Читать онлайн Наивная смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наивная смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наивная смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наивная смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наивная смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Еву, как на буксире, тащила по телецентру энергичная маленькая ассистентка по имени Мерси. Ева решила, что это имя ей совсем не подходит: как раз сострадания в ней не было ни на грош. Она пулей неслась по коридорам в своих черных кедах на воздушной подошве, не останавливаясь, протаскивала Еву через контрольные пункты и тараторила, как пулемет.
– Все просто в диком восторге от сегодняшней премьеры. Надин – крупнейшая звезда на телевидении в настоящий момент, и весь канал с ума сходит, потому что она осталась с нами. Она ведь могла увести это шоу на другой канал. И она пригласила вас на первое интервью! Это просто супер! Я хочу сказать, вы обе вместе – это настоящая бомба! Гремучая смесь!
У Мерси были розовые волосы, сколотые на макушке заколками в виде бабочек, а из-под левой брови как будто вылетала целая стайка крошечных отпрысков этих бабочек.
Это сбивало Еву с толку.
– Вам надо познакомиться с продюсером, с режиссером, с оператором, а потом мы пойдем прямо в гримерную и в гардеробную. Могу принести вам все, что попросите. На все время шоу я в вашем полном распоряжении: кофе, чай, вода – у нас есть с газом и без газа, – лимонад, все, что угодно. Надин говорит, вы любите кофе. Сейчас заглянем к режиссеру. Это быстро.
– Я не хочу…
Но ее чуть ли не силой втолкнули в кабинет, ей пожали руку, затем загнали в другой кабинет, где состоялся новый обряд рукопожатия.
Воздух так и вибрировал. У Евы даже голова разболелась.
Продолжая тявкать, как померанский шпиц, накушавшийся «Зевса», Мерси втащила Еву в гримерную. Здесь ярко подсвеченные зеркала сияли вдоль длинного прилавка, уставленного целой батареей бутылочек, баночек, тюбиков, кисточек и странных инструментов, похожих на орудия пытки.
Но еще страшнее – страшнее мысли о том, что ею манипулируют, что начальство и дружеский долг принуждают ее к появлению на телеэкране, страшнее непрерывного тявканья у нее над ухом, страшнее осознания того, что все эти кисточки, баночки и тюбики будут испробованы на ней, – страшнее всего этого была женщина с зубастой улыбкой, стоявшая за высокой спинкой черного кресла.
– Матерь Божья!
– Вы ведь уже знакомы, верно? – как ни в чем не бывало заливалась Мерси. – Трина, я оставлю лейтенанта Даллас в ваших волшебных руках, пойду принесу ей кофе. Надин сделала запас особого сорта специально для нее. Вам что-нибудь принести?
Волосы Трины, с прядями черного и белого цвета, были собраны на макушке и низвергались оттуда водопадом. Глаза светились неземным изумрудным светом. Она сдернула с крючка ярко-синий пеньюар.
– Мне воды. Без газа.
– Я мигом!
– Выглядишь хреново, Даллас, – заметила Трина.
– Я сплю, и мне снится кошмар. Сейчас врежу себе между глаз и проснусь.
– У тебя и без того уже такие синяки под глазами, будто тебя весь день сегодня кто-то дубасил. Сейчас мы это исправим.
– Ну почему ты здесь? Почему это должна быть именно ты?
– Во-первых, потому что я лучше всех, и Надин это знает. Она всегда получает самое лучшее. А во-вторых, из-за тебя. Если бы не ты, мне не довелось бы поработать над Надин у тебя дома. – Трина со щелчком расправила пеньюар, словно плащ матадора. – Так что, считай, я тебе обязана.
– Значит, того не ведая, я сама навлекла это на свою голову.
– Тебе повезло, что это я. Потому что я лучше всех и еще, потому что я тебя знаю. В отличие от многих других я знаю, как вернуть тебе человеческий облик. Чтобы ты была похожа на самое себя.
– Я и так похожа на себя.
