Читать онлайн Наивная плоть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наивная плоть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наивная плоть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наивная плоть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наивная плоть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Дина ненавидела репортажи о трагедиях. Умом она понимала, что ее работа, работа журналиста, – рассказывать о последних событиях и брать интервью у пострадавших. Она искренне верила, что у людей есть право знать все, что происходит вокруг. Но сердцем… Протягивая микрофон к чужому горю, Дина всегда чувствовала себя в отвратительной роли любопытного зеваки.
– Сегодня утром неожиданная и жестокая трагедия разыгралась в тихом пригороде Вуд-Дейла. По мнению полиции, семейная ссора закончилась выстрелом из ружья, в результате которого погибла Лоис Доссир, тридцати двух лет, учительница начальной школы, уроженка Чикаго. Ее муж, доктор Чарльз Доссир, был взят под арест. Их двое детей, пяти и семи лет, сейчас находятся под опекой родителей матери. В начале девятого утра их спокойный, состоятельный дом взорвался от грома ружейного выстрела.
Дина постаралась взять себя в руки, пока камера снимала нарядный двухэтажный домик позади нее. Она продолжала свое сообщение, глядя прямо в объектив, не обращая внимания на собиравшуюся толпу, съемочные группы других телепрограмм и свежий весенний ветер, остро пахнущий гиацинтами.
Ее голос звучал ровно и, как полагается, беспристрастно. Но в глазах бушевал вихрь переживаний.
– В восемь пятнадцать утра полицейские прибыли на место происшествия и обнаружили труп Лоис Доссир. По словам соседей, миссис Доссир была любящей матерью и активно участвовала в общественной жизни района. Все ее любили и уважали. Одна из лучших подруг погибшей – ее соседка Бесс Пирсон, сообщившая в полицию о выстреле. – Дина повернулась к стоявшей рядом женщине в пурпурном свитере. – Миссис Пирсон, насколько вам известно, были ли раньше случаи насилия в семье Доссир?
– Да… нет… Я никогда не думала, что он способен на такое. До сих пор не могу поверить. – Камера наехала крупным планом на бледное, опухшее от слез лицо потрясенной женщины. – Она была моей самой близкой подругой. Мы шесть лет прожили рядом. Наши дети вместе играли…
И ее глаза опять наполнились слезами. Презирая себя. Дина сжала ее руку и продолжала:
– Вы хорошо знали Лоис и Чарльза Доссир. Согласны ли вы с выводами полиции, что эта трагедия – результат семейного конфликта, вышедшего из-под контроля?
– Не знаю, что и думать. Я знала, что они часто ссорились, орали друг на друга… – Она замолчала, уставившись в никуда. – Лоис говорила мне, что пошла бы вместе с Чаком в семейную консультацию, но он не захочет. – Она всхлипнула, прикрыв ладонью глаза. – Он не хотел, а теперь ее больше нет. О Боже, она мне была как сестра!
– Стоп! – крикнула Дина и обняла миссис Пирсон за плечи. – Извините меня. Мне так жаль. Вам нельзя здесь оставаться.
– Я все думаю, что это сон. Не может быть, чтобы это была правда.
– Вы можете к кому-нибудь пойти? К друзьям или родственникам? – Дина оглядела нарядный дворик, заполненный любопытствующими соседями и решительно настроенными журналистами. Слева, в нескольких футах от них, снимала другая бригада новостей. Репортер портил дубль за дублем и смеялся над своими оговорками. – На время, пока все здесь успокоится.
– Да, – всхлипнув в последний раз, миссис Пирсон вытерла глаза. – Сегодня вечером мы собирались с ней в кино, – проговорила она, повернулась и побежала прочь.
– О Боже! – вырвалось у Дины – другие репортеры метнулись к бегущей женщине, чуть было не пронзая ее своими микрофонами.
– Ты все принимаешь слишком близко к сердцу, – прокомментировал оператор.
