Читать онлайн Маленькая частная война, автора - Робертс Нора, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маленькая частная война - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маленькая частная война - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маленькая частная война - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Маленькая частная война

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

К тому времени, как Ева выехала из Управления и направилась в верхнюю часть города, уличные фонари уже начали загораться. При обычных обстоятельствах кошмарное уличное движение дало бы ей прекрасный повод порычать и поругаться, но в этот вечер она была рада отвлечься и хоть немного растянуть дорогу домой.
Она установила метод убийств и тип убийц. Она могла мысленно пройтись по месту преступления бессчетное число раз, шаг за шагом. Но она не могла обнаружить мотив.
Ева застряла в пробке, и, глядя на задний бампер переполненного сдвоенного автобуса, уже в который раз перебирала в уме детали дела. Насилие без страсти. Кровавое убийство без неистовства.
В чем же тут фишка? В чем выгода? В чем причина?
Действуя инстинктивно, Ева набрала личный номер Рорка на телефоне, висевшем на приборном щитке.
— Лейтенант?
— Как у тебя дела? — спросила она.
— Здоров, богат и мудр. А как у тебя?
— Ха! Я, как всегда, коварная, злобная и вредная. Его смех заполнил салон машины, и ей стало чуточку легче.
— Вот такая ты мне и нравишься.
— Ты где, Рорк?
— Пробиваюсь через эти чертовы пробки к родным пенатам. Надеюсь, ты делаешь то же самое.
— Поразительное совпадение! Как насчет отклонения от маршрута?
— А оно предусматривает еду и секс? — Он одарил ее лукавой улыбкой с экрана видеофона. — Честно говоря, рассчитываю на оба варианта.
«Странно, чертовски странно, — думала Ева. — Два года мы вместе, а эта его улыбочка до сих пор вызывает у меня сердцебиение».
— Возможно, позже, но первым блюдом в нашем меню стоит массовое убийство.
— Поделом мне за то, что взял в жены легавую сучку!
— Между прочим, я тебя предупреждала. Погоди минутку. — Ева высунулась из окна и накричала на разносчика рекламы, который чуть не снес ей левую фару, лавируя среди машин на скейтборде. — Полицейская машина, задница! Будь у меня время, вбила бы я твои яйца тебе же в глотку этим скейтбордом!
— Дорогая Ева, ты же знаешь, как меня волнуют и возбуждают подобные слова. Как же мне теперь не думать о сексе?
Ева втянула голову внутрь и бросила свирепый взгляд на экран.
— А ты думай о возвышенном, о вечном. Мне надо еще разок пройтись по месту преступления. И мне бы не помешала еще одна пара глаз.
— Работы у копа всегда хоть отбавляй. Тем более у моего копа. Говори адрес.
Она дала ему адрес.
— Встретимся на месте. И если ты приедешь первым, ради всего святого, не трогай печати на дверях. Просто подожди. О черт, парковка! Тебе же понадобится разрешение! Я…
— Не понадобится, — сказал Рорк и отключился.
— Все верно, — пробормотала Ева, уставившись на отключенный телефон. — Как-то я вдруг расслабилась и забыла, с кем имею дело.
Ева не знала, как Рорк улаживает досадные мелочи вроде разрешения на парковку, да и не хотела знать. Он как раз выходил из машины, когда она подъехала. Она поставила машину сзади и включила сигнал «На дежурстве».
— Славная улица, — заметил Рорк. — Особенно в это время года, когда кругом лежит палая листва. — Он кивнул на дом Свишеров. — Отличная недвижимость. Если они успели хоть что-то выплатить по закладной, по крайней мере, девочка не останется без гроша. Хватит того, что она осталась сиротой.
— Дом почти выкуплен, плюс у них есть стандартные страховки, вложения, сбережения. В деньгах она нуждаться не будет. В том-то все и дело, к совершеннолетию она получит кругленькую сумму. Они оба оставили завещания. Трастовые фонды для детей под управлением законных опекунов и финансовой фирмы. Это, конечно, не миллиарды, но люди убивают ради проездного на метро.
— Они сделали распоряжения относительно наследников второй очереди, если с детьми тоже что-то случится?
— Да. — Эту версию Ева уже тоже успела обдумать. Истребить семью и огрести легкие денежки. — Но здесь ваши не пляшут. Все пойдет на благотворительность. Детские дома, педиатрические центры. Причем адресатов несколько. Никто не получит слишком жирный кусок пирога. А индивидуально вообще никто не обогатится.
— А фирма?
— Рэнгл, партнер, наследует бизнес. Но у него железное алиби. И если у него есть связи, не говоря уж о кураже, чтобы заказать массовую резню, я съем свой жетон на завтрак. Нет, Рорк, эту семью счистили не ради денег. Во всяком случае, я такого мотива не усматриваю.
Рорк стоял рядом с ней на тротуаре, изучая дом. Старое дерево у входа, стряхивающее последние листья во дворик величиной с почтовую марку. Хорошая городская архитектура. Каменный горшок с геранью у дверей. Все выглядело так мирно, обыденно, солидно. Пока взгляд не падал на красный огонечек полицейской охранной системы и на желтую ленту с печатью, пересекающую входную дверь.
— Если бы речь шла о деньгах, — заметил Рорк, — исполнители потребовали бы кругленькую сумму, чтобы «счистить семью», как ты говоришь. — Он подошел вместе с ней к двери. — Я прозондировал почву, как ты велела. Нигде никаких слухов о подобных контрактах.
