Читать онлайн Наивная плоть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наивная плоть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наивная плоть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наивная плоть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наивная плоть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Дина решила, что Финн называл свой дом хижиной потому, что тот был построен из дерева. Это было совсем не такое примитивное жилище, как она себе представляла, а нарядное двухэтажное строение с верхней и нижней крытыми верандами, которые соединяла открытая лестница. Снаружи – кедровые доски, посеребренные погодой и временем темно-синие ставни. Высокие разросшиеся тисовые деревья нависали над домом, почти скрывая его от посторонних глаз.
Вместо лужайки перед домом были разбросаны камни, росли низкие вечнозеленые кустарники, дикие цветы и травы, выносливые многолетние растения. Из земли уже пробивалось несколько отважных крокусов.
– Твой сад? Как ты этому научился?
– Я прочел много книжек. – Финн вытащил из багажника их сумки, пока Дина стояла на обочине посыпанной гравием дорожки и смотрела по сторонам. – Я никогда не знаю, сколько времени буду отсутствовать, так что сеять траву было бы непрактично. И мне не хотелось просить кого-нибудь чужого ухаживать за лужайкой. Здесь все – только мое, – немного смущенный собственным утверждением, он пожал плечами, – так что за несколько недель я посадил здесь то, что не требует особого ухода.
– Это красиво.
Ему очень хотелось, чтобы этот садик ей понравился, вдруг понял Финн.
– Через месяц-другой он будет выглядеть еще лучше. Пошли в дом. Я разведу огонь, потом все тебе покажу.
Дина пошла за ним до двери, погладила рукой подлокотник кресла-качалки.
– Трудно представить, что ты иногда сидишь здесь, смотришь на камни и совершенно ничего не делаешь.
– Дальше будет легче, – пообещал Финн и Пропустил ее в дом.
Хижина начиналась с широкой комнаты, над которой был надстроен чердак; потолок украшала четверка ярких ламп. У одной стены был камин, выложенный из речных камней, у другой – стеллаж, плотно заставленный книгами. Стены медового цвета, как и пол, на котором вперемежку лежали ковры – восточные, французский, английский, индийский. И еще – невероятно! – черный блеск медвежьей шкуры с настоящей оскаленной мордой и когтями.
Заметив ее взгляд. Финн усмехнулся.
– Это был подарок – от приятелей со станции.
– Он настоящий?
– Боюсь, что да. – Он подошел к камину, где, как большая черная клякса, распластался медведь. – Я зову его Бруно. Так как не я его подстрелил, то мы вместе отлично уживаемся.
– Думаю… это хорошая компания.
– Главное – он мало ест. – Финн чувствовал, как она напряжена и почти дрожит в прохладной комнате. Он хорошо понимал, в чем дело. Они уехали из Чикаго слишком быстро, и Дина не успела что-либо обдумать. Теперь она осталась наедине с ним. – Да, здесь холоднее, чем снаружи.
– Да. – Дина потерла руки и подошла к окну, чтобы оценить открывшийся перед ней вид. Поблизости не было никаких других строений, которые могли бы нарушить чистоту панорамы, только раскидистые тисы и еще не покрывшиеся зеленью лиственные деревья. – Не верится, что отсюда до города – всего один час.
– Мне хотелось иметь такое место, куда можно удрать. – Он быстро и умело разводил огонь. – И откуда можно быстро вернуться, если что-нибудь случится. В другой комнате есть телевизор, радио и факс.
– А, понятно. У тебя постоянная связь с комнатой новостей… Здорово, здорово. – Она подошла к камину, где уже потрескивали и вспыхивали искрами дрова.
– Наверху есть еще один камин. – Он взял ее сумку и махнул рукой в сторону лестницы, которая вела наверх.
На втором этаже была всего одна большая спальня с такой же простой меблировкой, как и в гостиной. Перед окном стояло двойное кресло темно-зеленого цвета, еще одно кресло-качалка, низкий сосновый столик и трехногий стул. Блестящая латунная кровать, накрытая темно-красным вельветовым покрывалом, располагалась перед небольшим каменным камином. Еще в спальне стояли сосновый туалетный столик и большой шкаф.
– Ванная вон там. – Финн кивком показал на дверь, присев на корточки у камина.
