Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

Обри думала о том, что у нее произошло с Сетом. И чем больше она об этом размышляла, тем больше злилась. С Друсиллой Уайткоум Бэнкс надо было серьезно поговорить.
Пока она ехала в город, в голове у нее крутились резкие слова, которые она ей скажет и поставит наконец на место эту Мисс Совершенство. Она никому не даст Сета в обиду. Только попробуй тронь кого-нибудь из Куиннов, думала она, паркуя свой пикап у обочины, и тебе придется иметь дело со всем семейством. В рабочих ботинках, грязной майке и потрепанных джинсах она вошла в магазин Дрю.
Да она и вправду само совершенство, подумала Обри, глядя, как Дрю заворачивает букет ромашек. Она выглядела потрясающе в розовой шелковой блузке, которая так шла к ее темным волосам. На ней были серые брюки из легкой, струящейся ткани. Тоже, наверное, шелковые, подумала Обри, досадуя на себя из-за того, что восхищается ее строгой, но такой классной одеждой.
Дрю посмотрела в сторону двери. И ее взгляд, вначале вежливый и теплый, сразу стал настороженным.
— Думаю, ты не за цветами пришла, — сказала Дрю. — Чем я могу тебе помочь?
— Ты можешь прекратить эти свои штучки и не выставлять меня в дурацкой роли соперницы.
— На самом деле я боюсь сама оказаться в этой роли.
— Он никогда не стал бы ухлестывать за кем-то, если бы у него была другая. За кого ты его принимаешь? И ты очень глупо высказалась обо мне: «Эта фигуристая блондинка в черном платье».
Дрю поморщилась, но голос ее оставался таким же невозмутимым и ровным:
— Мое глупое замечание еще не делает меня глупой. Я была не права, извини.
— Извинения приняты, — сказала Обри. — Но мы не разобрались с тем, что у вас происходит с Сетом. Хочешь знать, как мы друг друга воспринимаем? — Она облокотилась о прилавок — Мы — одна семья. И если ты не знаешь, что родственники любят друг друга и готовы встать друг за друга горой, мне тебя очень жаль. Я не уверена, что ты ему подходишь.
— И я тоже не уверена, — сказала Дрю.
— Я тебя плохо знаю. Но зато я прекрасно знаю и понимаю Сета. И вот что я хочу тебе сказать: ты для него много значишь, а вчера очень его обидела.
Дрю потупила глаза.
— Можно мне задать тебе один вопрос? Если бы ты чувствовала, что вот-вот потеряешь голову из-за мужчины, и считала, что у него есть другая женщина — очень привлекательная, интересная, — и ты бы видела, что между ними какие-то особые отношения…
Обри ответила не сразу:
— Я не знаю. Дрю, я люблю его, но в этом нет ничего романтического или еще чего-то в этом духе. Он для меня брат.
— У меня никогда не было ни лучшей подруги, ни брата. Может быть, поэтому мне так трудно все это понять.
— Ты бы сразу поняла, если бы увидела, как мы вчера умирали от хохота после нашего поцелуя. — Обри улыбнулась. — Так вот, представь, он приезжает ко мне, говорит, что ему просто необходимо меня поцеловать — по-настоящему, — чтобы мы наконец убедились, что между нами нет никаких таких чувств. А потом мы начали смеяться как сумасшедшие. Я не собиралась тебе об этом рассказывать, — добавила Обри. — Но, после того как ты сказала, что я привлекательная и интересная, я подобрела.
— Спасибо. И еще раз — прости меня, Обри. Ты знаешь, я с трудом завожу друзей. Зато хороших знакомых у меня очень много. — Она глубоко вздохнула. — Я собираюсь сегодня немного пораньше закрыть магазин. Ты не очень спешишь? А то, может, пойдем куда-нибудь, посидим.
Ну все, Сет пропал, решила Обри. Он не устоит перед таким сочетанием ранимости и желания любить и быть любимой.
— А у тебя дома есть хорошее вино?
— Есть, — улыбнулась Дрю.
