Читать онлайн Мужчина для Аманды, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужчина для Аманды - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужчина для Аманды - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужчина для Аманды - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Мужчина для Аманды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Приготовившись к шоку, Аманда нырнула в холодную воду бассейна. Всплыла, дрожа от удовольствия, потом начала первый из своих обычных пятидесяти кругов.
Нет ничего лучше, чем начать утро энергичной разминкой. Плавание съедало старое напряжение и освобождало место для нового, которое разовьется еще до окончания рабочего дня.
Не то чтобы она не наслаждалась работой в должности помощника управляющего гостиницы «Страж залива». Особенно, когда получила привилегию использовать бассейн до того, как гости заполонят его. Стоял конец мая и начинался курортный сезон. Конечно, ситуация даже сравниться не могла с тем, что будет в разгар лета, но большинство номеров были сняты, а это означало, что у нее масса забот. И этот час, который она позволяла себе всегда, когда этому способствовала погода, являлся очень ценным.
Приблизившись к одному краю бассейна, она кувыркнулась под водой, развернулась и поплыла к другому бортику.
В следующем году, подумала Аманда, посылая в полет брызги, она будет работать управляющей «Пристанища в Башнях» — гостинице Cент-Джеймсов. Цель, ради которой она трудилась и за которую боролась с шестнадцати лет, когда служила портье с частичной занятостью, близка к осуществлению.
Иногда ее раздражало, что она получит эту работу только потому, что Трент женится на сестре. Но всякий раз, едва такие мысли посещали ее, она еще решительнее собиралась доказать, что заслужила это место, заработала его.
Она станет управлять эксклюзивным отелем одной из ведущих гостиничных сетей страны. И не просто каким-то отелем, подумала Аманда, резко рассекая воду, но Башнями. Частью ее собственного наследства, собственной истории, собственного семейства.
Десять роскошных апартаментов, которые Трент намеревался создать в разрушенном западном крыле, будут находиться под ее ответственностью. Если он прав, то имя Cент-Джеймсов и легенда о Башнях обеспечат наполненность номеров круглый год.
Она потрудится изо всех сил. Безукоризненно. Каждый гость, уезжающий из Башен, запомнит превосходное обслуживание, успокаивающую атмосферу, безупречный отлаженный сервис.
Все получится. Не будет больше кабальных требований и неблагодарного надсмотрщика, не будет срывов в выполнении работы и присваивания ее заслуг. Наконец-то и успехи, и неудачи станут принадлежать ей одной.
Это только вопрос ожидания, пока не закончится реконструкция. Мысли о ремонте привели к воспоминанию, как она головой протаранила Слоана O'Рили.
Хотелось верить, что Трент знает, что делает.
Что расстраивало больше всего, так это, как вообще мог такой выдержанный и изысканный мужчина, вроде Трентона Сент-Джеймса III, подружиться с таким пещерным человеком, как O'Рили. Этот ковбой фактически сбил ее с ног. Конечно, она первая врезалась в него, но это совершенно не имеет значения, решила Аманда, и снова начала плавать. Изящные крепкие руки разрезали воду, длинные ноги, как ножницы, двигались в воде. Она не сожалела ни единой минуты, что у нее хватило остроумия и силы, чтобы с самого начала взять над ним верх. Он был слишком настойчив, чересчур фамильярен и невероятно самодоволен с первого мгновения их встречи. И он поцеловал ее.
Аманда приподняла голову, делая вдох, потом вновь опустила лицо в воду.
Она не выказала ему ни малейшей симпатии. Фактически прямо противоположное. Но он сидел там, усмехаясь, как идиот, и поцеловал ее. Память об этом вызвала сильное желание снова глотнуть воздуха.
Не то чтобы ей понравилось, уверила себя Аманда. Не войди Кики, она выдала бы высокомерному мистеру О'Рили все, что думает о нем. Если не считать того, что, кажется, не собиралась отталкивать его.
Она рассердилась, вот и все. Ее ничуть не привлекают грубые типы с огромными руками и в пыльных сапогах. Она не настолько глупа, чтобы упасть в обморок от пары темно-зеленых глаз с морщинками в уголках, когда их обладатель улыбался. Для нее образ идеального мужчины включал некоторую искушенность, хорошие манеры, культуру, невидимую ауру победителя. Таковыми будут ее требования, если она когда-нибудь вступит в серьезные отношения. Ковбоев с протяжным выговором просьба не беспокоить.
Возможно, в нем и появилось что-то обаятельное, когда он общался с детьми, но этого недостаточно для восполнения остальных недостатков его личности.
