Читать онлайн Наивная плоть, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наивная плоть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наивная плоть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наивная плоть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Наивная плоть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

К концу июля с некоторой натяжкой можно было сказать, что у Дины появился штат. Кроме Фрэн и Саймона, у нее теперь были один-единственный консультант плюс ответственный за гостей. Их обоих нашла Кесси. Динина команда все так же остро нуждалась в людях и мозгах и в деньгах, чтобы их оплачивать.
Техническая сторона была довольно надежной. На одном из бесконечных собраний, которые посещала Дина, начальство решило, что студия "В" будет полностью оснащена и оборудованием, и персоналом. Съемочная аппаратура была высшего качества, операторы – самые лучшие.
Дине оставалось только дать им команду снимать. На первое время она поставила в бывший офис Анджелы два стола: для себя и для Фрэн. Они вместе бились над проблемами, вместе обсуждали новые идеи.
– На первые восемь шоу все уже приглашены. – Фрэн бродила по комнате с магнитной планшеткой в руке. – Кесси взяла на себя билеты и расселение. Она отлично работает, Ди, но у нее просто абсурдно огромный круг обязанностей.
– Я знаю. – Дина потерла воспаленные глаза и попыталась сосредоточиться. – Нам нужен ассистент продюсера и еще один консультант. И мальчик на побегушках. Если мы одолеем первые десять шоу, то потом все должно войти в ритм.
– А пока ты явно не высыпаешься.
– Даже если бы у меня было на это время, я не смогла бы спать. – Она протянула руку, чтобы снять трубку телефона. – Мой желудок постоянно в состоянии революции, а голова отказывается заткнуться и отключиться. Рейнольдс, – сказала она в трубку. – Нет, и не забыла. – Взгляд на часы. – У меня есть один час. – Слушая собеседника, Дина печально вздохнули. – Хорошо, скажите им, чтобы прислали костюмы наверх. Я выберу то, что мне подходит, и через тридцать минут спущусь вниз для макияжа. Спасибо.
– Для фотографий? – спросила Фрэн.
– И рекламного ролика. Не могу упрекнуть «Делакорт» в том, что они скупятся на рекламу. Но, черт побери, у меня нет времени. Нам надо провести собрание и обсудить результаты очередных анкет – восьми сотен респондентов.
– Я назначу собрание на четыре, – ухмыльнулась Фрэн. – Подожди, что еще будет, когда ты прочитаешь их ответы. Нечто вроде потрясающей идеи Маргарет, почему бывших мужей надо пристреливать, как бешеных собак.
Дина устало улыбнулась.
– Мы это как-то обработали, да?
– Ага. Получилось: «Почему ваш бывший муж стал бывшим?» Заурядная тема, но ответы получились совершенно незаурядные. У нас есть все – от серьезных случаев насилия до развода из-за того, что муж чистил автодетали в раковине на кухне. Нам нужен эксперт. Я подумала, что лучше пригласить адвоката вместо психоаналитика. Адвокаты семейного права сталкиваются с довольно интересными случаями, и у Ричарда есть такие знакомые.
– Хорошо, но… – Дина внезапно умолкла: в открытую дверь вкатилась длинная стойка-вешалка с одеждой. – Иди сюда, Фрэн, поможешь мне выбрать гардероб. – Между платьями и костюмами возникла "чья-то голова. – Ой, привет, Джеф. Они заставили тебя заниматься доставкой?
– Я давно хотел подняться наверх и посмотреть, что здесь происходит. – Скромно улыбнувшись, он огляделся по сторонам. – Мы там, внизу, тебя поддерживаем.
– Спасибо. А как дела в комнате новостей? Вот уже сколько дней у меня нет времени даже просто спуститься…
– Там все отлично. Ты знаешь, наверное, что от жары у психов обострения – сейчас столько всего происходит! Сплошные сенсации. – Он в замешательстве покачал вешалку, а Дина уже рассматривала, что там ей привезли. – Дина, я тут думал, если ты… ну, знаешь… если у тебя здесь, наверху, есть вакансия… Чтобы все доводить до конца, или отвечать на телефонные звонки. Ну, ты понимаешь…
Дина замерла с малиновым пиджаком в руках.
