Читать онлайн Наивная плоть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наивная плоть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наивная плоть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наивная плоть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наивная плоть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Для кого-то организовать вечеринку – обычное дело. Берешь еду, выпивку, музыку, хороших друзей, все это сваливаешь в одном месте, и они сами перемешиваются как хотят.
Для Дины это превратилось в целую кампанию. С того момента, как Кесси передала ей факел, едва прошло двадцать четыре часа, но ни одна деталь не осталась без внимания, ни один список – невыполненным. Как генерал, взывающий к войскам, она проверила поставщика продуктов, цветочника, бармена, горничных. Она организовывала, переорганизовывала и одобряла. Она пересчитывала фужеры, вместе с музыкантами выбирала репертуар и лично пробовала доставленных Ван Даммом цыплят кебаб в соусе из арахисового масла.
– Неописуемо! – прошептала она, распробовав вкус. Глаза прищурены, губы полуоткрыты. – Правда-правда, неописуемо!
Когда ее глаза наконец открылись, она и стройный молодой поставщик радостно улыбнулись друг другу.
– Слава Богу! – Ван Дамм предложил ей стакан вина. Они стояли в центре огромной кухни Анджелы. – Мисс Перкинс хотела, чтобы блюда были со всех сторон света, как сюжеты ее передач. Пришлось немало подумать и поработать. За такое короткое время надо было подобрать вкус и запахи, которые подходили бы друг другу. Рататуй, грибы по-берлински, мелкая спанакопита… – перечисление шло дальше.
Дина не сумела бы отличить рататуй от тунца, но послушно издавала одобрительные звуки.
– Вы выполнили удивительную работу, мистер Ван Дамм! – Дина отсалютовала ему стаканом и выпила. – Мисс Перкинс и все ее гости будут в восхищении. Теперь я знаю, что могу оставить вас здесь за хозяина.
Она надеялась, что могла. В кухне суетились с полдюжины человек, дребезжа кастрюлями, нагружая подносы и пререкаясь.
– У нас еще тридцать минут.
Дина в последний раз посмотрела вокруг. Каждый дюйм розовых стоек был заставлен подносами и горшочками. В воздухе витали вкуснейшие ароматы. То туда, то сюда сновали ассистенты Ван Дамма. Удивляясь, как можно что-то делать в такой суматохе. Дина ускользнула.
Она поспешила к прихожей. Внушительная, в пастельных тонах гостиная Анджелы была вся в цветах. Нежные белые лилии стояли в высоких хрустальных вазах. Светлые розы плавали в хрупких чашах. Цветочную тему продолжали миниатюрные фиалки на серебристых обоях и бледные узоры восточных ковров, разбросанных по полу.
Эта комната, как и весь нарядный двухэтажный особняк Анджелы, был олицетворением женственности и уюта, с нежными красками и мягкими диванами. Острым взглядом Дина окинула светло-желтые подушки на софе с выгнутой спинкой, художественную композицию из тонких длинных свечей, розовые и зеленые мятные конфетки на хрустальных блюдцах. Из-за закрытых дверей террасы до нее донеслись слабые звуки – это группа музыкантов настраивала инструменты.
На мгновение она представила, что этот дом – ее. Больше ярких красок, подумала она. Меньше оборок. Но ей очень нравились величественный потолок и овальные окна, уютный камин, отделанный яблоневым деревом.
Она повесила бы на стены картины, темные гравюры. Расставила бы изогнутые скульптуры. И немного хорошо подобранного антиквариата для контраста с резковатым современным искусством.
«Когда-нибудь», – подумала Дина и передвинула на дюйм одну из ваз на столе.
Удовлетворившись, она обошла в последний раз весь первый этаж. Но едва Дина направилась через холл к лестнице наверх, как на входной двери зазвенел колокольчик. Слишком рано для гостей, удивилась она, возвращаясь к двери. Дина искренне надеялась, что это не какой-нибудь запоздавший заказ, с которым ей сейчас придется разбираться.