– Заткнись, Джо. – Она взяла себя в руки и перевела дыхание. Может быть, она действительно принимала чужое горе слишком близко к сердцу, но это никак не должно было отразиться на репортаже. Ее работа заключалась в том, чтобы составить краткий и ясный отчет о происшедших событиях и показать зрителям соответствующую пленку. – Давай закончим. Это пойдет в «Дневных новостях». Сейчас крупным планом окно спальни, потом обратно ко мне. Постарайся, чтобы в кадр попали гиацинты, и нарциссы, и красная детская коляска. Получится?
Джо изучал обстановку, глядя из-под низко надвинутого козырька кепки болельщика «Уайт Сокс», плотно сидевшей на его жестких темных волосах.
Мысленно он уже видел эти кадры в эфире – подрезанные и смонтированные. Он прищурился и кивнул, поднимая камеру. Под майкой напряглись округлые мускулы.
– Если ты готова, то я готов.
– Тогда – три! два! один! – Она немного подождала, пока объектив двинулся вверх, опустился обратно. – Страшная смерть Лоис Доссир потрясла этот спокойный район. Пока ее друзья и родственники пытаются ответить на вопрос «почему?», доктор Чарльз Доссир находится под арестом в ожидании суда. В Вуд-Дейле с вами была Дина Рейнольдс, Си-би-си.
– Все отлично. Дина. – Джо опустил камеру.
– Ладно уж, пижон. – По дороге к фургону она незаметно положила в рот две таблетки «Ролейдз».
Си-би-си еще раз повторила этот сюжет в местном разделе вечерних новостей вместе с более поздним, снятым в полицейском участке, где находился Доссир, обвиняемый в убийстве второй категории. Свернувшись калачиком в кресле у себя в доме, Дина внимательно смотрела, пока диктор не перешел к пожару в жилом здании в Саут-Сайд.
– Отличная работа, Ди, – произнесла с кровати Фрэн Майерс. Свои вьющиеся рыжие волосы она собрала как попало в. кособокий пучок на макушке. На остреньком лисьем личике выделялись ореховые глаза. В голосе звенела медь Нью-Джерси. В отличие от Дины, она росла не в тихом доме предместья с липовыми аллеями, а в шумной квартире в Атлантик-Сити, Нью-Джерси, с матерью, разведенной дважды, и бесконечно сменяющимися сводными братьями и сестрами.
Отхлебнув имбирного пива, она показала стаканом Да экран. Ее движение казалось ленивым, как зевок. – Ты всегда так классно смотришься на пленке. А я похожа на маленького толстенького гнома. – Я должна была попытаться взять интервью у матери погибшей. – Засунув руки в карманы джинсов, Дина спрыгнула с кресла и принялась мерить комнату энергичными шагами. – Она не отвечала на звонки, поэтому, как и положено репортеру, я выяснила ее адрес. Но дверь тоже не открывали. Шторы на окнах задернуты. Примерно час я стояла на улице в толпе других представителей прессы. И чувствовала себя кладбищенским вором.
– Тебе уже следовало бы знать, что слова «кладбищенский вор» и «репортер» значат одно и то же, – заметила Фрэн, но Дина не улыбнулась. По ее нервным движениям Фрэн поняла, что подруга чувствовала себя виноватой. Отставив стакан в сторону, Фрэн показала на кресло. – Хорошо. Сядь и выслушай совет тетушки Фрэн.
– А стоя я не могу выслушать твой совет?
– Ни за что! – Поймав Дину за руку, Фрэн рывком усадила ее на диван рядом с собой. Несмотря на разницу в воспитании и стиле, они дружили еще с подготовительного курса университета. И Фрэн десятки раз приходилось наблюдать, как Дина вела войну между собственным разумом и чувствами. – Вот так. Вопрос номер один: почему ты пошла в Йельский университет?
– Потому что мне дали стипендию.
– Ладно, Эйнштейн, не умничай. Зачем мы с тобой пошли в университет?
– Ты – знакомиться с мужчинами. Фрэн прищурилась.
– Это была второстепенная задача. Не упрямься и отвечай на вопрос.
Побежденная, Дина вздохнула.
– Учиться, чтобы стать журналистами и получить высокооплачиваемую и престижную работу на телевидении.