– Нет, ты похожа на собачье дерьмо. Но где-то там, под слоем дерьма, скрываешься ты, и я знаю, как вытащить тебя наружу. Плюс к тому я должна сделать тебе грим под камеру, но я все сделаю так, чтобы ты не напоминала проститутку, вышедшую на охоту.
В жизни Евы почти не было людей, внушавших ей страх. Трина была не из их числа. Словно угадав ее мысли, Трина опять улыбнулась и похлопала по спинке кресла.
– Садись. Все скоро кончится, ты и глазом моргнуть не успеешь.
– Не забывай, я вооружена.
Но Ева села. А что еще ей оставалось делать?
– Как же это получилось? Только что из отпуска, а выглядишь паршиво. Мэвис говорила, что вы с Рорком урвали пару дней на пляже. – Трина приподняла волосы Евы, нахмурилась, пропустила их между пальцами. – Надо бы немного подровнять.
– О господи!
Не обращая на нее внимания, Трина накинула на Еву пеньюар.
– А почему ты еще не навестила Мэвис и ее дивную малышку после возвращения?
Все-таки у пеньюара было одно преимущество: под ним можно было ломать руки, не привлекая внимания.
– У меня времени не было.
– Твоя лучшая, самая давняя подруга родила ребенка. – Трина придвинулась к самому носу Евы, заглянула ей прямо в глаза своими нечеловеческими зелеными глазищами. – Ты хоть понимаешь, что мне пришлось чуть ли не сидеть на ней, чтобы она сегодня не приходила? Слишком холодно, малышка могла простудиться. Придется тебе выкроить время.
– Ладно, я постараюсь.
– Богом клянусь, Белль – самое прелестное существо на земле. – Выпрямившись, Трина нажала большими пальцами на какие-то ей одной известные точки на шее у Евы, провела ими вниз к плечам. – Как всегда, ты комок нервов.
Ева лишь закрыла глаза вместо ответа. Она слышала, как вернулась Мерси – тяф, тяф, тяф – и снова ушла. Слышала, как щелкали ножницы, как что-то гудело, пока Трина что-то делала – бог знает, что она там вытворяла! – с ее волосами. Но Ева вздрогнула, когда спинка кресла поехала назад.
– Слушай, тебе полагается расслабиться, ясно? Если ты не будешь выглядеть хорошо, я буду выглядеть плохо. Понятно?
– Мне эта мысль все время спать не дает.
И Ева опять закрыла глаза. «Это всего лишь один вечер, – напомнила она себе. – Через это просто надо пройти. В конечном счете это мелочь».
Сильные пальцы осторожно массировали ей виски, скулы, подбородок, шею, плечи. Ловкое надавливание на стратегические точки вкупе с усталостью погрузило ее в сон.
Ева очнулась под тихий говор и легкое прикосновение кисточки, щекочущей ее лицо. И почувствовала его запах. В голове у нее еще не прояснилось, она еще не различала ритм и интонации его речи, но носом учуяла Рорка.
– Я почти закончила, – говорила между тем Трина. – То, что на ней, вполне сойдет, значит, ты это выбирал. Но я посмотрю, что ты принес на смену. Просто на всякий случай. Костюмеры все равно захотят взглянуть.
– Переодеваться не буду, – подала голос Ева.
– Вот она и вернулась. – Трина подняла спинку кресла. Поскольку оно было повернуто спинкой к зеркалу, Ева увидела в нем только Рорка.
– С добрым утром, – сказал он, взяв ее за руку, и провел большим пальцем по ладони. – Вид у тебя отдохнувший.
– Совершаем чудеса в ежедневном режиме, – заявила Трина. – Дай-ка я наведу последний блеск на волосы. – Видимо, она что-то почувствовала, уловила в воздухе. Она торопливо собрала свои инструменты и положила их на полку. – Знаешь что? Пожалуй, сделаем это перед самым эфиром. Мне все равно еще надо кое-что проверить, да и Надин пора освежить грим. Артистическое фойе напротив по коридору направо. Там очень мило. – Трина сняла с Евы пеньюар. – Хочешь взглянуть на себя перед выходом?
