Читать онлайн Наивная плоть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наивная плоть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наивная плоть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наивная плоть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наивная плоть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Дэн Гарднер женился на Анджеле не из-за денег. Не совсем. Хотя именно так считали многие недоброжелатели, а некоторые даже говорили. В течение нескольких первых недель после их свадьбы бульварная пресса печатала немало домыслов на эту тему, параллельно обсасывая разницу в возрасте: десять лет почти день в день. Твердо веря в пользу любой рекламы, Дэн сам позаботился о появлении большинства этих статей.
Но у его женитьбы были совсем другие причины. Дэн восхищался способностями Анджелы. Он знал ее недостатки и, самое главное, умел извлекать из них пользу для себя. Именно он, чувствуя ее неуверенность и подозрительность, настоял на подписании брачного контракта. Развод не принес бы ему никакой выгоды. Но Дэн и не собирался разводиться, разве что если это вдруг окажется для него прибыльным делом. Именно он, зная ее слабость к романтике и стремление быть центром любви, устраивал ужины на двоих при свечах, тихие загородные поездки на уик-энд. Если Анджеле хотелось еще больше внимания, Дэн устраивал и это. Пока Анджела все больше и больше психовала из-за снижающихся рейтингов, он подхватил нити управления несколькими проектами «Эй-пи продакшнс» и ловко увеличил прибыль.
Может быть, Дэн женился на ней не из-за денег, но теперь он собирался пожить в свое удовольствие.
– Ты только посмотри! – Анджела швырнула через комнату последний номер «Спутника телезрителя». Он шлепнулся на пол Дининой фотографией кверху. – Нет, только посмотри! «Новая принцесса дневного эфира», говнюшка она этакая! – Ее шелковое платье раздувалось, как парус, пока Анджела носилась по снежно-белому ковру своей гостиной. – «Душевная и дружелюбная, привлекательная и остроумная». Они все сюсюкают над ней, Дэн! Черт подери, они отдали ей обложку и целых две страницы!
– Не обращай на это внимания. – Вечером они оставались дома, поэтому Дэн налил ей полный бокал шампанского. С Анджелой было легче обращаться, когда она напивалась и начинала плакать. А если ее охватывало желание, то трахалась она просто изумительно. – Чем выше она забирается, тем больнее будет падать, вот и все.
– Это не все. – Анджела выхватила у него бокал. Ее возмущало собственное желание выпить, но она была не в том настроении, чтобы с ним бороться. – Ты же видел ее рейтинг. За последние три недели он поднялся на двадцать процентов.
– А ты закончила год номером первым, – напомнил он ей.
– Уже идет другой год, – огрызнулась Анджела. – Вчера не считается. – Она жадно выпила, потом изящным каблучком своего домашнего сабо с опушкой из перьев наступила прямо на левый глаз Дины. – Что, теперь ты уже не такая красотка, а? – Разжигаемая завистью, она отфутболила журнал в сторону. – Что бы я ни делала, она поднимается все выше и выше. А теперь начала забирать у меня мою прессу! – Осушив бокал, она сунула его Дэну обратно.
– Твои интересы не ограничиваются шоу «У Анджелы». – Он послушно наполнил бокал. – У тебя еще есть специальные выпуски, проекты, в которых участвует «Эй-пи продакшнс». Твоя работа намного разнообразнее, чем ее, и, значит, важнее. – Анджела поднесла бокал к губам. По ее глазам Дэн видел, что она подумывала его слова. – У Дины есть только одна нота, Анджела. Она неплохо ее играет, но это только одна нота.
Это сравнение немного утешило дрожавшую Анджелу.
– Она всегда была такой ограниченной со своими расписаниями и карточками. – Ярость Анджелы улетучивалась, но на ее место постепенно закрадывалось отчаяние. – Я не хочу, чтобы она догнала меня, Дэн. – Глаза Анджелы заблестели, наполнившись горячими слезами. Она большими глотками осушила бокал. – Я не смогу этого вынести! Кто угодно, но только не она!
– Воспринимай это как работу, а не как личное дело, – с сочувствием произнес Дэн и опять долил ей шампанского. Он знал, что после третьего бокала Анджела станет уступчивой, как ребенок с полным животиком.
– Но это и есть личное дело. – Слезы брызнули из ее глаз, и Анджела уже не сопротивлялась, когда Дэн отвел ее к дивану и усадил к себе на колени. Прижимаясь к нему, она чувствовала в душе странную смесь тревоги и удовлетворения. Почти точно так же, как в детстве, когда она сидела на коленях у отца – в те редкие дни, когда он приходил домой и не был пьян. – Она хочет уничтожить меня, Дэн. Она и этот мерзавец Лорен Бач. Они пойдут на все, лишь бы уничтожить меня.