Дина с интересом толкнула дверь. И ошеломленно замерла на пороге, не зная, то ли засмеяться, то ли захлопать в ладоши. Если во всей хижине царствовала по-деревенски строгая элегантность, то ванную комнату Финн оформил в театральном духе.
Огромная черная ванна с блестящими кранами и бортиком, уютно расположенная против широкого окна. Отдельный душ в кабине из стекла и белого кафеля. Зеркало во всю стену над раковиной, а под ним – длинная стойка из черного и белого кафеля, похожая на шахматную доску. На ней стоял переносной телеприемник экраном к ванне.
– Вот так ванная!
– Если хочешь расслабиться, – заметил Финн, вставая, – то надо расслабляться по-настоящему.
– А в спальне нет телевизора? Он открыл дверь шкафа. Оттуда, с высоты трех ящиков, смотрел черный глаз телевизора.
– В шкафу есть коротковолновый приемник. – Она засмеялась, и он махнул рукой. – Пошли, составишь мне компанию, пока я буду стряпать.
– Ой, а ты забыл принести свои сумки, – сказала Дина, когда они направились вниз.
– Внизу есть еще одна спальня.
– А-а… – Ее напряжение рассеялось, но в то же время она ощутила легкий укол досады.
Финн остановился у самой лестницы, повернулся, положил ладони ей на плечи и нежно поцеловал.
– Все в порядке?
На мгновение она замерла, прижавшись к нему лбом.
– Да, все в порядке.
И действительно, все было в порядке. Сидя за кухонным столом, Дина перемешивала салат, пока Финн резал картофель соломкой. Снаружи завывал холодный мартовский ветер, раскачивал ветви кустов, стучал в окна. Оказалось, что это легко: сидеть, расслабившись, в этой большой деревянной кухне и, пока жарились картошка и цыпленок, смеяться над рассказами Финна о его приключениях на рынках Касабланки.
Кухонный телевизор все время что-то бормотал о событиях в мире, и в этой атмосфере они чувствовали себя все ближе и ближе друг другу.
Комната была теплой и уютной, с темными занавесками на окнах и свечами, мерцавшими на кухонном столе.
– Замечательно, – произнесла Дина, распробовав цыпленка. – Ты готовишь так же хорошо, как и Бобби Маркс.
– И я намного симпатичнее.
– Ну, у тебя просто, больше волос. Похоже, завтра будет моя очередь стряпать.
– Не обязательно. – Он сжал ее пальцы, поднес ко рту и прикоснулся к руке зубами. – Ты умеешь готовить уху из свежей рыбы?
– А что, это наше меню на завтра?
– Если повезет. Может быть, завтра утром нам удастся поймать в озере пару рыбешек.
– Утром? – Она моргнула. – Утром мы будем ловить рыбу?
– Конечно. А как ты думаешь, зачем еще я тебя сюда привез? – Дина захохотала, а Финн покачал головой. – Канзас, ты не понимаешь генерального плана. После того, как мы посидим несколько часов вместе с удочками, поймаем своих форелей, почистим их…
– Почистим?
– Конечно. После всего этого ты не сможешь устоять против меня. Возбуждение, страсть, стихийная сексуальность рыбной ловли – все это ошеломит тебя.
– Или наскучит до безумия.
– Верь мне. Ничто так не возбуждает кровь в человеке – и в женщине тоже, – как соприкосновение с природой.
– Вот так план! – Она откинулась на спинку кресла, чувствуя себя удивительно спокойной и уверенной. – И ты всегда удачлив в рыбной ловле?
Он только усмехнулся и долил ей вина.
– Хочешь посмотреть, какие у меня блесны?
– Нет, не думаю. Ты сможешь удивить меня завтра.
– Я разбужу тебя в пять. Бокал замер в дюйме от ее губ.
– В пять? Утра?
– Одевайся потеплее, – предупредил Финн. Дина была уверена, что не сможет уснуть; она думала, что все волнения прошедшего дня вернутся к ней в тот момент, когда в доме все затихнет. Но как только ее голова коснулась подушки, она провалилась в глубокий сон без сновидений. Который был прерван трясущей ее рукой.
Она открыла глаза, заморгала в темноте и закрыла снова.
– Давай, Канзас, вставай – и за дело!
– Что, где-то война? – пробормотала Дина в подушку.
– Где-то плавает рыба, на которой написано твое имя, – ответил Финн. – Кофе будет готов через десять минут.
