуло. Неудивительно, что он с таким успехом вел деловые переговоры.
– Магдалена?
– Нет, фея весны.
– Для феи весны еще рановато. Или теперь она, а не февральский сурок предсказывает весну?
– Очень смешно! Но давай вернемся к теме. Она пришла повидать меня в самом конце моей смены. Решила, что мы можем поболтать за выпивкой и стать подругами. Можешь догадаться, каков был мой ответ.
Рорк оттолкнулся от стола.
– Мне жаль, если это тебя расстроило. – Он подошел к стене, отодвинул панель и вынул бутылку бренди. – Она общительна и импульсивна. Полагаю, ей хотелось узнать тебя поближе.
– Ты так полагаешь? – Вспыхнувший гнев душил Еву, борясь с чем-то еще, для чего у нее не было имени. Наверное, это называлось страданием. – Даже после того, как сам ее предупредил, что я ей не понравлюсь?
Рорк бросил взгляд на Еву, налил бренди в рюмку и убрал бутылку.
– Не больше, чем она тебе. Вероятно, она это сделала, чтобы доказать, что я ошибаюсь.
«Слепое пятно», – говорил ей Соммерсет.
– Думаю, это заботило ее в самую последнюю очередь. Ты собираешься с ней работать?
На этот раз даже Рорку изменила его хваленая выдержка. Раздражение прорвалось, пусть и на мгновение.
– Разумеется, нет.
– Значит, она лжет?
– Если она так сказала, значит, либо она ошиблась, либо ты ее неправильно поняла.
– Я неправильно поняла?
– Господи боже! – Рорк отпил глоток бренди. – Ты пытаешься загнать меня в угол, хотя никакого угла нет. Мы с Магдаленой просто пообедали, и за обедом она спросила, не могу ли я ей помочь с инвестициями. Я согласился помочь только советом, дал ей имена тех, с кем она могла бы работать. То же самое я делал для других людей бессчетное число раз.
– Она – не другие люди.
– Чушь собачья! – «Ага, – отметила Ева, – теперь мы злимся. Да, мы здорово разозлились». – А ты чего ждала? Что я скажу: «Извини, ничем не могу тебе помочь, не могу даже порекомендовать финансовых советников, потому что двенадцать лет назад мы с тобой трахались и моей жене это не нравится»? На тебя это не похоже, Ева.
– Мне трудно судить. Никогда раньше не была в таком положении.
– В каком именно положении?
– Когда мне под нос подсовывают женщину, к которой ты питаешь теплые чувства, когда я знаю, что именно на это она и рассчитывала.
– Поскольку я человек, а не чертов робот, да, я питал чувства к другим женщинам, до того как встретил тебя. Кое-кого из них ты видела. Что касается Магдалены, с какой стати ей наживать врага в твоем лице? – возмущенно спросил Рорк. – Она бы на этом ничего не выиграла. Ты делаешь из мухи слона. Раздуваешь проблему из того, что было за много лет до нашей встречи. До того, как я узнал о твоем существовании. Тебе нужны мои заверения, обещания, клятвы? После всего, чем мы стали друг для друга?
– Как это так получается? Все ходы делала она, а виноватой оказываюсь я?
– Я вижу, как моя жена изводит себя ревностью из-за старой связи, которая давно быльем поросла. – Рорк отставил бренди и постарался успокоиться. – Ева, я не могу вернуться в прошлое и изменить его. Не могу стереть то, что я делал много лет назад. Да я бы не стал, даже если бы смог. Любой шаг, сделанный тогда, приближал меня к тебе.
«Да не в этом дело, – подумала Ева. – Или в этом?» Все, что она хотела сказать, даже ей самой казалось нытьем ревнивой жены.
– Ты твердо уверен, что она не хочет опять начать с того места, где вы расстались?
– Если хочет, ее ждет большое разочарование. Ева, мы с тобой встретились не в детстве, мы оба не были невинными овечками. И если любой из нас начнет себя накручивать из-за того, что у нас было в прошлом, до нашей встречи, мы просто с ума сойдем.
– Прошу прощения! – Ева вскочила на ноги. – Не ты ли выколотил всю душу из Уэбстера в этом самом кабинете?
– Он тебя обнимал! В нашем доме! Это совсем другое дело, черт побери. – Слова Рорка жгли и резали, как бритва. – И мне на минуту даже в голову не пришло, что ты сама набивалась, что ты его поощряла, что ты собиралась это терпеть. Мы с вами провели раунд, лейтенант, потому что вы угрожали мне оружием. И какого черта вам надо от меня сейчас?