Ева встала и взглянула на себя в зеркало. Как и было обещано, она была похожа на самое себя. Чуть поярче обычного, глаза и губы обведены контуром, подчеркнуты цветом, но ее можно было узнать. А вот вся дрянь в ней была похоронена – глубоко и надежно.
– Нормально, – сказала она.
– Нормально? – возмущенно фыркнула Трина. – Вот теперь ты выглядишь так, словно только что вернулась из отпуска. Смотри, ничего не пролей на этот жакет. Я думаю, они захотят оставить его для эфира.
– Я позабочусь, чтобы она вела себя примерно, – пообещал Рорк.
Подхватив Еву под руку, он повел ее по коридору в артистическое фойе, отделанное в бледно-персиковых тонах.
Экран во всю стену был настроен на Семьдесят пятый канал. Вдоль других стен стояли мягкие диваны успокаивающего цвета морской волны. Буфет предлагал щедрый выбор фруктов, сыров и сухого печенья.
– Не ожидала, что ты придешь.
Рорк выгнул бровь:
– Разумеется, я пришел. Как я мог пропустить такое событие?
– И ты принес другие тряпки на случай, если я испорчу эти.
– Входит в комплект услуг.
– Я думала, ты на меня злишься.
– Я думал, ты будешь злиться на меня. – Взяв ее за обе руки, Рорк поднес их к губам. – Давай выбросим это из головы. Меня весь день одолевала тоска, и мне это надоело.
– Помнится, ты мне говорил, что ирландцам нравится тосковать.
– О, да, мы это обожаем. Тоска подвигает нас на сочинение стихов, песен, историй. Но все хорошо в меру. Хватит с меня тоски, хотя бы на время. А вот тебя мне всегда не хватает.
У Евы камень упал с души. Только теперь ей пришло в голову спросить себя: как она до сих пор передвигалась с такой тяжестью?
– Я люблю тебя.
Он обнял ее, коснулся губами ее лба, щек, маленькой ямочки на подбородке, потом прижался к ее губам. Она прижалась к нему, обвила руками его талию. Они вместе продолжили и углубили поцелуй.
– Я бы предложила вам свой кабинет, – сказала Надин, прислонившись к дверному косяку, – но Даллас уже сделали макияж.
Ева еще минуту не размыкала рук. Потом она отступила на шаг назад.
– Ты натравила на меня Трину? – вместо приветствия спросила она Надин.
– Я подарила тебе Трину, – поправила ее Надин. – Она свое дело знает, потому-то я и пригласила ее на шоу. Плюс на сегодняшний вечер я решила, что для тебя лучше «дьявол, которого ты знаешь».
– Да, тут ты права, – кивнула Ева.
– Ты отлично выглядишь, это главное. Создаешь нужный образ. Сильная, умная, привлекательная и все время начеку. – Надин обошла Еву кругом, размышляя вслух: – Стопроцентный коп. Глянец и женственность оставим для меня.
– Тебе это очень идет, Надин, – заметил Рорк. – Ты прямо лучишься. Сверкаешь, как бриллиант.
– Правда?
Надин встряхнула шикарной стрижкой светлых мелированных волос и повернулась волчком. На ней был костюм цвета «электрик» с узкой, как карандаш, юбкой и жакетом, буквально перерезающим ее по талии. На ногах у нее были черные лодочки на каблуках-небоскребах, на лодыжке поблескивал тонкий бриллиантовый браслет.
– Вот уж не думала, что буду нервничать, но ничего не могу с собой поделать. Очень многое зависит от самого первого шоу. Даллас, я не хочу тебя накачивать. Не хочу, чтобы интервью выглядело отрепетированным, как заезженная пластинка. Но кое-что мы должны обговорить.
– Ну, не буду вам мешать, – начал Рорк, но Надин покачала головой и удержала его:
– Нет. Если Даллас вдруг вздумает сбежать, ты ее скорее догонишь, чем я на этих каблучищах. Давайте просто присядем.
