Читать онлайн Маленькая частная война, автора - Робертс Нора, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маленькая частная война - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маленькая частная война - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маленькая частная война - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Маленькая частная война

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Ева ворвалась в свой собственный дом, словно на место проведения спецоперации.
— Никого не впускать, никого не выпускать без моего разрешения! — бросила она Соммерсету. — Ясно?
— Безусловно.
— Где девочка?
— В игровой комнате с офицером Трухартом.
Соммерсет приподнял обшлаг своего безупречного черного пиджака и взглянул на часы. Ева отметила, что это не его обычные старомодные часы, а современный агрегат с монитором. На экране монитора она увидела, как Трухарт и Никси сражаются в пейнтбол на одном из игровых автоматов Рорка.
— Я взял на себя смелость прикрепить датчик на ее свитер, — добавил он. — Когда она перемещается из одного помещения в другое, датчик подает сигнал.
Ева ощутила невольное уважение к нему.
— Мило.
— Они пальцем не тронут этого ребенка.
Она взглянула на него. Ей было известно, что Соммерсет сам когда-то потерял ребенка, потерял дочь, которой было не намного больше лет, чем Никси. Что бы она сама о нем ни думала, Ева понимала, что за Никси он встанет горой.
— Надеюсь. Где Рорк?
— Он здесь. В своем личном кабинете.
— Хорошо.
«Личным» назывался потайной кабинет, где Рорк держал свое незарегистрированное — то есть незаконное — оборудование. Хотя Ева, безусловно, доверяла Пибоди, некоторые границы переступать не полагалось.
— Поднимайся, — сказала она. — Введи Бакстера в курс наших дел. Я поговорю с Рорком, а потом устроим общее совещание. В моем кабинете.
Когда ее напарница начала подниматься по ступенькам, Ева подошла к лифту, но у дверей остановилась.
— Они нужны мне живыми. Понятно?
— Даже если вы возьмете живым только одного из них, этого будет вполне достаточно, — возразил Соммерсет.
Ева обернулась.
— Девочка будет находиться под охраной. И в случае необходимости будут, разумеется, приняты экстраординарные меры, включая стрельбу на поражение. Но, пока у тебя еще не разлилась желчь, обдумай вот что. Двое похитили Мередит Ньюман прямо на улице и затолкали в машину. Еще один сидел за рулем, стало быть, их уже трое. А может быть, и больше. Если я не возьму живым и здоровым хотя бы одного, чтобы можно было выжать из него показания, девочка постоянно будет в опасности. Чем больше я возьму живыми и здоровыми, тем больше у меня шансов взять их всех. Докопаться до причины. Потому что, если я не узнаю причины, она никогда не будет в безопасности. И она никогда не поймет. Пока она не узнает причины, она не оправится.
Лицо Соммерсета осталось бесстрастным, но он кивнул:
— Вы совершенно правы, лейтенант.
Ева вошла в лифт и поднялась в личный кабинет Рорка.
Он знал, что она вернулась, в тот самый момент когда Ева проехала в ворота, как знал и то, что скоро она поднимется к нему. Поэтому он закрыл файл, над которым работал, и начал проверять свою охранную систему. Рорк считал, что сейчас неподходящий момент сообщать ей, что он проводит на своем незарегистрированном оборудовании глубинное и, строго говоря, незаконное исследование прошлого всех родственников Никси.
Бабушку можно было вычеркнуть. За ней числилось только несколько административных правонарушений, связанных с наркотиками, и несколько курсов реабилитации. Кроме того, у нее была еще не истекшая лицензия профессиональной компаньонки. То есть проститутки.
Возможно, ему не стоило вставать в позу строгого моралиста — ведь у него самого прошлое было куда более пестрое. И тем не менее он ее осуждал. И не собирался отдавать ребенка в руки такой женщины. Эта малышка заслуживала лучшего.
Рорк нашел биологического отца Гранта Свишера. На это потребовалось время, зато моральное суждение не заставило себя ждать. Безработный, в свое время отсидел небольшой срок за мелкую кражу и еще один — за угон автомобилей.
Сводная сестра Гранта внушала несколько больше надежд. Она работала корпоративным адвокатом в Филадельфии, была замужем за другим корпоративным адвокатом в течение семи лет. Без детей. Без судимостей. Финансовое положение стабильно. В ее семье девочка могла обрести дом. Временный, а может быть, и постоянный, в случае необходимости.