Не так уж и трудно заводить друзей, подумала она.


В этом третьесортном кафе Сет расположился подальше от входа. Глории не было. Конечно, она опоздает. Этим она еще раз хочет показать ему, кто здесь главный. Десять тысяч долларов лежали на соседнем сиденье в старой матерчатой сумке.
У стойки сидел мужчина с широченными плечами и ел яблочный пирог. Официантка — вся в розовом, с вышитым над правой грудью именем, взяла кофейник, подошла к поедателю пирога и, выставив вперед бедро, долила ему кофе в чашку. У Сета просто руки зачесались — так ему захотелось сейчас быстро сделать набросок.
Но тут в кафе вошла Глория, так что ему уже стало не до рисования.
Она была не просто худой, а изможденной. Обесцвеченные волосы были почти белыми, а короткая небрежная стрижка только подчеркивала худобу ее лица. Вокруг рта пролегли глубокие морщины. Ей еще не было и пятидесяти, но выглядела она так, будто ее протащили лицом по асфальту.
Она села с ним рядом.
— В прошлый раз волосы у тебя были длиннее, — сказала Глория и обнажила в улыбке рот. — Какие у вас сегодня пироги в меню? — спросила она у официантки.
— Яблочный, вишневый, лимонный.
— Принесите мне кусочек вишневого и ванильное мороженое. А ты что-нибудь хочешь, дорогой? — Один только звук ее голоса выводил его из себя.
— Нет.
— Ну, как знаешь. А я еще возьму кофе. — Она откинулась на спинку сиденья. — Да, я думала, ты так и останешься в Европе. Что, по дому соскучился?
Сет взял с сиденья сумку. Но когда она потянулась за ней, он накрыл ее руками.
— Бери это и убирайся отсюда. Учти, если станешь приставать к кому-нибудь из нашей семьи, ты дорого заплатишь за это.
— Как ты смеешь так разговаривать с матерью?
— Ты мне не мать. — Он расстегнул сумку, чтобы она увидела содержимое. — Вот тебе отступные. А теперь держись подальше от меня и моих близких.
— Что ты из себя изображаешь? Думаешь, стал знаменитым и теперь можно со мной так обращаться? Да ты никто!
Сет встал, бросил на стол десятку и сказал:
— Может, и так, но я все-таки лучше, чем ты.
Она схватила сумку, положила ее рядом с собой, прижав к бедру, а он в это время уже выходил из кафе. Залог, это только залог, с ехидством думала она. Этих денег хватит на несколько недель, пока она не придумает, что делать дальше.


Он закрылся в мастерской. Он знал, что родные беспокоятся за него. Но после встречи с Глорией он не мог заставить себя навестить их.
Сет достал из кладовки большой холст и начал писать то, что в данный момент чувствовал. На нем появились перепутанные, как в его голове, эмоции и образы. Он писал одержимо, со страстью, так, как будто от этого зависела сама его жизнь.
Так думала Дрю, стоя в дверях с вазой с цветами. Это была борьба жизни со смертью, здравого смысла и безысходного отчаяния. Одной кистью он наносил удары по холсту, а другая была зажата у него между зубами, как запасное оружие.
Музыка играла на полную мощь, страстные аккорды гитары, похожие на крики во время сражения. Краска забрызгала его рубашку, джинсы, обувь. Ее пол.
Наблюдать за ним было страшно интересно, в этом было.
Что-то интимное и странным образом эротичное. Она стояла и смотрела, как он буквально набрасывается на холст. Резкие, почти ожесточенные, а потом едва заметные мазки, несущие в себе едва сдерживаемую злость.
Когда Сет отступил от холста, ей показалось, что он и сам не понимает, откуда все это взялось. Она попыталась было незаметно уйти, но он обернулся и посмотрел на нее так, будто только что вышел из транса. Ей оставалось только войти в мастерскую.
— Извини, ты не слышал, как я постучала. — Дрю старалась не смотреть на картину. — Я помешала тебе работать.
— Нет, по-моему, я ее уже закончил. А тебе как кажется?