На пороге стоял Финн, а у него за спиной сгущались сумерки. Поиграв с его волосами, легкий ветерок ворвался в дом и принес Дине запах мужчины и наступавшей ночи. Финн ухмыльнулся и пристально осмотрел девушку – от носков ее теннисных тапочек до растрепанной прически.
– Ну, привет. Ты сегодня освещаешь это событие?
– Можно и так сказать. – Он побрился, заметила Дина. И хоть не позаботился о галстуке, но его темно-серые пиджак и брюки выглядели весьма элегантно. – Ты рано.
– Как просили. – Он шагнул внутрь и захлопнул дверь за спиной. – Мне нравится твой вечерний наряд.
– Я как раз собиралась переодеться. – «А ты пробил дырку в моем расписании». Дина поймала себя на том, что теребит клипсу, и быстро опустила руку. – Может, ты войдешь и присядешь? Я скажу Анджеле, что ты здесь.
– А ты куда спешишь? – спросил он, следуя за ней в гостиную.
– Я не спешу. Выпьешь что-нибудь? Бармен сейчас на кухне, но я могу налить что-нибудь простенькое.
– Не беспокойся.
Он присел на подлокотник софы и скептически осмотрелся. Дина подходит к этому разукрашенному бабьему мещанству не больше, чем он сам, решил Финн. Она напоминала ему Титанию. А Титания, хоть он и не знал почему, ассоциировалась с дикой любовью под покровом влажного леса.
– За последние шесть месяцев здесь ничего не изменилось. Я все время чувствую себя так, словно гуляю по королевскому саду.
Динины губы изогнулись. Она прогнала вероломное желание расхохотаться и согласиться.
– Анджела любит цветы. Я пойду позову ее – Пусть наряжается. – Финн схватил Дину за руку, прежде чем она успела уйти. – Это она тоже любит. Ты когда-нибудь сидишь?
– Конечно, сижу.
– Я имею в виду – когда ты не за рулем и не печатаешь текст.
Она не выдергивала руки.
– Иногда я еще сижу, когда ем.
– Вот интересно, я тоже. Может, мы когда-нибудь поедим вместе?
Дина подняла брови, наклонила голову.
– Мистер Райли, вы что, пытаетесь ухаживать за мной?
Он вздохнул, но его глаза смеялись.
– Мисс Рейнольдс, я думал, что делаю это так незаметно.
– Нет.
– Нет, заметно?
– Нет, заметно. И на первый вопрос тоже «нет». – Вот теперь она вырвала руку. – Очень мило с твоей стороны, но у меня есть друг. – «Может быть», – добавила Дина про себя. – И даже если бы не было, я не считаю разумным смешивать личные и профессиональные отношения.
– Звучит очень определенно. Ты всегда все так четко определяешь? – Да. – Она улыбнулась. – Определенно.
В дверях стояла Анджела, сжав зубы, чтобы сдержаться. От этой картины – ее протеже и ее любовник мило кокетничают друг с другом в ее гостиной – она чуть не зарычала. Хотя вкус ярости был ей знаком и даже приятен, но она сделала глубокий вдох и растянула губы в улыбке.
– Финн, дорогой! – Она порхнула через комнату, как пышный золотой цветок на стебле из бледно-голубого шелка. Как только Финн поднялся с софы, Анджела бросилась в его объятия и властно прижалась ртом к его рту. – О, как я скучала по тебе! – прошептала она, запуская пальцы в густую гриву его волос. – Так сильно…
«Она умеет разжечь, – подумал Финн. – Ей всегда это удавалось». Беззастенчивое предложение любви было и в тяжести ее тела, и в горячности ее рта. И его тело тотчас же откликнулось, хотя ум осторожно отпрянул назад.
– Я тоже рад тебя видеть. – Он освободился и отодвинул ее на расстояние вытянутой руки, чтобы рассмотреть. – Выглядишь прекрасно.
– О-о, ты тоже. Ну, как не стыдно. Дина, – проговорила она, не отводя глаз от Финна. – Не сказать мне, что почетный гость уже здесь.