«Хороший дом, — подумал он, — дом людей, знавших ее родителей, ощущавших связь с ней».
Рорк откинулся в кресле. Все это его не касается! Ни в малейшей степени.
Ну да, черта с два это его не касается! Теперь он в ответе за Никси Свишер, нравится ему это или нет.
Он побывал в ее спальне, он видел, что с ней чуть было не сделали. Он побывал в спальне ее брата, видел, что с ним сделали. Видел кровь двенадцатилетнего мальчика, запекшуюся на простынях, на стенах.
И почему вид чужой крови заставил его вспомнить о своей собственной?.. Рорк не думал о тех днях, а если и думал, то так редко, что это не считалось. Он не позволял кошмарам преследовать его, как Еву. Он покончил с теми днями, со своим прошлым.
Но сейчас он вспомнил о них. Он вспоминал о них даже слишком часто, с тех пор как побывал в доме Свишеров. Он вспомнил, как видел собственную кровь. Он тогда еле пришел в себя. Омерзительная боль заполняла все его тело, он с отвращением смотрел на собственную кровь на земле в грязном переулке, где родной отец избил его до полусмерти.
Нет, почти до смерти, если на то пошло.
Что это было? Отец собирался его убить? Почему ему раньше не приходило в голову задать себе этот вопрос? Отцу это было не впервой, он и раньше убивал.
Рорк взглянул на фотографию матери, державшей на руках младенца. Этим младенцем был он сам. Какое у нее было юное прелестное лицо! Даже со следами побоев, оставленных кулаками этого мерзавца, оно было прекрасно.
Оно было прекрасно до тех самых пор, пока Патрик Рорк не разбил его своими кулачищами, пока он не убил ее и не выбросил в реку, как мусор. А теперь ее сын не мог даже вспомнить ее. Он никогда не вспомнит ее голоса, не узнает, что такое запах мамы. И с этим ничего нельзя поделать…
Она любила его, эта хорошенькая девочка с синяками на лице. Она умерла потому, что хотела сохранить семью для своего сына.
А несколько лет спустя Патрик Рорк, чтоб ему гореть в аду, избил собственного сына чуть не до смерти. Что он тогда собирался делать? Оставить его умирать в том переулке? Или он просто ни о чем не думал? Просто по привычке пустил в ход кулаки и каблуки?
— Урок для тебя, малец. Жизнь полна жестоких уроков.
Рорк провел обеими руками по волосам, прижал пальцы к вискам. Господи, он до сих пор слышал голос этого ублюдка! Это никуда не годится. Ему хотелось выпить. Он чуть было не поднялся с кресла, чтобы налить себе виски и таким образом сбросить напряжение. Но это было бы слабостью: пить только потому, что хочешь сбросить напряжение. Разве он не доказывал самой своей жизнью, каждым днем своего существования, что не поддастся слабости?
Он не умер в том грязном переулке, как бедный мальчик Койл умер в своей постели. Он выжил, потому что Соммерсет нашел его и сжалился над ним: взял к себе в дом избитого мальчишку, озлобленного звереныша.
Соммерсет взял его к себе и выходил. Дал ему крышу над головой. И пусть в мире полно крови и жестокости, неужели невинный ребенок вроде Никси Свишер не заслуживает хотя бы крыши над головой? Нет, она заслуживает куда большего, чем в свое время получил он!
И он поможет ей найти все это. Ради нее и ради себя самого. Надо этим заняться, пока голос отца не зазвучал слишком громко у него в голове.
Рорк не стал пить виски. Вместо этого он прогнал тяжкие воспоминания, вопросы, сомнения и — насколько мог — сердечную тоску. И стал ждать прихода своей жены.
Шторы не были опущены, и вся просторная комната была залита светом. Ева знала, что ни одно наблюдательное устройство не заглянет сквозь специальные защитные стекла. Ну, разве что устройство, которое сконструировал бы сам Рорк. Правда, потом ему пришлось бы создавать еще более усовершенствованные тонированные стекла.
Он сидел за громадной подковообразной черной панелью управления, сбросив пиджак, закатав рукава и стянув свои длинные черные волосы ленточкой на затылке.
Рабочий режим.
Эта панель управления всегда казалась ей сошедшей со страниц научно-фантастического романа, а человек, управлявший ею, напоминал пирата за приборным щитом космического корабля. Огоньки светодиодов вспыхивали на полированной черной поверхности подобно драгоценным каменьям, а человек управлял ею при помощи клавиш и голоса. Настенные экраны отражали различные области его нескончаемых владений, давали ответы на многочисленные компьютерные запросы.