– Ты что, серьезно?
– Я знаю, что ты взяла тех, кто и раньше был в этой студии. Но мне всегда хотелось работать на развлекательной программе. Я просто подумал… Ну, ты понимаешь…
– Когда ты можешь начать? Он изумленно посмотрел на нее.
– Я…
– Я не шучу. Мы в отчаянном положении. Нам нужен человек, который умеет делать все понемногу. По твоей работе внизу я знаю, что ты нам подойдешь. А твои навыки в монтаже просто бесценны. Зарплата никуда не годится, а рабочее время не ограничено. Но если ты хочешь быть ассистентом продюсера с твоим именем в титрах и всем кофе, который сможешь выпить, – считай, что уже работаешь.
– Пойду подам заявление, – выпалил Джеф, сияя улыбкой до ушей. – Может быть, мне придется остаться там еще на одну-две недели, но пока что я могу помогать вам в свое свободное время.
– О Боже, Фрэн, мы нашли героя! – Дина взяла его за плечи и поцеловала в щеку. – Добро пожаловать в сумасшедший дом, Джеф. Скажи Кесси, пусть снимет с тебя мерки для смирительной рубашки.
– Ладно, – зардевшись, он со смехом попятился к двери. – Ладно. Замечательно.
Фрэн сняла с вешалки костюм сливового цвета и протянула его Дине.
– Мальчик на побегушках?
– Один из самых лучших. Джеф избавит нас от кучи бумаг, как маленький бобер, который может свалить огромное дерево. Он все держит в голове. Спроси его, какой фильм был назван лучшим в 1956 году, и он ответит. Какое сообщение прошло первым в десять утра в прошлый вторник? Он знает. Мне нравится красное.
– Для ролика, – согласилась Фрэн. – Не для фотографий. Что он делает внизу?
– Ассистент выпускающего редактора. Еще немного пишет. – Она вытащила солнечно-желтое платье с бирюзовыми рукавами и круглыми золотыми пуговицами. – Хороший парень. Надежный, как восход.
– Ну, если он будет работать понемногу и задешево…
– Все переменится. – Дина подняла перед собой очередное, выбранное Фрэн платье, на ее лицо упала тень. – Я знаю, сколько сил все мы вкладываем в это дело. И сил, и времени. Но я уверена: у нас получится.
Чтобы помочь рекламе. Дина направо и налево раздавала интервью – в печать, на радио, для телевидения. Она появилась и в «Дневных новостях», а вопросы ей задавал Роджер. За два дня она объехала те филиалы, до которых можно было добраться на машине, а с остальными станциями познакомилась, лично позвонив туда по телефону.
Она сама проверила и одобрила каждую мелочь в дизайне студии; рылась в газетах в поисках новых идей для своей программы, вырезая заметки и статьи; часами просматривала ответы респондентов на анкеты, составляя вопросы к гостям-участникам.
На личную жизнь ей почти не оставалось времени. Конечно же, это было удобным поводом, чтобы избегать Финна. Она отнюдь не шутила, когда сказала ему, что не хочет ни с кем себя связывать. Дина решила, что просто не может себе этого позволить. Ей мешали и недавнее разочарование, и сложная новая работа. Как она могла опять довериться своим чувствам, когда всего несколько месяцев назад ей так же хотелось верить Маршаллу?
Но от Финна Райли было нелегко отвязаться. Он то забегал к ней в офис, то заезжал домой. Часто он приносил с собой пиццу или белые коробки из китайских ресторанов. Было трудно спорить с его небрежными комментариями, что и ей надо когда-нибудь есть. Однажды, в минуту слабости, она согласилась пойти с ним в кино. И почувствовала себя такой же очарованной и смущенной, как и раньше.
– Лорен Бач на первой линии, – сказала Кесси.
Был только девятый час утра, а Дина уже сидела за столом.
– Доброе утро, Лорен.
– Обратный отсчет, пять дней, – весело произнес он. – Как ты там, держишься?
– Зубами и когтями. Реклама вызвала большой интерес у местной публики. Не думаю, что у нас возникнут трудности с распространением билетов.