Она вспомнила, как Слоан флиртовал и околдовывал за ужином тетю Коко. Он развлекал Кики историями о днях, проведенным в колледже с Трентом, легко и терпеливо отвечал на вопросы Алекса и Дженни о лошадях, индейцах и шестизарядных револьверах.
Но, по мнению Аманды, слишком внимательно наблюдал за Сюзанной, слишком тщательно. Кобель, решила Аманда. Если бы Лила присутствовала на ужине, он, вероятно, флиртовал бы и с нею тоже. Однако Лила могла позаботиться о себе там, где речь шла о похотливых мужланах.
Сюзанна же совсем другая. Красивая, чувствительная и уязвимая. Ее бывший муж слишком глубоко ранил ее, и никто, даже дерзкий Слоан O'Рили, не получит шанс снова навредить Сюзанне. Аманда примет для этого все меры.
Когда в очередной раз она доплыла до края бассейна, то ухватилась за плиточный парапет и опустила голову в воду, отводя волосы с глаз. Всплыв, увидела отражение, которое было слишком хорошо знакомо.
— Доброе утро, — усмехнулся Слоан, глядя на нее вниз. Солнце светило у него за спиной, внося красноватые краски во взлохмаченные волосы. — А вы в отличной форме, Калхоун.
Она заморгала, стремясь обрести четкость зрения.
— Что, черт возьми, вы здесь делаете?
— Здесь? — он через плечо посмотрел на покрытое побелкой здание гостиницы, — можно сказать, здесь висит моя шляпа. Снова повернувшись к Аманде, вздернул большой палец и показал назад. — Комната 320.
— Вы гость «Стража залива»? — Аманда оперлась локтями на бортик. — Тогда понятно.
Очарованный, Слоан присел на корточки. У нее безукоризненная кожа Калхоунов, отметил он, совершенно поразительная и нежная, даже начисто лишенная какой-либо косметики.
— Хороший способ начать день.
Ее полный влажный рот хмуро изогнулся.
— Так и есть.
— А теперь я спрошу: что вы здесь делаете?
— Я здесь работаю.
Все интересней и интересней, подумал он.
— Не обманываете?
— Не обманываю, — сухо ответила Аманда. — Я помощник управляющего.
— Ну, ладно. — Слоан ради эксперимента опустил руку в воду. — Проверяете температуру для гостей? Настоящее самопожертвование.
— Бассейн открывается в десять.
— Не волнуйтесь, — он засунул пальцы в передние карманы джинсов, — я вовсе не собираюсь тут же нырнуть в воду.
Что он собирался — так это предпринять прогулку с ней, долгую и наедине. Но это было до того, как увидел ее плавающей, как русалка.
— Итак, предполагаю, что, если у меня возникнут какие-либо вопросы во время пребывания в гостинице, я могу обратиться именно к вам.
— Правильно.
Аманда подтянулась на бортик, вылезая из бассейна. Сапфирового цвета совместный купальник облегал ее, как вторая кожа.
— Вас устраивает ваша комната?
— Э-э-э?
Такие изумительные ноги могут заставить вспотеть любого мужчину, подумал Слоан, стройные, красивые, длиной в ярд.
— Ваша комната, — повторила она, взяв полотенце, — вас устраивает?
— Да, устраивает. Просто прекрасно. — Мужчина прошелся пристальным взглядом по мокрым коленям и бедрам, по тонкой талии и не спеша вернулся к лицу. — Превосходный вид за стоимость размещения.
Аманда обернула шею полотенцем.
— Вид на залив входит в цену… как и континентальный завтрак, сервируемый в обеденном зале, так что пользуйтесь на здоровье.
— Я обнаружил, что пара круассанов и чашка кофе не слишком утоляют голод. — Поскольку он не был готов позволить ей уйти, то потянулся и слегка схватил оба конца полотенца. — Почему бы вам не присоединиться ко мне и не поесть по-настоящему?
— Извините, — ее сердце начало глухо стучать от волнения, — но служащим запрещено близкое общение с гостями.
— Думаю, в этом случае можно сделать исключение, учитывая, что мы… старые друзья.
— Мы даже не новые друзья.
И снова у него появилась эта улыбка — медленная, настойчивая и слишком понимающая. Затем он заявил:
— В этом вопросе мы сможем разобраться за завтраком.
— Извините. Меня это не интересует.
Аманда начала отворачиваться, но Слоан сжал концы полотенца и удержал ее на месте.
— Там, откуда я родом, даже блохи и те дружелюбней.
Так как он не предоставил ей выбора, она застыла на месте.