Ева покачала головой.
— В любом случае приятно вычеркнуть версию из списка, какой бы невероятной она ни была. Нет, Свишеры не были связаны с преступным миром. И с правительственными организациями тоже. Я тут поиграла с версией, что кто-то из них вел жизнь. Ну, вроде того, что было с Ривой пару месяцев назад — Рива Юинг, одна из служащих Рорка, к несчастью для себя, вышла замуж за двойного агента, который подставил ее в деле о двойном убийстве.
— И что же?
— Нет, это тоже не клеится. Никто из них не замечен в частых разъездах. Да они вообще никуда не ездили без детей, если на то пошло. В их компьютерах и телефонных разговорах тоже все чисто. Эти люди жили по расписанию. Работа, дом, семья, друзья. У них просто времени не оставалось на всякие глупости. К тому же… — Она замолчала и тряхнула головой. — Нет. Я хочу, чтобы ты составил собственное впечатление.
— Я не против. Кстати, я договорился, чтобы мою машину отогнали. Таким образом, моей прелестной жене придется отвезти меня домой.
— Да тут десять минут до наших ворот.
— Каждая минута, проведенная с тобой, дорогая Ева, для меня драгоценна!
Ева покосилась на него, пока декодировала электронную печать.
— Ты действительно хочешь заниматься сексом?
— Я же еще жив. Пока дышу, буду хотеть. Рорк вошел в дом вместе с ней и огляделся, когда Ева включила свет.
— Уютно, — констатировал он. — Обставлено со вкусом. Все хорошо обдумано, все на своих местах. Приятная цветовая гамма. Городской семейный стиль.
— Они вошли через эту дверь, — заметила Ева. Рорк кивнул.
— Отличная охранная система. Много вспомогательных устройств и автоматических сигналов. Ее непросто было обойти.
— Твое производство?
— Да. Сколько им потребовалось, чтобы проникнуть в дом?
— Фини считает, минуты четыре.
— Значит, они были хорошо знакомы с системой; возможно, знали коды. Но главное, они знали, что им нужно, — добавил Рорк, изучая панель сигнализации. — Хитрая штука. Тут надо, чтобы ручонки не дрожали. И необходимо точно настроенное оборудование. Видишь, вспомогательные механизмы включаются почти мгновенно при любой попытке взлома. Они должны были точно знать, чего ждать, что и где искать. Они должны были отключить основные и вспомогательные механизмы одновременно еще до того, как начали вводить или считывать коды.
— Ну, значит, профессионалы. Рорк пожал плечами.
— Безусловно, для них это был не первый выход на работу. Скорее всего, у них была идентичная система, и они на ней тренировались. Для этого требуется время, деньги, стратегическое планирование. — Рорк отошел от панели, стараясь подавить в душе досаду, что одно из устройств, изготовленных его фирмой, не выполнило своего предназначения. — Но ты ведь и не думала, что жертвы были выбраны произвольно?
— Нет, не думала. Судя по тому, что мне удалось установить на месте — и показания свидетельницы это подтверждают, — один из них поднялся наверх и ждал там, пока второй прошел сюда. — Показывая дорогу, Ева направилась в кухню. — Было темно, только уличные фонари светили через окна, но у них были приборы ночного видения. Иначе и быть не могло. Кроме того, Никси описала пустые блестящие глаза.
— Ну, это могло быть плодом детского воображения — глаза чудовища. Но, скорее всего, ты права: это были приборы ночного видения. А где была она?
— Вон там, лежала на скамейке, — показала Ева. — Если бы он как следует осмотрелся, если бы уделил время обыску кухни, он бы ее увидел. Но она говорит, что он прошел сразу в комнату экономки.
— Значит, он знал, куда идти. Знал план дома или бывал здесь раньше.
— Я проверяю тех, кто проводил ремонтные работы или поставки провизии, но, по-моему, тут что-то другое. Откуда тебе знать расположение всех комнат, если ты, к примеру, пришел установить стиральную машину или отремонтировать туалет? Откуда тебе знать, где живет экономка?
— У нее была связь с кем-нибудь?
— С мужчинами она не встречалась в течение последних нескольких месяцев. Было у нее несколько подруг, но они подозрений не вызывают. Пока что.
— Ты не думаешь, что она была первичной мишенью?
— Совсем сбрасывать ее со счетов нельзя, но нет, я так не думаю. Он прошел прямо сюда, — повторила Ева и сама вошла в жилище экономки. — Он был заизолирован с головы до ног. Иного объяснения просто нет — «чистильщики» не нашли ни единой частички кожи, принадлежащей кому-то постороннему. Никси говорит, он двигался совершенно бесшумно, стало быть, на нем была специальная обувь. Подошел прямо к постели, схватил ее за волосы, вздернул голову вверх и перерезал горло. Правой рукой.
Рорк наблюдал, как Ева имитирует движения Убийцы. Она действовала быстро и уверенно, ее глаза были совершенно бесстрастны.
— Штык-нож, судя по отчету Морса. Лаборатория пока молчит, но, думаю, они смогут точно установить тип оружия. Потом он бросает ее, поворачивается, выходит. Свидетельница находится вон там, у самой двери, но с другой стороны. Сидит на полу, привалившись к стене. Если бы он оглянулся, он бы ее увидел. Но он не оглянулся.