Это был шторм на море. Грубый, жестокий и очень живой. Она слышала, как воет ветер, чувствовала, какой ужас испытывает человек, в одиночку пытающийся удержать на плаву лодку, которую вот-вот сомнут гигантские волны. А где-то вдалеке виднелся берег и огоньки. Там был дом. Он пытался во что бы то ни стало вернуться назад.
— Она производит сильное впечатление, — удалось наконец выговорить ей. — А еще в ней такая боль! Лица мужчины не видно. Ты ведь специально так сделал? Чтобы мы все задумались, каково это — в одиночку сражаться с темными силами.
— А тебе интересно, победит он или нет?
— Победит, потому что ему обязательно надо вернуться домой. Его там ждут. Сколько ты работал над этой картиной?
— Не знаю. А какое сегодня число?
— Значит, долго. Тебе, наверное, лучше поехать домой, отдохнуть. — Она протянула ему вазу. — Это в знак мира и дружбы.
Букет в синей вазе был составлен из самых разных цветов.
— Спасибо, очень красиво.
— Я была не права. Я вообще-то редко ошибаюсь, но это как раз тот самый случай.
— Так в чем ты на этот раз была не права?
— Насчет тебя и Обри. И не только в том, что касается ваших отношений, но и в том, что я вообще заговорила об этом.
— Так, значит, ты была дважды не права.
— Нет, это одна ошибка.
Он поставил вазу.
— И почему же ты решила, что была не права?
— Обри заехала ко мне в магазин и все мне объяснила. А потом мы поехали ко мне домой, сидели и пили вино.
— Когда я говорил то же самое, ты меня слушать не хотела, а когда тебе об этом Обри сказала, все вдруг стало ясно.
— Да.
— Я не знаю почему, но это меня бесит. Я хочу пива. Будешь?
— Значит, ты меня прощаешь?
— Еще подумаю, — донесся его голос из кухни. — Вернувшись, Сет сказал: — А может, закажем пиццу? Я страшно проголодался. А ты хочешь есть?
— Ну, в общем-то…
— Прекрасно, где телефонный справочник? — Он наконец нашел его под подушкой. — Привет, это Сет Куинн… Да, у меня все нормально. А ты как?.. Обязательно приду. Слушай, я хочу заказать большую пиццу со всем, что у тебя есть.
— Мне не надо, — сказала Дрю, и он с недоумением посмотрел на нее.
— Чего тебе не надо? Подожди секунду, — сказал он в трубку.
— Всякой колбасы, ветчины и прочего.
— Как это? — Он уставился на нее. — Вообще ничего? Ну ладно, сделай половину нормальную, а половину без всего… — Он положил трубку и бросил телефон обратно на кровать. — Знаешь, я хочу быстренько принять душ.
— Можно мне пока посмотреть твои картины?
— Конечно.
И вот так они вроде вернулись к прежним отношениям.
Она подошла к холсту, стоявшему на мольберте у окна. У нее перехватило дыхание: Сет написал ее такой красивой. Она была изображена здесь как женщина желанная, но в то же время несколько отстраненная. При взгляде на нее сразу видно, что ей хочется побыть одной. Как можно понять человека, способного создать на одной картине наполненную мечтами и грезами атмосферу, а на другой холст вылить ярость и страсть?
Рассматривая полотна, которых было здесь множество, она начала вроде бы что-то понимать. Дрю увидела на его картинах радость и любовь, скорбь и капризы, желание и отчаяние. Он это все увидел и прочувствовал, поправила она себя.
Когда Сет вернулся из душа, она сидела на полу с картиной на коленях. Он взял со стола бутылку пива.
— Может, лучше вина выпьешь?
— Да не важно.
Она не могла оторваться от картины. Это была акварель, которую он написал по памяти в один из дождливых дней в Италии, когда очень скучал по дому. На ней была изображена болотистая равнина с эвкалиптами и дубами по краям, воздух предзакатным, каким-то светящимся.
— Это недалеко от дома, — сказал он.
