Читать онлайн Маленькая частная война, автора - Робертс Нора, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маленькая частная война - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маленькая частная война - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маленькая частная война - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Маленькая частная война

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

— Это была просто жуть! — Ева прошла прямо к своему столу, чтобы проверить входящие сообщения, как только Соммерсет увел Никси из кабинета.
Рорк налил себе остатки кофе из кофейника и встал.
— Провести двадцать минут за завтраком считается вполне нормальным в некоторых примитивных обществах.
— А теперь я опаздываю. — Ева пробежала отчеты медэксперта по Нашу и Престону, предварительные отчеты экспертов по сигнализации и электронике. — Мне надо выбираться отсюда.
— Давай я сначала проверю, что у меня есть для тебя.
— Рорк! Она видела доску.
— Чтоб мне сгореть! Когда?..
— Я сама велела Соммерсету прислать ее сюда, так что я даже не могу свалить вину на него. Я не подумала, просто немного разозлилась, что придется возиться с ней, когда мне на работу пора. А потом… — Ева покачала головой. — Когда я сообразила и поднялась сюда, было уже поздно.
Он поставил на стол забытую, так и не выпитую чашку кофе.
— Как она с этим справилась?
— Она крепче, чем можно было ожидать от такой малявки. Но она этого не забудет. Никогда. Придется сказать Мире. — Не найдя более подходящей жертвы, Ева ожесточенно пнула ногой свой письменный стол. — Черт, черт, черт! Как я могла так сглупить?!
«Бесполезно спрашивать, как сама Ева с этим справилась», — подумал Рорк.
— Это не твоя вина. Ну… не только твоя. Нам всем пришлось несладко. Мы не привыкли к присутствию ребенка в доме. Я тоже об этом не подумал. Она могла случайно войти сюда прошлой ночью, когда поднималась ко мне. Никому из нас и в голову не пришло.
— Но мы же должны быть умнее, верно? Мы должны вести себя ответственно…
— Да, конечно. — Мысленно Рорк спросил себя, что бы он с собой сделал, если бы Никси и в самом деле прошла к нему в кабинет через кабинет Евы. — Мы должны быть умнее, но мы оказались в ситуации, когда приходится прыгать в бассейн, не умея плавать.
— Надо поскорее отправить ее к Дайсонам, к людям, знающим, как иметь дело с девятилетним ребенком и чего от него ждать. У нее уже целая гора проблем, и ей придется с ними справляться. Я не хочу добавлять к ним лишние.
— Если хочешь пригласить их сюда, я буду только рад, — сказал Рорк, предвосхищая ее следующие слова. — И чем скорее, тем лучше.
— Я позвоню им по дороге, попрошу их приехать в Управление.
— Погоди, я же хочу отдать тебе результаты вчерашних поисков.
Рорк перешел в свой кабинет, вывел результаты на экран и на гибкий диск.
— Девятнадцать имен, — задумчиво проговорил он. — Я бы сказал, что результат превзошел ожидания. Конечно, список значительно сократится по естественным причинам, и все же…
— Очень много имен. — Ева пробежала глазами список на стене. — Пять пересекаются с ними обоими. Свишеры не были первыми, — решительно повторила она. — Ни за что в это не поверю. Я заберу диск с собой, проверю на работе.
— Я смогу тебе помочь через… немного позже, — уточнил Рорк, взглянув на часы. — Я сам опаздываю. Мне тут надо сделать кое-какую работу, потом у меня назначено несколько встреч в городе, начиная с девяти.
— Ты же обещал, что будешь работать здесь!
— Нет, я сказал, мы поспорим об этом утром. — Он протянул руку и провел пальцем по ее подбородку. — Моя работа не может замереть, как и ваша, лейтенант. А кроме того, если за нами кто-то наблюдает, они удивятся, почему это я сижу дома как пришитый, когда мне положено быть в городе. Но я обещаю тебе, что буду осторожен. Очень-очень. Никаких ненужных рисков.
— У нас с тобой весьма разные представления о ненужных рисках.
— Не такие уж и разные. Иди сюда.
— А я где? Я здесь.
— Чуть поближе, чем просто «здесь». — Рорк со смехом дернул ее за руку и заключил в объятия. — Я тоже буду беспокоиться о тебе. — Он потерся щекой о ее щеку. — Значит, мы на равных.