— Уверенность или излишняя самонадеянность? — спросил Рорк.
— Я бы сказала, уверенность. К тому же он не оглянулся, потому что не ожидал никого увидеть. — Она вдруг задумалась. — Почему он не ожидал никого увидеть?
— А с какой стати ему кого-то ждать?
— Люди не всегда остаются в постели всю ночь. Они встают в туалет или, например, их что-то тревожит, и они не могут заснуть. Или просто им вдруг захотелось дурацкой апельсиновой шипучки. Как же это получается: ты такой дотошный, такой профессионал, но не обыскиваешь дом, в который проник?
Рорк задумался, вновь оглядев комнату экономки. «Да, — подумал он, представляя, как он сам пробирался бы по темному дому. — Я непременно осмотрелся бы по сторонам». Ему случалось в прошлом проникать в чужие дома и брать чужие вещи. И он никогда ничего не принимал как должное.
— Хороший вопрос. Хорошо, что ты его задала. Может быть, они — он — уверены, что все будут на своих местах, потому что их собственный мир устроен именно так?
— Что ж, это версия. Итак, он выходит, — продолжала Ева, — возвращается к парадной лестнице и поднимается. Почему? Зачем, когда есть черная лестница? Прямо вон там. — Ева указала на дверь. — Вот этим путем Никси поднялась на второй этаж. По черной лестнице. Пибоди предположила, что они воспользовались парадной лестницей, поскольку она ближе к хозяйской спальне. Это не лишено вероятности. И в то же время возвращаться назад, делать крюк — это лишняя трата времени и усилий.
— А они ничего не тратят даром… По-моему, все гораздо проще: они не знали, что есть вторая лестница.
— Точно! Но как они могли упустить эту деталь, если так хорошо знали все остальное?
Рорк подошел к двери, провел ладонью по косяку, осмотрел ступеньки:
— Эта лестница не была построена вместе с домом.
— Откуда ты знаешь?
— Дом построен в конце девятнадцатого века, неоднократно перестраивался и ремонтировался. Но эти ступеньки совсем новые. Вот эти перила, например. Это искусственный материал двадцать первого века. — Рорк присел на корточки. — Да и сами ступеньки тоже. И работа не слишком аккуратная. Я бы не удивился, если бы узнал, что это самоделка. Они сами построили эту лестницу, не обивая пороги, чтобы добиться разрешения на перепланировку. Они никому об этом не докладывали, поэтому черная лестница не фигурирует в официальных чертежах, схемах и планах, которые могли попасть в руки убийц.
— И откуда ты такой умный? Ты прав. На официальном поэтажном плане этой лестницы нет, я проверяла. Но это еще не означает, что убийцы или один из них не побывали в доме. Возможно даже, это был кто-то из друзей или соседей. Но ведь это комната экономки. И это ее лестница.
— Ну, вот тебе лишнее подтверждение того, что экономка не была первичной мишенью. И вряд ли убийцы близко ее знали или раньше заглядывали в ее жилище.
— Она была лишней. Их целью была семья.
— Не кто-то из членов семьи, — вставил Рорк, — а вся семья в целом.
— Ну, если бы не вся, зачем убивать всех?
Ева провела Рорка предполагаемым путем убийцы.
— Кровавый след из спальни экономки ведет вот сюда, к правой стороне лестничной площадки. Вот здесь более концентрированное кровавое пятно, видишь?
— И никаких кровавых следов на самой лестнице. Значит, защитные костюмы они сняли здесь, перед тем как спуститься вниз.
— Еще одно очко в пользу штатского.
— Я думаю, тебе следует придумать для меня какое-то другое определение. «Штатский» — это звучит так банально… и даже презрительно в твоих устах. Как насчет «внештатного специалиста по всем вопросам»?
— Ну да. Мой личный внештатный специалист. Не отвлекайся, умник. Они убили взрослых еще до того, как девочка успела подняться по черной лестнице. Она видела, как они вышли из этой комнаты и разделились. Каждый вошел в одну из оставшихся спален. На этом этаже есть еще две комнаты: кабинет и игровая. Ванная детей в конце коридора. Но они направились прямо в спальни. Исходя из одних только чертежей, они не могли быть на сто процентов уверены, какая именно комната является спальней.
— Нет, не могли. — Чтобы удовлетворить свое любопытство, Рорк заглянул в одну из комнат. Домашний кабинет: компьютер, мини-холодильник, полки с оборудованием, безделушки, семейные фото. Маленькая раскладная кровать, сплошь покрытая следами работы «чистильщиков». — Вот эта, к примеру, достаточно просторна для спальни.
Ева позволила ему бродить где вздумается. Он остановился в дверях спальни мальчика, и она увидела, как его лицо окаменело. «Брызги крови на спортивных плакатах, — подумала она, — кровь на постели».
— Сколько лет было мальчику? — спросил Рорк.
— Двенадцать.
— Где были мы с тобой в этом возрасте, Ева? Уж точно не в уютной комнатке, не в окружении своих маленьких сокровищ. Но, господи боже, чего это стоит — войти вот в такую комнату и прикончить спящего мальчишку? За что?..
— Я собираюсь это выяснить.
— Ты это выяснишь. Ну что ж…
Рорк вышел из комнаты. Ему не раз приходилось видеть кровь. Да и проливать ее тоже. Но оказаться в этом доме, где обычная семья жила своей обычной жизнью, увидеть спальню, где невинная мальчишеская жизнь была оборвана во сне… Рорк был потрясен.