— А здесь, откуда я родом, люди более вежливы. Если у вас возникнут какие-либо проблемы во время нахождения в нашей гостинице «Страж залива», я буду более чем счастлива решить их. Если у вас есть любые вопросы о Башнях, я найду время, чтобы ответить на них. Но помимо этого нам нечего обсуждать.
Слоан терпеливо наблюдал за ней, восхищаясь, как она сумела придать ледяные нотки своему хриплому голосу, хотя при этом ее глаза полыхали. Эта женщина обладает сильным самообладанием. Он был уверен, что она непременно зарычит, но решил набраться дерзости.
— Во сколько вы уходите отсюда?
Аманда выдохнула, почти шипя. Очевидно, голова у этого мужлана такая же непробиваемая, как акцент.
— В девять часов, так что извините меня, но я хотела бы уйти и переодеться.
Слоан искоса посмотрел на солнце.
— На мой взгляд, такие как вы, приходят на работу приблизительно за час до ее начала. Учитывая скорость, с которой вы передвигаетесь, не потребуется и получаса, чтобы вместе позавтракать.
Аманда на миг зажмурила глаза, моля небеса о терпении.
— Слоан, вы пытаетесь вывести меня из себя?
— Ничего подобного. У вас это получается само собой. — Он небрежно намотал концы полотенца на кулаки, притягивая ее ближе. И усмехнулся, глядя на вздернутый подбородок. — Проверим?
Она горько посетовала на то, как заплясал пульс и глубоко в животе сжался тугой узел.
— Что с вами, O'Рили? — требовательно спросила Аманда. — Я предельно ясно объяснила, что меня это не интересует.
— Я покажу, что со мной, Калхоун.
Он снова провернул запястья, еще больше наматывая полотенце. Смех, который она привыкла видеть в его глазах, сменился чем-то, вызывающим сильное сердцебиение. Чем-то более темным и опасным. И возбуждающим.
— Вы похожи на один долгий глоток прохладной воды, — пробормотал он. — Каждый раз, когда я вижу вас, то ощущаю безумную жажду.
Последним рывком Слоан заставил Аманду почти упасть на него, ее руки попали в ловушку между их телами.
— Тот маленький глоток, который я получил вчера, совершенно недостаточен.
Склонившись, он прикусил ее нижнюю губу и почувствовал дрожь Аманды, но не от страха. Легкая паника, возможно, но не страх. Тем не менее он подождал, скажет ли она недвусмысленное «нет». Это было именно тем, что он должен будет принять, однако безумная потребность в ней потрясала.
Аманда ничего не сказала, только пристально смотрела на него расширенными настороженными глазами. Он мягко провел губами по ее рту и увидел, как густые ресницы затрепетали, опускаясь.
— Я хочу большего, — пробормотал он.
И получил.
Ее руки между ними сложились в кулаки, но она не использовала их, чтобы оттолкнуть его. Борьба охватила всю ее сущность — ожесточенный бой, который встряхнул весь организм, пока Слоан воздействовал на ее чувства. Пойманный в перекрестный огонь рассудок просто отключился.
Теперь его рот был совсем не ленивым. И руки — не медленными. Твердо и горячо его губы впились в нее, пока пальцы прижимали к себе мокрую спину. Царапанье его зубов заставило ее задохнуться, и она застонала, когда его язык обольстительно заскользил внутри.
Ее пальцы распрямились, смяли его рубашку, потом уцепились за плечи и запутались в волосах. Аманду охватило безумие — незнакомое, ужасающее, превосходное. Оно заставило ее напрячься рядом с ним, пока она пылала неодолимой потребностью, соотносящейся с его не уступающей по силе жажде.
Перемена потрясла его. Слоан привык к помрачению чувств, когда находился с женщиной, к пульсации тела и горению крови. Но не к такому. В тот момент, когда она перешла от ошеломленной капитуляции к лихорадочной страсти, он познал желание, настолько острое, настолько глубокое, что оно, как нож, пронзило душу.
И теперь все, что он осознавал, заключалось в ней. Все, что он чувствовал, — прохладный гладкий шелк ее кожи. Все, что ощущал, — сладкий жар ее рта. Все, чего жаждал, — еще большего.
Она была уверена, что сердце может вырваться из груди. Казалось, что огонь его тела высушит воду на коже и превратит в пар, туман заволакивал мозг. Она смутно поняла, что он нежно отодвинул ее.
— Аманда…
Слоан втянул большой глоток воздуха, но засомневался, сможет ли когда-нибудь снова восстановить дыхание. Один взгляд на нее, как она стоит с потемневшими глазами, вид распухших приоткрытых губ вновь потряс его.
— Пойдем в мою комнату.
— В твою комнату? — Она прикоснулась дрожащими пальцами ко рту, потом к вискам. — В твою комнату?