– Извини. – Дина поборола желание откашляться, чтобы прочистить горло. Она жалела, что не ушла еще в тот момент, когда Анджела появилась в дверях гостиной, но выражение жадного предвкушения на лице хозяйки дома, когда она неслась к Финну, буквально приковало Дину к месту – Я как раз собиралась.
– Прежде всего она собиралась налить мне выпить. – Финн посмотрел на Дину через плечо Анджелы. Она заметила, что его взгляд был все таким же веселым. И, если она не ошиблась, чуть смущенным.
– Не знаю, что бы я делала без нее. – Повернувшись, Анджела обняла одной рукой Финна за талию, прижавшись к нему всеми изгибами своего тела, так, как умеют только маленькие нежные женщины – Я могу положиться на Дину совершенно во всем. Что я и делаю. Ой, забыла! – Смеясь, она протянула руку Дине, словно приглашая ее в заколдованный круг. – Со всей этой суматохой я совсем забыла о вчерашнем кошмаре. Чуть с ума не сошла, когда узнала про само лет. – Она вздрогнула и сжала руку Дины. – И я хотела вам сказать, что вы сделали потрясающий репортаж в прямом эфире. Как это похоже на Финна – выскочить из эпицентра катастрофы и сразу же за микрофон!
Динин взгляд метнулся на Финна, обратно на Анджелу. В комнате чувствовался такой сильный сексуальный жар, что она едва могла дышать.
– Лучше бы не знать такого. Наверное, вы хотите побыть вдвоем, пока не начали приходить гости, а мне надо переодеться.
– Конечно, конечно, мы ведь тебя задерживаем. Дина – просто зверь в том, что касается расписания, – добавила Анджела, задирая голову вверх, к Финну. – Беги, дорогая, – промурлыкала она и отпустила ее руку. – Теперь я уже справлюсь сама.
– Может, я все-таки налью нам выпить? – отстранился от Анджелы Финн, когда тапочки Дины быстро застучали по лестнице.
– Там должно быть шампанское, – сообщила Анджела, когда он зашел за стойку бара из розового дерева. – Я хочу отметить твое возвращение домой самым лучшим вином.
Повинуясь, Финн достал бутылку из небольшого холодильника внутри бара. Снимая фольгу и раскручивая проволоку, он обдумывал, как ему нужно вести себя с Анджелой.
– Я несколько раз пыталась позвонить тебе вчера вечером, – начала она.
– Я включил автоответчик, как только пришел домой. Чувствовал себя как выжатый лимон, – первая ложь. Но не последняя, ухмыльнувшись, решил он, открывая пробку. Вспенившееся вино поднялось до края горлышка, потом отступило.
– Понимаю. – Она подошла к бару, накрыла его руку своей. – Но теперь ты здесь. Прошло долгих шесть месяцев.
Ничего не говоря, он налил ей шампанского и открыл бутылку содовой для себя.
– А ты не выпьешь со мной?
– Мне пока что хватит этого. – У него было предчувствие, что сегодня вечером ему понадобится ясная голова. – Анджела, столько хлопот! Зачем? Это было лишнее.
– Хлопоты ради тебя – это не хлопоты! – Она отпила вина, глядя на него поверх бокала.
Может, это было признаком трусости – держаться от нее по другую сторону бара. Но взгляд Финна был прямым, твердым и холодным.
– У нас были хорошие времена, Анджела, но мы не сможем вернуться обратно.
– Мы пойдем вперед, – согласилась она. Поднесла его руку к губам, прикоснулась зубами к кончику его пальца. – Нам было гак хорошо вдвоем, Финн. Ты помнишь, правда?
– Помню, – подтвердил он, и его кровь согласно застучала в висках. Он мысленно выругался, кляня себя за свою реакцию – ничуть не хуже, чем у собаки Павлова. – Но больше ничего не получится.
Ее зубы остро вонзились в его плоть, удивляя и возбуждая.
– Ты ошибаешься, – прошептала она, – и я тебе это докажу, – опять звякнул колокольчик на входной двери, и Анджела улыбнулась, – позднее.