– Тогда давайте что-нибудь выпьем. – Рорк указал на ломящуюся от изобилия буфетную стойку. – Или съедим.
– Потом. – Надин села на один из диванов и прижала руку к животу. – Мой организм полностью мобилизован.
– Мне ничего не надо, – сказала Ева. – А чего ты нервничаешь? Это же твоя работа.
– Я и сама себе об этом твержу, но я никогда раньше не делала ничего похожего, а это ведь большое золотое кольцо. И теперь, когда мне удалось ухватиться за него потной ладошкой, я просто не могу себе позволить его выпустить. Итак… – Надин передвинулась к самому краю сиденья, как будто это она сама, а не Ева готова была сбежать. – Нам придется затронуть дело Айконов. Именно на этом деле я получила часовую передачу. Но задерживаться на нем я не собираюсь. Я к нему вернусь, когда выйдут книга и фильм. Торговля детьми – дело совсем свежее, мы его обсудим. Кстати, о детях, Белль получила удачное имя. Она прекрасна, не правда ли?
Ева заерзала в кресле.
– Точно.
– Я сделала интервью с Тэнди и с Мэвис, во время передачи мы пустим отрывки в эфир. Поговорим о том, что ты делаешь, о том, как ты это делаешь. Что ты сможешь мне дать об убийстве Фостера?
– Следствие продолжается.
Надин все поняла правильно. Она усмехнулась:
– Мне понадобится нечто большее. Какие улики имеются, какие версии расследуются. Действующие лица, место преступления, жертва. Передача не зря называется «Сейчас». Но это мы обсудим в эфире. Предупреждаю: это новостное шоу, но мне придется спросить о Рорке. – Надин вскинула руку, предупреждая возражения Евы. – Я не могу интервьюировать копа и жену Рорка в прямом эфире, не задав ни единого вопроса о муже. Не беспокойся, я не стану спрашивать, что он предпочитает, боксерские трусы или плавки. Просто общее представление.
Надин бросила веселый вопросительный взгляд на Рорка. Он в ответ лишь посмеялся и покачал головой.
– Как тебе удается сочетать работу с личной жизнью, – продолжала Надин. – Повлиял ли брак на стиль твоей работы, на твои взгляды. Мы будем касаться этой темы пунктирно. Итак… – Она взглянула на часы. – Мне пора в гримерную. Потом Трина в последний раз проверит, как ты выглядишь. Потом Мерси приведет тебя в студию. И тогда мы начнем, Даллас. – Надин сжала руку Евы. – Спасибо тебе.
– Благодарность лучше оставь на потом. Может, тебе не понравятся мои ответы.
– Спасибо, – повторила Надин и встала. Потом она повернулась к Рорку. – Как насчет поцелуя на счастье, большой парень? – Она прижала палец к губам. – Прямо здесь.
Он подошел, легко коснулся губами ее губ.
– За долю в тридцать процентов.
– Твои бы слова да богу в уши.
В конце концов все прошло нормально, насколько Ева могла судить. Хотя сама она не понимала, что это за кайф – сидеть под жаркими прожекторами на фоне панорамы города, пока автоматически управляемые камеры ползают повсюду, как змеи.
Заиграла музыкальная заставка. Надин трижды перевела дух, пока какой-то парень, стоявший позади одной из камер, посылал ей сигналы пальцами. Потом устремила взгляд в эту камеру.
– Добрый вечер. Я Надин Ферст, эта передача называется «Сейчас».
Как и предупреждала Надин, они коснулись дела Айконов, раскрытого осенью прошлого года. Да, Ева считает, что законы, направленные против клонирования человека, справедливы. Нет, она не считает самих клонов ответственными за деяния Айконов.
Потом пустили в эфир краткие интервью с Тэнди Уиллоуби, ее мужем и их новорожденным сыном, а также с Мэвис, Леонардо и Белль. Обе женщины пустили слезу, рассказывая о своей дружбе, о том, как Ева спасла жизнь Тэнди, спасла ее сынишку, получившего имя Квентин Даллас Эпплби в ее честь, от продажи на черном рынке, как она ликвидировала преступную группировку буквально за несколько часов до появления их детей на свет.