— Лейтенант?..
— Прости меня за все. За все, что я навлекла и еще могу навлечь на твой дом.
Рорк замер.
— Приостановить операции! Ты расстроена. — Он обратился к ней так же холодно и бесстрастно, как только что разговаривал со своим оборудованием. — Поэтому я, так и быть, прощаю тебе это оскорбительное замечание.
— Рорк…
— Ева! — Он поднялся и по сверкающему черному полу подошел к ней. — Мы с тобой одна команда да или нет?
— Да. Как ни крути, этого не обойдешь.
— Правильно. И не объедешь, и не подлезешь, и не прорвешь. — Он взял ее за руки, и это его немного успокоило. — Не извиняйся передо мной за то, что ты сделала для этой девочки. Ты сделала то, что считала правильным.
— Я могла отвезти ее на конспиративную квартиру. За сегодняшний день я раз сто об этом думала. Но, если бы я это сделала… Ньюман знает некоторые адреса. Если они выжмут из нее… Черт, тут надо говорить не «если», а «когда»! Прямо сейчас полиция вывозит людей из конспиративных квартир, которые еще вчера считались безопасными и охраняемыми. На всякий случай.
Что-то промелькнуло в его глазах.
— Минутку. — Рорк стремительно бросился обратно к панели, включил один из блоков связи. — «Доча»! — бросил он в аппарат. — Красный код, немедленно и вплоть до последующих распоряжений.
— О боже.
— Все улажено, — сказал он, отворачиваясь от аппарата. — У меня имеются процедуры, автоматически включающиеся как раз в таких случаях. Вряд ли они поверят, что ты отвезла ее туда, где столько других людей. Еще менее вероятно, что они установят ее местонахождение. Но все уже улажено — и там, и здесь. — Рорк снова подошел к ней и кивнул на экраны. — Каждый дюйм стены и ворот укреплен.
— Как-то раз подросток перелез через стену твоего дома, воспользовавшись кустарной заглушкой собственного изготовления, — заметила Ева.
Напоминание о том случае на миг как будто смутило его, и от этого ей стало немного легче.
— Джейми — не обычный подросток. И вспомогательную защиту он не пробил. А с тех пор я усовершенствовал систему. Поверь мне, Ева, они не проникнут внутрь.
— Да я тебе верю. — И все же она прошла к окну, выглянула и сама осмотрела стены. — Ньюман не знает, что я привезла малышку сюда. Я действовала через ее голову и ничего не сказала ей главным образом потому, что она действовала мне на нервы. Просто щелчок по носу. Обычная мелочность.
— Эта мелочность — кстати, я обожаю эту твою мелочность — добавила Никси защищенности.
— Просто повезло. Но с простым везением разве поспоришь? Я распорядилась взять под охрану и перевезти в безопасное место ее начальницу. Все бумаги похоронены. — Ева тяжело вздохнула. — Миру я тоже заперла на всякий случай: вдруг ее участие просочится. И, надо сказать, она этим не слишком довольна.
— Ее безопасность важнее ее недовольства.
— Еще я взяла под наблюдение квартиру Пибоди. Она моя напарница, они могут попытаться ее достать.
— Они с Макнабом могут пожить здесь.
— Одна большая счастливая семья? Ну уж нет! Кроме того, если мы будем слишком сильно отклоняться от обычного распорядка, они поймут, что мы ждем их ответного хода.
— Ева, мы с тобой оба знаем, что они вряд ли пойдут на приступ этого дома сегодня вечером, даже если догадаются, что девочка здесь. Они осторожны, хорошо организованны. Ими кто-то управляет. Им пришлось бы раздобыть или сымитировать мою охранную систему. Поверь мне, я не зря говорю: для решения одной только этой задачи им потребуется несколько недель. Потом им придется найти уязвимые места, — а их нет, поверь мне. Неужели ты не проводила вероятностный тест по этому поводу? Ну, так я его провел на всякий случай.
— Я тоже провела. Чуть выше двенадцати процентов. — Она повернулась к нему на фоне широкого окна. — Но мы не хотим рисковать.
— А знаешь, какова вероятность того, что они попытаются достать тебя? — Рорк вопросительно поднял бровь и заметил на ее лице легкое раздражение. — Девяносто шесть.
— Отстаешь от меня, приятель. Твои шансы — девяносто один.