— Если с тобой что-то случится, убью!
— Аналогично.
Вынужденная удовлетвориться этим сомнительным обещанием, Ева мучительно боролась с уличным движением. В этот день оно оказалось каким-то особенно тяжелым. Застревая в «пробках», она поднимала глаза к небу, чтобы убедиться, что и там положение не лучше. Поезда надземного метро и гондолы канатной дороги были набиты битком. Над ними кружили полицейские вертолеты.
Нет, сколько ни призывали власти пользоваться городским надземным транспортом, якобы более быстрым, она предпочитала, задыхаясь от выхлопов, тащиться по улице с черепашьей скоростью.
С трудом вырвавшись на Девятую авеню, Ева попала в новый затор, вызванный опрокинувшейся прямо на дорожное полотно тележкой уличного торговца. Пешеходы охотно подбирали раскатившиеся по асфальту жестянки с напитками, упакованные в целлофан бисквиты и пакетики чипсов, пока владелец тележки, беспомощно размахивая руками и подпрыгивая, метался около своего разоренного хозяйства.
Ева даже пожалела, что не может вмешаться и всех раскидать: это было бы забавное начало дня. Вместо этого она сообщила о происшествии по рации, а затем врубила сирену и, мстительно улыбаясь, объехала «пробку» по тротуару. Приятно было видеть, как эти задницы бросаются врассыпную, уворачиваясь от колес.
Все-таки ей пришлось признать, что она любит свою новую машину!
Вырвавшись из затора, Ева съехала обратно на проезжую часть; здесь движение было полегче, и ей удалось сделать несколько звонков по списку. Она оставила сообщения Дайсонам и доктору Мире, зарезервировала конференц-зал на десять утра и известила по голосовой почте каждого из участников предполагаемой конференции. А под конец вздохнула о тех временах, когда Пибоди была ее помощницей, а не напарницей и всю эту скучную работу можно было перевалить на нее.
Добравшись до Управления, Ева увидела Пибоди у входа в «загон». Ее верная напарница стояла, всем телом прижимаясь к Макнабу, как будто они вместе составляли плотно пригнанные друг к другу части какой-то непристойной головоломки.
— Вообще-то я сегодня завтракала, — объявила Ева, останавливаясь рядом с ними. — Такое зрелище способно заставить меня выдать все обратно.
— Всего лишь целую милого на прощание, — сказала Пибоди и преувеличенно громко чмокнула Макнаба в губы.
— Рвотный порошок! Между прочим, напоминаю, что это полицейское управление, а не секс-клуб. Приберегите свои нежности до конца смены.
— До начала смены еще две минуты. — Макнаб ущипнул Пибоди за попку. — Увидимся позже, моя королева.
— Увидимся позже, зайчик.
— Ой, ради бога! — простонала Ева, прижимая руку к животу. — Я хочу удержать вафли внутри.
— Вафли? — Пибоди повернулась на каблуках своих немыслимых клетчатых башмаков на воздушной подушке. — Вы ели вафли? По какому случаю?
— Просто еще один день в раю. Пошли в кабинет, у нас сегодня много дел.
— Расскажите мне о вафлях! — стала упрашивать Пибоди, поспешая за Евой. — Они были с клубникой и взбитыми сливками или просто тонули в кленовом сиропе? Я, знаешь ли, сижу на диете. Ну… вроде того. И на завтрак у меня был низкокалорийный питательный коктейль, только и всего. Мерзкая дрянь, но от него хоть попа не растет.
— Пибоди, я только что заметила — против собственной воли и с большим отвращением, — что субъект, с которым ты установила совместное проживание, испытывает почти противоестественную страсть к твоей попе.
— Да. — Пибоди мечтательно улыбнулась. — Она ему нравится, это верно.
— Так почему же — спрашиваю я против собственной воли и с большим отвращением — ты так озабочена размерами и формой этой части своего тела?!
— У меня такое телосложение и такой обмен, что на этой части моего тела можно будет сервировать обед из пяти блюд, если я перестану следить за собой. Это вопрос гордости. Не всем из нас природой суждено пройти по жизни тощими, как змеи.
— Ну, теперь, когда этот вопрос улажен, я хочу кофе.