Она села, потирая глаза, и наконец увидела рядом с кроватью его силуэт. И почувствовала его запах – запах мыла и влажной кожи.
– Ну почему рыбу надо удить именно на заре?
– Некоторые традиции священны. – Он наклонился, безошибочно отыскав ее теплые сонные губы своими. Она вздохнула в ответ, отчего все его мышцы напряглись, а он переключился на совсем другую разновидность утренней активности. – Надень ту длинную рубашку, которую я сказал тебе взять. – Финн кашлянул и заставил себя быстрее сделать шаг назад, пока не сдался и не влез к ней под одеяло. – На озере будет холодно.
Он ушел, а она осталась, свернувшись калачиком, в постели.
Он плохо выспался. Неудивительно, хмуро подумал Финн. Ей необходимо время, напомнил он себе. И забота. И терпение. И он ни за что не должен выпустить наружу свою страсть, которая терзала его изнутри. Дина испугалась бы, решил Финн, если бы поняла, как сильно он ее хотел.
Он и сам уже почти боялся этого.


На озере был туман. От легкого бриза его светлые пряди рвались, как вата, и заглушали звук лодочного мотора. На востоке небо постепенно светлело, серебряное солнце выглядывало из-за дымки, пронизанное радужными лучами. Она чувствовала запахи воды и сосен, а также мыла из душевой Финна. Дина сидела на носу лодки, руки сложены на коленях, воротник куртки поднят.
– Как красиво! – У нее изо рта вырвалось облачко пара. – Кажется, что, кроме нас, здесь никого нет на много миль.
– В Синечвайне полно отдыхающих и туристов. – Он заглушил мотор, и лодка тихо закачалась на спокойной, как стекло, воде. – Возможно, даже на озере у нас уже есть компания.
– Здесь так спокойно. – Но она уже услышала вдалеке тарахтение другого мотора, крик встревоженной птицы и слабое шлепанье воды о корпус лодки.
– Этим-то и хороша рыбалка. – Бросив якорь, он протянул ей удочку. – Ее нельзя ускорить. Нельзя собрать здесь толпу. От тебя требуется только сидеть на одном месте, пока твоя голова отдыхает.
– Пока голова отдыхает, – повторила Дина.
– Сейчас мы будем удить рыбу самым обыкновенным, проверенным способом, – начал он. – Для него требуется больше ловкости, чем когда рыбу заранее приманивают к месту ловли.
– Правильно.
– Пожалуйста, без сарказма. Это искусство.
– Искусство? В самом деле?
– Искусство, – продолжал Финн, – состоит в том, чтобы тихо ждать на поверхности воды, подманить рыбу и потом умело подсечь ее.
Дина оторвалась от изучения красивых блесен и посмотрела на воду.
– Не вижу никакой рыбы.
– Увидишь. Поверь мне. Теперь закидывай удочку. Одним движением руки.
– Так мой отец всегда говорит о лошадиных подковах.
– Это так же серьезно. – Он уверенно шагнул на нос.
– Подковы – это серьезно?
– О Господи, Дина, неужели ты вообще ничего не понимаешь? Когда мужчине надо расслабиться, перевести дух, это еще не значит, что он не хочет соревнования.
Она усмехнулась, когда он передвинул ее руки на удилище.
– Ты понравился бы моему отцу.
– Похоже, что он разумный человек. Теперь крепко сожми руки, а запястья расслабь. – Он поставил Дину в устойчивое положение, закинул удочку так, что крючок шлепнулся в спокойную воду с тихим шлепком. От блесны, словно по волшебству, по воде побежали расходящиеся круги, приводя Дину в восторг.
– У меня получилось! – Сияя от счастья, она посмотрела через плечо Финна. – Ладно, у тебя получилось, но я тоже помогала.
– Неплохо. У тебя хорошие задатки. – Теперь он взял свою удочку, выбрал блесну. Бесшумный взмах удилищем, едва заметная рябь на поверхности воды.
Несмотря на свою радость. Дина ощутила дух соперничества.
– Я хочу еще раз!
– Хочешь или нет, тебе придется повторить. Но вначале надо смотать леску.
Она подняла брови.
– Я знаю.
– Медленно, – поучал ее Финн, усмехаясь одними уголками губ и показывая на своей удочке. – Плавно.
Терпение – это такое же искусство, как и умение закинуть крючок.