– Совершенно верно! И как, мы этого добились?
– Мы получили дипломы. Я работаю репортером на Си-би-си, а ты – сопродюсер «Женских сплетен» на кабельном.
– Замечательные отправные точки. А теперь – ты разве забыла о Пятилетнем Плане Дины Рейнольдс? Если да, то где-то в столе есть отпечатанный экземпляр.
Дина перевела взгляд на предмет своей гордости и радости, единственную действительно хорошую вещь из мебели, которую она купила с тех пор, как переехала в Чикаго. Это был изумительный письменный стол с чернью по бронзе в стиле королевы Анны, доставшийся ей на аукционе. И Фрэн была права. В верхнем ящике лежал отпечатанный план Дининой карьеры. Причем в двух экземплярах.
После университета этот план немного менялся. Фрэн вышла замуж и обосновалась в Чикаго. Потом она уговорила переехать и попытать счастья и бывшую соседку по комнате.
– Год первый, – вспомнила Дина. – Работа на телевидении в Канзас-Сити.
– Есть.
– Год второй. Место в Си-би-си, Чикаго.
– Выполнено.
– Год третий. Свои собственные, пусть небольшие, но о-очень занимательные сюжеты.
– Иными словами, «В гостях у Дины». – И Фрэн отсалютовала Дине стаканом.
– Год четвертый. Ведущая вечерних новостей. Местных.
– Что ты уже делала, и не раз. На замене.
– Год пятый. Отправить пленки и резюме в святая святых – Нью-Йорк.
– Они не смогут устоять против такой комбинации, как твой стиль, фотогеничность и искренность – если, конечно, ты прекратишь в себе копаться.
– Ты права, но…
– Никаких «но»! – В этом Фрэн была категорична. Она неохотно напряглась, чтобы переместить ноги на кофейный столик. – Ты хорошо выполняешь свою работу, Ди. Люди разговаривают с тобой, потому что ты сочувствуешь им. Это преимущество, а не недостаток, хоть ты и журналист.
– Все равно я не могу спокойно спать по ночам. – Внезапно почувствовав усталость, Дина нервно провела рукой по волосам. Поджав ноги, она задумалась и грустно оглядела комнату.
Обстановка состояла из шаткого обеденного стола, которому еще предстояло найти достойную замену, потертого коврика и одного большого кресла, заново обтянутого светло-серой материей. Из всего этого явно выделялся блестящий письменный стол – свидетельство первых успехов. Но зато все лежало строго на своих местах; небольшая коллекция безделушек тоже содержалась в безукоризненном порядке.
Эта аккуратная квартирка еще не была домом ее мечты, но, как верно заметила Фрэн, она могла стать прекрасной отправной точкой. А Дина совершенно однозначно собиралась двигаться все выше и выше как в личном плане, так и в профессиональном.
– Ты помнишь, в университете мы думали, что это будет такая захватывающая работа – мчаться вслед за «Скорой помощью», брать интервью у убийц, писать потрясающие сообщения, чтобы привлечь внимание всех телезрителей? Что ж, так оно и есть. – Вздохнув, Дина опять встала и вновь зашагала по комнате. – Но только за все приходится платить. – Она замолчала, взяла в руки маленькую китайскую шкатулку, поставила ее обратно на место. – Анджела намекнула, что я могу получить место главного консультанта в ее шоу, если попрошу. Это гарантированная работа и значительное повышение зарплаты.
Фрэн не хотела влиять на решения своей подруги, поэтому поджала губы и спросила безразличным голосом:
– И что ты об этом думаешь?
– Я не могу избавиться от мысли, что тогда мне придется расстаться с камерой. – Усмехнувшись, Дина покачала головой. – Мне будет не хватать этого маленького красного огонька. Видишь ли, в чем дело. – Она шлепнулась сверху на бортик кушетки. Ее глаза опять блестели, потемнев от плохо скрываемого возбуждения. – Я не хочу быть главным консультантом. Теперь я даже больше не уверена, что хочу в Нью-Йорк. Кажется, я хочу вести собственное шоу. Чтобы его акции покупались и продавались на ста двадцати рынках. Я хочу пакет в двадцать процентов. И чтобы меня напечатали на обложке «Путеводителя ТВ».