Ева намеревалась выждать пару секунд, а потом бросить на свою напарницу взгляд василиска. Но напарница прошла прямо к кофеварке и ввела программу.
— Знаете, то, что случилось вчера с Престоном и Найтом, заставило нас с Макнабом задуматься и по-новому оценить то, что у нас есть, — сказала Пибоди очень серьезно. — Когда понимаешь, что может произойти, каждую минуту переживаешь гораздо острее. Обычно он не провожает меня до дверей отдела. — Пибоди протянула Еве чашку кофе и взяла вторую себе. — Нам просто хотелось еще несколько минут побыть вдвоем.
— Ясно. — Поскольку ей действительно все было ясно, Ева указала Пибоди на кресло, а сама прислонилась к столу. — Я оставила тебе сообщение, как и остальным членам команды. Конференц-зал С, десять ноль-ноль. Мы проведем брифинг. Надеюсь, Янси получит более точные портреты наших подозреваемых. А тем временем мне надо проверить несколько имен. Возможно, это кто-то из них. Что еще… Морс вчера обработал Найта и Престона. Ничего нового или неожиданного. Электрошок их свалил, ножи их убили. Никаких токсинов. Жду подтверждения из лаборатории, что оружие Престона выстрелило до того, как он упал.
— Надеюсь, ему удалось выпустить хороший заряд.
— Офелия говорит, что один из них хромал. Судя по всему, Престон успел его задеть. ОЭС тоже не дает нам ничего нового, но устанавливает почерк преступников. Посмотрим, не удастся ли нам обнаружить тот же почерк в связи с одним из имен из списка. Это люди, которые пересекались со Свишерами, а теперь пропали без вести или мертвы.
— Я начну.
— Свою часть списка найдешь в голосовой почте. Если что-то всплывет, докладывай немедленно.
— Есть. — Пибоди направилась к выходу, но у двери остановилась. — Вафли! Ну не вредничайте, Даллас! Они были погребены под горой взбитых сливок или тонули в сиропе?
— Тонули в сиропе.
— М-м-м…
Пибоди тихонько вздохнула и вышла. Не удержавшись, Ева выглянула в щелку и проводила ее взглядом. Она в принципе не интересовалась женскими задами, но зад Пибоди показался ей вполне нормальным.
Удовлетворив свое любопытство, она села за компьютер и вызвала первое имя в своем собственном списке.
Бренеган Джейэнн, возраст 35 лет на момент смерти, а именно 10 февраля 1998 года. Врач «Скорой помощи». Умерла от многочисленных ножевых ран при попытке ограбления на автомобильной стоянке Мемориальной больницы Уэст-Сайда. Подозреваемый задержан, опознан, дал положительную реакцию на «Зевс». В настоящий момент отбывает пожизненный срок в тюрьме Райкерс.
Бренеган оказывала помощь Койлу Свишеру при переломе руки (спортивная травма). Дважды свидетельствовала в суде по делам об опеке: Вимир против Трента в мае 1996 года, а также Киркендолл против Киркендолла в сентябре 1997 года.
Ева отметила, что это последнее добавление сделал Рорк. Дотошный парень.
Она решила изучить дела Вимир против Трента и Киркендолл против Киркендолла, а имя Бренеган оставить пока в активном списке. Она тоже умела быть дотошной.
Крус Педро, возраст 72 года. Судебный репортер. Умер от инфаркта 22 октября 1998 года. Диагноз подтвержден результатами вскрытия.
Крус освещал как репортер несколько судебных дел Гранта Свишера и обращался за врачебной консультацией к Кили Свишер.
«Вряд ли», — решила Ева и перенесла его в нижнюю часть списка.
Хилл Линда и Эстер, возраст 32 и 29 лет соответственно. Однополый брак. Погибли в дорожной аварии 2 августа 2001 года. Виновник аварии, водитель Фейн Керк, обвинен в вождении в состоянии опьянения, превышении скорости, двух непредумышленных убийствах. Отбывает срок в реабилитационном центре Вайса.
Линда и Эстер Хилл обращались в фирму Свишера и Рэнгла с целью усыновления ребенка. Дело находилось в производстве, когда они были убиты. Обе женщины являлись также клиентками Кили Свишер.