– Так что же, мы просто будем здесь сидеть и то забрасывать крючок, то сматывать леску назад?
– Хорошая мысль. Я вполне могу здесь сидеть и смотреть на тебя. Не такой уж плохой способ провести утро. Теперь, если бы ты была мужчиной, мы развлекались бы, рассказывая друг другу небылицы – про рыбу и женщин.
Сосредоточенно наморщив лоб, она опять забросила удочку. У нее не получилось, чтобы блесна вошла в воду беззвучно, но Дина с удовольствием прислушалась к победному шлепку.
– И, по-видимому, именно в таком порядке.
– Как правило, эти темы пересекаются. Мы с Бэрлоу Джеймсом однажды провели здесь шесть часов. Не думаю, что тогда мы сказали друг другу хоть одно слово правды.
– Я тоже могу врать.
– Не-а. С такими глазами у тебя ничего не получится. Но я могу облегчить твою задачу: расскажи мне о своей семье.
– У меня три брата. – Она не сводила глаз с поплавка, готовая к решительным действиям. – Двое старше и один младше. Старшие женаты, а младший учится в университете. Может быть, мне надо как-то водить по кругу или что-нибудь в этом роде?
– Нет, просто расслабься. Они все живут в Канзасе?
– Ага. У моего отца скобяная лавка, и старший брат работает вместе с ним. Мама заведует бухгалтерией. Что ты делаешь?
– Вытаскиваю форель, – спокойно ответил он, сматывая леску. – Уже попалась на крючок.
– Ты уже поймал рыбу? – Дина наклонилась вперед, дернув свою удочку. – Уже?
– Ты росла в городе или в предместье?
– В предместье, – нетерпеливо ответила она. – Как это получилось, что ты уже поймал рыбу? Ой, посмотри! – Словно зачарованная, она таращила глаза на форель, которую Финн достал из воды. Та извивалась, а набиравшие силу солнечные лучи блестели на ее плавниках. Финн положил рыбу в сетку и шлепнул о корму, а Дина все никак не могла отвести от нее взгляда. – Конечно, у тебя блесна лучше, чем у меня, – наконец произнесла она, когда Финн извлек крючок и положил рыбу на лед.
– Хочешь поменяться?
Упрямая складка прорезала ее лоб.
– Нет.
Она внимательно наблюдала, как Финн опять закинул удочку. Потом решительно смотала леску, поменяла положение и закинула с другой стороны лодки – больше с энтузиазмом, чем с умением.
Финн только ухмыльнулся, глядя на нее, и Дина задрала нос кверху.
– Ну, расскажи теперь о своей семье.
– Мне нечего рассказывать. Родители развелись, когда мне было пятнадцать лет. Я был единственным ребенком. Они оба адвокаты. – Он закрепил удочку, чтобы открыть термос с кофе, и наполнил стаканчики для себя и Дины. – Они очень цивилизованно похоронили друг друга под горами бумаг и решили разделить все имущество пополам. Меня в том числе.
– Мне очень жаль.
– Почему? – просто, без горечи спросил Финн. – В семье Райли не было прочных связей. У каждого из нас теперь своя жизнь, и всех это устраивает.
– Я не хочу критиковать, но это звучит так ужасно холодно.
– Так оно и есть. – Он отхлебнул кофе, наслаждаясь спокойствием прохладного утра, любуясь отражением солнца на воде. – Но и разумно. У нас нет ничего общего, кроме крови. Зачем притворяться, что это не так?
Дина не нашлась, что ответить. Она жила далеко от своей семьи, но всегда чувствовала с ней связь.
– Они могли бы гордиться тобой.
– Уверен, они довольны, что деньги, потраченные на мое образование, не пропали зря. Не смотри так. – Он вытянул руку и похлопал ее по лодыжке. – Я не переживал и не расстраивался. На самом деле это даже благоприятно отразилось на моей карьере. Если у тебя нет корней, то их не приходится обрывать всякий раз, когда получаешь новое задание.
Возможно, этот взрослый человек уже не нуждался в ее сочувствии, но Дина не могла не пожалеть того маленького мальчика, которым он когда-то был.
– Корни не обязательно должны держать тебя на одном месте, – тихо сказала она. – Нет, если ты их умеешь пересаживать.
– Канзас!
– Да?
– У тебя клюет.