Он чувствовал себя в золотой клетке. Дом был полон гостей: друзья, сотрудники, начальство телестанции, деловые партнеры – все весело отмечали его возвращение. Стол был потрясающим и экзотическим, музыка – негромкие блюзы. Финну хотелось удрать.
Он не боялся показаться грубияном, но отлично понимал, что если попробует смыться, то Анджела закатит такой скандал, что они станут притчей во языцех от побережья до побережья. Здесь было слишком много людей из мира «четвертой власти», чтобы надеяться, что подобное событие останется в тени. А Финн предпочитал сам рассказывать о новостях, чем позволить другим рассказывать новости про себя. Учитывая это, он решил потерпеть, хоть и сознавал, что в конце этой затянувшейся вечеринки его ждет неизбежное и шумное выяснение отношений.
По крайней мере воздух на террасе был чистым и свежим. Финн относился к людям, которые умеют оценить запахи весенних цветов и свежескошенной травы, смешанных женских духов и острой пищи. Возможно, он предпочел бы сейчас остаться один на один с ночью, но довольствовался тем, что было. Выбирать не приходилось.
У него был дар слушать и даже участвовать в разговоре в то время, как мысли витали где-то далеко. Теперь они умчали его к хижине, где он мог бы сидеть сейчас у камина с книгой и стаканом бренди или возиться с рыболовными снастями, мастеря новые приманки. В одиночестве. В своем воображении он был один, только поэтому и не свихнулся от споров о рейтинге и программах.
– Я тебе говорю. Финн, если они не укрепят вечерние выпуски по вторникам, то нас ждет еще одно сокращение в отделе новостей. Мне страшно даже подумать об этом.
– Я тебя понимаю. Никто не забыл о том, что творилось два года тому назад. – И тут Райли заметил Дину. – Извини меня, мне на минутку надо отойти. – Финн протиснулся сквозь толпу на террасе и обхватил ее руками. Девушка замерла, а Финн покачал головой. – Это не приставание, а только возможность отвлечься.
– Да? – Она автоматически переступала ногами вслед за танцующим Финном. – От чего?
– От обличений политики телевещания. Расписание на вечер вторника.
– А-а… – Она облизнула губы.
– Там у нас есть слабое место, ты наверняка знаешь. Программа перед последним выпуском новостей…
– Замолчи! – Она засмеялась, а он улыбнулся, счастливый, что они танцуют вместе, лицом к лицу.
– Ты, оказывается, зануда.
– Говорят, что да. Кстати, ты не забыл, что, как почетный гость, должен общаться со всеми гостями понемногу?
– Ненавижу правила.
– А я живу ради правил.
– Тогда считай, что пока я танцую, я общаюсь со всеми понемногу. А с тобой мы можем даже поговорить. Мне нравится твое платье. – Это была правда. Простые линии и темно-красный цвет платья от Адольфо приятно радовали глаз после слишком суетливых кружев и пастелей Анджелы.
– Спасибо. – Она с любопытством вгляделась в его лицо и почти увидела боль, стучащую ему в виски. – У тебя голова болит?
– Благодарю. Уже давно болит.
– Давай я принесу тебе аспирин.
– Все в порядке. Сама пройдет. – Он привлек ее ближе и прижался щекой к ее щеке. – Так уже лучше. Откуда ты?
– Из Топеки. – Дине захотелось вздохнуть и закрыть глаза, но девушка вовремя пришла в себя. Он весь такой мягкий, подумала она, хотя это определение казалось довольно странным: крепко прижавшееся к ней тело было скорее твердым, как сталь.
– Почему именно Чикаго?
– Моя соседка по комнате из университета поселилась здесь после свадьбы. Она уговорила меня переехать. К тому же на Си-би-си было свободное место.
Она удивительно пахнет, думал он. Аромат ее волос и кожи напоминал ему острое вино и слабый дым. Ему вспомнилось его озеро в отражениях звезд и пение сверчков в высокой траве.
– Ты любишь ловить рыбу?
– Что-что?
– Ловить рыбу. Ты любишь ловить рыбу?
Она отстранилась, чтобы посмотреть на его лицо.