– Что вы чувствуете? – спросила Надин, когда они снова вышли в эфир после интервью.
– Что сделала свою работу.
– И все?
Ева пожала плечами. Что ж еще?!
– Иногда работа становится личным делом. Так не должно быть, но бывает. Это дело стало для меня личным. Нас с Мэвис связывает давняя история, а с моей напарницей ее вообще водой не разольешь. Это Мэвис заставила меня, заставила нас искать Тэнди. Во многом это ее заслуга. Она встала на защиту подруги. Можно сказать, что в данном конкретном случае именно дружба соединила два дела в одно и помогла закрыть оба. Моя работа ведь состоит не только в том, чтобы закрыть дело. Главное, чтобы восторжествовала справедливость. Я сделала свою работу.
– Это ответственная и опасная работа, требующая времени и большого напряжения сил. Вы замужем за человеком чрезвычайно занятым, весьма влиятельным и, по мнению многих, опасным. Как вы сочетаете работу и частную жизнь?
– Просто понимаю, что одно не всегда сочетается с другим. А главное, я замужем за человеком, который тоже это понимает. Многие полицейские… Скажем так, – перебила сама себя Ева, – могут возникнуть трения в личной сфере, потому что работа у нас такая. Приходится работать сверхурочно, в неудобное время, а это ломает все планы. Приходится опаздывать, пропускать встречи, званые обеды и тому подобное.
– Это может показаться мелочью, – подхватила Надин, – но на самом деле эти званые обеды, встречи и тому подобное, собственно, и составляют личную жизнь.
– Работа съедает часть личной жизни, таково положение дел. Такова наша работа. Гражданскому лицу трудно мириться с этим день за днем. Я считаю, что полицейские – неудачный вариант в личной жизни. Но некоторым все-таки удается ее наладить. Для этого, я полагаю, важно, чтобы гражданские лица проявляли понимание. Когда ваша гражданская половина уважает и ценит вашу работу или по крайней мере понимает, что это такое. Мне в этом смысле повезло. – Ева перевела взгляд туда, где за батареей камер стоял Рорк. – Мне очень повезло.
Наступила рекламная пауза, окупавшая эфирное время, и тут же появилась Трина со шквалом кисточек, поправила им макияж.
– Очень мило, – сказала Надин.
– Долго еще? – спросила Ева.
– Почти закончили.
Надин подумала, но не сказала вслух, что это была незабываемая минута – когда Ева отвела глаза, когда в ее взгляде вспыхнуло чувство и она сказала, что ей повезло. Доля в тридцать процентов? Черта с два! Один этот момент выбьет рейтинги за стратосферу!
– Ваше текущее дело, – начала Надин, когда их опять вывели в эфир. – Шокирующее убийство Крейга Фостера, учителя истории. Что вы можете сказать?
– Следствие продолжается и ведется очень активно.
Бесстрастный голос, бесстрастный взгляд, с удовольствием отметила Надин. Стопроцентный коп. Потрясающий контраст.
– Вы говорили, чтобы найти убийцу, надо узнать убитого. Расскажите нам о Крейге Фостере. Каким он был?
– По отзывам всех, кто его знал, он был молодым, преданным своему делу учителем, любящим мужем, хорошим сыном. Хорошим человеком и человеком привычки. Он был бережливым, ответственным и обыкновенным в том смысле, что делал свою работу, жил своей жизнью, любил и то, и другое.
– И что нам это говорит о его убийце?
– Я знаю, что убийца хорошо изучил привычки Крейга Фостера и использовал это знание, чтобы отнять у него жизнь. Отнять мужа у жены, сына у родителей, учителя у школьников. И сделал он это не в минуту гнева, не импульсивно, но расчетливо, хладнокровно и предумышленно.
– Преступление было совершено в школе, где по коридорам ходят дети от шести до тринадцати лет. Собственно, тело было обнаружено двумя маленькими девочками. Это делает преступление особенно чудовищным.