Фрэн ухмыльнулась.
– Ну а что же тебе мешает?
– Ничто. – Теперь, когда все прозвучало вслух, Дина почувствовала больше уверенности в себе и уселась поудобнее, переложив вытянутые босые ноги на подушку. – Может быть, это будет Год Седьмой или Год Восьмой, еще не знаю. Но я хочу и добьюсь. Но только, – она со свистом выдохнула воздух, – это значит и дальше рассказывать о слезах и несчастьях… пока не заработаю капитанские нашивки.
– Расширенный План Карьеры Дины Рейнольдс.
– Именно! – Она была рада, что Фрэн ее понимала. – Ты не думаешь, что я сумасшедшая?
– Малышка, я думаю, что с твоими дотошностью, фотогеничностью и сильным честолюбием любой чело-иск добился бы того, чего захотел. – Фрэн протянула руку к блюдцу со сладким миндалем на кофейном столике и положила себе в рот несколько орешков. – Только не забывай о нас, маленьких людишках, когда станешь знаменитостью.
– Напомни, как там тебя зовут? Фрэн бросила в нее подушку.
– Ладно, теперь, когда с твоей жизнью мы разобрались, я хотела бы объявить одну новость, касающуюся Жизни Фрэн Майерс, Совершенно-Не-Похожей-На-То-Чего-Я-От-Нее-Ждала.
– У тебя продвижение на службе?
– Не-а.
– У Ричарда?
– Нет, хотя, возможно, в недалеком будущем его ждет место младшего партнера в «Дауэл, Дауэл и Фриц». – Она сделала глубокий вдох. Ее нежная, как у всех рыжеволосых, кожа вспыхнула пунцовым цветом. – Я беременна.
– Что-о? – Дина прищурилась. – Беременна? В самом деле? – Смеясь, она сползла на кушетку и сжала ладони Фрэн. – Малыш? Это же чудесно! Это просто невероятно! – Дина развела руками, чтобы обнять подругу, но вдруг отпрянула назад и вгляделась в ее лицо. – Так это правда?
– Ты еще спрашиваешь. Мы не собирались иметь детей еще год или два, но, кажется, все состоится уже через девять месяцев. Девять, я не ошиблась?
– Говорят, что девять. Ты счастлива? Да, я вижу, что да. Не могу поверить… – Она замолчала и опять отпрянула назад. – Боже мой, Фрэн! Ты здесь уже почти час и до сих пор ничего мне не сказала! И сама упрекаешь меня в нерешительности!
Самодовольно улыбаясь, Фрэн похлопала ладонью по своему плоскому животу.
– Я хотела, чтобы мы разобрались со всем остальным и ты могла полностью сконцентрироваться на мне. На нас.
– Нет проблем. Тебя тошнит по утрам или что-нибудь в этом духе?
– Меня? – Фрэн подняла брови. – Это с моим-то железным желудком?
– Точно. А что сказал Ричард?
– До или после того, как он исполнил чечетку на потолке?
Дина опять засмеялась, потом вскочила и тоже закружилась по комнате. «Малыш, – думала она. – Надо будет купить детскую ванночку, мягкие игрушки и акции ему в подарок».
– Мы должны это отметить.
– А что мы делали в университете, когда нам надо было что-нибудь отметить?
– Китайская кухня и дешевое белое вино, – с усмешкой отозвалась Дина. – Прекрасно, только для кое-кого вино придется заменить пастеризованным молоком.
Фрэн вздрогнула, потом пожала плечами.
– Наверное, придется к этому привыкать. Но только хочу попросить, тебя об одном одолжении.
– Говори.
– Поработай над своим планом, Дина. Недурно, если крестная мать моего малыша будет звездой.
Когда в шесть утра зазвонил телефон. Дина с усилием попыталась проснуться – в похмелье. Приподнявшись на одной руке, другой она на ощупь потянулась к трубке.
– Рейнольдс слушает.