– Тобой заинтересовались и на Восточном побережье. «Нэшнл инквайрер» напечатал милую сочную статейку «Все про Еву» о шоу-встречах. Угадай, кто выступает в роли обманутой благодетельницы?
– Ох, черт! И что там написано?
– Я отправлю тебе статью по факсу. Они правильно написали твое имя, Ева… ой, прости. Дина. – Он захихикал, довольный своей шуткой. – Как человек, хорошо знакомый с нашей героиней, я уверен, что она сама позаботилась об этой «утке». Сюжет примерно таков: она чуть ли не подобрала тебя на улице, была тебе и старшей сестрой, и наставницей, а за свое великодушие получила пинок под зад.
– Хорошо хоть, они не заявили, что меня сбросили с космического корабля прямо перед ее домом.
– Может быть, в следующий раз. А пока что о тебе пишет и национальная пресса. Не знаю, понимала ли это Анджела, но то, что ее имя теперь связано с твоим, привлечет к тебе внимание зрителей. Думаю, мы можем на этом сыграть. Дадим заметку в «Интертеймент уикли», статейку в «Вэрайети».
– Чудесно. По-видимому.
– Дина, ты сможешь сражаться с газетами, когда нарастишь мускулы. Пока же считай, что это была бесплатная реклама.
– Что ж, спасибо Анджеле.
– Говорят, она обсуждает контракт, чтобы написать свою автобиографию. Возможно, ты удостоишься целой главы.
– Я в восхищении. – Ее стул скрипнул, когда она откинулась назад, напоминая себе, что забыла смазать болты. Поэтому она опять наклонилась вперед и добавила еще один пункт к списку, лежавшему на углу стола. – Надеюсь, ты не возражаешь, если сейчас я полностью сконцентрируюсь на нашем первом шоу? А с тем, как отплатить Анджеле за ее великодушие, разберемся позднее.
– Дина, если шоу получится, то это само по себе станет достаточной расплатой. Теперь давай поговорим о деле.
Двадцать минут спустя, чувствуя, как начинается головная боль, Дина повесила трубку. С чего это она взяла, что хорошо управляется с мелочами? С чего это она решила, что сможет самостоятельно возглавлять шоу-встречу?
– Дина? – В кабинет вошла Кесси с подносом. – Я подумала, что ты захочешь выпить кофе.
– Ты читаешь мои мысли. – Дина отодвинула бумаги, чтобы освободить место для кофейника. – А у тебя найдется время составить мне компанию? Нам надо заполнить баки до того, как начнется дневная свистопляска.
– Я принесла две чашки. – Кесси наполнила обе, потом села. – Ты не хочешь пробежаться по сегодняшнему плану работы?
– Нет, не хочу. – Первый же глоток горячего черного кофе ткнул своим кофеиновым кулаком прямо по ее усталости и головной боли. – Он и так выгравирован у меня на лбу. Мы уже договорились об обеде вместе с женами игроков в бейсбол после первого шоу?
– С ними будут Саймон и Фрэн. Заказ я уже подтвердила. И еще: Джеф думает, что было бы неплохо до их прихода поставить розы в зеленой гостиной. Я хотела посоветоваться с тобой.
– Добрый старина Джеф. Отличная идея. И к каждому букету надо прикрепить карточку с личной благодарностью от нас всех. – Еще один глоток, и она прижала руку к трепетавшему желудку. – Боже мой, Кесси, я боюсь до смерти. – Отставив чашку, она набрала в легкие побольше воздуха, задержала дыхание и наклонилась вперед. – Я хочу о чем-то спросить тебя и прошу, ответь мне правду, даже пусть неприятную. Никакой жалости, никаких обманов, ладно?
– Хорошо. – Кесси опустила свой блокнот на колени. – Давай.
– Ты долго работала на Анджелу. Наверняка разбираешься в подобных программах не хуже любого продюсера или директора. Я думаю, что ты представляешь себе, как и почему работало шоу Анджелы. И я хочу знать, только честно, веришь ли ты, что у нас что-нибудь получится?
– Ты имеешь в виду, сможет ли «Час с Диной» соперничать с другими шоу-встречами?
– Даже не это, – ответила Дина, качая головой. – Сможем ли мы провести первые полдюжины шоу так, чтобы нас не осмеяли и не выгнали?