Боже, этот хриплый голос и эти ошарашенные глаза могли поставить его на колени. Единственное, чего он никогда не делал, — не уговаривал женщин. Но с ней, боялся он, мольбы неизбежны.
— Пойдем со мной.
Слоан властно провел руками по ее плечам. Где-то в процессе поцелуя полотенце соскользнуло на пол.
— Мы должны закончить это в уединенном месте.
— Закончить это?
Застонав, он снова впился в нее губами в последнем долгом жадном проникновении.
— Женщина, думаю, сегодня ты опоздаешь на работу.
Он схватил ее за руку и потащил к выходу, прежде чем она прояснила мысли. «Его комната? — нервно подумала она. — Закончить это?» О, Боже, что она наделала? Куда направляется?
— Нет. — Аманда отпрянула от него и глубоко судорожно вздохнула, однако это нисколько не помогло остановить дрожь. — Я никуда не пойду.
Слоан попытался обрести самообладание, но неудачно.
— Немного поздно играть в игры. — Он рукой обхватил ее за шею. — Я хочу тебя. И нет ни одного чертового способа убедить меня, что ты точно так же не хочешь меня. Только не после такого.
— Я не играю в игры, — ровно произнесла Аманда, и задалась вопросом, может ли он слышать ее безумно бьющееся сердце. Она похолодела, просто оледенела внутри. — И не собираюсь начинать сейчас.
Она разумный человек, напомнила себе Аманда. Не из тех женщин, которые сломя голову несутся в гостиничный номер, чтобы заняться любовью с мужчиной, с которым только что познакомились.
— Я хочу, чтобы ты оставил меня в покое.
— У тебя нет шансов. — Он изо всех сил старался сдерживать внутренний огонь, пока темперамент и страстное желание бушевали в нем. — Я всегда заканчиваю то, что начал.
— Можешь считать, что все закончено. Старт не удался.
— Почему?
Аманда отвернулась, разворачивая и закутываясь в халат. Тонкая махровая ткань не могла согреть ее.
— Я знаю таких типов, O'Рили.
Он немного успокоился и качнулся на пятках назад.
— Знаешь?
Неуклюжая от раздражения, она пыталась пропихнуть руки в рукава.
— Такие, как ты, разъезжают из города в город и проводят несколько свободных часов с доступной женщиной — эдакие быстрые телодвижения на простынях. — Аманда туго затянула пояс. — Ну, а я не такая доступная.
— Думаешь, отшила меня? Как же!
Слоан не дотрагивался до нее, но выразительного взгляда оказалось достаточно, чтобы заставить ее напрячься. Мужчина не потрудился объяснить, насколько с ней все по-другому. Да и сам до конца не понимал.
— Можешь считать это предупреждением, Калхоун. Ничего не закончено между нами. Я собираюсь заполучить тебя.
— Получить меня? Попробуй! — Влекомая гордостью и яростью, она шагнула к нему. — Почему бы тебе, тщеславному самовлюбленному сукиному сыну…
— Сохрани такие лестные определения на будущее, — прервал Слоан. — Когда немного позже, Аманда, мы останемся вдвоем, только ты и я. Обещаю, что буду заниматься тобой очень долго. — В предвкушении такой картины он улыбнулся. — Нет, дорогуша, когда я займусь с тобой любовью, то уделю этому все свое время. — Он поправил пальцем ее воротник. — И доведу тебя до безумия.
Она отшвырнула его руку.
— Ты уже этого добился.
— Благодарю, — он насмешливо поклонился. — Думаю, мне пора идти завтракать. Доброго дня.
Ей бы этого хотелось, подумала она, когда он ушел, насвистывая. У нее сложился бы прекрасный день, если бы он его не испортил.


Достаточно плохо, что пришлось работать допоздна, решила Аманда, но еще хуже — необходимость выслушивать одну из нудных лекций мистера Стенерсона по повышению эффективности труда. Как управляющий «Стража залива» тот командовал сотрудниками, суетливо размахивая руками и постоянно жалуясь. Любимый метод его руководства состоял в делегировании полномочий. Таким образом он мог упрекать кого-то, если что-то пошло не так, и приписывать все заслуги себе, если все было в порядке.
Аманда стояла в просторном в пастельных тонах кабинете, глядя поверх лысеющей головы Стенерсона, пока он зачитывал свой еженедельный список претензий.
— Горничные опоздали на двадцать минут. Во время выборочной проверки третьего этажа я обнаружил вот эту целлофановую обертку под кроватью в комнате 302. — Он махнул крошечной чистой бумажкой, как флагом. — Надеюсь, вы будете лучше справляться со своими обязанностями, мисс Калхоун.