– Никто не причинит тебе вреда. – Дэн наклонил бокал к ее губам, как мать, которая заставляет больного ребенка выпить лекарство.
– Они знают, что я самая лучшая.
– Конечно, знают. – Ее слабость возбуждала его. Как только Анджела начинала рыдать, Дэн чувствовал, что пришла его очередь. Отставив бокал в сторону, он расстегнул ее платье и прижался лицом к грудям. – Ты только предоставь все мне, – шептал он. – Я обо всем позабочусь.


– Заканчивается ли обычно ваша ссора с супругой серьезным военным конфликтом, при котором в воздухе летают тарелки и взаимные обвинения? «Как драться честно» – смотрите завтра в программе «Час с Диной».
– Хорошо, Ди, нам еще надо отснять рекламу для филиалов.
Она закатила глаза на ассистента директора, но послушно прочитала карточку с репликой:
– Смотрите лучше, что есть в Талсе лучшего! Кей-джей-эй-би, девятый канал. Хорошо, давайте снимать.
В течение следующего часа они снимали рекламные ролики для филиалов по всей стране. Для этой работы даже слова «утомительная и скучная» звучали бы комплиментом, но Дина никогда от нее не отказывалась.
Когда съемки наконец закончились, на сцену вышла Фрэн с запотевшей бутылкой пепси в руке. Она опять ходила вперевалку, уже вынашивая второго ребенка.
– Вот она, цена славы, – сказала Фрэн.
– Я могу ее заплатить. – Дина с благодарностью прижала прохладную бутылку к губам и сделала большой глоток. – Я разве не говорила, чтобы ты пораньше ушла домой?
– А я разве не отвечала, что прекрасно себя чувствую? У меня еще целых три недели.
– Еще три недели, и ты не пролезешь ни в одну дверь.
– Это еще что такое?
– Ничего. – Дина отпила еще и только потом спустилась со сцены. Она остановилась у большого зеркала, взяв Фрэн под руку, так, что они стояли рядом, бок о бок. – Тебе не кажется, что сейчас ты намного больше, чем в первый раз, с Обри?
Фрэн сунула в рот горошину «Эм-энд-эмс».
– Это все жидкость.
Но Дина заметила мелькнувшую в зеркале конфетку и подняла брови.
– Конечно, это не имеет отношения ко всем шоколадкам и пирожкам, которые ты постоянно уминаешь?
– Малыш их просто обожает. Что я могу сделать? Все, что он хочет, должно сначала пройти через меня. – Наклонив голову, Фрэн изучала свое отражение. – Новая стрижка длиной до подбородка смотрелась бы неплохо, – размышляла она. – Если бы лицо не выглядело, как надутый воздушный шар. Боже, за чем я купила этот коричневый костюм? Я в нем похожа на шерстистую мамонтиху.
– Ты это сама сказала, я тут ни при чем. – Дина повернулась к лифту и нажала на кнопку вызова, искоса посматривая на Фрэн.
– Никаких шуток на тему ограничений по весу, подруга. – Со всем достоинством, на которое была способна, Фрэн вперевалку вошла в кабину и стукнула по цифре 16. – Не дождусь, когда наступит твоя очередь. Если ты все же сдашься и выйдешь замуж за Финна, то у вас тоже будет семья. И ты тоже сможешь испытать псе радости материнства. Отекшие ноги, несварение желудка, пигментные пятна и самое замечательное – проблемы с мочевым пузырем.
– В твоем исполнении все это звучит так привлекательно…
– Вся беда и причина, почему я опять приближаюсь к размерам небольшой планеты, то, что это действительно привлекательно. – Фрэн прижала руку к животу, так как малыш – опять прозванный Большим Эдом – пытался пробиться наружу своим способом. – Ничто на это не похоже, – прошептала она. Двери открылись. – Ну, так ты выйдешь замуж за парня или как?
– Я пока еще думаю.
– Ты уже несколько недель об этом думаешь. – Пока они шли к офису, Фрэн погладила подругу по спине.
– Но он тоже думает. – Дина понимала, что этой фразой как будто защищается. Она раздраженно пробежала сквозь пустую приемную в свой кабинет. – Сейчас все так сложно.
– В жизни всегда все сложно. Те, кто ждет идеального момента, обычно прежде умирают.
– Это успокаивает.
– Я не хотела бы на тебя давить.
– Да что ты? – Дина опять улыбнулась.