– Все просто. Со следующей недели люди начнут много говорить о «Часе с Диной». Так что все больше и больше зрителей будут включать телевизор на нашем шоу, чтобы посмотреть, в чем там дело. Им понравится, потому что ты им понравишься. – Она хихикнула, глядя на выражение Дининого лица. – Не бойся, это не заигрывание с начальством. Дело в том, что средний зритель не увидит и не оценит тот труд, который вложен в это шоу, чтобы все было красиво и гладко. Они не будут знать о долгих часах работы до седьмого пота. Но ты знаешь, поэтому будешь трудиться еще упорнее. И чем упорнее будешь работать ты, тем упорнее будем работать мы все. Потому что ты делаешь то, чего никогда не делала Анджела. Иногда мне кажется, она просто не могла или не умела. Благодаря тебе, Дина, мы все чувствуем себя очень нужными. В этом вся разница. Может быть, ты не сразу взберешься на вершину рейтинговых таблиц, но для нас ты уже на вершине. А это важно.
– Это очень важно, – помолчав, сказала Дина… – Спасибо.
– Через несколько месяцев, когда акции шоу пойдут вверх и нам увеличат бюджет, я опять приду сюда, в твой кабинет. Вот тогда я буду заигрывать и подлизываться, – она усмехнулась, – чтобы ты повысила мне зарплату.
– Если нам когда-нибудь увеличат этот чертов бюджет, то я всем повышу зарплату. – Дина сдунула челку со лба. – А пока что мне надо взглянуть на рекламные ролики для филиалов.
– Тебе нужен менеджер по рекламе.
– И еще менеджер в каждом подразделении, и директор по контактам с прессой, и постоянный управляющий, и несколько ассистентов продюсера. Но до этого светлого дня мне придется носить и все эти шляпы тоже. Газет еще не было?
– Я отдала их Маргарет. Она поищет в них новые идеи и сделает вырезки.
– Отлично. Постарайся передать мне эти вырезки еще до обеда. Нам надо что-нибудь остренькое на вторую неделю сентября. Бач только что сказал, что в течение этой недели в трех городах мы будем идти против нового игрового шоу.
– Будет сделано. Ой, твоя встреча с капитаном Квигом перенесена с трех на три тридцать.
– С капитаном?.. А-а, с Райсом. – Даже не пытаясь скрыть улыбку. Дина пометила это в своем календаре. – Я знаю, что он немного эксцентричный, Кесси.
– И властный.
– И властный, – согласилась Дина. – Но он хороший директор. Нам повезло, что он согласился поработать хотя бы несколько первых недель.
– Если ты так считаешь. – Она хотела было выйти, потом заколебалась и повернула обратно. – Дина, не знаю, должна ли я об этом говорить, но мне кажется, что было бы правильно контролировать телефонные звонки к тебе.
– Что?
– Доктор Пайк. Он звонил, когда ты разговаривала с мистером Бачем.
Дина задумчиво положила ручку.
– Если он позвонит еще раз, соедини нас. Я сама с ним разберусь.
– Хорошо. У-упс! – Она улыбнулась и отступила, чтобы не столкнуться с вбежавшим Финном. – Доброе утро, мистер Райли.
– Привет, Кесси; Мне надо срочно поговорить с боссом.
– Она в вашем распоряжении. – Кесси закрыла за собой дверь.
– Финн, извини, у меня совершенно нет времени. – Но она двигалась недостаточно быстро, чтобы уклониться от поцелуя, когда он обежал стол. Дина не была уверена, что ей на самом деле хотелось уклоняться.
– Знаю, у меня самого только одна минута.
– Что случилось? – Глаза финна горели от возбуждения, вокруг него сверкали искры, как от электрических разрядов. – Что-то значительное?
– Я еду в аэропорт. Ирак только что напал на Кувейт.
– Что-о? – От его репортерского азарта Дина вскочила. – О Боже!