– Дина, дорогая, извини, что я разбудила тебя.
– Анджела?
– Ну у кого еще хватит наглости позвонить тебе в такое время? – Анджела весело засмеялась на том конце провода, пока Дина мутным взглядом смотрела на часы. – Мне надо попросить тебя об огромном одолжении. У нас сегодня съемка, а Лью слег с гриппом.
– Очень жаль. – Дина откашлялась и геройски попыталась сесть.
– Да, иногда бывает. Но дело в том, что сегодня у нас очень щекотливая тема, и, хорошенько подумав, я поняла, что ты просто идеальная кандидатура, чтобы занять гостей за сценой. Ты знаешь, что обычно это работа Лью, так что я действительно в сложном положении.
– А как насчет Саймона или Морин? – Может быть, она еще плохо соображала, но кто кому подчиняется, помнила хорошо.
– Нет, они для этого не годятся. Саймон замечательно берет предварительные интервью по телефону, а Морин – просто чудо в том, что касается перевозок и размещения. Но к этим гостям потребуется особое отношение. У тебя это отлично получится.
– Я бы рада помочь, Анджела, но в девять мне надо быть у себя в студии.
– Дорогая, я договорюсь с твоим продюсером. Он мне кое-что должен. Саймон и сам справится со второй съемкой, но, если бы ты могла помочь мне утром, я была бы тебе так благодарна…
– Конечно, – Дина отбросила назад спутанные волосы и смирилась с мыслью о чашке кофе и таблетке аспирина. – Если только все обойдется без конфликтов.
– Даже не волнуйся об этом. У меня свои счеты с отделом новостей. Ты нужна мне ровно в восемь. Спасибо, золотце.
– Хорошо, но…
Дина ошеломленно уставилась на трубку, из которой доносились короткие гудки. «Все неясно, – подумала она. – Что это, черт побери, за тема будет сегодня утром, и что это за гости, к которым требуется такое особое отношение?»
Дина шагнула в зеленую комнату с неловкой улыбкой на устах и полным кофейником в руке. Она уже знала тему, поэтому с опаской оглядела семерых приглашенных, почти как солдат-ветеран оглядывает минное поле.
Два любовных треугольника. Дина набрала в легкие побольше воздуха. Две семейные пары плюс две женщины, которые чуть было не разрушили эти семьи. Нет, на минном поле было бы безопаснее.
– Доброе утро. – В комнате царила зловещая тишина, если не считать бормотания утренних новостей с экрана телевизора. – Я Дина Рейнольдс. Добро пожаловать на шоу «У Анджелы». Налить кому-нибудь кофе?
– Благодарю вас. – Мужчина, сидевший в кресле в углу, поправил открытый «дипломат» у себя на коленях, а потом протянул Дине свою чашку. Быстрая улыбка, задорно блестящие мягкие карие глаза. – Я доктор Пайк, Маршалл Пайк. – И пока Дина наполняла его чашку, он вполголоса добавил:
– Не волнуйтесь, они без оружия.
Дина подняла глаза, и их взгляды встретились.
– Все равно у них есть зубы и ногти, – прошептала она.
Дина знала, кто он: приглашенный эксперт, психолог, чье выступление должно будет подвести черту после этого ведра помоев и открыть дорогу для Анджелы и счастливого завершения передачи. Ему за тридцать, прикинула она с профессиональной точностью хорошего полицейского – или репортера. Самоуверенный, спокойный, привлекательный. Консерватор, если судить по его аккуратно подстриженным волосам и хорошо сидевшему костюму в белую полоску. Его туфли были отполированы до блеска, ногти тщательно подрезаны, на губах играла приветливая улыбка.
– Я прикрою вас со спины, – предложил он, – если вы прикроете меня.
Она улыбнулась ему в ответ.
– Договорились. Мистер и миссис Форрестер? – Дина запнулась, когда они оба повернулись в ее сторону. На лице у жены застыло обиженное и хмурое выражение, а муж выглядел виноватым и смущенным. – Вы выйдете первыми… вместе с мисс Дрейпер.