«Нет мотива», — решила Ева и вычеркнула их.
Мурленд Эмити, возраст 28 лет на момент смерти, 17 мая 2003 года. Танцовщица. Убита бывшим партнером по совместному проживанию. Отягчающее обстоятельство: изнасилование. Лоренс Джес осужден. Отбывает пожизненный срок в Аттике.
Мурленд наняла Свишера для прекращения совместного проживания и подала в суд на Лоренса за утрату работоспособности и заработка в связи с нанесенными телесными повреждениями. Она консультировалась с Кили Свишер по правильному питанию и оздоровлению, пока проходила лечение от нанесенных ей повреждений, и продолжала консультирование вплоть до самой смерти.
К Джесу Лоренсу стоило присмотреться повнимательнее. Мурленд осталась в списке.
Мосс Томас, возраст 52 года на момент смерти, 6 сентября 2001 года. Судья семейного суда. Убит вместе с сыном Моссом Эваном, возраст 14 лет, при взрыве бомбы, заложенной в автомобиль.
— Есть! — пробормотала Ева.
Мосс председательствовал в нескольких судебных заседаниях по делам, которые вел Свишер. Его жена Сюзанна консультировалась у Кили Свишер. Дело об убийстве остается открытым.
— Компьютер, перечислить все судебные дела, где Свишер Грант представлял одну из сторон, а председательствовал Мосс Томас.
— Временные рамки поиска?
— Все имеющиеся случаи.
— Принято. Работаю…
Ева встала и прошлась по кабинету. Бомба в автомобиле. Не тот почерк — убийство на расстоянии вместо лишения жизни своей собственной рукой при помощи ножа, режущего горло. Но в обоих случаях имело место применение военной техники. И тактика террористов. Вписывается в психологический портрет.
В тот раз тоже погиб ребенок. По плану или случайно?..
Она вернулась к компьютеру, раздумывая, не заказать ли тест по другим параметрам, но вовремя спохватилась. Ее компьютер дышал на ладан, хотя Макнаб его и подлатал. Она не доверяла ему слишком сложные и многоплановые задания.
— Даллас, — в дверях показалась Пибоди, — мне кажется, я кое-что нашла. Социальный работник, прикрепленный к одному из дел Свишера. Задушена в постели в прошлом году. Следователи заподозрили ее дружка — у них были размолвки — и довольно плотно им занимались, но доказать ничего не смогли. Дело еще открыто. В квартире не было следов взлома. Не было сексуального насилия, ничего не украдено. Удушение вручную. Никаких следов чужого пребывания. Только жертва, ее приятель и еще одна женщина, коллега. У обоих алиби.
— Кто вел следствие?
— Э-э-э… — Пибоди заглянула в электронную записную книжку. — Детективы Говард и Литтл. Шестьдесят второй участок.
— Позвони им, добудь все, что у них есть. Проверь данные жертвы. Проверь, в каком деле она участвовала со Свишером, и установи имя судьи. Может, это был Томас Мосс.
— Значит, вы тоже что-то нашли?
— Похоже на то. Мосс и Свишер много дел вели вместе. — Ева повернулась к экрану. — Проведем сравнительный тест с твоей жертвой. Имя?
— Карин Дьюберри. Возраст — тридцать пять лет на момент смерти, незамужняя, без детей.
— Лейтенант! — Один из ее детективов заглянул в Дверь. — Извините. У вас посетители. Некая миссис Дайсон с адвокатом.
Ева запустила обе руки в волосы. Она шла по горячему следу, но эту встречу никак нельзя было откладывать.
— Отведите их в кафетерий. Я сейчас приду. Пибоди, проведи кросс-тест. Обработай список на предмет имен тех, кто имел военную подготовку или соответствующие связи. Я вернусь, как только с этим покончу.
Она позвонила на работу Мире и оставила сообщение секретарше, услыхав от нее, что доктор принимает пациента. Ей ничего другого не оставалось, как скрипнуть зубами. «Придется справляться с этим одной», — решила Ева.
Кафетерий в Центральном управлении городской полиции отличался от местной столовой в лучшую сторону в смысле шума и в худшую — в смысле качества еды, что было не так уж страшно с учетом качества еды в самой столовой.