– Нападение в стиле «блиц». Бронированный удар с вертолетной поддержкой. У меня есть друзья в Грин-Рэмп в Северной Калифорнии, пара ребят, с которыми я познакомился во время сражения на аэродроме в Токумене в Панаме несколько месяцев назад. Говорят, что вначале мы применим дипломатическое и экономическое давление, но – черт побери! – есть вероятность, что мы пошлем туда войска. Если предчувствие меня не обманывает, то это будет крупная заварушка.
– Там все время взрывы. – Она опустилась на подлокотник стула.
– Это территория, Канзас. И нефть, и честь. – Он, внезапно ослабев, поднял ее на ноги и ладонью убрал волосы с ее лица. Ему хотелось – нет, требовалось, понял Финн, – долго-долго смотреть на нее. Долго и внимательно. – Может быть, я не скоро вернусь, особенно если мы отправим войска.
Она побледнела и с трудом сохраняла спокойствие.
– Я слышала, что у них есть ядерное оружие. Это правда? Но химическое у них есть точно. Мелькнули беззаботные ямочки.
– Волнуешься за меня?
– Мне просто интересно, будете ли вы со съемочной группой носить противогазы. – Чувствуя себя идиоткой, она отступила назад. – Я буду смотреть твои репортажи.
– Обязательно. Мне жаль, что придется пропустить твой дебют.
– Ничего страшного. – Дина выдавила из себя улыбку. – Я пришлю тебе пленку с записью.
– Знаешь что? – Он играл прядью ее волос. – По сути дела, я ведь еду на войну. Как в старой песенке:
«Я уезжаю, малышка, и кто знает, что принесет нам завтрашний день». – Финн улыбнулся в ее темные серьезные глаза. – Не думаю, что мне удалось бы убедить тебя запереть дверь и попрощаться как следует.
Дина искренне боялась, что удалось бы.
– Меня не возьмешь на старые заезженные песенки. К тому же все знают, что Финн Райли возвращается живым из любой передряги.
– Все равно стоило бы попробовать. – Он схватил ее за талию. – По крайней мере дай мне хоть что-нибудь на память с собой в пустыню. Я слышал, что по ночам там очень холодно.
Дина ощутила одновременно страх и желание. Прислушавшись и к тому, и к другому, она обняла его руками за шею.
– Ладно, Райли. Запомни вот это.
И впервые, не колеблясь, она прижалась губами к его губам. Когда ее рот приоткрылся, она почувствовала не только быструю знакомую дрожь, не только томительную, разламывающую боль, которую так старательно отрицала. Нет, это была потребность распробовать, впитать его губы и, как это ни странно, утешить.
Их поцелуй длился бесконечно, и Дина забыла обо всем, кроме Финна.
Она чувствовала его запах – мыло и слабый аромат чистого пота. Его волосы, мягкие и густые, словно манили к себе ее пальцы: хотелось расчесать их, погладить. Когда его рот стал более нетерпеливым, когда она услышала тихий стон удовольствия, то не смогла сдержаться: их языки сплелись, и Дина, уже не думая, куснула его за губу, чтобы добавить к удовольствию томное возбуждение боли.
Дине показалось, что Финн вздрогнул, но ее жалость и желание утешить словно испарились.
– Дина… – Он в отчаянии покрыл поцелуями ее лицо и шею, где бился пульс, как крылья маленькой птички. – Еще.
Его губы опять впились в ее, впитывая их аромат и тепло. Потрясенный, Финн отпрянул назад, но лишь ненамного, и замер, прижавшись лбом к ее лбу. Еще мгновение он продолжал обнимать ее, чувствуя себя как-то странно: серьезным и правильным.
– Черт побери! – прошептал он. – Я буду скучать по тебе.
– Это не должно было случиться.
– Слишком поздно. – Он поднял голову, прикоснулся губами к ее лбу. – Я позвоню, когда смогу. – И Финн тотчас же понял, что никогда раньше не давал подобных обещаний. Это было словно невысказанное вслух обязательство. Он обескураженно сделал шаг назад и для верности надежно засунул руки в карманы. – Удачи тебе на следующей неделе.
– Спасибо. – Она тоже сделала шаг назад. Теперь они были похожи на двух боксеров на ринге, оценивающих друг друга перед жестоким решающим раундом. – Я знаю, что это бесполезно говорить, но – веди себя поосторожнее.