— Чертовски досадно: ты меня опередила на пять процентов! Признайся: ведь ты собиралась с силами, чтобы попросить меня забиться тут в нору и носа не показывать. Ну что? Будем об этом спорить, чтобы я бросил тебе в лицо эти пять процентов?
Ева покачалась с каблука на носок.
— Я уже напридумывала целую кучу убедительных аргументов.
— Почему бы тебе не приберечь их для другого случая?
— Наверное, придется. Засигналил интерком.
— Рорк слушает, — ответил он, не сводя глаз с Евы.
— Согласно инструкциям, полученным от лейтенанта Даллас, информирую ее, что капитан Финн и детектив Макнаб находятся у ворот и просят допуска внутрь.
— Вы провели визуальную и голосовую идентификацию? — спросила она Соммерсета.
— Разумеется.
— Пропустите их внутрь. Мне надо поговорить с моей командой, — сказала она Рорку. — Тебя это тоже касается, если ты не против.
— Ничего другого я бы не потерпел. Дай мне две минуты, надо здесь кое-что закончить. Я скоро приду.
Ева подошла к лифту и, нажав кнопку, обернулась.
— Кстати, насчет вероятностных тестов. Дело в том, что они учитывают далеко не все факторы. Они не могут, например, полноценно учитывать все человеческие эмоции. Компьютер не понимает, что, если бы кто-то достал тебя, это уничтожило бы меня. Если бы они схватили тебя и начали меня шантажировать, даже не знаю, чем бы я не готова была пожертвовать, чтобы сохранить твою жизнь. Учти этот фактор, и можешь считать, что по шкале вероятностей ты меня опередил.
Она быстро вошла в лифт и закрыла дверь, прежде чем он успел ответить.
Ева дала им возможность расположиться со всеми удобствами, поболтать, перекусить. Она даже проигнорировала воркующий флирт своей напарницы с асом электронного отдела Йеном Макнабом, с недавних пор проживающим вместе с ней.
При других обстоятельствах Ева бы ей этого не спустила, но Пибоди явно сникла и выглядела бледной с тех самых пор, как они поднялись по лестнице, чтобы допросить Минни. Воркование, пусть и непристойное, по мнению Евы, вернуло ее напарнице румянец.
И пока они все устраивались, Ева мысленно планировала ход совещания.
— Итак, девочки и мальчики, если все уже пополдничали, может, мы можем приступить к делу?
— Первоклассная жратва, — заметил Макнаб, Доедая остатки яблочного пирога.
Его тощее тело было облачено — Ева не могла подобрать лучшего термина — в ярко-оранжевую безрукавку и голубые брюки с лампасами из серебряных заклепок. Поверх безрукавки он надел рубашку в горошек, причем психоделическую пестроту горошин перекрывали только башмаки в клеточку на воздушной подушке. Светлые, как солнце, волосы были зачесаны назад, открывая ангельски красивое лицо. Наверное, чтобы лучше были видны тройные оранжево-голубые кольца в каждом ухе.
— Я рада, что вы одобряете, детектив. А теперь может быть, соизволите изложить ваш рапорт? Если, конечно, не хотите добавки.
Сарказм, даже в мягкой форме, подействовал на Макнаба, как паровой молот. Он торопливо проглотил последний кусок пирога.
— Нет, мэм. Наша команда завершила поиск и сканирование всех блоков связи, а также баз данных и серверов всех компьютеров, которыми владели или пользовались жертвы и уцелевшая. Мы не нашли в блоках связи никаких сообщений помимо обычных звонков, входящих и исходящих, сделанных Свитерами и их экономкой. За последние тридцать дней было сделано множество звонков, но все они носят обычный характер. Все связи отслежены. Друзья, клиенты, звонки друг другу, деловые и личные. Список всех звонков с распечаткой текстов содержится вот на этом диске.
— Тридцать дней?
— Свишеры стирали все записи с дисков раз в месяц. Это обычная практика. Мы продолжаем копать и обязательно вытащим удаленные записи за предшествующий период. Что касается баз данных, их содержимое примерно такое, какого и следовало ожидать.
— И чего же, по-вашему, следовало ожидать, детектив?
Ева видела, что он приходит в себя, сбрасывает скованность, вызванную ее саркастическим выпадом.
Макнаб уселся в кресле поудобнее и начал жестикулировать.