– Подтолкнуть, солнышко, а не давить. Что это? – Фрэн подняла белую розу, одиноко лежавшую поперек Дининого стола. – Потрясающе! – Она понюхала ее. – Какая романтика! Прелесть! – Она бросила взгляд на белый конверт, пристроившийся на пресс-папье. – Финн?
«Нет, – подумала Дина, почувствовав, как по коже побежали мурашки. – Не Финн». С нарочитой небрежностью она взяла стопку писем, напечатанных Кесси.
– Возможно.
– Ты не прочитаешь записку?
– Потом. Хочу, чтобы Кесси наверняка успела отправить эти письма до конца рабочего дня.
– А ты крепкий орешек, Ди. Если бы это мой парень прислал белую розу, то я растаяла бы от счастья.
– Я занята.
От перемены в ее голосе Фрэн резко вскинула голову.
– Я это вижу. Не буду тебе мешать.
– Извини. – Искренне раскаиваясь, Дина бросилась к ней. – Правда, Фрэн, я не хотела на тебя набрасываться. Кажется, я немного не в себе. Приближается день вручения «Эмми». На прошлой неделе появилась эта дурацкая статья о нашей секретной связи с Лореном Бачем.
– Солнышко, не позволяй себе из-за этого расстраиваться. Перестань. Уверена, что Лорен от этой статьи только обрадовался.
– Он может себе это позволить. Не про него ведь написали, что он с помощью секса пробивается к тридцати процентам акций телепередачи.
– Никто в это не верит. – Глядя на выражение лица Дины, Фрэн даже испугалась. – Ну, во всяком случае, никто с индексом интеллекта из трехзначной цифры. А что касается «Эмми», то об этом тебе тоже нечего волноваться. Ты обязательно выиграешь.
– То же самое, наверное, говорит и Сьюзан Люччи. – Дина засмеялась и отмахнулась от Фрэн. – Уходи отсюда. И на этот раз иди домой. Уже почти пять часов.
– Это ты меня заболтала. – Фрэн положила розу обратно на стол, не заметив, как Дина невольно отпрянула. – Увидимся завтра.
– Ага. – Оставшись одна, Дина осторожно протянула руку к конверту. Взяв со стола нож для бумаг с эбонитовой ручкой, она аккуратно его разрезала.
Дина, я сделал бы для тебя все, что угодно, если бы ты только посмотрела на меня, только посмотрела? Я отдал бы тебе все, что угодно!
Я так долго ждал тебя.
Дина начинала верить, что все это говорилось всерьез. Она аккуратно вложила записку обратно в конверт И открыла нижний ящик стола. Там постепенно накопились уже целая стопка похожих посланий. Решив отнестись к ситуации как практик, она взяла розу и внимательно всмотрелась в бледные хрупкие лепестки, словно в них таился ключ к имени поклонника.
«Наваждение. Пугающее слово, – подумала Дики, – но, конечно же, многие формы наваждений довольно безобидны». Хотя появление цветка нарушало привычный порядок. До этого она не получала никаких подарков, только темно-красные признания в любви. Без сомнения, роза была знаком привязанности и уважения, ароматным и нежным. Но шипы, украшавшие изящный стебель, могли уколоть до крови.
«Ты рассуждаешь как дура», – сказала себе Дина. Встав, она налила в высокий стакан воды и поставила туда розу. Нельзя было допустить, чтобы прекрасный цветок завял и умер у нее на глазах. Тем не менее Дина оставила импровизированную вазу на столике в противоположном углу комнаты и только потом вернулась к своему месту.
В течение двадцати минут она подписывала письма. Дина еще не успела положить ручку, когда зазвонил внутренний телефон.
– Да, Кесси.
– Финн Райли на второй линии.
– Спасибо. Я закончила с этими письмами. Ты сможешь завезти их на почту по дороге домой?
– Конечно.
– Финн, ты внизу? Извини, у нас здесь небольшие накладки, и я отстаю от графика. – Бросив взгляд на часы, она скорчила гримасу. – Ни за что не успеваю к ужину в семь.
– Я тоже. Бегал по городу, задержался на собрании.
Похоже, тоже не успею все закончить.
– Тогда я сниму заказ. Мы поедим позднее. – Дина посмотрела вверх на Кесси, пока та собирала со стола подписанные письма. – Кесси, откажись от заказа на семь, ладно?
– Хорошо. Тебе нужно что-нибудь еще до того, как я уйду? Дина, я могу остаться и помочь тебе с этими пленками.
– Нет, спасибо. Увидимся завтра. Финн!
– Я слушаю.