– Не представляю. А как именно ловить? Он улыбнулся. Не потому, что увидел удивление в ее глазах. А потому, что она совершенно серьезно задумалась над его вопросом, как над проблемой мирового значения.
– Ты сделала правильный выбор, Канзас. С таким любопытством ты пробьешься на самую верхушку в нашем деле. И видит Бог, лицо у тебя тоже подходящее.
– Я предпочитаю думать, что у меня подходящие мозги.
– Если это так, то ты знаешь, что является важным в телевизионных новостях. Публике нравятся смерть, разрушения и грязные политические интриги, о которых рассказывает обворожительный медиум. А почему бы и нет, черт побери?
– Сколько времени тебе понадобилось, чтобы стать таким циником?
– Примерно пять минут после того, как закончилась первая в моей жизни съемка, на третьей станции в Тулсе. – Но мысли Финна двигались в несколько ином направлении: всего один дюйм отделял его от ее спелого, влекущего и серьезного рта. – Я побил двух других кандидатов, потому что лучше смотрелся на пленке.
– А твой труд не имел никакого отношения к этой победе?
– Теперь имеет. – Он потер пальцами концы ее струившихся на плечи волос.
Слишком приятно чувствовать его пальцы на своей коже, поняла Дина и сменила тему:
– А откуда у тебя этот шрам?
– Какой?
– Вот этот. – Она взяла его руку и повернула ее шрамом кверху.
– А-а. Драка в баре. В… – он сощурился, пытаясь вспомнить, где это было, – Белфасте. Маленький очаровательный пивной бар, в котором сочувствовали Ирландской республиканской армии.
– М-м… – На всякий случай она оставила его руку в своей. Хотя этот жест выглядел совершенно по-дружески, но теперь он не мог к ней прикоснуться. – А тебе не кажется, что скандалы в барах – это недостойно известного телекорреспондента?
– Я тоже имею право на какие-нибудь развлечения, к тому же это было давно. – Пальцем со шрамом Финн нежно погладил ребро ее ладони, вверх, вниз, еще ниже, к запястью, где, запинаясь, бился пульс. – Теперь я веду себя гораздо достойнее. – И он улыбнулся, притягивая ее ближе.
Все мышцы в ее теле разом ослабли.
– Я так не думаю.
– А ты проверь меня. – Дина не нашлась, что ответить на этот сказанный тихим шепотом вызов. – Кто-то зовет тебя.
Прогнав оцепенение, она повернула голову и заметила Маршалла. Когда их глаза встретились, он улыбнулся и приподнял два бокала с шампанским.
– Кажется, это сигнал, что мне пора тебя отпустить. – Что Финн и сделал, но в последний момент опять поймал Дину за руку. – У вас серьезные отношения?
Она заколебалась, опустив взгляд на их соединенные руки. Желание сжать его пальцы было очень сильным.
– Не знаю, – ответила она и посмотрела ему прямо в глаза. – Я еще не решила.
– Когда решишь, дай мне знать. – Финн отпустил ее руку и остался на месте, глядя ей вслед.
– Извини, что я опоздал. – Маршалл быстро поцеловал Дину и протянул ей высокий бокал с шампанским.
– Все в порядке. – Она отпила, удивленная, что у нее так пересохло в горле.
– Здесь немного прохладно, правда? – Он заботливо погладил ее руку. – Да ты замерзла. Пошли внутрь.
– Хорошо. – Она бросила последний взгляд назад, на Финна, пока Маршалл вел ее прочь. – Мне очень жаль, что вчерашний вечер пропал.
– Не волнуйся из-за этого. – Быстро оглядев комнату, Маршалл повел ее в спокойный уголок. – У нас обоих бывают чрезвычайные обстоятельства в работе.
– Но я звонила тебе, когда освободилась.
– Да, мне передали. – Он посмотрел на стакан, потом выпил. – Вчера я решил пораньше лечь спать.
– Значит, ты не видел репортажа.
– Вчера? Нет. Но видел фрагменты в утренних новостях. Ты сейчас танцевала с Финном Райли?
– Да.