— Кабинет не уступает по размерам этой спальне. — Он усилием воли заставил себя вернуться к делу. — Мальчик запросто мог бы оказаться на другом конце коридора.
— Значит, они должны были наблюдать за домом или изучать его изнутри, чтобы точно знать, кто где спит. Если они наблюдали за домом снаружи, им пришлось потратить уйму времени, чтобы установить распорядок. Установить, где и когда зажигается свет. Впрочем, при наличии приборов ночного видения и других средств слежения они могли запросто увидеть, что творится даже за опущенными шторами. — Ева перешла в хозяйскую спальню. — Морс говорит, что экономку и обе жертвы мужского пола убил один и тот же человек. Второй взял на себя женщин на этом этаже. Значит, роли они распределили заранее. Никаких разговоров, никаких лишних движений. Я даже подумала о роботах-убийцах.
— Слишком дорого, — живо возразил Рорк, — да и ненадежно в подобных ситуациях. И зачем посылать двух роботов? Зачем удваивать затраты и усложнять программирование? Всю работу мог выполнить один. Это при условии, что у тебя есть все необходимые средства, доступ к запрещенным роботам, которых нет на свободном рынке, не говоря уж об умении программировать их на взлом охранных систем и массовое устранение людей.
— Да я и не думаю, что это были роботы. — Ева перешла в спальню девочки. — Я думаю, это было сделано человеческими руками. И не важно, как это выглядит на первый взгляд. Каким бы холодным и бездушным ни казалось это преступление, здесь было нечто очень личное. Нельзя перерезать горло девочке, если это не личное дело.
— Да, это очень даже личное дело. — Рорк подошел к ней, взял за плечи и принялся растирать их. — Спящие дети им ничем не угрожали.
«Теперь в этом доме поселились демоны, — подумал он. — Жестокие призраки. С руками, обагренными детской кровью. Те же демоны гнездятся в наших душах и постоянно нашептывают нам о пережитых ужасах».
— Может быть, первичной мишенью были именно дети, — заговорила Ева. — Или, допустим, кто-то из членов семьи был потенциальным носителем компрометирующей информации. И они убили на тот случай всех, если носитель компромата успел поделиться с другими.
— Нет.
— Нет? — Она вздохнула и покачала головой. — Наверное, ты прав. Если убийцы боялись какого-то компромата, им пришлось бы удостовериться, что информация не ушла за пределы дома. Им пришлось бы угрожать, запугивать, пытать. Им пришлось бы проверять базы данных по всему дому, чтобы убедиться, что информация не загружена в какой-нибудь компьютер. А у них было жесткое расписание: вошли, убили, вышли. Оно не оставляло времени на поиски чего бы то ни было. Все выглядит очень по-деловому. Но все равно это личное дело.
— Не так уж они умны, как им кажется, — пробормотал Рорк.
— Вот с этого места прошу поподробнее!
— Умнее было бы забрать ценности или разгромить дом. Тогда это было бы больше похоже на ограбление со взломом. Или порубать жертв в капусту. Тогда это выглядело бы как работа психопата.
Ева невольно засмеялась.
— А знаешь, ты прав. Ты чертовски прав. Тогда почему же они так не поступили? Наверное, все дело в сатанинской гордости. Они очень гордились своей работой. Да, ты это здорово придумал! Это уже кое-что, а у меня ничего не было. Полный ноль. Я всегда знала, что есть веская причина, по которой я решила обзавестись тобой.
— Как говорится, чем богаты. — Рорк взял ее под руку, и они начали спускаться по лестнице. — Но это неправда, что у тебя ничего нет. У тебя есть твоя интуиция, твои знания, твое упорство. И у тебя есть свидетель.
— Угу. — Ей пока не хотелось думать о свидетеле. — Скажи, с какой стати тебе могло бы понадобиться уничтожать целую семью? Я имею в виду не тебя лично, я рассуждаю гипотетически.
— Спасибо за такое уточнение. Ты снимаешь камень с моей души.
— Свишер был адвокатом, — продолжала Ева размышлять вслух. — Семейное право…
Рорк вскинул голову:
— Это уже любопытно, ты не находишь? Ева пожала плечами.
— А его жена была диетологом, консультировала семьи. Предположим, Свишер проиграл дело — или выиграл — и тем самым разозлил своего клиента или его оппонента. Или, допустим, она нажала не на те кнопки, и чей-то перекормленный ребенок или взрослый клиент откинулся на ее диете. Дети ходили в частные школы. Может, они поцапались с кем-то из других детей, а у тех были обидчивые родители…
— Сколько путей перед тобой открыто!
— Да, только надо найти единственный верный. Они вышли из дома на улицу, и Ева уселась за руль своей машины.
— Кто-то из взрослых мог иметь роман на стороне с чьей-то женой или мужем, — заметил Рорк. — Мы знаем из истории, что это иногда сильно раздражает.
— Я эту версию проверяю. Но она не подтверждается. Похоже, у этих двух был по-настоящему прочный брак, и превыше всего они ставили семью. Всюду ездили вместе, гуляли вместе. Всей семьей. Впечатление такое, что у них просто времени свободного не было на внебрачные связи. Ведь секс требует времени.
— Бесспорно.