— Ну, вы сами знаете, Даллас. Игры, списки неотложных дел, что приготовить на обед, деловые встречи, напоминания о днях рождения. Семейные дела, школьные дела, даты ближайших отпусков. С компьютеров супругов мы сняли файлы их клиентов, комментарии, отчеты, финансовые документы. Ничего не вырисовывается. Если у них были неприятности, или они думали, что им грозят неприятности, никаких записей на этот счет они не сделали. И ни с кем не обсуждали этот вопрос по телефону. — Макнаб бросил взгляд на доску с данными о расследовании и фотографиями убитых. Его зеленые глаза потемнели. — Последние несколько дней я провел много времени с этой семьей. Мое мнение: судя по электронным записям и телефонным разговорам, они понятия не имели, что их ждет.
Ева кивнула и повернулась к Фини. Рядом с модным франтом Макнабом он казался успокоительно скучным.
— Что у нас с охранной системой?
— Система была обойдена и отключена. Диагностическое сканирование не смогло установить источник, но, когда мы разобрали оборудование на части, обнаружились микроскопические частицы — следы оптического волокна. Они подключились, скорее всего, через портативное декодирующее устройство. Тут требуется первоклассное оборудование, чтобы считать коды и пробиться через отказоустойчивые предохранители, не вызвав включения тревоги. И нужно не только первоклассное оборудование, но и профессиональный оператор, чтобы проделать все это за установленный нами отрезок времени. Так что среди преступников есть, по крайней мере, один классный специалист по электронике, вооруженный соответствующими игрушками.
Фини бросил взгляд на Рорка, словно ожидая подтверждения, и тот кивнул.
— Их оборудование, несомненно, было портативным, скорее всего, оно умещалось на ладони. У вас лейтенант, имеется описание мужчин, уходивших с места преступления.
— У них были сумки, но небольших размеров, — подтвердила она.
— Обычный электронщик, даже выше среднего уровня, вряд ли имеет доступ к декодеру размером в ладонь, способному считывать данные такой системы, особенно с подобной скоростью, — продолжал Рорк. — Кроме того, оборудование должно было быть изготовлено специально для данной системы. Подогнано под нее.
— Значит, они хорошо знали систему. Либо изучили ее по дубликату, либо приобрели такую же. Они знали, что обнаружат на месте, потому что уже побывали там раньше.
— Ну, если они хотели изучить систему на месте настолько глубоко, чтобы провернуть такой трюк, им требовалось провести довольно много времени внутри дома и снаружи. Думаю, несколько часов. И не вызвать при этом вопросов и подозрений.
Ева вопросительно вытянула губы трубочкой:
— Несколько часов?
— Это солидная система, Даллас, — пояснил Фини. — Они не с помощью гипноза сквозь нее прорвались.
— Ну, тогда они вряд ли тренировались на собственной системе Свишеров. Пибоди, ты провела поиск закупок аналогичных систем?
— Да, мэм, и это список длиной в милю. Я начала его систематизировать: в городе, вне города, вне штата, вне страны. Потом я отмела тех, кто купил свою систему раньше Свишеров. Стала проверять гороских покупателей и исключила еще около шести процентов.
— По какому принципу?
— Ну, отделила одиноких женщин и семьи с детьми потом проверила, не было ли у кого-то из покупателей ремонта или сервиса после приобретения системы. Психологический портрет показывает, что убийцы — не семейные люди. А вероятностный тест дал свыше девяноста процентов, что этот метод — самый эффективный. На данный момент.
— Ты проверила системы, установленные кем-то помимо компании-производителя?
Пибоди открыла рот, снова закрыла его и откашлялась.
— Нет, мэм. Я это сделаю.
— Раздели список между всеми членами команды. Что бы ни говорил вероятностный тест, не исключай — на данный момент — семьи и одиноких женщин. Может, один из преступников — лицензированный установщик. А может, просто услужливый сосед, мастер на все руки, который говорит: «Эй, послушайте, давайте я об этом позабочусь, сэкономлю вам деньжат». Кроме того, хотя это домашние охранные системы, закон не запрещает какой-нибудь фирме приобрести такую. Давайте над этим поработаем.
Ева прислонилась к своему письменному столу и только теперь вспомнила о чашке кофе, которую налила себе еще до начала совещания. Она взяла чашку и выпила чуть теплый кофе.
— Бакстер, что у тебя со списком клиентов?
— У обоих Свишеров был процветающий бизнес. На фирму по семейному праву сыпались заказы, и у Свитера было много побед в суде. Среди его дел высок процент защиты прав детей, исков об опеке, дел о разводе. Его партнер больше специализируется на жестоком обращении, уклонении от уплаты алиментов, гражданских браках, правомочности и так далее.