– Чудовищным? Убийство по определению, по сути своей – чудовищное преступление. Место, где оно было совершено в данном конкретном случае, делает его еще более циничным, чем некоторые другие убийства. Убийство было также очень эффективным.
Надин подалась вперед.
– Что вы имеете в виду?
– Привычки убитого. Убийце нужно было только изучить ежедневный распорядок своей жертвы, знать его расписание и использовать это свое знание. Учителя, ученики, технический персонал курсируют по школьным коридорам, свободно входят в классы и кабинеты. Это преимущество. Убийца этим преимуществом воспользовался.
– Ваши подозреваемые? Вы ведь уже допросили некоторых людей. Сегодня вы привели в полицейское управление для допроса Рида Уильямса, еще одного преподавателя школы Сары Чайлд.
– Мы допросили мистера Уильямса и предъявили ему другое обвинение. Он не обвиняется в убийстве мистера Фостера.
– Но он входит в число подозреваемых? Он ваш главный подозреваемый?
– Следствие продолжается и ведется очень активно, – повторила Ева. – Пока дело не закрыто, мы и впредь будем допрашивать самых разных людей. На данный момент я не могу сказать вам больше.
Надин сделала еще несколько выпадов, Ева их блокировала. Когда режиссер подал сигнал, что время подходит к концу, Надин снова подалась вперед.
– Скажите мне вот что: если убийца сейчас смотрит эту передачу, что бы вы ему сказали?
– Что сейчас мы с моей напарницей представляем интересы Крейга Фостера. Нам предстоит сделать свою работу, и мы чертовски хорошо умеем ее делать. Пусть смотрит телевизор почаще, пока у него еще есть такая возможность, потому что в камере, где ему предстоит провести остаток своей жизни, телевизора у него не будет.
– Благодарю вас, лейтенант Даллас. С вами была Надин Ферст, программа «Сейчас», – проговорила Надин прямо в камеру. – А сейчас я желаю всем приятного вечера.
– Ты была бесподобна, – сказал Рорк, когда они наконец выбрались из студии.
– Наверно, прошло неплохо, судя по тому, что Надин вскочила и сплясала победный танец, как только отключили эти дурацкие камеры.
– Ты была бесподобна, – повторил Рорк и, повернув ее к себе, прижался губами к ее губам. – Если не считать ошибки в местоимении.
– Что?
– Ты сказала: «Мне повезло». Правильнее, дорогая моя Ева, было бы сказать: «Нам повезло». – Он еще раз поцеловал ее. – Нам!
– Да, наверно, ты прав. Нам повезло. А где машина?
– Я отослал ее, чтобы вернуться домой вместе со своей женой.
– Ну, в таком случае ты садись за руль. – Ева помолчала. – Я рада, что ты приехал. – Забравшись в машину, она вытянула ноги. Вздохнула. – Надин прямо-таки купается во всем этом. Не понимаю, что она находит в этом балагане?
– Разные люди на свете бывают. Многие удивляются, как ты ухитряешься день за днем делать то, чем ты занимаешься. Так этот Рид Уильямс – твой человек?
– Первый кандидат на данный момент. И учти, его адвокат – Оливер Страффо.
– Я бы сказал, Страффо дороговат для клиента с учительской зарплатой.
– Уильямс преуспевает. Частные уроки, гарантия пожизненной занятости. Но тело нашла дочка Страффо. Этот парень вполне мог убить Фостера. У него были и мотив, и возможность. И это в школе, где учится дочка Страффо. Она могла поскользнуться на крови и рвоте, а Страффо его защищает. Да, как ты говоришь, разные люди на свете бывают.
– А может, Страффо верит, что он невиновен?
– Может быть. Страффо не знает, что его собственная жена была одной из зарубок на столбике кровати у Уильямса. Уильямс любит браконьерствовать среди персонала и матерей. В моральном отношении он – кролик, и мы нашли порошочек, в обиходе именуемый «кроликом», у него дома. В спальне, в ящике с секс-игрушками. Пока что мы обвинили его в хранении, употреблении и распространении наркотиков, и тут явился Страффо. Меня это достает.