— Я ничего не нашла в их данных, среди их вещей, в их расписаниях, что указывало бы на любовный роман. Ну, пока не нашла, — добавила она, отъезжая от тротуара. — Никто из соседей ничего подозрительного не видел. Можно предположить, что один из убийц жил в этом районе, или у них было поддельное разрешение на парковку, или — господи боже! — они приехали на метро, черт бы его побрал, и взяли такси в паре кварталов отсюда. Но никакого подтверждения всему этому я не нахожу.

— Ева, прошло меньше суток.
Через зеркальце заднего вида она бросила взгляд на тихий дом, стоявший на тихой улице.
— А кажется, гораздо больше.
Еве всегда казалось странным, что Соммерсет материализуется в вестибюле как повторяющийся кошмар, она никак не могла к этому привыкнуть. Но еще удивительнее было увидеть его там в сопровождении маленькой светловолосой девочки. Волосы девочки, пышные и волнистые, ярко блестели, как будто их только что вымыли и расчесали. «Кто это сделал? — подумала Ева. — Малышка сама справилась со своей гривой или Соммерсет ей помог?» При мысли об этом ей стало не по себе.
Но девочка вроде бы с ним вполне освоилась, даже доверчиво держала его за руку. О ее ноги терся кот.
— Какая радушная встреча! — Рорк движением плеч сбросил пальто. — Как поживаешь, Никси?
Она взглянула на него своими голубыми глазищами и чуть было не улыбнулась.
— Ничего. Мы испекли яблочный пирог.
— Да ну? — Рорк наклонился и подхватил кота. — Обожаю яблочный пирог.
— Я испекла маленький из остатков теста и яблок. — И тут огромные голубые глаза остановились на лице Евы. — Ты их уже поймала?
— Нет. — Ева перебросила куртку через столбик перил, и впервые за всю историю их знакомства Соммерсет не стал ворчать или насмехаться над этой ее привычкой. — Такое расследование требует времени.
— Почему? По телевизору копы всегда быстро находят плохих парней.
— Это же не кино! — Ей хотелось подняться наверх, позволить себе отключиться на пять минут, чтобы очистить мысли, а потом вернуться к делу и пересмотреть его пункт за пунктом. Но эти глаза продолжали смотреть на нее с упреком и мольбой. — Я же тебе сказала: я их найду. И я сдержу слово.
— Когда?
Ева чуть было не выругалась, забыв на мгновение, что существуют слова, которые не следует произносить при детях, но Рорк ласково провел рукой по ее Руке и заговорил первым:
— А ты знаешь, Никси, что лейтенант Даллас — лучший коп во всем городе?
Озадаченное выражение пробежало по лицу Никси.
— Почему?
— Потому что она не останавливается на полпути. Для нее все это так важно, что она начинает заботиться о людях, которые пострадали, и остановиться уже не может. Если бы кто-то из тех, кто мне дорог, пострадал, я хотел бы, чтобы за дело взялась именно она.
— Бакстер говорит, что она всем дает по яйцам.
— Ну, раз он так сказал… — Теперь Рорк широко улыбнулся. — Я с ним спорить не буду.
— Где они? — спросила Ева. — Где Бакстер и Трухарт?
— В вашем кабинете, — ответил Соммерсет. — Ужин будет подан через четверть часа. Никси, мы должны накрыть на стол.
Ева нахмурилась.
— Я как раз собираюсь…
На этот раз Рорк решительно взял ее за руку и крепко сжал.
— Мы спустимся.
— Мне надо работать! — запротестовала Ева, пока они поднимались по лестнице. — У меня нет времени…
— Нам придется выкроить время. Один час ничего не решит, Ева, а ради девочки мы должны создать хотя бы видимость, нормальной жизни, насколько это возможно. Ужин за столом — это нормально.
— Какая разница, где запихивать в себя пищу — за большим столом или у себя в кабинете? По-моему, всегда лучше делать два дела сразу. Вот это нормально. Это по-деловому.
— Просто ты ее боишься.
Ева замерла на ходу, ее глаза превратились в узенькие щелочки, похожие на прорези бойниц.
— Да как у тебя язык повернулся сказать такое?!
— Потому что я тоже ее боюсь.
Ева мгновенно успокоилась.

— Правда? Нет, правда ? Или ты это просто так говоришь?

— Эти огромные глаза, полные горя, и отваги, и страха. Что может быть более пугающим? Вот она стоит перед нами, такая маленькая, с этими пышными волосами, в чистеньких джинсиках и свитерке… И требует. Прямо-таки излучает властность. Мы обязаны ответить на ее вопросы, а у нас ответов нет.
Ева перевела дух и оглянулась на лестницу.
— Я даже всех вопросов еще не знаю.
— Вот поэтому мы поужинаем вместе с ней и сделаем все возможное, чтобы показать ей, что мир не окончательно спятил, что в нем есть еще кое-что нормальное. Что-то человеческое.
— Ну ладно, ладно. Только сначала я должна выслушать рапорты моих людей.
— Встретимся внизу. Через четверть часа. Кое-что нормальное она нашла в своем кабинете, где двое копов, явно совершивших набег на ее кухню, усердно работали челюстями и в то же время изучали убийство. На ее настенные экраны были выведены фотографии всех спален дома Свишеров со всеми жертвами, а Бакстер и Трухарт тем временем энергично поглощали говядину.
— Бифштекс! — Бакстер подцепил на вилку еще кусок. — Ты хоть знаешь, когда я в последний раз ел такой бифштекс? Я бы поцеловал тебя, Даллас, но с набитым ртом это неприлично.