Лори Дрейпер, еще одна сторона треугольника, сияла от возбуждения. Она больше была похожа на под прыгивающего массовика-затейника, готового даже на сальто-мортале, чем на знойную женщину-вамп.
– Скажите, как мой костюм будет смотреться на экране? – не обращая внимания на фырканье миссис Форрестер, спросила она.
Дина начала объяснять, как все произойдет. Форрестер и мисс Дрейпер выйдут первыми…
– Я не хочу сидеть рядом с ней, – вырвалось шипение из чопорно поджатых губ миссис Форрестер.
– Это не проблема…
– И Джим тоже не будет сидеть рядом с ней! Лори Дрейпер округлила глаза.
– О Боже, Шелли, но мы расстались уже столько месяцев назад! Ты же не думаешь, что я прыгну на него прямо на центральном телевидении?
– Да от тебя все что угодно можно ожидать! – Шелли отдернула руку, которую ее муж хотел было погладить. – Мы не будем сидеть рядом с ней, – повторила она Дине. – И еще: Джим не будет с ней разговаривать. Никогда.
Это утверждение подействовало на вторую пару, как керосин на тлеющие угли. Не успела Дина и рта раскрыть, как все уже говорили хором. Взаимные обвинения, упреки, горькие обиды. Дина бросила взгляд на Маршалла Пайка и была вознаграждена все той же улыбкой плюс пожатие элегантных плеч.
– Ну хорошо. – Дина повысила голос, чтобы перекрыть шум, и решительно вступила в общую стычку. – Конечно, у каждого из вас есть веские доводы и вообще вам есть что сказать. Но почему бы не приберечь все это для шоу? Вы все согласились прийти сюда сегодня, чтобы изложить свою точку зрения на события и вместе поискать возможные решения. Я уверена, что мы сможем рассадить вас так, чтобы все остались довольны.
Она быстро пересказала им остальные инструкции, следя за гостями точно так же, как воспитатель в детском саду следит за пятилетними драчунами. Бодро и решительно.
– Так, теперь, миссис Форрестер, Шелли, Джим, Лори, пойдемте все со мной, вас подгримируют и прикрепят микрофоны.
Десять минут спустя Дина вернулась в зеленую комнату, довольная, что кровь так и не пролилась. Оставшийся треугольник окаменел перед экраном телевизора, а Маршалл тем временем встал и внимательно изучал поднос с печеньем.
– Отличная работа, мисс Рейнольдс.
– Спасибо, доктор Пайк.
– Маршалл. – Он выбрал «датское» с корицей. – Это сложная ситуация. Хотя в действительности треугольник был разрушен с окончанием любовной связи, но он сохранился эмоционально, морально и даже интеллектуально.
«Черт побери, он совершенно прав! – подумала Дина. – Если бы это меня обманул любимый человек, то ему пришлось бы несладко. Ох как несладко!»
– Наверное, в вашей практике вам часто приходится встречаться с похожими ситуациями.
– Часто. Я решил специализироваться именно на этой области после собственного развода. – Его улыбка была мягкой и глуповатой. – По очевидным причинам. – Он бросил взгляд вниз, на ее руки, заметив, что она носит только одно колечко, гранат в старинной золотой оправе, на правой руке. – Кажется, вы не входите в число моих потенциальных пациентов?
– Пока что нет.
«Маршалл Пайк на удивление привлекателен», – подумала она. С очаровательной улыбкой, высокий и стройный, так что даже Дине с ее пятью футами десятью дюймами на каблуках приходилось задирать голову, чтобы увидеть льстивший ей интерес в глубоких карих глазах. Но сейчас она должна была сконцентрировать львиную долю своего внимания на мрачной группе позади него.
– Передача начнется сразу после этой рекламы, – Дина махнула рукой в сторону телевизора. – Маршалл, " ваш выход только за двадцать минут до конца, но будет лучше, если вы посмотрите всю программу, чтобы дать им какие-нибудь конкретные советы.
– Конечно. – Он с удовольствием разглядывал ее, веселую и оживленную. Он почти что слышал, как в ее груди кипела энергия. – Не волнуйтесь. Я уже три раза участвовал в шоу Анджелы.