Дженни Дайсон сидела за одним из круглых столиков и, низко опустив голову, совещалась с Дэйвом Рэнглом. При одном взгляде на них становилось ясно, что оба знавали лучшие дни.
— Миссис Дайсон, мистер Рэнгл, спасибо, что выкроили время прийти.
Дженни Дайсон выпрямилась на стуле.
— Я планировала прийти сегодня, еще до того, как получила ваше приглашение. Первым делом хочу спросить вас, как продвигается расследование.
— Мы полагаем, у нас появилась пара хороших следов. Мы по ним идем. По правде говоря, мистер Рэнгл…
— Дэйв, — напомнил он ей.
— Дэйв, не могли бы вы уделить мне несколько минут наедине, когда мы покончим с этим? Я была бы вам очень признательна.
— Разумеется. Ева села.
— Вы здесь в качестве представителя интересов миссис Дайсон или как партнер мистера Свишера?
— Я здесь в обеих ролях. Мне, как и вам, известно; что Дженни и Мэтт были назначены законными опекунами Койла и Никси Свишер на случай внезапной смерти или инвалидности Гранта и Кили. Я… — Он покачал головой. — Как она? Как поживает Никси? Что вам о ней известно?
— Она держится. Проходит консультирование с хорошим психологом. Она в безопасности.
— Если бы вы могли каким-то образом ей передать, что я часто думаю о ней… И я, и все у нас в конторе. Мы… — Он запнулся, и Дженни накрыла ладонью его руку. — Об этом мы позже поговорим. В данный момент мы пришли обсудить опекунство.
— Мы не можем ее взять! — выпалила Дженни.
— Я вас понимаю, я и сама не могла бы отдать ее вам прямо сейчас ради ее собственной безопасности и в интересах следствия. Однако…
— Никогда!
— Мне жаль это слышать. А в чем дело?
— Дженни попросила меня представлять ее в деле о расторжении опекунства, — мягко заговорил Дэйв, и, когда его взгляд вновь встретился со взглядом Евы, она прочла в его глазах сожаление и печаль. — Они с Мэттом чувствуют, что не смогут выполнить свои обязательства. Я согласился начать процесс и подам заявление в семейный суд сегодня же.
— Но у Никси никого не осталось…
— Моя дочь убита! — Дженни дышала судорожно и шумно. — Моя девочка убита. Мой муж в неописуемом горе, он в таком состоянии, что я вам даже передать не могу. Мы сегодня хороним нашу Линии, и я не уверена, что он продержится до конца службы.
— Миссис Дайсон, послушайте…
— Нет! Нет, это вы меня послушайте! — Она почти кричала, и многие полицейские обернулись на нее, прикидывая, не нужна ли помощь. — Мы не можем ее взять! Это не должно было случиться. Если бы это был несчастный случай, мы бы исполнили свой долг. Мы взяли бы Никси и Койла.
— Но это было убийство, и поэтому вы ее не возьмете?
— Лейтенант… — начал Дэйв, но Дженни и ему не дала договорить.
— Мы не можем! Мы не способны на это! Моя девочка убита. — Дженни прижала обе руки ко рту. — Мы любили Кили и Гранта, любили этих детей. Мы были как одна семья, но мы не можем…
— Те немногие родственники, которые остались у Никси Свишер, не проявили к ней никакого интереса, — вставила Ева. — Вы не случайно были назначены опекунами.
— Думаете, я этого не знаю? — огрызнулась Дженни. — Думаете, я ничего не чувствую к этой девочке? Даже несмотря на мое собственное горе? Часть моей души рвется к ней, хочет ей помочь. Я хочу обнять ее, прижать к груди… Но это только часть моей души. Есть и другая часть, которая не позволяет мне даже произнести ее имя. Мне невыносимо видеть ее, прикоснуться к ней! — Слезы брызнули у нее из глаз. — Я не могу заставить себя не думать, что это должна была быть она, а не моя девочка. Это ее мы должны были сегодня хоронить, а не мою Линии! Я сама себя за это ненавижу, лейтенант, но ничего поделать не могу. — Она опять судорожно перевела дух. — И так будет всегда. Я всегда буду смотреть на нее и спрашивать себя, почему. Я всегда буду хотеть, чтобы они поменялись местами. А мой муж… Я боюсь, это сведет его с ума.