— Соммерсет сказал, что можно, — с просительной улыбкой добавил молодой и наивный Трухарт, все еще носивший униформу.
Ева лишь пожала плечами и повернулась лицом к экранам.
— Ну, и что вы думаете?
— Все, что отмечено в твоем отчете, подтверждается. — Бакстер продолжал жевать, но лицо его стало серьезным. — Чистая работа. И гнусная. Даже без свидетельницы могу сказать, что действовали, по крайней мере, двое, и действовали они чертовски быстро. Судмедэксперт прислал результаты токсикологической экспертизы. Никаких наркотиков, никаких лекарств ни в одном из тел. Никаких наркотиков не найдено на месте. Даже болеутоляющие только в виде травяных настоев и мазей.
— Вписывается в профессию жены, — пробормотала Ева. — Не было оборонительных ранений, не было сопротивления, с места ничего не украдено. Никаких следов, — добавила она. — У «чистильщиков» все по нулям. Вы передали свои текущие дела?
— С большим удовольствием. — Бакстер воткнул вилку в новый кусок бифштекса. — Теперь Кармайкл меня ненавидит как тяжелый случай гонореи. Я на седьмом небе.
— Ваша смена на сегодня окончена. Явитесь завтра с восьми ноль-ноль. Двойное дежурство. Будете сидеть с ребенком и проверять имена, которые я вытащила из списка клиентов Свишера. Всех, у кого обнаружится хотя бы штраф за неправильную парковку, проверять по полной программе! Их самих, их семьи, друзей, сослуживцев, соседей и домашних животных. Будем искать, пока не найдем!
— А что с домоправительницей? — спросил Бакстер.
— Проверю ее сегодня вечером. Мы проверим их всех, включая детей. Школу, внешкольные занятия, соседей, где они делали покупки; где ели, где работали, где играли. К тому времени, как мы с этим покончим, мы будем знать этих людей лучше, чем они сами себя знали.
— Целая куча имен, — заметил Бакстер.
— А нам понадобится только одно.
Хотя все ее мысли были заняты убийством, Ева послушно ела жареного цыпленка и пыталась говорить о чем угодно, только не о расследовании. Но о чем, черт побери, прикажете говорить с малолеткой за столом?
Они не часто пользовались парадной столовой. «Ну, по крайней мере, я не пользовалась», — признала Ева. Гораздо проще перехватить что-то у себя наверху. Впрочем, грех было бы назвать это пыткой: сидеть за большим полированным столом при пылающем камине, вдыхать запах тонких блюд и ароматических свечей.
— Почему вы едите так шикарно? — спросила Никси.
— Меня не спрашивай. — Ева ткнула вилкой в сторону Рорка. — Это его дом.
— А мне завтра идти в школу?
Ева заморгала от неожиданности. Она не сразу сообразила, что вопрос адресован ей и что Рорк не собирается приходить ей на помощь.
— Нет.
— А когда я пойду в школу? Ева ощутила ломоту в затылке.
— Я не знаю.
— Но если я не буду учиться, я отстану. А когда отстаешь, тебя выгоняют из оркестра, и ты не можешь играть. И в театр не пускают. — Слезы навернулись ей на глаза.
— Ну, видишь ли…
«Вот дерьмо!» — Это, конечно, не вслух.
— Мы можем устроить, чтобы пока ты занималась дома. Здесь, — деловито пояснил Рорк.
«Как будто, — подумала Ева, — он на свет родился для того, чтобы отвечать на коварные вопросы».
— Ты любишь школу?
— Ну, в общем, да. А кто будет мне помогать делать уроки? Мне всегда папа помогал.
«Ну уж нет! — мысленно продолжала Ева. — Ни за что. На это дело они меня не подвигнут даже с помощью динамита».
— Мы с лейтенантом в школе не были отличниками. А вот Соммерсет мог бы тебе помочь.
— Я больше никогда не вернусь домой. Никогда не увижу маму, и папу, и Койла, и Линни. Я не хочу, чтобы они были мертвые!
«Вот он, мой шанс, — решила Ева. — Может, она еще и ребенок, но она свидетельница». Дело сервировали на стол вместе с жареным цыпленком. Слава богу.
— Расскажи мне, что они все делали в тот день. Весь день, до того, как это случилось. — Рорк начал было возражать, но Ева лишь покачала головой. — Все, что ты помнишь.
— Папе пришлось накричать на Койла, потому что он утром проспал. Он вечно встает слишком поздно, когда все утром спешат. Мама сердится, когда глотаешь завтрак второпях, потому что есть надо правильно.
— Что вы ели?
— Мы поели на кухне. Овсяную кашу и фрукты. — Никси аккуратно разрезала стрелку спаржи и послушно съела. — Папа выпил кофе, ему можно одну чашку, а мы пили фруктовый сок. А Койл хотел новые роликовые коньки, а мама сказала: «Нет». И тогда он сказал: «Вот дерьмо!», а она на него та-ак посмотрела, потому что нельзя говорить «дерьмо», особенно за столом. А потом мы взяли наши вещи и пошли в школу.
— Кто-нибудь звонил по телефону?
— Нет.
— Кто-нибудь звонил в дверь?
Никси так же аккуратно отрезала кусочек цыпленка, прожевала, проглотила и только после этого ответила:
— Нет.
— Как ты добралась до школы?