– Я буду вести себя как хороший репортер, – пообещал он с беспечной улыбкой. – Это важнее. – Он направился к выходу, потом остановился, положив ладони на ручку двери. – Послушай, Дина, если этот мерзавец еще позвонит…
– Ты подслушивал!
– Конечно, я подслушивал, я ведь репортер. В общем, если он еще позвонит, пошли его куда подальше, ладно? Иначе придется его убить, а мне этого не хотелось бы.
Она улыбнулась, но улыбка быстро исчезла. Что-то в глазах Финна убедило ее, что он не шутил.
– Не говори ерунды. Меня совершенно не интересует Маршалл, но…
– Ему повезло. – Он по-военному отдал ей честь. – Оставайся в эфире, Канзас. Я вернусь.
– Нахальный идиот, – пробормотала Дина. Но у нее защипало глаза, и она повернулась к окну посмотреть на Чикаго. Где-то на другом конце света шла война, подумала Дина, смахивая первую слезинку, А прямо здесь надо было готовить шоу. Так какого же черта она влюбилась?


– О'кей, Ди, мы почти готовы. – Фрэн сунула голову в костюмерную. – Зрители уже все здесь.
– Отлично. – Дина все так же тупо пялилась в зеркало, пока Марси в последний раз поправляла ее прическу. – Просто отлично.
– Они в бейсболках «Кабз» и футболках «Уайт Соке». Некоторые даже принесли флаги и теперь ими машут. Я тебе говорю, они все очень оживлены.
– Отлично. Просто отлично.
Улыбнувшись про себя, Фрэн посмотрела в свой блокнот.
– Все шестеро жен сидят в зеленой гостиной. Все очень приветливые. Саймон сейчас там, повторяет вместе с ними сценарий.
– Я зайду туда познакомиться с ними, – монотонно произнесла Дина. Она чувствовала, как к горлу подкатывает тошнота.
– О Боже, Фрэн, мне и в самом деле сейчас будет плохо.
– Нет, не будет. На это у тебя уже не осталось времени. Марси, ее волосы выглядят просто прекрасно. Может быть, потом ты сможешь что-нибудь сделать и с моей прической? Пошли, знаменитость. – Фрэн сдернула Дину со стула. – Тебе еще надо поболтать с аудиторией до начала съемки, чтобы они потом поддерживали тебя.
– Мне надо было надеть темно-синий костюм, – говорила Дина, пока Фрэн тащила ее к студии. – Оранжевый и киви – это слишком ярко.
– Это великолепно: молодо и задорно. Как раз то, что надо. Ты выглядишь шикарно, но не банально, по-дружески, но не простовато. Теперь послушай. – Фрэн взяла Дину за плечи, и они вдвоем словно отгородились от хаоса, царившего за сценой. – Ради этого мы все пахали последние несколько месяцев. К этому ты стремилась уже много лет. Так что выйди на сцену и сделай так, чтобы они полюбили тебя.
– Я все время думаю: вдруг что-нибудь случится?
Вдруг они подерутся? Ты же знаешь, какими бешеными бывают болельщики «Сокс» и «Кабз». Вдруг у меня кончатся вопросы? Вдруг я не смогу управлять этой толпой? Вдруг кто-нибудь спросит, какого черта я веду это дурацкое шоу, когда мы посылаем войска на Ближний Восток?
– Во-первых, никто не подерется, потому что им будет слишком весело. Во-вторых, у тебя никогда не кончатся вопросы и ты сможешь справиться с любой толпой. И в-последних, ты ведешь шоу про бейсбол, потому что людям необходимо развлекаться, особенно в такие времена, как сейчас. Теперь соберись, Рейнольдс, и иди выполняй свою работу.
– Правильно. – Она глубоко вздохнула. – Ты уверена, что я хорошо выгляжу?
– Иди.
– Я пошла.
– Дина!
Она удивленно повернулась, и ее словно окатило волной ярости: за ней на расстоянии вытянутой руки стоял Маршалл. Услышав, как зарычала Фрэн, Дина быстро сделала шаг вперед.
– Что ты здесь делаешь?
Он легко улыбнулся, хотя взгляд его казался грустным.