— В том, что случилось той ночью, нет ее вины, — заметила Ева.
— О, я это знаю. Я это прекрасно знаю. Но я спрашиваю себя: если я выполню желание Кили и Гранта, если возьму ее к себе, сколько времени мне понадобится, чтобы внушить ей, что это она виновата? Думаю, не много. Мне надо идти. — Дженни поднялась на ноги. — Мой муж не может без меня обойтись.
— Дженни, дай мне несколько минут, чтобы поговорить с лейтенантом.
— Можешь не спешить. Я сама доберусь до дому, а сейчас мне хочется побыть одной. Наедине с собой.
Дженни выбежала из кафетерия, и Дэйв тоже попытался встать.
— Не знаю, стоит ли сейчас оставлять ее одну…
— Постойте. — Ева вытащила рацию, сообщила имя Дайсон, описание, местонахождение в данный момент и попросила, чтобы пара детективов в штатском проводили ее и убедились, что она благополучно добралась до дому.
Дэйв снова сел напротив Евы и нахмурился.
— Она хороший человек, лейтенант. Я знаю, как все это выглядит в ваших глазах, но ей это решение обошлось недешево.
— Не сомневаюсь. А разве вам, адвокатам семейного суда, не полагается защищать интересы ребенка?
— Интересы семьи, — поправил Дэйв. — То, что лучше для всех. Поговорив с Дженни, увидев, в каком состоянии Мэтт, я не могу утверждать, что попытка принудить их к выполнению опекунских обязательств — это наилучшее решение для Никси.
— Мы могли бы выждать несколько дней. Вдруг они изменят свое решение?
— Я должен подать заявление по ее просьбе. Правда, я могу немного затормозить процесс. И, пожалуй, я так и сделаю. Но я вам уже сейчас могу сказать: они не передумают. После похорон они уедут из города. Они уже все подготовили для переезда на север штата, там живет ее семья. Мэтту дали отпуск на работе, она закрыла свою практику. — Он вскинул руки и бессильно уронил их. — Их прежняя жизнь разрушена. Возможно, они построят новую. Я искренне на это надеюсь. Но их жизнь никогда не будет прежней. Никси — это часть того, что они потеряли. Они не хотят… и не смогут жить с вечным напоминанием. Я сделаю для Никси все, что в моих силах. Постараюсь устроить временное опекунство. Поговорю с кровными родственниками, которые у нее остались.
— Держите меня в курсе любых изменений.
— Непременно. О боже, простите меня! Мне так жаль всех, мне так больно… Слушайте, могу я вас чем-нибудь угостить? Мне самому нужно воды — таблетку запить. Я чувствую, у меня начинается головная боль.
«Головная боль грозит нам всем», — подумала Ева.
— Нет, мне ничего не нужно. Возьмите только себе. Дэйв встал и направился к торговому автомату.
Вернувшись к столу, он сунул в рот маленькую белую таблетку и запил ее водой.
— Лейтенант, поверьте, Дайсоны в самом деле хорошие люди. Дженни нелегко далось решение бросить Никси, нарушить слово, данное людям, которых она любила. Она сама себе этого никогда не простит, но другого выхода у нее нет. А Мэтт просто невменяем. Мне самому только чудом удается держать ситуацию под контролем.
— Тем не менее я хочу просить вас именно об этом. И еще мне нужно задать вам несколько вопросов о делах, которые вел Грант Свишер.
— Все, что смогу. — Дэйв отпил еще воды и завинтил крышечку. — Если я не смогу, вам ответит Сэди. У нее не мозг, а материнская плата компьютера.
— Меня интересуют дела, которые велись под председательством судьи Мосса.
— Судьи Мосса? Он был убит несколько лет назад. Ужасная трагедия. И его сын погиб. В машину была подложена бомба. Убийц так и не поймали.
— Мне это известно. Вы можете вспомнить какое-нибудь из дел Свишера, где Мосс председательствовал, а в слушаниях участвовала женщина, социальный работник по имени Карин Дьюберри? Хоть что-то приходит на память?