— Папа нас проводил, потому что было не очень холодно. Когда бывает очень холодно, мы берем такси. А потом он идет на работу. А мама спускается вниз и работает там. А Инга пошла за покупками, потому что Линни должна была прийти после школы, и мама хотела, чтобы было больше свежих фруктов.
— Тебе не показалось, что мама или папа чем-то расстроены?
— Койл сказал «дерьмо» и не допил свой сок, поэтому мама его отругала. Можно мне их увидеть, хотя они мертвые? — Губы Никси задрожали. — Можно?
Ева знала, что это общечеловеческая потребность. И почему для ребенка все должно быть иначе?
— Я это устрою, но мне потребуется время. Как тебе сегодня было с Бакстером и Трухартом?
— Бакстер смешной, а Трухарт очень славный. Он знает много игр. А когда ты поймаешь плохих парней, можно мне тоже их увидеть?
— Да.
— Ну, ладно. — Никси опустила взгляд на свою тарелку и медленно кивнула. — Ладно.
— У меня такое чувство, будто меня подвергли Допросу третьей степени. — Ева начала устало разминать плечи, едва переступив порог своего кабинета.
— Ты отлично справилась. Я было подумал, что ты переусердствовала, когда заставила ее вспомнить весь день перед убийством, но ты была права. Ей надо было поговорить об этом. Поговорить обо всем.
— Я решила, что она все равно будет об этом думать. А если она расскажет, вдруг ей вспомнится что-то важное? — Ева села за стол и задумалась. — Вот уж чего я никак не ожидала, даже не думала, что я такое скажу… И, если ты когда-нибудь это повторишь, учти, я завяжу твой язык морским узлом! В общем, слава богу, что Соммерсет оказался рядом.
Рорк усмехнулся и присел на краешек ее стола.
— Извини, я не расслышал.
Ее взгляд потемнел, в голосе появился металл.
— Я не шутила насчет морского узла! Просто я говорю, что девочка вроде бы ладит с ним, а он вроде бы знает, как с ней справиться.
— Ну, он воспитывал свою собственную дочь, а потом еще и меня принял в семью. У него слабость к детям, попавшим в беду.
— Никаких слабостей у него нет, но с девочкой он ладит. — Ева устало провела пятерней по волосам. — Завтра я еще раз поговорю с Дайсонами, а там посмотрим, как пойдут дела. Может, мы переведем ее вместе с ними на конспиративную квартиру через пару дней. Сегодня я собираюсь сосредоточиться на экономке. Посмотрим, куда меня это приведет. Надо будет отправить памятку Пибоди, — спохватилась Ева. — Она уже была в школе. Пусть заедет туда завтра утром, возьмет для малышки домашнее задание и все, что нужно. Слушай, я как раз хотела тебя спросить: с какой стати ребенку рваться в школу, если есть законный повод прогулять?
— Вот уж о чем я понятия не имею. Может, для нее это как твоя работа для тебя и моя для меня. Нечто жизненно важное.
— Слушай, это же школа! Все равно что тюрьма!
— Я тоже всегда так думал. Возможно, мы были не правы. — Рорк наклонился и провел пальцем по ямочке у нее на подбородке. — Помочь тебе с этим делом?
— Разве у тебя нет своей работы?
— Кое-что есть, но я все это как-нибудь раскидаю. А пока я хочу помочь лучшему полицейскому детективу Нью-Йорка.
— Лесть тебе ничем не поможет. Ну ладно. В конце концов, ты знаешь эту охранную систему. Попробуй дозвониться Фини домой, обменяться данными. Может, вдвоем вы вычислите, какое оборудование понадобилось этим ублюдкам, чтобы ее обойти. И откуда они его взяли.
— Есть! — На этот раз он погладил ее по щеке. — У тебя был длинный день.
— Продержусь еще пару часов.
— Прибереги хоть немного сил для меня, — сказал он и ушел в свой кабинет.
Оставшись одна, Ева запрограммировала кофеварку на небольшой кофейник любимого напитка и вызвала на экране данные по Инге Снуд.
Она внимательно изучила фото с удостоверения личности. Привлекательная женщина, но не роковуха. Спокойная, можно сказать, домашняя. Интересно, искала ли Кили Свишер специально именно такую? Не вамп, не секс-бомбу, чтобы не искушать мужа.
Ну, каковы бы ни были ее требования, судя по всему, она нашла именно то, что искала. Инга проработала у Свишеров много лет. Дети выросли у нее на глазах, а своих у нее не было. Один брак, один развод, с самого начала работала домашней прислугой на полной ставке. Ева не могла понять, как может кто-либо добровольно взяться подчищать за кем-то еще, но решила, что люди разные бывают.
Финансовое положение Инги было стабильно, доходы соответствовали профилю работы, траты были вполне разумны.
«Все в норме, — подумала Ева. — Ну что ж, Инга, давай копнем глубже».
Час спустя она встала и бессильно уставилась на свою доску с графиком убийств.
Ничего. Ровным счетом ничего. Если и были какие-то тайны в жизни Инги Снуд, они были слишком глубоко спрятаны. Ее жизнь была до того нормальной, что Ева удивлялась, как сама Инга не умерла от скуки. Она работала, ходила за покупками, дважды в год ездила в отпуск: один раз — с семьей, на которую работала, а второй раз — на протяжении последних пяти лет — с парой других женщин в одно и то же курортное место на севере штата Нью-Йорк.