– Да, вот уж действительно возвращение домой. Не представляю, как он мог говорить так отстранение и лаконично после того, как был на волосок от смерти. Наверное, он очень твердый человек.
Дина нахмурилась.
– Я бы сказала, что это зависит больше от интуиции и опыта.
– Я рад, что твои интуиция и опыт не сделали тебя такой холодной. Твой репортаж из аэропорта был очень страстным, очень искренним.
Она слабо улыбнулась.
– А должен быть объективным и информативным.
– Он был очень информативным. – Он опять поцеловал ее. – И ты была очень красивой под дождем. – Задержавшись у ее щеки, Маршалл не заметил, как Дина раздраженно поморщилась. – А если оставить в стороне программы новостей, – спокойно продолжал он, – то сможем ли мы ускользнуть отсюда пораньше И побыть немного вдвоем?
Двадцать четыре часа назад она сказала бы «да», поняла Дина. Теперь все вокруг – гул разговоров, музыка, доносившаяся сквозь раскрытые двери террасы, пузырьки шампанского у нее на языке – заставляло ее сомневаться. Маршалл легонько приподнял пальцем ее подбородок – жест, который раньше казался Дине обворожительным.
– Проблемы? – спросил он.
– Нет. Да. – Дина задержала дыхание, нервничая от своих собственных колебаний. Впору сделать шаг назад, подумала она, и обо что-нибудь опереться. – Извини, Маршалл, но Анджела рассчитывает, что я останусь до конца и присмотрю, как здесь идут дела. И, честно говоря, все это слишком быстро для меня.
Маршалл не убрал руки, но она почувствовала, как он напрягся.
– Я не хотел тебя подталкивать.
– Ты этого и не делал. – Дина сжала пальцы на его запястье; ее жест был одновременно и извиняющимся, И теплым. – Я всегда так осторожна – может, слишком осторожна – в личных отношениях. На то есть причины, и я все тебе объясню… когда смогу.
– Не нужно спешить. – Его рука упала вниз от ее подбородка. – Ты знаешь, как сильно я хочу быть с тобой, и дело не только в сексе.
– Я знаю. – Приподнявшись на носочки, она прижалась щекой к его щеке. И вдруг очень ясно вспомнила, как к ее лицу прикасалась щека Финна, когда они танцевали.


Он устал, хотя обычно не уставал так быстро. Годы неспокойного сна в поездах, самолетах и автобусах, лагерей в джунглях и пустынях, позади вражеских линий, – все это закалило его. Он любил тонкий лен и пахнущие подушки шикарных отелей, но мог так же крепко спать со скатанным матрацем под головой и эхом артиллерийского огня вместо колыбельной.
Но сегодня он мечтал о постели и забвении. К несчастью, осталось еще одно неоконченное дело. Может, он действительно пренебрегал законами, но проблемами – никогда.
– Все, это был последний. – Анджела вернулась в гостиную такая же свежая и обворожительная, как и несколько часов назад. – Все были так рады опять тебя увидеть. – Она обняла Финна, прижавшись головой к его груди.
Его рука невольно поднялась, чтобы привычным жестом погладить ее волосы. «Анджела кажется мягкой и почему-то розовой», – подумалось Финну. Он чувствовал себя человеком, запутавшимся в ароматной и гибкой виноградной лозе. И если не обрубить ее щупальца, то она наверняка задушит его.
– Давай сядем. Нам надо поговорить.
– Знаю, в это трудно поверить, но у меня уже нет больше сил на разговоры. – Ее рука скользнула вниз по его рубашке, затем обратно вверх и принялась играть с верхней пуговицей. – Весь вечер я ждала, когда мы останемся одни и я смогу поздороваться с тобой по-настоящему. – Она наклонилась вперед для поцелуя. Ее глаза вспыхнули, как два горящих угля, когда Финн удержал ее на месте.
– Анджела, извини, но мне неинтересно продолжать с того же места, на котором мы закончили шесть месяцев назад. – Он крепко сжимал руками ее плечи. – Мы расстались по-плохому, и мне жаль, но мы расстались.