— Да, сэр. — «Назойливый скукоженный пенис, вот ты кто». — Я лично переговорю с обслуживающим персоналом.
— Посмотрим, на что вы способны. — Он поднял свой неизменный планшет с зажимом.
— Скорость обслуживания номеров понизилась на восемь процентов. При таких темпах доставка заказов в номера к разгару сезона понизится на двенадцать процентов.
В отличие от Стенерсона Аманда проводила время на кухне в течение суматошных завтраков и ужинов.
— Возможно, если бы мы наняли еще одного-двух официантов… — начала она.
— Решение не в увеличении количества сотрудников, а в отборе наиболее эффективных из тех, кто уже у нас работает. — Он ткнул пальцем в планшет. — Я ожидаю увидеть, что к концу следующей недели обслуживание номеров достигнет максимума.
— Да, сэр.
«Высокомерный пустозвон, вот ты кто».
— Надеюсь, вы закатаете рукава и сразу же возьметесь за дело, мисс Калхоун.
Стенерсон сложил мягкие белые руки и отклонился на спинку кресла. Прежде чем он снова открыл рот, Аманда уже знала, что услышит. Она могла бы пересказать все его речи наизусть.
— Двадцать пять лет назад я доставлял подносы гостям в этой самой гостинице. Именно благодаря решимости и положительным отзывам я прошел путь до моего нынешнего положения. Если вы собираетесь преуспеть, возможно, даже занять этот кабинет после моей отставки, то должны есть, спать и пить в отеле. Эффективность труда персонала прямо отражает эффективность вашей работы, мисс Калхоун.
— Да, сэр.
Очень хотелось сказать, что в следующем году у нее будут собственные сотрудники и кабинет, и он сможет поцеловать на прощание своего мальчика для битья. Но Аманда промолчала. Пока что она нуждалась в этом месте и еженедельной зарплате.
— Я немедленно встречусь с персоналом кухни.
— Хорошо, хорошо. Ну что ж, сегодня вечером вы все должны проконтролировать, потому что я буду лишен связи с внешним миром.
Как всегда, подумала она, но пробормотала согласие.
— Ах, да, и проверьте, что забронировано на август. Я хочу увидеть отчет о пропорции акции «Побег на выходные» и семидневных льгот. И поговорите с парнем, обслуживающим бассейн, об отсутствующих полотенцах. Мы не досчитались пяти только в этом месяце.
— Да, сэр.
«Что-нибудь еще? Начистить тебе ботинки, вымыть автомобиль?»
— Пока все.
Аманда открыла дверь и изо всех сил попыталась сохранить на лице невозмутимую профессиональную маску. Все, чего ей на самом деле хотелось, — несколько спасительных минут биться головой об стену. Но прежде, чем она смогла спрятаться в каком-то уединенном тихом месте, ее вызвали к стойке регистрации.


Слоан занял место в вестибюле только для того, чтобы дождаться ее. И с удивлением заметил, что она все еще работает. Он целый день провел в Башнях, потрепанный портфель возле стула распирало от примечаний, замеров и эскизов. Он вполне созрел для хорошей порции пива и бифштекса с кровью.
Но Аманда была здесь, успокаивая гостей, инструктируя клерков, подписывая различные бумаги. И выглядела такой же прохладной и свежей, как ключевая вода. Он увидел, как она сняла серьгу и покачивала ее в ладони, пока разговаривала по телефону.
Одно из маленьких удовольствий жизни — наблюдать за ней, решил Слоан. Все те же быстрота и энергия, и врожденная властность. Почти врожденная, подумал с усмешкой. Между бровями морщинка от расстройства, заметил он. Или от раздражения. Возможно, просто от упрямства. Он ощутил мощное желание подойти к ней и смягчить такое выражение лица. Вместо этого махнул рукой посыльному.
— Да, сэр.
— Здесь есть цветочный магазин?
— Да, сэр, немного ниже по улице.
Все еще глядя на Аманду, Слоан вытащил бумажник и выудил оттуда двадцатку.
— Не могли бы вы сбегать туда и купить для меня красную розу? На длинном стебле, не до конца распустившуюся. Сдачу оставьте себе.
— Да, сэр. Спасибо, сэр.
В ожидании цветка Слоан заказал пиво из бара и зажег сигару. Вытянув ноги, откинулся на спинку стула и продолжил наслаждаться.


Аманда сняла серьги, потом прижала руку к животу. По крайней мере, когда она спустилась вниз ободрить кухонный персонал, смогла перехватить кое-что из еды. Взгляд на часы подсказал, что у нее не останется времени на изучение документов, которые могли бы помочь найти ключ к ожерелью. Если и существовало что-то радужное в вынужденной сверхурочной работе, так это то, что Слоана уже не будет в Башнях, когда она вернется.