— Дьюберри… — Он в задумчивости почесал затылок. — Что-то смутно знакомое, но я никого под такой фамилией не знаю. Погодите. — Дэйв вытянул из кармана сотовый телефон, и через несколько секунд на видеопанели появилось лицо Сэди. — Грант когда-нибудь вел дела с социальным работником по имени Карин Дьюберри?
— Это та, которую задушили в прошлом году?
— Я не… — Он бросил взгляд на Еву, и она кивнула. — Да.
— В таком случае я ее помню. Они с Грантом не раз встречались в суде — и на одной стороне, и на противоположных. А что?
— А были случаи, когда они оба одновременно работали с судьей Моссом?
— Я думаю, должны были. Скорее всего. А в чем дело, Дэйв?
— Я не знаю.
— Вы не против? — спросила Ева и, не дав ему ответить, забрала телефон. — Лейтенант Даллас. Вы не помните случаев, когда в деле участвовали Мосс, Дьюберри и Свишер и кто-то из клиентов угрожал им?
— Ничего такого не припоминаю. Но у нас есть копии протоколов всех заседаний, есть заметки… Господи, вы хотите сказать, что все это взаимосвязано? Вы думаете, люди, которые убили Гранта, взорвали судью Мосса и задушили социального работника?
— Я это расследую. Мне нужно, чтобы вы были доступны, если мне понадобится еще раз с вами поговорить.
— Можете на это рассчитывать. Ева отдала телефон.
— Спасибо, Сэди. Я заеду за тобой в полтретьего. — Дэйв отключил телефон. — Мы вместе едем на похороны. Послушайте, лейтенант, я могу сам просмотреть протоколы. Возможно, вспомнится что-нибудь сопутствующее… какие-нибудь разговоры за чашкой кофе. Мы с Грантом часто обсуждали дела, жаловались друг другу на клиентов. Партнеры, вы же понимаете.
— Да, я понимаю, что такое партнеры. Если что-то вспомните, свяжитесь со мной.
— Непременно. Пока я еще здесь, хочу спросить… Вы не могли бы меня сориентировать, когда можно провести поминальную службу? Я взял все организационные вопросы на себя как партнер Гранта и друг их семьи. Но мне хотелось бы сначала поговорить с Никси — убедиться, что ей не будет тяжело.
— С этим вам придется подождать. Я не могу позволить ей присутствовать на поминальной службе, пока мы не убедимся, что ей ничто не угрожает.
— Ну, хорошо. Но не могли бы вы хотя бы… — Он открыл свой портфель. — Эту фотографию Грант держал у себя на столе. Мне кажется, надо передать ее Никси.
Ева взглянула на улыбающиеся лица, на семью, сфотографированную, видимо, на пляже. Отец обнимал сына за плечи, но той же рукой держал руку жены. Другой рукой он прижимал к себе дочь. Мать обнимала сына за талию, но ее пальцы цеплялись за петли брючного ремня на джинсах мужа.
Веселый, беспечный летний день. Случайный снимок.
— Это я их щелкнул. Это был один из выходных в их загородном доме на берегу. Помню, как я сказал: «Эй, давайте я испробую свою новую камеру. А ну-ка становитесь рядом!» И они встали рядом… — Дэйв откашлялся. — Это были прекрасные выходные, и Гранту очень понравился этот снимок. Господи, как мне его не хватает! — Он замолчал и покачал головой: — Никси… Мне кажется, надо отдать снимок ей.
— Я позабочусь, чтобы она его получила.
Когда он ушел, Ева осталась сидеть, глядя на снимок — на кусочек солнечного летнего полдня, на застывший момент беспечной семейной жизни. Они не знали, что у них не будет следующего лета.
Интересно, каково это — чувствовать себя родным кому-то? Вот так беспечно веселиться всей семьей? Расти, зная, что кто-то всегда есть рядом, кто-то обнимет тебя за плечи, кто-то возьмет за руку. Кто-то будет оберегать тебя…
Она никогда ничего подобного не знала. Она выросла, зная одно: есть люди, готовые причинить ей боль просто шутки ради. Избить, изнасиловать, сломать руку, просто потому что она была слабее.
Это продолжалось до того самого момента, пока в руке у нее не оказался нож. И она пустила его в ход, после чего вся ее кожа, лицо, руки стали скользкими от крови…
— Ева!