– Мне здесь еще надо пересмотреть некоторые пленки. Может, ты зайдешь сюда за мной перед уходом домой? Тогда я отпущу своего шофера.
– Это будет не раньше восьми, может быть, и позднее.
– Лучше позднее. Мне надо еще по крайней мере три часа, чтобы все закончить. Но все равно, мне лучше работается, когда все уходят домой и рядом никого нет. Я устрою налет на запасы еды в столе у Фрэн и буду работать, пока ты не придешь.
– Если у меня что-нибудь не получится, то я позвоню.
– Я буду здесь. Пока.
Дина положила трубку и повернулась на стуле лицом к окну. Солнце уже садилось, небо темнело, а линия горизонта казалась мрачно-кровавой. Внизу зажигались огни, как булавочные головки на фоне вторгавшихся в город сумерек.
Она представила себе, как постепенно пустеют здания, улицы заполняются потоками машин. Дома люди включат вечерние новости и будут готовиться к ужину.
Если бы она вышла замуж за Финна, они бы тоже приходили домой. К себе домой – не к нему, не к ней.
Если бы она вышла замуж за Финна… Дина погладила браслет, который носила постоянно. Он стал для нее таким же талисманом, каким был крест для Финна, Если бы она вышла за него замуж, то ей пришлось бы дать клятву в вечной верности.
А Дина верила в то, что клятвы надо исполнять.
У них была бы настоящая семья.
Она всем сердцем верила в семью.
И ей пришлось бы придумывать, как сделать по-хорошему, по-настоящему, по-умному, чтобы у них все получилось. Чтобы у них в семье все находилось в равновесии.
Именно это ее и останавливало.
Неважно, сколько раз она пыталась остановиться и все обдумать или начинала составлять список своих приоритетов плюс план атаки – и всякий раз отпрыгивала обратно, как пугливая белка.
Дина не была уверена, что все получится.
«Торопиться некуда», – напомнила она себе. А прямо сейчас самым важным для нее было подняться еще на одну ступеньку вверх по лестнице.
Она посмотрела на часы и подсчитала, сколько ей надо было времени и сколько у нее было. «Достаточно много, – решила Дина. – Можно позволить себе ненадолго расслабиться перед тем, как опять вернуться к работе».
«Надо попробовать метод для снятия стресса, которому меня научил один из гостей шоу», – подумала Дина, закрывая глаза и стараясь дышать как можно спокойней и легче. Вначале она должна представить дверь, обычную закрытую дверь. А потом надо будет открыть эту дверь и шагнуть туда, где она почувствует себя спокойной, расслабившейся и счастливой.
Как всегда, она открыла дверь быстро, слишком быстро, потому что ей не терпелось увидеть, что же находится по ту сторону.
Порог хижины Финна. Весна. Бабочки порхают над пышной травой и цветами в его «саду камней». Она слышит сонное гудение пчел, парящих над алыми азалиями, которые сама помогала ему сажать. Небо чистое, ошеломительно синее, как во сне.
Дина вздохнула, удивительно счастливая. Послышалась музыка. Вихрь рыдающих скрипок лился сквозь открытые окна у нее за спиной.
Теперь она лежала на этой мягкой цветущей траве, протягивая руки к Финну. Солнце, как ореол, сияло вокруг его волос, бросало тени на его лицо, углубляло глаза, пока они не стали такими синими, что в них можно было утонуть. И Дина хотела утонуть. Она обнимала его теплое сильное тело, чувствовала его уверенные настойчивые губы. Все тело Дины напряглось от желания, кожа покрылась испариной. Они двигались вместе, медленно и мягко, изящно, как танцоры; над ними был синий купол неба, а жужжание пчел отдавалось в ушах, как биение пульса.
Она услышала свое имя – шепот, пробравшийся сквозь музыку сна. И, улыбнувшись, открыла глаза, чтобы посмотреть на него.
Но это был не Финн! Тучи набежали на солнце, небо потемнело, как чернила, и она не смогла рассмотреть его лица. Но это был не Финн! Тело Дины отпрянуло, а он опять произнес ее имя.
– Я думаю о тебе. Всегда.
Вздрогнув, она проснулась. Кожа казалась холодной и липкой, сердце тяжело билось. Чисто автоматически Дина крепко обхватила себя руками, чтобы предотвратить приступ внезапной сильной дрожи. «К черту медитацию», – решила она, пытаясь стряхнуть с себя последние остатки сна. У нее достаточно стрессов по работе. Она хотела было засмеяться над собой, но получившийся звук больше походил на всхлипывание.