– А-а, так вы бывалый солдат. Может быть, вам что-нибудь надо?
Он скосил глаза на трио позади себя, потом опять посмотрел на Дину.
– Смирительную рубашку?
Дина хихикнула и сжала его руку. С ним все будет в порядке, решила она.
– Сейчас посмотрю, чем могу вам помочь.
На экране и в самом деле бушевала буря, но, несмотря на горькие взаимные упреки, всерьез никто не обижался. Со стороны Дина с восхищением наблюдала, как Анджела легко направляла дискуссию в нужное русло. Она позволяла гостям высказать все, что им хотелось, а потом умело успокаивала разыгравшиеся страсти, не давая им перелиться через край.
Точно так же она держала в руках и зрительный зал. Руководствуясь безошибочным инстинктом, она предлагала микрофон нужному человеку в нужное время, потом ненавязчиво возвращалась к своему собственному вопросу или замечанию.
Что же до доктора Пайка, размышляла Дина, то они не могли бы выбрать более подходящего и знающего посредника. Он представлял собой идеальную комбинацию профессиональных знаний и сочувствия, плюс необходимое умение сформулировать краткий конкретный совет.
Когда шоу закончилось, Форрестеры сидели рядом, сжав руки. Вторая пара не разговаривала друг с другом, а обе «другие женщины» болтали, как старые подружки.
Анджела опять попала в «яблочко».
– Решила к нам присоединиться, а, Дина? – Взявшийся неизвестно откуда, Роджер ущипнул ее за руку.
– Да вы же без меня и дня не проживете. – Дина пробиралась через шумную комнату к своему рабочему столу. Вокруг звонили телефоны и стрекотали клавиатуры компьютеров. На мониторах у одной из стен повторялись последние сюжеты Си-би-си и трех других телекомпаний. По царившему в комнате запаху было ясно, что кто-то недавно разлил кофе.
– Какая у нас сегодня тема дня? – спросила она Роджера.
– Ночной пожар в Саут-Сайд.
Кивнув, Дина села за стол. В отличие от большинства других репортеров, она содержала свое рабочее место в образцовом порядке. В разноцветной керамической вазочке стояли отточенные карандаши, рядом лежал блокнот. Перекидной календарь был открыт на сегодняшней дате.
– Поджог?
– Таково заключение. У меня есть один экземпляр. Еще у нас есть интервью с пожарником и съемки пожара. – Роджер предложил ей пакетик с ирисками. – И, как хороший мальчик, я захватил твою почту.
– Вижу, вижу. Спасибо.
– Сегодня утром успел посмотреть несколько минут «У Анджелы». – Он задумчиво жевал ириску. – Скажи, а участников не нервирует такое раннее обсуждение их супружеских измен?
– Они обретают тему для разговора за обедом. – Взяв эбонитовый нож для писем, она вскрыла первый конверт.
– Излив душу по центральному телевидению? Дина подняла брови.
– Похоже, что для семьи Форрестер было крайне полезно излить душу по центральному телевидению.
– Мне показалось, что вторая пара прямо отсюда направится в суд для развода?
– Иногда развод – это и есть правильный ответ.
– Ты действительно так думаешь? – небрежно переспросил Роджер. – Если бы твой муж тебя обманывал, ты бы простила и забыла или подала документы на развод?
– Ну… Я выслушала бы его, мы все обсудили бы, и я попыталась бы понять, почему так случилось. А затем выпустила бы целую обойму в эту распутную свинью! – Она улыбнулась Роджеру. – Но это ведь я. Вот видишь, у нас тоже появилась тема для разговора.
Дина опустила глаза на лист бумаги у нее в руке.
– Ха, посмотри-ка на это!.
Она повернула лист так, чтобы они оба могли его видеть. В центре, напечатанное жирными красными чернилами, было одно-единственное предложение:
Дина, я тебя люблю.
– А-а, старый тайный поклонник? – игриво произнес Роджер, но в его глазах появилось беспокойство.
– Похоже на то. – Она с любопытством перевернула конверт. – Обратного адреса нет. Марки тоже.