– Ну, наверно, мне хотелось бы знать, какого черта ей от тебя надо. Замышляет ли она новое дело? Хочет ли она, чтобы ты…
– Если хочет, мне она об этом не говорила. По правде говоря, все было как раз наоборот. А если она что-то планирует, это не мое дело. Ты что, всерьез меня подозреваешь? Думаешь, я настолько бесхребетный, что не только пойду на преступление, но и лягу в постель с другой женщиной?
– Нет.
– Чего бы она ни хотела, Ева, она получит от меня не больше, чем я согласился дать. Несколько элементарных советов по инвестициям. Может, мне попросить своего секретаря составить для тебя отчет в письменном виде по этому поводу?
У Евы горело лицо, головная боль вернулась. Она ничего не добилась, только разозлила его и в то же время сама, своими руками, поставила Магдалену между ним и собой.
– Я ненавижу это чувство, ненавижу, что приходится так поступать. Ненавижу, что нам приходится стоять тут и спорить о ней. Как будто она тут главная.
– Ну так прекрати! – Рорк подошел к ней. Положил руки ей на плечи, провел вниз и вверх по ее рукам, потом привлек ее к себе. – Если уж нам суждено спорить, давай поспорим о чем-то реальном. Ты тут главная, Ева. Ты не просто сердцевина моего мира, ты и есть мой мир.
Ева обвила руками его шею и прижалась к нему крепко-крепко. «Он ответил, – сказала она себе. – Оставь это, забудь об этом».
– Сам виноват, что я так тебя люблю. – Она спрятала лицо у него на плече. – Я от этой любви дурею.
– Конечно, это я виноват. – Рорк погладил ее по волосам, прижался щекой к ее макушке и почувствовал, как она успокаивается. – Давай будем дуреть вместе. Ну как, полегчало?
«Полегчало, – подумала Ева. – Но разговор еще не окончен».
Но ей было так страшно, что она снова велела себе выкинуть это из головы. Просто забыть.
– Полегчало, – ответила она вслух. Надо было сменить тему разговора, и она добавила: – Бэрджесс из Нью-Джерси оказывает мне полное содействие.
– Очень рад это слышать. – Привычным движением Рорк провел пальцем по маленькой ямочке у нее на подбородке. – Кто такой Бэрджесс и что за содействие он оказывает тебе в Нью-Джерси?
– Это не он, это она. Она управляет твоей фабрикой в Нью-Джерси, и она получила твою памятку.
– Мою? Ах да! Я действительно разослал памятку разным отделениям «Рорк Индастриз». Пришлось кстати, верно?
– Избавило меня от кучи всякого дерьма. К твоему сведению, я не против сама избавляться от дерьма, но все равно спасибо. Ты, значит, обрабатываешь семена клещевины?
– Не отрицаю.
– Рицин, которым был отравлен Крейг Фостер, получают из жмыхов, после переработки семян в касторовое масло.
Рорк прищурился:
– Фабрика к этому причастна?
– На данный момент я не могу найти никакой связи между фабрикой и кем-либо из моих подозреваемых. Это было бы здорово – так увязать все концы. Мотива у меня тоже нет. Определенного мотива. Может быть, Фостер в какой-то момент в школе застал одного из своих коллег, пока тот спаривался, с кем не подобало. Убийство – довольно крутая реакция, но когда тебя застают со спущенными штанами…
– Может, Фостер шантажировал того, кто спаривался, или того, с кем он спаривался?
– Никаких подтверждений этой версии я пока не нашла. И на него это не похоже. Я не нашла ни единого человека, с кем он был бы в плохих отношениях, включая того, кто заводит шашни с кем не следует. Я жду результатов экспертизы, а пока изучаю всех учителей, подсобный персонал и администрацию, а также родителей учеников. Но пока никаких флюидов, никак не могу взять след.
– Дай мне посмотреть материалы. Свежий глаз, новый взгляд.
– Не помешает.
Он забыл, что ее надо заставить поесть, вспомнила Ева, пока Рорк просматривал собранные ею данные. Наверно, у него вылетело из головы. Может, оно и к лучшему. У нее не было аппетита.
В ту ночь Ева спала беспокойно, то и дело просыпаясь. Ей снились сны. Обрывки разговоров, смесь из споров с Рорком, проведенных допросов, встречи с Магдаленой Перселл. Она проснулась измученная.
Но Рорк был там, где она привыкла видеть его по утрам: пил кофе в малой гостиной, примыкающей к спальне. На экране компьютера мелькали цифры, звук был заглушён.
Ева потащилась под душ и попыталась вытеснить усталость тугими горячими струями воды.