Она, конечно, проверит, действительно ли Инга ездила с этими женщинами, но она уже проверила их данные и ничего не нашла.
Ее бывший жил в Чикаго, вновь женился, имел ребенка, мальчика. Он выполнял канцелярскую работу в компании, поставлявшей провизию для ресторанов, за последние семь с лишним лет ни разу не совершил ни одного зарегистрированного путешествия в Нью-Йорк.
Предположение о том, что экономка могла что-то увидеть или услышать, пока покупала сливы, казалось просто нелепым. Но жизнь полна нелепостей, которые порой оканчиваются кровопролитием…
В ее кабинет вошел Рорк.
— Тут у меня по нулям, — объявила Ева, кивнув на экран. — Конечно, придется еще побегать, все перепроверить, но, я думаю, в конце концов мы ее запишем в случайные жертвы среди ни в чем не повинных прохожих.
— Мы с Фини пришли к единому мнению насчет оборудования, позволившего обойти охранную систему. Оно могло быть изготовлено вручную кем-то имеющим опыт в этом деле и доступ к первосортным материалам. Если же оно было куплено, искать надо среди военных, полицейских или разведывательных источников. Или на черном рынке. Таких запчастей не найдешь в ближайшем магазине бытовой электроники.
— Не слишком сужает район поиска, но вписывается в картину.
— Давай подведем черту на сегодня.
— Да, на сегодня все. — Ева скомандовала компьютеру сохранить записи и закрыла файл. — Завтра с утра поработаю здесь, потом меня сменят Бакстер и Трухарт.
— Я завтра покажу все это людям из моего мозгового треста. Вдруг кто-нибудь из них даст что-то более конкретное по охранной системе.
— Насколько мне удалось установить, никто из жертв не проходил военной подготовки и не имел никаких связей с обороной или разведкой, — говорила Ева по дороге в спальню. — Никаких связей с организованной преступностью, с военизированными организациями. По моим сведениям, они не играли в азартные игры, не изменяли друг другу, не увлекались политикой. Вообще никакой одержимости, кроме разве что «увлечения» женщины правильным питанием.
— Может, к ним, пусть даже случайно, попало нечто такое, что кто-то непременно хотел вернуть?
— Ну, тогда, если ты такой специалист по вторжениям со взломом, проникни в дом, пока он пуст, и возьми, что тебе надо. Зачем забираться в дом ночью и всех убивать? Все, что у них было отнято, это жизни. Свишеры мертвы, потому что кто-то хотел, чтобы они были мертвы.
— Согласен. Как насчет того, чтобы выпить по стакану вина и немного отдохнуть?
Ева чуть было не отказалась. Ей хотелось еще раз перебрать в уме все детали, рассортировать, пока не выскочит какая-нибудь лишняя фишка, не укладывающаяся в общую картину. Просто думать и думать, пока усталость не свалит ее с ног. И уж тогда ей ничего другого не останется, как на несколько часов забыться сном.
Их с Рорком жизнь никогда не будет похожа на жизнь Свишеров. Но она и не хотела такой жизни, как у Свишеров, она бы ее просто не выдержала. Уж слишком у них все было правильно, слишком прямым курсом они плыли. Но все-таки у них была жизнь. Это была их жизнь. И эта жизнь заслуживала уважения.
— Отличная идея. Оставим это дело вариться в собственном соку. — Она похлопала себя по лбу. — Все равно, сколько ни бьюсь, толку никакого.
— У меня имеется в запасе еще одна отличная идея.
Он повернулся так, чтобы они оказались лицом друг к другу, наклонил голову и слегка укусил ее за подбородок.
— Тебе бы только меня раздеть, вот и вся твоя идея!
— Я ее творчески развиваю, в том-то вся и соль.
Ева рассмеялась:
— Рано или поздно и у тебя фантазия иссякнет.
— Ты бросаешь мне вызов? Ну, что ж… Давай возьмем вино к бассейну и устроим заплыв.
— Я бы сказала, твои идеи раз от разу становятся все лучше и… — Она вдруг замолчала — и в следующую секунду бросилась бежать, услышав крик Никси.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маленькая частная война - Робертс Нора

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718

1920212223


Ваши комментарии
к роману Маленькая частная война - Робертс Нора



детективы у автора несомненно высший клас,а в отношении героев, хотелось бы больше романтики, но они соответствуют нашей действительности
Маленькая частная война - Робертс Нораарина
7.09.2012, 8.40





Ух. Детектив и какой страшныйrnНо захватывает...
Маленькая частная война - Робертс Нораинна
11.12.2015, 18.28





Арина, если прочитаете всю серию, то романтики Вам хватит за гланды. Рорк самый романтичный сукин сын из всех описываемых героев современности. Таких идеальных мужиков как он в природе просто не существует. Но почитать приятно. Начните с первого романа "Потрясающий мужчина", там романтики и страсти просто за глаза хватает. Правда первые пять книг из серии крайне подкачали как детективы (до этой серии у Робертс была одна и та же проблема он ярко описывала лишь одного отрицательного персонажа, так что понять кто убийца можно в первой половине книги, но сейчас она исправилась и романы стало интереснее читать). Эта книга хороша трогательным финалом... А ну ещё конечно характером самой девочки.. маленькая а очень сильная.. Это большая редкость.
Маленькая частная война - Робертс НораВарёна
7.09.2016, 19.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100