— Прошу прощения.
Аманда подняла глаза и увидела привлекательного мужчину в костюме цвета слоновой кости. Темные волосы были отброшены назад с высокого лба. Светло-голубые глаза дружелюбно улыбались, пока он изучал ее. Легкий британский акцент добавлял обаяние голосу.
— Да, сэр. Могу я помочь вам?
— Я хотел бы поговорить с управляющим.
У Аманды упало сердце.
— Извините, мистера Стенерсона сейчас нет. Если у вас возникла какая-то проблема, я с удовольствием займусь ею.
— Никаких проблем, мисс… — он посмотрел на табличку с ее именем, — …Калхоун. Я бронировал номер нескольких недель назад. Полагаю, что получу изолированные апартаменты-люкс.
— Конечно, мистер Ливингстон. Мы ждали вас. — Быстро и умело она ввела информацию в компьютер. — Вы уже останавливались у нас прежде?
— Нет, — он снова улыбнулся, — что крайне прискорбно.
— Уверена, вы найдете ваши апартаменты очень удобными. — Аманда передала ему форму для регистрации. — Если есть что-нибудь, что мы можем сделать, чтобы ваше пребывание здесь стало более приятным, пожалуйста, сообщите.
— Я уже уверен, что времяпрепровождение здесь будет приятным. — Он бросил на нее еще один долгий взгляд, потом стал заполнять форму. — К сожалению, оно должно быть также продуктивным. Скажите, возможно ли арендовать факс на все время моего нахождения в отеле.
— Мы предоставляем факс для удобства наших гостей, — сообщила Аманда.
— Мне нужен собственный. — На мизинце сверкнул бриллиант, когда он передал форму через стойку. — Боюсь, что не смогу полностью разобраться со всеми делами, как надеялся. Просто непрактично — бегать сюда каждый раз, когда я должен послать или получить документ. Естественно, я охотно заплачу за необходимость такой услуги для меня. Если нельзя взять факс в аренду, я готов купить его.
— Посмотрю, что можно сделать.
— Был бы очень признателен. — Гость протянул кредитную карточку. — Кроме того, одну комнату я собираюсь использовать как офис. И предпочел бы, чтобы горничная не трогала мои бумаги и оставила в покое рабочий стол.
— Конечно.
— Могу я спросить вас, знакомы ли вы с островом?
Улыбаясь, Аманда вернула ему кредитку и вручила ключи от номера.
— Я здесь родилась.
— Замечательно. — Глядя ей прямо в глаза, он слегка сжал ее руку. — Тогда я буду знать, что, если у меня возникнут какие-то вопросы, мне надо обратиться к вам. Вы мне очень помогли, мисс Калхоун… — он снова взглянул на табличку с ее именем, — …Аманда. Спасибо.
— Добро пожаловать. — Ее пульс слегка ускорился, когда он отпустил ее ладонь. Аманда махнула посыльному. — Желаю вам приятного отдыха, мистер Ливингстон.
— Я уже наслаждаюсь.
Едва он скрылся в лифте, молодая сотрудница возле Аманды издала низкий женский вздох.
— Кто это?
— Уильям Ливингстон.
Аманда поймала себя на том, что смотрит ему вслед, и подвинула к себе распечатку данных.
— Великолепный. Если бы он посмотрел на меня так, как смотрел на тебя, я бы растаяла на месте.
— Таяние не входит в должностные обязанности, Карен.
— Нет, не входит. — С мечтательным видом Карен положила руку на звонящий телефон. — Но совершенно точно является частью женской натуры. Карен, регистратор отеля. Чем могу помочь?
Уильям Ливингстон, подумала Аманда, взяв в руку заполненную форму для регистрации. Нью-Йорк, Нью-Йорк. Если он может позволить себе провести несколько недель в апартаментах на острове, значит, обладает деньгами, так же как обаянием, привлекательной внешностью и безупречным вкусом в одежде. Если бы она искала себе мужчину, он вполне соответствовал бы самым придирчивым критериям.
Открывая телефонную книгу, Аманда напомнила себе, что ищет факс, а не мужчину.
— Эй, Калхоун.
Проводя пальцем по странице с предложением офисных товаров, она посмотрела на говорившего. Слоан — в хлопчатобумажной рубашке, рукава закатаны до локтей, растрепанные волосы вьются по воротнику — наклонился над стойкой.
— Я занята, — отмахнулась она.
— Работаешь допоздна?
— Прямо в точку.