– Я просто вытащил почту из твоего ящика. – Роджер покачал головой. – Видимо, кто-то положил его прямо туда.
– Как это мило, – Дина потерла руки, чтобы прогнать внезапную дрожь, и рассмеялась, – и так таинственно!
– Тебе надо бы поспрашивать: может, кто-нибудь видел, кто вертелся рядом с твоим ящиком.
– Это неважно. – Бросив и письмо, и конверт в корзинку для бумаг, она потянулась за следующим.
– Извините…
– О, доктор Пайк. – Дина опустила бумаги на стол и улыбнулась мужчине, стоявшему позади Роджера. – Вы заблудились?
– Нет, на самом деле я просто искал вас.
– Познакомьтесь: доктор Маршалл Пайк, Роджер Крауелл.
– Да, я вас узнал. – Маршалл протянул руку. – Я часто смотрю на вас обоих.
– А я сегодня застал несколько минут вашего выступления. – Роджер засунул в карман свой пакет с конфетками. Его мысли все еще были заняты письмом, и он решил, что вытащит его из корзинки при первой же возможности. – Ди, нам нужен репортаж о выставке собак.
– Нет проблем.
– Был рад с вами познакомиться, доктор Пайк.
– Я тоже. – Когда Роджер ушел, Маршалл опять повернулся к Дине. – Я хотел поблагодарить вас за то, что вы так замечательно все организовали сегодня утром.
– Да, организовать – это я умею… как и многое другое.
– Должен согласиться. Я всегда замечал, что вы читаете новости с сочувствием и пониманием. Это удивительная комбинация.
– И удивительный комплимент. Спасибо. Он оглядел комнату новостей. Двое репортеров яростно спорили из-за бейсбола, пронзительно трезвонили телефоны, по узкому проходу между столами стажер катил тележку с грудой папок.
– Интересное место.
– Да уж. Я бы с удовольствием вам все здесь показала, но сейчас мне надо написать текст сообщения для «Дневных новостей».
– Тогда я уже ухожу. – Опять повернувшись к ней, Маршалл легко, приветливо улыбнулся уголками губ. – Дина, я надеялся, что раз уж мы вместе продирались, образно говоря, сквозь тернии, то, может быть, вы согласитесь со мной поужинать?
– Поужинать? – Теперь она смотрела на него более внимательно, как женщина смотрит на мужчину" когда понимает, что этот случайный знакомый может стать для нее близким человеком. Было бы глупо притворяться, что он ей не нравится. – Да, наверное, я соглашусь.
– Сегодня вечером? Скажем, в полвосьмого? Дина колебалась. Она редко действовала под влиянием чувств. Он хороший специалист, размышляла она, с изысканными манерами. И что более важно, в сложной ситуации вел себя как душевный и умный человек.
– Договорились. – Она взяла бумажный квадратик с подставки из дымчатого стекла и написала на нем свой адрес.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наивная плоть - Робертс Нора



много лишнего,но очень интересный!
Наивная плоть - Робертс НораЕлена
11.03.2012, 17.20





От Робертс в восторге, понравился и этот роман, динамично, герои похожи на реальных людей, а не на персонажей из сказки
Наивная плоть - Робертс НораТатьяна
17.04.2012, 1.51





Очень хороший роман, не нашла в нем ничего лишнего: все, что написано, помогает погрузится в атмосферу за кулисами телепередач. Много второстепенных персонажей со своими историями, это радует. Главный герой выписан в духе Робертс - надежный, немного мальчишка в душе, с хорошим чувством юмора. И героиня не безмозглая дура, не истеричка, а вполне уравновешенная дама. В общем, все вполне в стиле автора. 10/10
Наивная плоть - Робертс НораЯя
19.03.2014, 12.05





Наверное впервые главные герои не ссорятся и не расходятся. Нормальные отношения взрослых людей. Не понравились фамилии звездных леди))) Но 10ку роман заслужил.
Наивная плоть - Робертс НораВиталия
28.07.2015, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100