— Ты не продашь мне эту акварель?
— Если ты почаще будешь заходить в мастерскую, то, может, и агент мне не понадобится. А ты видела свой портрет?
— Да, мне очень понравилось. А как ты его назовешь?
— «Спящая красавица», — ответил Сет и пробормотал себе под нос: — Кабачковый хлеб.
— Что ты сказал? Я не расслышала.
— Да так, вспомнил кое-что. А вот и пицца, — объявил он, услышав стук в дверь.
Сет схватил кошелек и пошел открывать.
— Привет, Майк, как дела?
— Да все нормально.
Он взял у тощего прыщавого подростка коробку с пиццей.
— Я угощу тебя очень хорошим кьянти вместо пива, — сказал Сет, закрывая ногой дверь.
— Я могу и пива выпить.
— Конечно, можешь, — заметил он, — но ты же больше любишь вино. А я буду пить пиво.
Она села на кровать, взяла кусок пиццы и отковырнула от него кусочек сыра.
— Я, можно сказать, твой постоянный ухажер, — сказал Сет, появляясь из кухни с бумажными тарелками.
— Мы просто едим вместе пиццу, вот и все.
— Ну ладно, пусть будет по-твоему. А ты знаешь, мы до сих пор не задали друг другу вопросов, ответы на которые могли бы прояснить, есть ли у наших отношений будущее.
— Какие же это вопросы?
— Отдых в выходные. Горы или море?
— Горы. Мы и так живем на берегу моря.
— Согласен. — Он принялся за пиццу. — Любимый гитарист. Эрик Клэптон или Чет Аткинс?
— Кто это такой?
Он сморщился так, будто у него разболелись все зубы сразу.
— Ладно, пропустим. Самый страшный фильм — из самых известных. «Психо» или «Челюсти»?
— Ни тот ни другой. «Экзорцист».
— Хороший выбор. Кому бы ты доверила свою жизнь в борьбе с силами зла? Супермену или Бэтмену?
— Баффи, победителю драконов.
— Ну перестань, тебе больше подходит Супермен.
— Но зато Баффи так привольно одет!
— Душ или ванна?
— Ванна. — Она облизала соус с пальца. — И чтобы сидеть в ней долго, чтобы она была горячей и вся в пене.
— Так я и думал. Кошка или собака?
— Кошка.
— Ну уж в этом ты совсем не права.
— Кошки независимы, и к тому же они не грызут туфли.
Он с сожалением посмотрел на нее:
— Может, на этом все между нами и закончится. Ну-ка отвечай быстрее! Жареная картошка или икра?
— Конечно, жареная картошка.
— Ты не обманываешь?
— Икра — не насущная потребность человека.
Он чмокнул ее в руку и опять взялся за пиццу.
— Если не принимать в расчет, что ты ничего не понимаешь в музыке и в животных, ты в общем-то справилась с тестом совсем неплохо. Так что, думаю, от судьбы не уйдешь — нам все-таки придется с тобой переспать.
— Даже и не знаю, что на это ответить. Я так тронута.
— Друсилла…
Его прервал телефонный звонок.
— Иди поговори, а я уберусь.
Пока он говорил, она успела выбросить коробку и бумажные тарелки.
— Да?.. Нет, со мной все в порядке. Я просто был очень занят. Нет, правда, Анна, у меня все хорошо. Я закончил картину, над которой работал все эти дни, и сейчас вот мы ели с Дрю пиццу… Да, да, конечно, я заеду завтра… Я тебя тоже люблю.
Он положил трубку как раз в тот момент, когда Дрю вошла в комнату.
— Это была Анна.
— Да, я слышала.
Она закрыла дверь. А потом оказалась рядом с ним.
— В последний раз, когда я была близка с мужчиной, это было для меня унизительным. Может быть, я хочу, чтобы ты вернул мне то, что тот, другой, у меня отнял.
И, так как он по-прежнему сидел скрестив ноги на кровати, она скользнула к нему на колени и обняла за шею.
— Ты ведь не возражаешь?