«Меня все еще шатает, – подумала Дина. – Вздремнула не по плану, а теперь еще никак не могу проснуться». Но ее глаза широко раскрылись, когда она посмотрела на часы. Проспала почти целый час!
«По-дурацки потраченное время, – рассердилась Дина и, потягиваясь, встала со стула. – За работу», – твердо сказала она себе. Повернулась к столу, на ходу расстегивая пиджак…
И увидела розы. Два идеально похожих цветка стояли в стакане с водой прямо у нее на столе. Не веря собственным глазам, Дина шагнула вперед. Ее взгляд метнулся через комнату, туда, где она оставила первый бутон. Но его там уже не было. «Его там нет, – тупо подумала Дина, – потому что теперь он стоит у меня на столе вместе со своей сестричкой».
Не отводя взгляда от роз, она прижала руку к груди. «Это могла сделать Кесси, – мелькнуло у нее в голове, – или Саймон, или Джеф, или Маргарет. Любой, кто задержался на работе. Кто-то из них где-то нашел вторую розу и принес сюда, поставил в воду вместе с первой. Увидел, что я сплю, и просто оставил цветы на столе».
Увидел, что она спит. Дина вздрогнула, колени подогнулись. В одиночестве, беззащитная. Борясь со слабостью, она оперлась на подлокотник кресла и вдруг заметила на пресс-папье видеокассету. По этикетке фирмы-изготовителя Дина могла с уверенностью сказать: они не пользовались такими кассетами для съемки шоу.
Никакой записки. Возможно, на этот раз в записке не было необходимости. Дина вспомнила о беготне и суете, царившей за стенами офиса. В комнате новостей сейчас полным-полно людей. Обычно в промежутке между вечерними и последними новостями оставались работать несколько бригад.
Она была не одна.
По телефонному звонку сюда примчится служба безопасности. Лифт тотчас же доставит ее несколькими этажами ниже – в суматоху активной деятельности.
Нет, она была не одна, и не было никаких причин для страха. Наоборот, все говорило за то, чтобы сразу посмотреть эту кассету.
Дина вытерла вспотевшие ладони о бедра и только потом достала кассету из коробки и вставила ее в видеомагнитофон.
Первые несколько секунд после того, как она нажала кнопку «пуск», экран был просто синим. Потом на нем появилось изображение, и Дина напряженно нахмурилась. Она узнала свой дом, услышала шум машин на проезжей части. По тротуару мимо камеры прошло несколько человек в рубашках – значит, было теплое время года.
Она увидела себя, вышедшую из подъезда, с длинными волосами, рассыпавшимися по плечам. Ошеломленная, Дина подняла руку и прикоснулась к голове, запустив руку в короткую пушистую стрижку. Та, что была на экране, посмотрела на часы. Камера показала ее лицо крупным планом, глаза, потемневшие от нетерпения. Дина с ужасом поняла, что слышала звуки неровного дыхания снимавшего.
К обочине тротуара подкатил фургон Си-би-си. Изображение померкло.
И появилось опять. Она прогуливалась вместе с Фрэн по берегу Мичигана. В руках – сумки с покупками. На ней был толстый свитер и замшевая куртка. Засмеявшись, она повернулась к Фрэн, и изображение застыло. На экране было только ее смеющееся лицо, потом оно постепенно растаяло.
На кассете было больше дюжины клипов, нарезов из ее жизни. Поход на рынок, посещение благотворительного вечера, прогулка у Вотер-Тауер, а вот она играет с Обри в парке, раздает автографы в супермаркете. У нее уже короткие волосы, по одежде можно догадаться о смене времен года.
И за кадром – постоянный, одинаковый звук тихого дыхания.
На последнем отрезке пленки Дина спала, свернувшись на стуле в своем офисе.
Экран замигал черно-белыми пятнами падающего снега, а она все смотрела и смотрела на него. Ужас опять прокрался в ее сердце, кровь заледенела. Дина дрожала, стоя в конусе света своей настольной лампы.
«Он много лет наблюдал за мной», – думала Дина. Подкрадывался тайком. По минутам воровал ее личную жизнь и присваивал эти минуты себе. И она никогда его не замечала!
Теперь он хотел, чтобы она это узнала. Чтобы поняла, как близко он был. И насколько ближе мог стать.
Прыгнув вперед, она никак не могла нащупать кнопку выброса и в конце концов ударила по ней кулаком. Схватив сумку. Дина затолкнула кассету внутрь и бросилась прочь из офиса. В коридоре было темно и пусто – никого, кроме мрачных теней от света лампы, оставшейся в ее офисе. Она бежала к лифту, слыша только стук собственного сердца.