– У меня… Ой! – Ее леска дернулась снова. Дина чуть было не подпрыгнула, и, если бы Финн не бросился вперед и не удержал ее, она наверняка перевернула бы лодку. – Что мне теперь делать? Я забыла. Подожди, подожди, – выпалила она до того, как он успел ответить. – Я хочу все сделать сама.
Нахмурившись, Дина сосредоточенно наматывала леску на катушку, чувствуя упрямое сопротивление форели. В какой-то момент она поняла, что надо немного ослабить натяжение. Потом леска опять туго натянулась, и дух соревнования подавил все остальные мысли и чувства.
Когда в конце концов Дина неуклюже бросила свой улов в корму лодки, то со смехом закричала:
– Моя рыба больше твоей!
– Возможно.
Она шлепнула Финна по руке до того, как он успел освободить крючок:
– Я сама.
На востоке солнце уже высоко поднялось над горизонтом, а они ухмылялись друг другу, склонившись над пятифунтовой форелью.


Обратно в хижину они вернулись с четырьмя рыбинами. По две у каждого. Дина горячо требовала, чтобы они остались, пока кто-нибудь не поймает еще одну рыбу, но Финн завел мотор. Не надо ловить больше, чем сможешь съесть, сказал он ей потом, разделывая форель.
– Это было классно! – Дина возбужденно ходила кругами по кухне. – В самом деле классно. Я чувствовала себя первооткрывательницей. Значит, на обед у нас будет рыбное блюдо?
– Конечно. Мы ее поджарим. Подожди, вначале я разведу огонь в гостиной.
– Я действительно думала, что это будет скучно! – Она ходила за ним по пятам. – Не имею в виду ничего плохого… – Засмеявшись, Дина пригладила волосы рукой. – Но это было так захватывающе, что ли. Не знаю. Я так рада. – Она опять засмеялась.
– У тебя хорошо получается. – Финн добавил еще одно полено, сидя на корточках перед камином. – Можем пойти порыбачить еще несколько часов завтра утром, до того, как вернемся в город.
– Здорово. – Она смотрела на отблеск света, упавший на его руку, пока он ворошил угли, раздувая пламя. Финн сидел к ней боком и, расслабившись, наблюдал за огнем. Его глаза казались совершенно темными, волосы спереди падали на лоб, сзади завивались колечками у воротника рубашки; – Я рада, что ты привез меня сюда.
Он повернул голову, улыбнулся.
– Я тоже.
– Не только из-за урока рыбной ловли.
Его улыбка исчезла, но он не отвел взгляда.
– Я знаю.
– Ты привез меня сюда, подальше от бумаг, болтовни и всего этого уродства. – Дина смотрела мимо него, в камин, где пламя разгоралось все сильнее. – Ты больше ни о чем не стал у меня спрашивать.
Финн положил кочергу и повернулся к ней лицом.
– А ты хотела?
– Не знаю. – Она попыталась улыбнуться. – А что бы ты спросил?
И он спросил то, что не давало ему успокоиться всю ночь:
– Ты боишься меня? Дина заколебалась.
– Немного, – услышала она свой собственный голос. – Я больше боюсь того, что будет дальше в наших отношениях.
Финн перевел взгляд на огонь.
– Я не стану давить на тебя, Дина. Между нами ничего не произойдет, пока ты сама этого не захочешь. – Он опять посмотрел на нее темными строгими глазами. – Обещаю.
Но вместо облегчения ее желудок сжался от напряжения; от его слов и уверенности, что он сдержит слово, Дине стало еще труднее.
– Это не такой страх. Финн. Это… соблазн.
От его взгляда она почувствовала томление во всем теле. И резко отвернулась, чтобы сказать ему все и как можно быстрее:
– Из-за того, что произошло, я никогда не могла вернуть все то, что потеряла. Пока не появился ты. – Она медленно повернулась обратно. Нервы были напряжены до предела, сердце сильно и стремительно билось в груди. – Да, пока не появился ты. И я боюсь этого. Да, я боюсь, что могу все испортить.
Финн встал, но не сделал ни одного движения ей навстречу.
– Что бы ни случилось между нами, это случится с нами обоими и из-за нас обоих. И это может подождать, пока ты не будешь готова.
Она опустила взгляд вниз, на свои крепко сжатые руки.
– Я хотела бы задать тебе один вопрос.