– Адвокаты исполняют свой долг, лейтенант.
– Да, но, допустим, у тебя есть дочка, и ты узнаешь, что один из ее учителей браконьерствует в школе. – Ева выпрямилась на сиденье, боясь уснуть: ей было хорошо и уютно. – Ты узнаешь, что он использует запрещенные вещества для своего сексуального удовольствия. Вот ты бросился бы его защищать?
– Трудно сказать, но, вообще-то, вряд ли. Хотя… откуда нам знать? Может, Страффо тоже кролик в моральном отношении.
– Вряд ли он бросился бы на помощь Уильямсу с такой резвостью, если бы знал, что тот и в его огород забрался.
– Хочешь его просветить?
Ева вспомнила Аллику – напуганную и виноватую.
– Нет, если только это не имеет отношения к делу. Если я узнаю и сумею доказать, что Уильямс убил Фостера, потому что Фостер знал о его связи с женой Страффо, да, в этом случае придется сообщить Страффо неприятную новость.
– А ты уверена, что он без тебя не знает?
– Нет, я не уверена. Я бы и его подозревала, если бы могла привязать его к месту преступления. В то утро он был у себя на работе в восемь тридцать. Это дает ему шанс втиснуться в расписание, но очень малый шанс. Он был на совещании с партнерами с восьми тридцати до девяти, потом у себя в кабинете, куда входили его помощник, секретарь и еще несколько лиц. Он все время был под наблюдением до полудня, пока не уехал на деловой завтрак. Похоже, он к этому непричастен.
– Я вообще не понимаю, с какой стати ты должна его подозревать. В конце концов, это же не Фостер окучивал его жену! Вот если бы Уильямс был убит…
– Репутация. – Ева пожала плечами. – Не такая уж это натяжка – предположить, что Фостер был убит для защиты репутации. Конечно, Уильямс подает самый громкий сигнал. Но я не думаю, что Страффо пришел бы в восторг, если бы новость о неверности его жены стала публичным достоянием. – Она подавила зевок. – Портит имидж.
– Уверяю вас, лейтенант, будь я на месте Страффо, я сосредоточился бы на вас и вашем хахале, а не на каком-то ни в чем не повинном прохожем.
– Будь я на месте Страффо, я бы сделала то же самое. – Но эти слова заставили Еву вспомнить о Магдалене, и она решила сменить тему: – В общем, мы будем и дальше давить на Уильямса, посмотрим, что из него выдавится. На меня вот тоже давят со всех сторон, как это мы – я говорю, «мы», потому что в данном случае это самое точное местоимение, – до сих пор не навестили Мэвис и малышку. Надо к ним сходить.
– Прекрасно.
– И это все, что ты можешь сказать? «Прекрасно», и больше ничего?
– Все будет хорошо. Мы пережили роды. После этого кошмара малютка под розовым одеяльцем покажется нам ангелом.
– Да, наверно, ты прав. Пибоди говорит, что надо принести подарок. Медвежонка или что-то в этом роде.
– Ну, это нетрудно.
– Отлично. Ты возьми это на себя. Только я не понимаю: что за кайф люди ловят от медведей? Разве мы не должны держаться подальше от медведей? Они же покалечить могут!
Рорк засмеялся, и Ева покосилась на него. Он тоже взглянул на нее. И стоило ей увидеть веселье в его глазах, как все у нее внутри согрелось, потеплело.
Ева положила ладонь на его руку, пока он проезжал в ворота дома.
– Помнишь, что Надин говорила о сочетании работы с личной жизнью? – спросила она. – Давай попробуем перейти к личной жизни. Никаких больше разговоров о деле, о работе, об обязанностях. Только ты. Только я.
– Мое любимое сочетание.
Она сделала следующий ход: обвила руками его шею, поцеловала в губы, пока они выбирались из машины. Тепло, зародившееся у нее внутри, разлилось по телу весенним половодьем и смыло все сомнения, обиды, страхи, все мучившие ее вопросы.