– Ты же не будешь наказывать меня за то, что я была слишком взволнована, сгоряча наговорила лишнего… Финн, мы столько значили друг для друга!
– У нас была связь, – поправил он. – Мы занимались любовью. И это было потрясающе. Еще между нами была немного странная, но дружба. Может быть, мы сумеем ее спасти, если откажемся от всего остального.
– Как ты жесток!
– Я честен.
– Ты не хочешь меня? – Она вскинула голову и захохотала. Но этот звук, как и ее глаза, казался неестественным, стеклянным. – Не-ет, я знаю, что хочешь. Я это чувствую. – Пунцовая от румянца, она шагнула к нему. Ее губы приоткрылись и изогнулись в улыбке: она видела, что Финн не мог оторвать глаз от ее рта. – Ты же знаешь, что я могу для тебя сделать. Что я позволю тебе делать со мной. Ты хочешь этого так же сильно, как и я.
– Я беру не все, что хочу.
– Но ты взял меня. В первый раз прямо здесь, на полу. Помнишь? – Не отводя взгляда, она провела ладонями снизу вверх по груди Финна и задрожала от торжества, почувствовав, как неровно билось его сердце. – Ты был от меня без ума, ты сорвал с меня одежду. Помнишь, как это было? – Ее голос становился все тише, обволакивая его, как отравленный мед.
Он помнил, и от этих воспоминаний у него закружилась голова. Ее ногти впивались ему в спину, зубы – в плечо. Она искусала его до крови, но ему было наплевать.
– Я хочу, чтобы ты опять взял меня. Финн. – Анджела смотрела ему в лицо, а ее рука двинулась вниз.
Его пальцы сжались у нее на спине, погрузившись в шелк. Он знал, как все будет, и на мгновение его охватило отчаянное, страстное желание этого неистового наслаждения. Но Финн помнил не только о нетерпеливой страсти или ослепительных фантазиях.
– Этого не вернуть, Анджела. – Руки, лежавшие у нее на спине, расслабились и опустились. Она действовала быстро. Ему бы быть готовым, но нет, и ее удар кулаком оказался таким сильным, что Финн отлетел назад на два шага.
Его глаза горели, как два солнца, но он лишь поднял руку и невозмутимо вытер кровь с губы.
– Вижу, что не только эта комната не изменилась.
– Это потому, что я старше тебя, да? – прорычала Анджела, строго следя, чтобы ярость не нарушила безупречную красоту ее лица. – Ты думаешь, что сможешь найти кого-нибудь помоложе? Чтобы вылепить ее, выдрессировать и научить пресмыкаться?
– Эта песня уже была. Я даже скажу, что все они уже были. – Финн повернулся, направляясь к двери. Он уже почти прошел холл, как вдруг она бросилась ему под ноги.
– Нет! Не бросай меня! – Рыдая, Анджела прильнула к его ногам. Чужой отказ мучил ее, рвал на куски, неся с собой страх и боль. Так было всегда. И так будет всегда. – Прости меня. – В этот момент она была искренней полностью и совершенно. Но от этого становилось только хуже. – Прости меня. Пожалуйста, не бросай меня.
– Ради Бога, Анджела! – Измученный жалостью и отвращением, он поднял ее на ноги. – Не делай этого.
– Я люблю тебя. Я так сильно люблю тебя. – Обняв его за шею, Анджела рыдала у него на плече. Любовь была такой же искренней, как и ярость несколькими минутами назад, такой же изменчивой и такой же капризной.
– Если бы я думал, что ты говоришь правду, то пожалел бы нас обоих. – Резким движением он отодвинул ее от себя и встряхнул. Слезы. Он всегда считал их запрещенным и самым сильным женским оружием. – Прекрати это, черт побери! Думаешь, что я мог спать с тобой три месяца подряд и не понять, как ты мной вертела? Ты не любишь меня! Ты хочешь меня только потому, что я ушел.
– Это не правда! – Она подняла мокрое от слез лицо. Оно было таким невинным и искренним, таким обиженным и жалким, что он чуть было не заколебался. – Я действительно люблю тебя, Финн. И я смогу сделать тебя счастливым.