– Давай.
– Ты боишься меня?
Она стояла с опущенными ресницами, тоненькая и хрупкая, в рубашке слишком большого размера. У него за спиной, в камине, лениво треснуло полено, разразившись небольшим фейерверком искр.
– Дина, я никогда в жизни ничего так не боялся, как боюсь тебя и своих чувств к тебе.
Ее ресницы медленно поднялись. И она уже не казалась хрупкой и слабой, нет: слишком большими и дымчатыми были ее глаза, слишком нежными – приоткрытые губы. Первый шаг был самым трудным. Потом вдруг все стало так просто: подойти к нему, обнять, прижаться головой к плечу.
– Я и сама не смогла бы придумать лучшего ответа, Финн. Не хочу потерять то, что чувствую сейчас. – Он не пошевелился, тогда она посмотрела вверх, подняла руки к его груди. – Но думаю, все останется по-прежнему, если мы с тобой займемся любовью.
Он ожидал от себя всего, что угодно, но только не испуга. И все-таки его первым чувством был испуг, мгновенный и всепоглощающий. Дина не сводила с него своих огромных глаз, в которых боролись доверие и сомнение.
– Нас ничто не торопит, Дина.
– Торопит. Не тебя. Меня. – Неужели это его сердце колотилось у нее под ладонью? Как же оно могло биться так быстро, если Финн выглядел совершенно спокойным и даже его руки как-то непринужденно задержались у нее на плечах? – Ты мне нужен.
От этих слов его словно захлестнула волна – но не просто желания. Нет, это было иное чувство, более острое и горячее. От плеч его руки скользнули вверх, к ее лицу, и Финн наклонился вперед, губами к ее губам. – Я не сделаю тебе больно.
– Я знаю, – отвечала Дина, но все равно она вся дрожала. – Я этого и не боюсь.
– Нет, боишься, – с горечью и жалостью произнес Финн. – Но потом ты не будешь бояться, – пылко пообещал он. – Если захочешь, чтобы я остановился, только скажи.
– Я не захочу. – В ее глазах снова возникла отчаянная решимость. Финн мысленно поклялся себе, что скоро она будет помнить только об удовольствии.
Пока он расстегивал ее рубашку, у Дины пересохло во рту. Медленно, не отрывая взгляда от ее глаз, он снял с нее первую одежку, бросил в сторону. Потом улыбнулся:
– На это потребуется некоторое время. Она нервно, прерывисто засмеялась.
– Я никуда не спешу.
Ее глаза были закрыты, лицо обращено к нему. Все было так естественно и так просто. Естественно и просто было прижаться к нему всем телом, обнять его и притянуть к себе еще ближе. Дина снова задрожала, когда он сдернул платок с ее шеи. Но не от холода. И не от страха. Хотя невольно затаила дыхание, когда он взял ее на руки и уложил на теплую медвежью шкуру у камина.
– Я хочу, чтобы ты не думала ни о чем, кроме меня. – Он опять поцеловал ее в губы, на мгновение замер, потом сел, чтобы снять с нее ботинки. – Ни о чем и ни о ком, только обо мне.
– Не буду. Просто не смогу.
Солнце и отблески пламени плясали на ее закрытых веках. Дина вслушивалась в шипение и треск огня, шорох одежды – это Финн снимал свою рубашку, стягивал обувь. Потом он оказался рядом с ней, нежно прикоснулся к лицу. Она открыла глаза и посмотрела на него.
– Я хотел тебя с того самого момента, когда впервые увидел.
Она улыбнулась, желая расслабиться, прогнать прочь эти гадкие уколы сомнения.
– Почти год тому назад…
– Больше. – Он ласкал губами ее губы, согревал их своим дыханием, ждал от нее ответа. – Ты вбежала в комнату новостей и бросилась прямо к своему столу, а потом завязала волосы красной лентой и стала печатать текст. Это было за несколько дней до того, как я уехал в Лондон. – Его рука скользнула по шелку, покрывавшему ее тело, почти не касаясь его, словно показывая, как это могло бы быть. – Я тогда долго смотрел на тебя. Было такое ощущение, будто меня ударили молотком по голове. И столько месяцев спустя я вдруг вижу тебя на посадочной полосе под дождем.
– И ты поцеловал меня.
– Я жил этим целых шесть месяцев.
– А потом украл мой репортаж.