Всхлипывая и задыхаясь, нажала на кнопку вызова лифта. Дико озираясь, прижалась спиной к стене. Ей казалось, что тени вокруг движутся.
– Быстрее, быстрее! – закричала она и закрыла рот рукой. Ее голос насмешливым эхо отразился от стен пустого коридора.
От грохота лифта Дина подскочила. Чуть ли не закричав от облегчения, она бросилась к дверям, но сразу отпрянула, увидев в кабине шагнувшего к ней человека.
– Привет, Ди. Я что, тебя испугал? – Роджер шагнул ближе, а двери плавно закрылись у него за спиной. – Эй, малышка, да ты вся белая как полотно!
– Нет! – Пригнувшись, Дина отпрыгнула назад. Ее глаза метнулись к двери, ведущей на лестницу. Но, чтобы туда попасть, ей пришлось бы пробежать мимо Роджера. Она должна была пробежать мимо него.
– Эй, в чем дело? – Услышав беспокойство в голосе Роджера, она опять осторожно посмотрела на него. – Ты вся дрожишь. Может быть, тебе лучше присесть?
– Со мной все отлично. Я уже ухожу.
– Ты лучше вначале отдышись. Иди сюда. Давай… Дина дернулась в сторону, уклоняясь от его руки.
– Что ты хочешь?
– К нам зашла Кесси… По дороге домой. – Роджер говорил очень медленно и спокойно, незаметно опустив руку вниз. – Она сказала, что ты будешь работать допоздна. Вот я и подумал, что надо подняться наверх и предложить тебе поужинать вместе.
– Сейчас придет Финн. – Дина облизнула губы. – Он уже вот-вот будет здесь.
– Это была только идея. Ди, у тебя все в порядке? У твоих родителей все хорошо?
Новая волна ужаса сжала ей горло, вонзила в шею острые когти.
– Почему? Почему ты это спрашиваешь?
– Да тебя ведь трясет. Я подумал, что ты узнала какую-то плохую новость.
– Нет. – Чувствуя, как от паники кружится голова, Дина потихоньку отступала назад. – Просто у меня слишком много всего в голове. – Она едва сдержалась, чтобы не закричать, опять услышав громыхание лифта.
– Господи, Ди, да успокойся же ты! – Роджер автоматически схватил ее за руку, когда она бросилась мимо него на лестницу. Поворачиваясь, Дина замахнулась, и тут двери лифта открылись.
– Черт побери, что здесь происходит?
– О Боже! – вырвавшись из рук Роджера, Дина упала Финну на грудь. – Слава Богу, ты здесь! Словно защищая, он сжал Дину в объятиях, не отводя глаз от Роджера.
– Я спрашиваю: что, черт побери, здесь происходит?
– Ты у меня спрашиваешь? – Роджер потрясенно пригладил волосы рукой. – Я поднялся сюда минуту назад, и она уже была готова выпрыгнуть из собственной шкуры. Я и сам пытался выяснить, что здесь происходит.
– Он тебе что-нибудь сделал? – спросил Финн у Дины и заработал длинное ругательство от разгневанного Роджера.
– Нет! – Она не отнимала лица от его плеча. Дрожь, ужасная, жуткая дрожь все не прекращалась. Дине казалось, что она слышит, как стучат ее собственные кости. – Я так испугалась. Я не могу думать. Увези меня домой.


По дороге домой Финну удалось вытянуть из нее бессвязное объяснение; потом, заставив ее выпить бренди, он тоже посмотрел пленку.
Дина не сопротивлялась, когда он взял телефон и позвонил в полицию. Уже спокойнее она еще раз рассказала о случившемся. Она понимала, как важны детали, точное время, объяснения. Детектив, разговаривавший с ней в гостиной Финна, терпеливо слушал и делал пометки в блокноте.
Она узнала того самого седовласого мужчину, которого видела в репортаже из Гриктауна, – это он выхватил девочку из-под огня.
Арнольд Дженнер был спокойным и дотошным полицейским. Его квадратное лицо украшал когда-то сломанный нос – не на работе, а в прорыве во время игры в бейсбол в команде от своего полицейского участка. Он был одет в темно-коричневый костюм, самую малость натянутый там, где начинало расти небольшое брюшко. Волосы каштановые пополам с сединой, безжалостно коротко остриженные. Вокруг рта и глаз – морщины, говорившие о том, что этот человек смеялся также часто, как и хмурился. Глаза бледного, сонно-зеленого цвета казались такими же неопределенными, как и все остальное. Но Дина смотрела в эти глаза и чувствовала себя спокойнее, потому что в них было доверие.