«Только ты, – повторила она мысленно, пока они входили в дом. – Только я».
По молчаливому уговору они направились к лифту. Подниматься по лестнице слишком долго. Забравшись в лифт, он не стал терять времени и сразу стянул пальто у нее с плеч. Ева, в свою очередь, сняла пальто с него. Но оба они действовали размеренно, не спеша. Их движения были плавными и легкими, как будто оба понимали, что уже наверстали упущенное.
В спальню сквозь слуховое окно над кроватью в потолке проник голубоватый лунный свет. Они раздели друг друга, поминутно отвлекаясь на затяжные поцелуи и ласки.
Ей казалось, что ее сердце наконец-то вернулось на место. Оно билось тяжко и быстро у самого его сердца.
– Мне тебя не хватало, – призналась Ева. – Мне не хватало нас.
– A ghra, – прошептал он. – Моя любовь. Опять она принадлежала ему – полностью и безраздельно. Она была его сильной, сложной и бесконечно привлекательной женой. Между ними не было преград. Она была не просто рядом, она сливалась с ним. Он всем телом ощущал ее длинные текучие линии, он весь наполнился ее вкусом. Они идеально совпадали друг с другом, идеально сочетались. Вместе они составляли единое целое.
Когда они легли на кровать, она обвилась вокруг него и вздохнула. Он понял, что означает этот вздох. Наконец-то они оба вернулись домой. Ему хотелось приветствовать ее, дать ей как можно больше. Он пустил в ход губы, руки, все свое тело и превратил ее вздох в стон.
Никому, думала она, никому и никогда не удавалось добраться до самой ее сердцевины так, как ему. И, чувствуя, как вздрагивает его тело от ее прикосновений, понимала, что он мог бы сказать о ней то же самое.
Когда они оба миновали гребень первой волны, она обхватила его лицо руками, с бесконечной нежностью прижалась губами к его губам.
– Моя любовь, – повторил он на гэльском наречии. – Моя единственная. Мое сердце.
Она слышала его голос, когда он скользнул в нее, увидела его глаза, когда их тела стали двигаться вместе.
Медленно, текуче и плавно. Не во сне, а наяву. И все то грубое, жестокое, страшное, что принадлежало внешнему миру, отодвинулось от них сейчас. А потом, сплетя пальцы, не размыкая губ, они вместе задремали.
Позже, где-то среди ночи, свернувшись клубочком и прижимаясь к нему, покачиваясь на волне легкой дремоты, она прошептала: «Нам повезло» и услышала, как он усмехнулся в темноте. И снова нырнула в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наивная смерть - Робертс Нора



истоия просто ошедевр,очень интригующе,захватывает=)оторватся просто невозможно...Автору большая благодарность!=)
Наивная смерть - Робертс Норакарина=*
21.01.2011, 14.30





Обожаю всю серию про Даллас! Безумно интересно наблюдать за ходом мыслей Евы, и тем как Рорк поддерживает её)))!
Наивная смерть - Робертс НораАнжела
21.05.2013, 21.04





Мне нравятся все книги с участием Евы Даллас.Спасибо автору =)
Наивная смерть - Робертс НораСаша
4.01.2014, 15.50





из всей серии про Еву Даллас больше всего хотелось перечитать именно эту книгу, потому что именно здесь появляется коварная разлучница, которая угрожает семейному счастью Евы и Рорка. и пусть некоторые дамы назовут эту серию скорее детективами, нежели традиционными романами про любовь, я позволю себе не согласиться. от истории к истории раскрывается глубина чувств главных героев, а всякого рода расследования придают более человеческую окраску, что ли... не знаю, все ли правильно поймут мою мысль... просто в обычных романах зачастую сюжетная линия выглядит нереальной, а книги Норы Робертс - подлинное удовольствие, основанные на всех человеческих эмоциях и пороках, и все же главной остается Любовь...
Наивная смерть - Робертс НораОльга Сергеевна
29.01.2014, 13.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100