— Естественно, нет. — Он провел рукой по ее спине. — Но только учти: ты рискуешь получить больше, чем хотела.
— Ну что ж, давай рискнем, — тихо сказала она и поцеловала его.


Они не заметили, как село солнце, а теперь уже близился рассвет. Вот-вот должен был хлынуть дождь.
— Шторм приближается. У тебя в машине окна закрыты? Зачем он говорит о каких-то окнах? Она лежала, уставившись в потолок.
— Надо ехать, пока не начался дождь.
— Нет, нет и еще раз нет. — Он крепко ее обнял. — Ты останешься, и мы будем вместе слушать шум дождя и опять заниматься любовью.
— Как, опять?
— А почему бы и нет? Ты знала, что у тебя есть такая маленькая ямочка на пояснице?
— Дождь уже пошел, — сказала она тихо.
Он поднес ее руки к губам и сказал:
— Мы будем его слушать.


Дождь все еще продолжался, когда она наконец встала. Тихий, однообразный шум дождя превратил комнату в уютное гнездышко, из которого не хотелось вылезать.
— Останься на ночь. Я даже обещаю встать пораньше и купить что-нибудь вкусненькое на завтрак.
— Не могу, у меня здесь нет никакой одежды.
Он вроде бы согласился с этим доводом, но все-таки сказал:
— Завтра мы пойдем куда-нибудь поужинать, а потом вернемся сюда, ко мне. А если хочешь, поедем к тебе. Мне все равно, где мы с тобой будем вместе. Я наконец запланировал настоящее свидание, а не так, как у нас обычно это бывает.
— Но это ведь тоже не было свиданием. — Она выскользнула из его объятий и начала надевать блузку. — Это был восхитительный секс.
— Прости, но мы вместе ели и пили, разговаривали обо всем на свете, а потом уже занялись любовью. А это, по моим понятиям, и есть настоящее свидание.
Она почувствовала, что ее губы раздвигаются в улыбке.
— Ты опять переиграл меня. Я вернусь около восьми вечера.
— Прекрасно. Так ты хочешь, чтобы я вставил в рамку акварель, которую ты выбрала?
Ее лицо расплылось в улыбке.
— Так она моя?
— Я готов поменять ее на другую картину.
Она надела туфли.
— Ты уже написал два моих портрета.
— Когда я умру, эту серию назовут «Период Друсиллы».
— Если ты этого хочешь в качестве вознаграждения, я согласна позировать тебе.
— В воскресенье.
— Хорошо. Что мне надеть?
— Ты будешь с ног до головы усыпана розовыми лепестками.
— Сет, мне очень нравятся твои работы, но обнаженной ты меня рисовать не будешь.
— Я же хочу писать тебя обнаженной не для того, чтобы потом затащить в постель — ты ведь там уже побывала. И вообще, запомни, что я не использую искусство в подобных целях. Ты у меня так и стояла перед глазами в этих розовых лепестках в первый же раз, как я тебя встретил. Когда мы закончим картину, ты сама решишь, что мы будем делать с ней дальше.
Лепестки роз. Она в раздумье склонила голову набок.
— Я закажу побольше.


Весело насвистывая, Сет вошел на территорию верфи. Он нес под мышкой коробку с пончиками. Камерон был уже на месте и заворачивал шурупы в корпус лодки.
— Какая красавица! — Сет подошел к ялу. — Извини, в последние дни я тебе совсем не помогал.
— Ничего, мы управились. — Язвительности в его тоне не было, но и доброты тоже.
— А где все остальные?
— Филлип, как всегда, наверху. А Этан с Обри проверяют крабьи ловушки. Кевин придет сегодня после школы. Через пару недель занятия заканчиваются, и тогда он сможет проводить здесь больше времени.
— Занятия заканчиваются уже через две недели? А какое же сегодня число?
— Ты бы лучше помнил числа, если бы чаще бывал дома.
— Я был очень занят.
— Да-да, конечно. — Камерон ввернул еще один шуруп. — Ты приходишь и уходишь, когда тебе заблагорассудится.