— Ты с явной симпатией смотрела на того типа в костюме. — Он протянул руку и провел большим пальцем по накрахмаленному красному отвороту ее пиджака. — Весь из себя чопорный.
В отличие от небольшого скачка пульса, когда Уильям Ливингстон взял ее за руку, Аманда вздрогнула от прикосновения Слоана. Потом раздраженно отодвинулась.
— У тебя какие-то проблемы с номером?
— Нет. Красивая, прямо как на картине.
— С обслуживанием?
— Гладкая, как мокрая скала.
— Тогда извини, у меня еще куча дел.
— О да, знаю. Я последние полчаса наблюдал, как ты тянешь лямку.
Между ее бровями появилась морщинка.
— Ты наблюдал за мной?
Его пристальный взгляд задержался на ее губах, вспоминая, каковы они на вкус.
— Ага, очень пикантная приправа к пиву.
— Должно быть, хорошо иметь так много свободного времени. А теперь…
— Главное, не сколько у тебя времени, а как ты его проводишь. Поскольку ты… отказалась позавтракать со мной, может, поужинаем вместе?
Хорошо понимая, что сотрудники навострили уши, Аманда наклонилась к нему поближе и промолвила вполголоса:
— Ты не можешь вбить в свою голову, что я этим не интересуюсь?
— Не-а, не могу. — Слоан усмехнулся и подмигнул Карен, которая парила настолько близко, насколько позволяла осмотрительность. — Ты сказала, что не любишь тратить время попусту. Вот я и решил, что мы могли бы быстренько поужинать и продолжить с того места, на котором остановились этим утром.
В его объятиях, подумала Аманда, на мгновение потеряв голову. Мысли затуманились, кровь толчками заструилась по венам. Она уставилась на его рот, когда тот изогнулся, что вернуло ее к действительности.
— Я занята и не имею ни малейшего желания…
— Думаю, ты имеешь множество желаний, Аманда.
Аманда стиснула зубы, она бы с радостью назвала его лгуном и с полным на то основанием, но не могла.
— Я не хочу ужинать с тобой. Ясно?
— Как стекло. — Он щелкнул пальцем ей по носу. — Я буду наверху, если проголодаешься. Номер 320, помнишь? — Он поднялся, возвысившись над стойкой, и сунул розу ей в руку. — Не работай слишком долго.
— Парочка красавцев за один вечер, — пробормотала Карен, наблюдая за уходом Слоана. — Боже, он точно знает, как носить джинсы, не так ли?
Действительно знает, подумала Аманда, затем отругала себя.
— Он грубый, раздражающий и невыносимый.
Но провела розовым бутоном по щеке.
— Ладно, я возьму холостяка номер два. А ты можешь сосредоточиться на мистере Красавчике из Нью-Йорка.
Черт побери, почему она настолько затаила дыхание?
— Я собираюсь сосредоточиться на своей работе, — поправила Аманда. — Да, и тебе не помешает. Стенерсон встал на тропу войны, и последнее, что мне нужно — какой-то жеребец-ковбой, мешающий нормально работать.
— Хотела бы я, чтобы он мешал мне работать, — пробормотала Карен, затем склонилась над своим компьютером.
Она не станет думать о нем, пообещала себе Аманда. Затем отложила розу в сторону и снова взяла в руки. В конце концов, цветок не виноват. Он заслуживает того, чтобы его поставили в воду и любовались его красотой. Немного смягчившись, она фыркнула и улыбнулась. Очень мило. Неважно, каким надоедливым Слоан мог быть, надо поблагодарить его.
Она машинально ответила, когда телефон зазвонил.
— Регистрация отеля, Аманда. Чем могу помочь?
— Мне просто захотелось услышать, как ты произносишь это, — усмехнулся Слоан в трубку. — Спокойной ночи, Калхоун.
Проглотив проклятье, Аманда с треском швырнула трубку. Ради спасения собственной жизни она не смогла бы понять, почему засмеялась, когда взяла розу и пошла в свой кабинет за вазой.


Я бежала к нему. Такое ощущение, что это другая женщина кралась в сумерках, чтобы участвовать в гонках на лужайке, вниз по каменистому склону. В тот момент не было никаких «правильно» или «неправильно», никаких обязанностей, кроме как по отношению к своему сердцу. И вправду именно сердце вело мои ноги, мои глаза, мой голос.
Он вернулся к морю. В первый раз, когда я увидела его, он стоял над водой, воюя с красками и холстом. Теперь же в замешательстве смотрел на волны.
Я позвала его, и он резко обернулся. На его лице я увидела зеркальное отражение моей собственной радости. Раздался смех, мой и его, пока он мчался ко мне.