Она вздрогнула, уронила фотографию и, подняв голову, увидела Миру. Не дожидаясь приглашения, она села напротив Евы, перевернула фотографию на столе и принялась ее изучать.
— Чудесная семья. Жесты говорят сами за себя. Чудесная, любящая семья.
— Этой семьи больше нет.
— Нет, вы ошибаетесь. Они навсегда останутся семьей. Именно такие моменты, как этот, делают людей бессмертными. Это утешит Никси.
— Снимок принес партнер ее отца. И он же привел Дженни Дайсон. Они с мужем расторгают договор об опекунстве. Они ее не возьмут.
— О… — Мира со вздохом откинулась на спинку стула. — Я этого опасалась.
— Вы ждали чего-то подобного?
— Я опасалась, — повторила Мира. — Я не исключала, что они почувствуют себя неспособными и не захотят принять Никси в свой дом. Она бы слишком сильно напоминала им об их утрате.
— И что ей теперь, черт побери, остается делать? Отправляться в приют, потому что какой-то сукин сын решил истребить ее семью?
Мира накрыла ладонью стиснутую в кулак руку Евы.
— Не исключено, что для Никси было бы лучше найти приемных родителей или пожить у родственников, если это возможно. Ведь не только она является для Дайсонов напоминанием, но и они для нее тоже. Она все еще переживает чувство вины из-за того, что она одна выжила. И все это наряду с шоком, горем и страхами.
— Значит, надо сбагрить ее с рук на руки чужим людям? — с горечью спросила Ева. — Раскрутить колесо и посмотреть — вдруг ей выпадет счастливое число? Вдруг она окажется у тех, кому будет не начхать на нее? А может, и не повезет, и ее заберет кто-то, кому просто нужно детское пособие…
— Она — не вы, Ева, — негромко заметила Мира.
— Нет, слава богу, она не я. Ничего похожего. Но, может быть, ей еще хуже, чем мне.
— В каком смысле?
— У нее было вот это, — Ева указала на фотографию. — А теперь этого нет. Когда находишься на дне ямы, есть только один путь — наверх. А ей еще есть куда спускаться. Глубоко-глубоко.
— Я постараюсь ей помочь. Когда зайдет речь о ее размещении в семье, я могу замолвить слово. Ваше тоже не помешает.
— Угу. — Ева откинулась на спинку стула и на секунду, на одну секунду, позволила себе закрыть глаза. — Я не могу сейчас об этом думать. У нас есть горячие следы, и я должна работать.
— Вы о чем-то еще хотели со мной поговорить?
— Давайте поговорим на ходу.
Ева поднялась и по дороге к эскалатору рассказала Мире о том, что Никси видела доску со сценами убийств.
— Мы обсудим это во время следующей консультации.
— Вот и хорошо. А мне надо пойти поторопить Янси с фотороботами.
— Желаю удачи.
«Удача бы мне не помешала, — мрачно подумала Ева, вступая на эскалатор. — Пора бы уже удаче повернуться ко мне лицом».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маленькая частная война - Робертс Нора

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718

1920212223


Ваши комментарии
к роману Маленькая частная война - Робертс Нора



детективы у автора несомненно высший клас,а в отношении героев, хотелось бы больше романтики, но они соответствуют нашей действительности
Маленькая частная война - Робертс Нораарина
7.09.2012, 8.40





Ух. Детектив и какой страшныйrnНо захватывает...
Маленькая частная война - Робертс Нораинна
11.12.2015, 18.28





Арина, если прочитаете всю серию, то романтики Вам хватит за гланды. Рорк самый романтичный сукин сын из всех описываемых героев современности. Таких идеальных мужиков как он в природе просто не существует. Но почитать приятно. Начните с первого романа "Потрясающий мужчина", там романтики и страсти просто за глаза хватает. Правда первые пять книг из серии крайне подкачали как детективы (до этой серии у Робертс была одна и та же проблема он ярко описывала лишь одного отрицательного персонажа, так что понять кто убийца можно в первой половине книги, но сейчас она исправилась и романы стало интереснее читать). Эта книга хороша трогательным финалом... А ну ещё конечно характером самой девочки.. маленькая а очень сильная.. Это большая редкость.
Маленькая частная война - Робертс НораВарёна
7.09.2016, 19.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100