Злясь и на нее, и на себя за недостаточную твердость, он отбросил ее руки.
– Ты думаешь, я не знал, что ты давила на Джеймса, чтобы он уволил меня? Только из-за того, что не хотела, чтобы я уехал в Лондон!
– Я была в отчаянии. – Она закрыла лицо руками, и слезы теперь лились сквозь пальцы. – Я боялась потерять тебя!
– Ты хотела доказать, что все держишь в руках. И если бы Джеймс не был таким верным другом, ты послала бы к чертям всю мою карьеру!
– Он не послушал меня. – Она опустила руки, ее лицо казалось совершенно холодным. – Ни он, ни ты.
– Нет. Я пришел сюда сегодня, надеясь, что у нас обоих было достаточно времени, чтобы во всем разобраться. Но я ошибся.
– Думаешь, ты можешь вот так перешагнуть через меня и уйти? – Она говорила совершенно спокойно, и чем ближе к двери был Финн, тем спокойнее звучал ее голос. Слезы были забыты. – Думаешь, это так просто – повернуться спиной и уйти? Я уничтожу тебя. Пусть на это уйдут годы, но клянусь, я уничтожу тебя.
Финн задержался в дверях. Она стояла в центре холла; от слез ее лицо отекло и покрылось пятнами, глаза опухли и стали твердыми, как камни.
– Спасибо за вечеринку, Анджела. Это было черт знает какое шоу!


Дина согласилась бы с этим утверждением. В то время, как Финн размашисто шагал к своей машине, она зевала в лифте, карабкавшемся наверх, к ее квартире. Дина была рада, что у нее в запасе оставался еще один выходной день. Будет время прийти в себя и обдумать их отношения с Маршаллом.
Но сейчас в ее расписании осталось только два пункта: принять расслабляющую ванну и хорошенько выспаться.
Она достала из сумочки ключи еще до того, как открылись двери лифта. Что-то напевая под нос, отперла замок и задвижку. Против обыкновения, щелкнула выключателем рядом с дверью, перешагивая через порог.
Тихо, подумала она. Прекрасная, блаженная тишина. Заперев за собой дверь, она автоматически направилась к автоответчику, чтобы проверить, кто ей звонил. Прокрутив ленту обратно. Дина сбросила черные сатиновые туфельки и пошевелила отекшими ступнями. Она улыбалась, прислушиваясь к голосу Фрэн, перечислявшему разные детские имена, как вдруг заметила конверт рядом с дверью.
«Странно, – подумала она. – Был ли он там, когда я вошла?» Дина прошла через комнату, посмотрела в глазок и только потом наклонилась и подобрала послание.
На запечатанном конверте не было ни слова. Поборов зевок. Дина озадаченно разорвала его и достала один-единственный белый лист писчей бумаги.
На нем была только одна фраза, напечатанная жирным красным шрифтом:
Дина, я тебя обожаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наивная плоть - Робертс Нора



много лишнего,но очень интересный!
Наивная плоть - Робертс НораЕлена
11.03.2012, 17.20





От Робертс в восторге, понравился и этот роман, динамично, герои похожи на реальных людей, а не на персонажей из сказки
Наивная плоть - Робертс НораТатьяна
17.04.2012, 1.51





Очень хороший роман, не нашла в нем ничего лишнего: все, что написано, помогает погрузится в атмосферу за кулисами телепередач. Много второстепенных персонажей со своими историями, это радует. Главный герой выписан в духе Робертс - надежный, немного мальчишка в душе, с хорошим чувством юмора. И героиня не безмозглая дура, не истеричка, а вполне уравновешенная дама. В общем, все вполне в стиле автора. 10/10
Наивная плоть - Робертс НораЯя
19.03.2014, 12.05





Наверное впервые главные герои не ссорятся и не расходятся. Нормальные отношения взрослых людей. Не понравились фамилии звездных леди))) Но 10ку роман заслужил.
Наивная плоть - Робертс НораВиталия
28.07.2015, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100