Его руки обвили меня — сильно. В мечтах я знала, на что это будет похоже — наконец оказаться в его объятиях. Его рот идеально подходил к моему — такой сладкий, такой жадный.
Время не остановить. Я сижу здесь и пишу, и знаю это точно. Но тогда, о, тогда, оно замерло. Существовали только ветер, и звук моря, и настоящий, чистый восторг от нахождения в его руках. Будто я ждала всю свою жизнь, спала, ела, дышала — все ради того единственного драгоценного мгновения. Даже если мне доведется прожить еще сотню лет, я никогда не забуду этого момента.
Он отстранился, провел ладонями по моим плечам, взял меня за руки и поднес их к губам. Его глаза были такими же темными, как серый туман.
— Я собрал вещи, — произнес он, — и все подготовил для отплытия в Англию. Пребывание здесь без тебя стало адом. Мысли о том, что ты вернешься и что я никогда не получу возможность дотронуться до тебя, почти сводили с ума. Каждый день, каждую ночь. Бьянка, я просто болел тобой.
Я гладила его лицо и думала о том, как часто мечтала об этом.
— Я решила, что никогда больше не увижусь с тобой. Молилась, чтобы Господь не допустил этого. — Поскольку стыд пробивался сквозь мою радость, я попыталась отвернуться. — О Боже, что ты должен думать обо мне. Я жена другого мужчины, мать его детей.
— Не здесь. — Его голос стал грубым, но руки оставались нежными. — Здесь ты принадлежишь мне. Здесь, где я впервые увидел тебя год назад. Не думай о нем.
Он снова поцеловал меня, и я перестала думать о чем бы то ни было, перестала беспокоиться.
— Я ждал тебя, Бьянка, ждал сквозь зимний холод и весеннее тепло. Когда бы я ни рисовал, именно твой образ часто посещал меня. Я видел, как ты стояла здесь, с ветром в волосах, солнечный свет превращал их в медь, потом в золото и, наконец, в пламя. Я старался забыть тебя. — Его руки были на моих плечах, удерживая, в то время как его глаза, казалось, пожирали мое лицо. — Пытался убедить себя, что это неправильно, что если не для собственной, то для твоей пользы, должен покинуть это место. Думал о тебе, о том, как ты танцуешь с ним на балу, посещаешь театр, принимаешь его в своей постели. — Он напрягся. — Она его жена, говорил я себе. Ты не имеешь никакого права хотеть ее, желать, чтобы она пришла к тебе. Жаждать, чтобы она могла стать твоей.
Я поднесла пальцы к его губам. Его боль была моей болью. И подумала, что так будет всегда.
— Я пришла к тебе, — ответила я ему. — И я действительно твоя.
Он отвернулся от меня, ведя сражение между совестью и любовью, такой же сильной в нем, как и во мне.
— Мне нечего предложить тебе.
— Свою любовь. Я больше ничего и не хочу.
— Она уже принадлежит тебе с первого мгновения, как я взглянул на тебя. — Он снова повернулся ко мне и коснулся моей щеки. Я видела сожаление и тоску в этих красивых глазах. — Бьянка, у нас нет никакого будущего. Я не посмею и не смогу просить тебя бросить то, что ты имеешь.
— Кристиан…
— Нет. Как бы я ни страдал, я не сделаю этого. Я знаю, ты отдала бы мне все, что я попрошу, хотя я не имею никакого права просить, но потом ты опомнишься и возненавидишь меня.
— Нет. — Слезы хлынули из глаз, особенно горькие на ледяном ветру. — Я никогда не стану ненавидеть тебя.
— Тогда я возненавидел бы себя, — он снова прижал мои пальцы к губам. — Но я умоляю тебя, пока лето, приходи сюда хотя бы на несколько часов, когда сможешь, и мы притворимся, что зима никогда не наступит. — Он улыбнулся и нежно поцеловал меня. — Приходи на свидания со мной, Бьянка, при солнечном свете. Позволь мне нарисовать тебя. Я буду счастлив.
Итак, и завтра, и каждый день в течение этого сладкого бесконечного лета я буду встречаться с ним. На скалах над морем мы возьмем столько счастья, сколько сможем.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мужчина для Аманды - Робертс Нора

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мужчина для Аманды - Робертс Нора



Мне понравился роман! И любовь и приключения и страсти, прочитала про всех женщин Калхоун и ещё про сестру Слоан - Суженный Меган, очень хорошие романы как раз чтение перед сном или в выходной день.Читайте и наслаждайтесь чтением
Мужчина для Аманды - Робертс НораАнна
24.01.2014, 20.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100