– Ага. – Он усмехнулся и накрыл ее губы своими. – А теперь и тебя тоже.
Она инстинктивно напряглась, когда его рука скользнула под шелк. Но не было ни спешки, ни грубых прикосновений. Через несколько секунд ее мышцы расслабились от легкой и нежной ласки – одними кончиками пальцев. И когда его рука направилась выше, к груди, тело Дины само изогнулось ей навстречу.
Это ощущение было приятным, мягким и успокаивающим, как теплый дождь. Она приняла его, впитала и страстно захотела еще, пока Финн медленно снимал с нее шелковое белье.
От камина шел жар, но она чувствовала только нежные движения его рук – ищущие, возбуждающие. Они то останавливались, то скользили дальше, разжигая огонь, в котором вспыхивали эти крохотные капли удовольствия. Теперь если она вздрагивала, то только от жара. От возбуждения у нее перехватило дыхание.
Финн уже больше не чувствовал в себе клыкастого зверя. В нем остались лишь нежность и сила. Опускаясь губами от ее лица к выпуклостям грудей, он знал, что Дина принадлежала только ему – абсолютно и беспредельно, словно они любили друг друга уже много-много лет.
Ее тело было как вода в его руках, оно подымалось и опадало волнами наслаждения, которое они дарили друг другу. Он слышал стук ветра в окна, треск огня в камине. И звук своего имени, которое шептали ее губы.
Он знал, что научит ее летать, и она летала сейчас, с затуманенными глазами и телом словно из теплого воска. Ему лишь надо было приподнять ее повыше, чуть-чуть повыше, и увидеть, как сквозь линию облаков она войдет в зону бури.
Она почувствовала прикосновение его зубов к своему бедру, и рука, гладившая его волосы, остановилась. Он лизнул языком ее кожу, и горячий жар вспыхнул у Дины внизу живота. Она качнула головой, чтобы остановить все это, прогнать прочь внезапный неуправляемый трепет. Но ее охватил этот быстро разгоревшийся огонь. Дина корчилась, как от боли; одна сила влекла ее вперед, другая отталкивала назад. Она хотела было закричать, попросить, чтобы Финн остановился и дал ей прийти в себя… Но наслаждение уже взорвалось внутри ее, разлилось обжигающей лавой по всему телу.
Он тоже ощутил порыв резкого отказа, потом – оглушающую панику, потом – безрассудное наслаждение. Все, что чувствовала Дина, эхом отразилось внутри его. Прерывисто дыша, Финн опустился над ней, осыпая поцелуями ее горячее лицо, пока она не обвила его руками, неистово прижалась к его телу, и он уже не мог больше сдерживать рвавшейся наружу страсти.
– Посмотри на меня, – с трудом выдавил он неповоротливыми губами. – Посмотри на меня.
Она послушалась, и, когда глаза их встретились, он вошел в нее. Его ладони, лежавшие на ковре, медленно сжались в кулаки, словно это могло ему чем-то помочь; опускаясь, Финн почувствовал, как Дина подалась вверх, ему навстречу… и их тела задвигались вместе, в одном скользящем ритме.
Когда ее губы изогнулись, он прижался лицом к ее шее и унес их обоих за край наслаждения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наивная плоть - Робертс Нора



много лишнего,но очень интересный!
Наивная плоть - Робертс НораЕлена
11.03.2012, 17.20





От Робертс в восторге, понравился и этот роман, динамично, герои похожи на реальных людей, а не на персонажей из сказки
Наивная плоть - Робертс НораТатьяна
17.04.2012, 1.51





Очень хороший роман, не нашла в нем ничего лишнего: все, что написано, помогает погрузится в атмосферу за кулисами телепередач. Много второстепенных персонажей со своими историями, это радует. Главный герой выписан в духе Робертс - надежный, немного мальчишка в душе, с хорошим чувством юмора. И героиня не безмозглая дура, не истеричка, а вполне уравновешенная дама. В общем, все вполне в стиле автора. 10/10
Наивная плоть - Робертс НораЯя
19.03.2014, 12.05





Наверное впервые главные герои не ссорятся и не расходятся. Нормальные отношения взрослых людей. Не понравились фамилии звездных леди))) Но 10ку роман заслужил.
Наивная плоть - Робертс НораВиталия
28.07.2015, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100