– Я хотел бы взглянуть на письма.
– Я не все их сохранила, – ответила Дина, чувствуя стыд от усталого понимания в его взгляде, – Самые первые… ну, они казались совсем безобидными. На телевидении репортеры получают много почты, иногда очень странной.
– Тогда те, что у вас есть.
– Некоторые у меня в офисе, некоторые в моей квартире.
– Вы живете не здесь?
– Нет. – Она бросила взгляд на Финна. – Не совсем.
– М-мм… – Дженнер сделал еще одну пометку. – Мисс Рейнольдс, вы говорили, что последняя часть пленки была снята сегодня вечером, между пятью тридцатью и шестью тридцатью.
– Да. Я вам рассказывала, что уснула. Я устала и решила попробовать то, что советовал один из гостей на шоу. Нечто вроде медитации, расслабления. – Она пожала плечами, чувствуя себя полной дурой. – Наверное, это просто не мой стиль. Я или сплю, или бодрствую. Когда я проснулась, то увидела на столе вторую розу. И кассету.
Он хмыкнул.
«Как доктор», – подумала Дина.
– Кто мог бы войти в ваш офис в это время?
– Кто угодно. Мои служащие, любой, кто работает внизу.
– Значит, вход в здание разрешен только работающим в Си-би-си?
– Нет, не обязательно. Задний вход в это время еще был открыт. Кто-то уходит со смены, кто-то приходит, кто-то за кем-то заезжает, кто-то заходит проведать приятелей. Иногда у нас даже проводят экскурсии.
– Значит, много народу.
– Да.
Он опять поднял голову, глядя ей прямо в глаза, и Дина поняла, что взгляд Дженнера не был неопределенным. Детектив не просто смотрел на нее: он смотрел в нее, в ее душу. Финн тоже обладал этой способностью – таким же быстрым взглядом-скальпелем, вонзавшимся прямо в мысли собеседника. Может быть, именно поэтому Дженнер показался ей таким знакомым и успокаивающим?
– Подозреваете ли вы кого-нибудь? Кого-нибудь, кому вы отказали? Кого-нибудь, кто проявлял к вам не просто случайный или дружеский интерес?
– Нет. На самом деле, мне даже в голову не приходит, кто мог бы это сделать. Я уверена, что это какой-то незнакомец, скорее всего из зрителей. Иначе я, наверное, заметила бы, как он снимает меня камерой.
– Ну, если учесть, как растет популярность вашего шоу, это не сужает возможный круг подозреваемых. – По старой привычке он машинально рисовал в блокноте. Рисунок постепенно превращался в лицо Дины – напуганные глаза и губы, которые никак не подчинялись ее попыткам улыбнуться. – Вы часто появляетесь на публике. Не помните кого-нибудь, чье лицо уже кажется вам знакомым?
– Нет. Я уже думала об этом.
– Я возьму с собой кассету. – Дженнер встал и аккуратно засунул блокнот в карман. – И кого-нибудь пришлю за письмами.
– Но на кассете больше ничего нет, правда? – Дина тоже встала. – Действительно, больше ничего.
– Никогда нельзя предугадать, что еще мы сможем выудить с этой пленки. Особенности оборудования или какой-нибудь характерный звук. А пока что постарайтесь не волноваться. Такое случается чаще, чем вы думаете. – Она все еще только силилась улыбнуться, поэтому Дженнер решил ее подбодрить. – Вы узнаете лишь о крупных происшествиях, например, про ту женщину, которая неоднократно пробиралась в дом к Леттерману, но на самом деле не только знаменитостям приходится сталкиваться с навязчивыми идеями. Не так давно у нас был случай, когда женщина не давала покоя одному парню, брокеру. Симпатичный, но далеко не АДОНИС. Тем не менее она звонила ему на работу, домой, посылала телеграммы, оставляла любовные записки на лобовом стекле его автомобиля. Она даже сфотографировалась в свадебном платье, раздобыла карточку, на которой он в смокинге, и сделала фотомонтаж. Потом показывала это его соседям, чтобы доказать, что они женаты.
– И что было дальше?
– Он бегал от нее, как только мог, и кончилось тем, что она устроила сидячую забастовку на пороге его дома. Мы отправили ее на освидетельствование к психиатру. Выйдя из больницы, она решила, что уже не влюблена в него. Теперь говорит, что развелась с ним.
– Мораль: все на свете проходит, и навязчивые идеи тоже.
– Возможно и так. Все дело в том, что некоторые люди управляют своей жизнью в меньшей мере, чем могли бы. Думаю, вы почувствовали бы себя лучше, если бы усилили свою безопасность.