– Я хотел пожелать тебе удачи. Лично. – И Маршалл протянул ей букет светло-розовых роз. – Я очень горжусь тобой.
Дина не шелохнулась, чтобы взять цветы; она не отводила взгляда от его глаз.
– Я принимаю пожелание удачи. Твоя гордость – это твое личное дело. А теперь – мне жаль, но здесь может присутствовать только персонал.
Очень медленно он опустил цветы.
– Я не знал, что ты можешь быть такой жестокой.
– Значит, мы оба ошибались. Мне сейчас предстоит вести шоу, Маршалл, но я потрачу минуту, чтобы повторить тебе еще раз: у меня нет никакого желания возобновлять какие бы то ни было отношения с тобой. Саймон! – позвала она, все так же глядя на Маршалла. – Покажи доктору Пайку, где здесь выход, ладно? Кажется, он заблудился.
– Я сам найду дорогу, – сквозь зубы произнес Маршалл. Он разжал руку, и цветы упали на пол, напомнив Дине, как она уронила похожий букет. От запаха роз у нее опять засосало под ложечкой. – Но от меня не так легко отделаться.
И он зашагал прочь вместе с нервно семенившим Саймоном. Дина медленно сделала вдох и выдох, пытаясь успокоиться.
– Гад ползучий, – прошептала Фрэн, автоматически поднимая руку, чтобы снять напряжение с плеч Дины. – Мерзавец. Прийти вот так, прямо перед началом эфира. Ты как, в порядке?
– Все будет отлично. – Ее трясло от бешенства. Слишком многое было поставлено на следующий час, чтобы потворствовать своим чувствам. – Я чувствую себя отлично. – И она направилась вперед, по дороге взяв микрофон из рук Джефа.
Глядя на нее, Джеф широко улыбнулся.
– Ни пуха, ни пера, Дина. Она расправила плечи.
– К черту, хотя у меня не останется ни пуха, ни пера, ни костей.
Она шагнула на сцену и улыбнулась морю лиц.
– Всем привет, спасибо, что пришли. Меня зовут Дина. Примерно через пять минут начнется съемка нашего шоу. Надеюсь, вы поможете мне его вести. Ведь это мой первый день на работе.
– Поставь эту чертову кассету. – В своем офисе в высотной башне Нью-Йорка Анджела потушила окурок сигареты и тотчас же закурила следующую.
– Я чуть ли не по лезвию ходил, чтобы раздобыть эту копию, – заявил Лью, вставляя кассету в видеомагнитофон.
– Ты мне это уже говорил. – Она больше не могла его слышать. Ей было плохо от страха – что сейчас появится на мониторе. – Включай же, черт побери!
Он нажал на «пуск» и отступил. Прищурившись, Анджела вслушивалась в музыку, сопровождавшую заставку. Слишком близко к року, ухмыльнувшись, решила она. Среднему зрителю это не понравится. Общий план аудитории – бейсболки, аплодисменты, спортивные флаги. Средний класс, подумала Анджела, и устроилась поудобнее.
Все будет в порядке, успокаивала она себя, все будет хорошо.
– Добро пожаловать на «Час с Диной». – Камера показала лицо Дины крупным планом. Неторопливая, теплая улыбка, но глаза напряжены. – Мы ведем нашу передачу из Чикаго. Наши сегодняшние гости – шестеро женщин, которые знают о бейсболе абсолютно все.
И не только как надо выигрывать или кто выступает в какой лиге.
«Нервничает, – довольно отметила Анджела. – Хорошо еще, если ей удастся дотянуть до первой рекламы». Предчувствуя Динино унижение, Анджела даже позволила себе пожалеть ее. В конце концов, подумала она с тихим, сочувственным вздохом, кто знает лучше нее, что это значит – смотреть в безжалостный стеклянный глаз камеры?
Девочка слишком много взяла на себя, слишком поторопилась. Это будет тяжелым уроком, но зато хорошим. Когда она провалится – а она наверняка провалится – и прибежит стучаться в ее дверь, просить о помощи, тогда, мечтала Анджела, придется снисходительно простить глупышку и дать ей второй шанс.