Когда она вернулась в спальню, Рорк переключился на утренние новости. Ева направилась прямо к кофейнику.
– Ты плохо спала, – сказал он, заглянув ей в лицо.
– Дело спать не дает.
– Жаль, что я не смог тебе помочь.
Она улыбнулась и направилась в гардеробную, унося с собой кружку кофе.
– Может, сегодня что-нибудь подвернется.
– Там одежда для тебя. Для сегодняшнего шоу с Надин.
Ева нахмурилась:
– С какой это стати я должна переодеваться?
– Считай это мерой предосторожности. Вдруг и сегодня у тебя будет обычный рабочий день, и ты вся извозишься в крови, брюки порвешь, преследуя подозреваемого по горячим следам…
– Судя по всему, мне придется провести день, зарывшись в бумаги. И я с места не сдвинусь. Во всех смыслах слова.
– Ну, если дела пойдут столь трагично… Нет, только не этот жакет.
– А что с ним не так?
Ева сердито нахмурилась, хотя в душе была счастлива. Ее так порадовало его замечание, возвращение к нормальной атмосфере, что она готова была улыбнуться во весь рот, как полная идиотка.
– Он не телегеничен. Будет плохо смотреться на экране.
– Я тоже.
– Увы, с этим не поспоришь. И тем не менее… – Рорк встал и вошел в ее гардеробную.
– С какой это стати ты должен выбирать для меня одежду? Мне это не нужно.
– О, дорогая Ева, тебе это просто необходимо.
Рорк извлек на свет божий жакет в бронзовых тонах. Ева готова была присягнуть, что никогда его раньше в глаза не видела. К этому жакету он подобрал брюки шоколадного цвета и кремовую водолазку.
– Позволь себе дикую выходку, – добавил Рорк, вывешивая одежду на спинку дивана. – Надень сережки. Пожалуй, маленькие золотые колечки.
Только она хотела на него рявкнуть, как он обхватил ее лицо ладонями и поцеловал в губы долгим, глубоким и нежным поцелуем.
– Как я обожаю этот ротик, – прошептал Рорк. – Особенно когда он собирается изречь нечто саркастическое. Как тебе яичница с беконом? Способна высечь хоть искру энтузиазма в твоей очерствевшей душе?
– Куда больше, чем пара золотых колечек у меня в ушах, – проворчала Ева.
Но она нашла и нацепила сережки, оделась в то, что он для нее выбрал. Ей было приятно, что он поддразнивает ее из-за одежды.
И только она собралась сесть завтракать вместе с ним, и кот уже вспрыгнул на валик дивана, примериваясь к бекону, как в кармане у Рорка зазвонил сотовый телефон.
Ева все поняла в тот самый миг, как он прочел номер на определителе.
– Ответь, – сказала она, хотя он уже сунул было телефон обратно в карман. – Похоже, она тоже любит вставать рано.
– Я переключил ее на голосовую почту. Давай поедим, пока все не остыло.
– Ответь, – повторила Ева. – Все равно Пибоди будет здесь с минуты на минуту. Увидимся позже.
– Черт бы тебя побрал, Ева.
– Позже, – бросила она на ходу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наивная смерть - Робертс Нора



истоия просто ошедевр,очень интригующе,захватывает=)оторватся просто невозможно...Автору большая благодарность!=)
Наивная смерть - Робертс Норакарина=*
21.01.2011, 14.30





Обожаю всю серию про Даллас! Безумно интересно наблюдать за ходом мыслей Евы, и тем как Рорк поддерживает её)))!
Наивная смерть - Робертс НораАнжела
21.05.2013, 21.04





Мне нравятся все книги с участием Евы Даллас.Спасибо автору =)
Наивная смерть - Робертс НораСаша
4.01.2014, 15.50





из всей серии про Еву Даллас больше всего хотелось перечитать именно эту книгу, потому что именно здесь появляется коварная разлучница, которая угрожает семейному счастью Евы и Рорка. и пусть некоторые дамы назовут эту серию скорее детективами, нежели традиционными романами про любовь, я позволю себе не согласиться. от истории к истории раскрывается глубина чувств главных героев, а всякого рода расследования придают более человеческую окраску, что ли... не знаю, все ли правильно поймут мою мысль... просто в обычных романах зачастую сюжетная линия выглядит нереальной, а книги Норы Робертс - подлинное удовольствие, основанные на всех человеческих эмоциях и пороках, и все же главной остается Любовь...
Наивная смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
29.01.2014, 13.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100