— А тебе-то что?
— Мне-то что? — Камерон отложил электроотвертку в сторону и спрыгнул на пол. — Анна изводится, потому что тебе и в голову не приходит сообщить, что с тобой происходит. Ты не имеешь права так обращаться с нами.
Они стояли лицом к лицу, буравя друг друга взглядами, как боксеры, которым наплевать на то, что уже прозвенел гонг.
— А ну, прекратите, прекратите сейчас же! — Филлип растащил их в стороны. — Если вы хотите подраться, выйдите на улицу.
— Это касается только меня и Камерона.
— А здесь наше общее предприятие, — сказал Филлип. — Давайте, продолжайте в том же духе, и я тебе первым врежу, слишком уж много у меня против тебя, Сет, накопилось.
— О чем это ты?
— Я о том, что каждый должен помнить о своих обязанностях. У нас есть клиент, который ждет, когда ты закончишь свой эскиз. Где он?
Сет открыл было рот, чтобы как-то оправдаться, но ничего не сказал. Шлюп для Друсиллы. Он совсем забыл о нем. Так же, как забыл о своем обещании Анне привезти и разбросать мульчу для ее новой клумбы. Ни слова не говоря, он выскочил из ворот верфи.
— Иногда ему полезно дать под зад, — проворчал Камерон.
— Ну что ты к нему пристал? Он достаточно взрослый, чтобы уходить и приходить, когда ему заблагорассудится. И сколько ты еще собираешься обращаться с ним так, что он чувствует себя последним дерьмом?
— Черт побери, пойду-ка я разберусь со всем этим, — тяжело вздохнул Камерон. Сет, стоя на пристани, услышал приближавшиеся шаги.
— Прости, что подвел тебя. Я все исправлю. Камерон провел рукой по волосам.
— Да ничего ты меня не подвел. Никто и не требует, чтобы ты работал здесь полный день или проводил дома каждую свободную минуту. Сначала Анна пилила меня за то, что ты целыми днями сидишь дома. А потом она стала психовать, когда ты исчез. А я-то тут при чем?
— Просто тебе не повезло оказаться между нами. У меня были дела, с которыми мне надо было покончить. А еще я работал, увлекся. Ты знаешь, как я отношусь ко всем вам, и живу у вас не только ради удобства. Если бы не вы…
— Ну ладно, хватит, мы ведь говорим сейчас не о прошлых делах, мы говорим о сегодняшнем дне.
— У меня бы его не было, если бы не вы.
— У тебя бы его не было, если бы не Рей. И хватит об этом. — Он сунул руки в карманы и посмотрел на воду. — Так что, у тебя с ней серьезно?
— Кажется, да.
— А с какой начинкой пончики ты принес?
Все-таки все его братья хороши.
— Всякие, самые разные.
— Пойдем, пока Филлип их не обнаружил.
И тут Сет встал как вкопанный.
— Футбольный мяч из кабачкового хлеба.
Камерон побледнел.
— Что ты сказал?
— Кабачковый хлеб. Она испекла его, а вы стащили буханку и стали играть в футбол. Она мне все рассказала.
Камерон схватил Сета за плечи:
— Когда ты ее видел?
— Я не знаю. Такое ощущение, что она мне приснилась. А ты — ты пытался перехватить мяч и получил им по лбу.
— Да. — Камерон взял себя в руки. — Она выбежала и начала кричать на нас. Я обернулся и получил по полной программе. Этот хлеб был как кирпич. Она так и не научилась готовить.
— Она мне об этом тоже сказала.
— Как же мы захохотали — я, отец, Филлип и Этан, как сумасшедшие. А мать стояла и смотрела на нас. Я еще и сейчас прямо-таки вижу эту картину. — Он вздохнул. — А потом она вошла в дом и вернулась еще с одной буханкой хлеба, чтобы нам было чем играть. Об этом она тебе не рассказала?
— Нет. Наверное, ей хотелось, чтобы это сделал ты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100