Но Дина довела шоу до рекламы, закончив первую часть под гром аплодисментов. После первых пятнадцати минут вместо приятного вкуса жалостливой симпатии Анджела почувствовала во рту горечь разочарования.
Она просмотрела шоу от начала до заключительных титров, не произнося ни слова.
– Выключи! – наконец рявкнула она, встала и подошла к бару. Вместо своей обычной минеральной воды потянулась к открытой бутылке шампанского, плеснула себе в высокий бокал. – Это все ерунда, – проговорила Анджела, обращаясь сама к себе. – Заурядное шоу, минимальная демографическая направленность.
– Филиалы прислали положительные отклики. – Стоя к ней спиной, Лью достал кассету из видеомагнитофона.
– Десяток станций на пыльном Среднем Западе? – Она быстро и жадно выпила, сжала губы. – Ты думаешь, меня это волнует? Ты думаешь, у нее прошло бы это в Нью-Йорке? Важно только то, что происходит здесь! Ты знаешь, каким был мой рейтинг на прошлой неделе?
– Да. – Лью отложил кассету в сторону и подыграл ей:
– Тебе не о чем беспокоиться, Анджела. Ты самая лучшая, и все это знают.
– Правильно, черт побери! Я – самая лучшая. А когда во время ноябрьских конкурсов в лучшее эфирное время пойдут мои специальные выпуски, вот тогда все увидят, чего я заслуживаю. – Скривившись, она осушила бокал. У шампанского больше не было праздничного вкуса, но от него растаяли все маленькие колючие льдинки страха. – Я уже получила за них деньги. – Анджела повернулась, понемногу успокаиваясь. Она могла позволить себе быть великодушной, разве нет? – Мы дадим Дине насладиться моментом, а почему бы и нет? Она долго не протянет. Оставь мне пленку, Лью. – Анджела вернулась к столу, села, улыбнулась. – И попроси мою секретаршу, пусть зайдет. У меня есть для нее работа.
Оставшись одна, Анджела повернулась в кресле, чтобы посмотреть в окно на свой новый дом. Нью-Йорк сделает из меня не просто звезду, размышляла она. Он сделает из меня императрицу.
– Да, мисс Перкинс?
– Кесси… черт побери, Лорейн. – Анджела пристально вгляделась в свою новую секретаршу. Она ненавидела нанимать новых служащих, запоминать их имена и лица. Все всегда требовали от нее слишком многого. – Позвони Бикеру. Если его нет, оставь сообщение. Я хочу, чтобы он перезвонил как можно скорее.
– Хорошо, мэм.
– Это все. – Анджела бросила взгляд на шампанское, потом покачала головой. Нет-нет, она не попадется в эту ловушку. Она не такая, как ее мать. Ей не нужна выпивка, чтобы дотянуть до конца дня. И никогда не была нужна. Что ей надо – так это действовать. Очень скоро она подожжет фитиль под Бикером и заставит его копать, копать глубоко и усердно. А когда он найдет достаточно грязи про Дину Рейнольдс, то к делу приступит Анджела.




ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Любая слава опасна.
Томас Фуллер


Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наивная плоть - Робертс Нора



много лишнего,но очень интересный!
Наивная плоть - Робертс НораЕлена
11.03.2012, 17.20





От Робертс в восторге, понравился и этот роман, динамично, герои похожи на реальных людей, а не на персонажей из сказки
Наивная плоть - Робертс НораТатьяна
17.04.2012, 1.51





Очень хороший роман, не нашла в нем ничего лишнего: все, что написано, помогает погрузится в атмосферу за кулисами телепередач. Много второстепенных персонажей со своими историями, это радует. Главный герой выписан в духе Робертс - надежный, немного мальчишка в душе, с хорошим чувством юмора. И героиня не безмозглая дура, не истеричка, а вполне уравновешенная дама. В общем, все вполне в стиле автора. 10/10
Наивная плоть - Робертс НораЯя
19.03.2014, 12.05





Наверное впервые главные герои не ссорятся и не расходятся. Нормальные отношения взрослых людей. Не понравились фамилии звездных леди))) Но 10ку роман заслужил.
Наивная плоть - Робертс НораВиталия
28.07.2015, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100