– Я займусь этим. Спасибо вам, детектив Дженнер.
– Я буду поддерживать связь. Было приятно лично познакомиться с вами, мисс Рейнольдс, и увидеться с вами, мистер Райли. Я провожу немало времени вместе с вами обоими в своей гостиной.
– Значит, вот так, – произнесла Дина, закрывая дверь за Дженнером.
– Видишь, вот и все. – Финн крепко обнял ее за плечи. Во время ее разговора с Дженнером он молчал. Но теперь наступила его очередь. – Ты больше не должна оставаться на работе одна и допоздна.
– В самом деле. Финн…
– Не будем об этом спорить, так что даже не расстраивай меня. Ты знаешь, что я почувствовал, когда увидел тебя в холле, испуганную, отбивающуюся от Крауелла?
– Он хотел мне помочь… – начала Дина, потом закрыла глаза и вздохнула. – Да-да. Кажется, знаю. Извини меня. Если у меня будет много работы, я буду брать ее домой.
– Пока все это не разрешится, тебе нужна круглосуточная защита.
– Телохранитель? – Она засмеялась бы, если бы не боялась, что он набросится на нее. – Финн, я не буду задерживаться на работе. Я даже постараюсь брать с собой кого-нибудь из друзей на встречи и выступления. Но я не собираюсь нанимать этакого головореза по имени Рено, чтобы он ходил за мной по пятам.
– Для женщины в твоем положении нет ничего странного в том, чтобы нанять частного телохранителя.
– Каким бы ни было мое положение, я все еще Дина Рейнольдс из Топеки и не хочу, чтобы какой-то широкоплечий громила отпугивал всех тех, с кем я пытаюсь поговорить! Я не выдержу этого. Финн! Для меня это слишком отдает Голливудом. Все это так тяжело, – продолжала она. – Поверь, я буду серьезно относиться к своей безопасности. Но ведь мне никто не угрожал.
– За тобой следили, подсматривали, тайком снимали камерой, изводили анонимными письмами и звонками.
– И признаю: меня это напугало. Ты был прав насчет полиции. Я должна была заявить раньше. Но теперь я чувствую, что ситуация находится под контролем. Пусть полиция делает то, за что мы ей платим.
Финн расстроенно прошелся по холлу, вернулся к Дине.
– Компромисс, – наконец сказал он. – Боже, с тобой я должен постоянно придумывать какие-то компромиссы!
Решив, что шторм уже миновал, Дина подошла к нему и обняла, крепко прижавшись.
– Поэтому у нас с тобой такие здоровые отношения. И что за компромисс – телохранитель по имени Шейла?
– Ты переедешь сюда. Я больше не уступлю тебе, Дина. Можешь оставить свою квартиру за собой, мне все равно. Но жить ты будешь здесь, со мной.
– Забавно. – Чтобы скрепить хрупкий мирный договор, она чмокнула его в щеку. – Я собиралась предложить то же самое.
Финн наклонился к ее лицу. Ему очень хотелось спросить, согласилась ли она потому, что боялась, или потому, что он был ей нужен. Но он не стал этого спрашивать.
– А когда меня не будет в городе?
– Я как раз хотела узнать: а как ты относишься к собакам? – Дина улыбнулась. – В ближайший выходной мы могли бы заехать в приют для собак. Вокруг столько брошенных животных, что, по-моему, это неплохая мысль.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наивная плоть - Робертс Нора



много лишнего,но очень интересный!
Наивная плоть - Робертс НораЕлена
11.03.2012, 17.20





От Робертс в восторге, понравился и этот роман, динамично, герои похожи на реальных людей, а не на персонажей из сказки
Наивная плоть - Робертс НораТатьяна
17.04.2012, 1.51





Очень хороший роман, не нашла в нем ничего лишнего: все, что написано, помогает погрузится в атмосферу за кулисами телепередач. Много второстепенных персонажей со своими историями, это радует. Главный герой выписан в духе Робертс - надежный, немного мальчишка в душе, с хорошим чувством юмора. И героиня не безмозглая дура, не истеричка, а вполне уравновешенная дама. В общем, все вполне в стиле автора. 10/10
Наивная плоть - Робертс НораЯя
19.03.2014, 12.05





Наверное впервые главные герои не ссорятся и не расходятся. Нормальные отношения взрослых людей. Не понравились фамилии звездных леди))) Но 10ку роман заслужил.
Наивная плоть - Робертс НораВиталия
28.07.2015, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100