У них обоих был высокий процент добровольной неоплачиваемой работы по делам малоимущих.
Он закинул ногу на ногу, выровнял брючную складку отлично скроенного костюма.
— Она тоже сложа руки не сидела. Множество обращений. Предпочитала работать с семьями и супружескими парами, но не отказывала и одиноким. Кроме того, она работала по скользящей ценовой шкале: гонорар в зависимости от уровня доходов. Обслуживала не только толстяков, — добавил Бакстер. — Исследовала различные пищевые расстройства и проблемы со здоровьем. Консультировалась с лечащими врачами своих пациентов, принимала вызовы на дом.
— Вызовы на дом?
— Да. Кили Свишер посещала клиентов дома и на работе. Изучала их образ жизни, рекомендовала изменения не только в привычном питании, но и в отношении физических нагрузок, развлечений, уровня стресса и так далее. Такое лечение обходится недешево, но, как я уже говорил, у нее было множество обращений. Довольные клиенты рекомендовали ее другим. Были, конечно, и недовольные. С обеих сторон.
— Проведи перекрестную проверку. Посмотрим, как часто их клиенты пересекались. Еще одна перекрестная проверка: дела, принятые к производству фирмой Свишер, по которым представителем социальных служб выступала Мередит Ньюман. Может обнаружиться кое-что любопытное. Трухарт!
— Лейтенант?.. — Долговязый и длинноногий, трогательно юный в своей полицейской форме, Трухарт встал навытяжку.
— Ты проводил много времени с очевидицей. Каковы впечатления?
— Она славная девочка, лейтенант.
— Есть какие-нибудь новые данные от нее?
— Мэм, она об этом почти не заговаривает. Пару раз принималась плакать. Без истерики, просто сидит плачет. Я стараюсь ее чем-нибудь занять. Она вроде бы привыкла ко мне и к Соммерсету, но часто спрашивает о вас.
— Что она спрашивает?
— Когда вы вернетесь, что вы делаете. Когда вы отведете ее посмотреть на ее родителей и брата. Когда вы поймаете плохих парней. Понимаете, я не знаток в этой… — как ее? — детской психологии, но я бы сказал, она будет продолжать замыкаться в себе, пока вы их не поймаете. На сегодняшний день она ничего не сказала сверх своих первичных показаний.
— Хорошо. Переходим к Мередит Ньюман. Информация о представителях СЗД в таких случаях, как этот, засекречивается, но раздобыть данные не так уж трудно. Любой приличный хакер при желании может пробраться в файлы СЗД. Проползет, как змея в траве. Фини, пусть твой отдел проверит их электронику на предмет проникновений. Может, и выйдем на след. Объект был похищен прямо с тротуара на авеню Б, среди бела дня, на глазах свидетелей. Успех такого рискованного похищения говорит о наличии определенного опыта у похитителей. А также о том, что их было трое: кто-то наверняка находился за рулем. Мы исходим из предположения, что мотивом похищения является связь Ньюман с Никси Свишер. Таким образом, можно утверждать, что у похитителей есть опыт в делах такого рода, в электронике и охранных системах, в тайных операциях по устранению нежелательных лиц.
— Военная или военизированная подготовка, — суммировал Фини. — Разведка или спецназ. Кем они точно не являются, так это обычными гражданами.
— Если они военные, боюсь, мы обнаружим, что с такой квалификацией их уже произвели в генералы, черт бы их побрал. Так или иначе, эти люди не новички в мокрых делах. И их навыки не заржавели, так что об отставке говорить не приходится.
— Скорее, военизированная организация, — вмешался Рорк. — В регулярной армии работают серьезные психологи. Существуют стандартные тесты, по которым отсеивают тип личности со склонностью к убийству из корыстных целей или садистских побуждений. Особенно если это убийство детей.
— Наемники убивают из корыстных целей, — заметила Ева. — А их часто привлекают к военным операциям.
— Верно. Обычно они действуют в корыстных целях. — Он покачал головой. — Но где здесь корысть?
— Ну, допустим, мы ее еще не обнаружили. Но я готова с тобой согласиться. И я согласна, что только человек с определенной психикой способен перерезать горло спящему ребенку. Это тактика террористов, причем совсем уж отмороженных. Думаю, именно туда укажет стрелка.
— Значит, еще больше перекрестных проверок, — вставил Бакстер. — Надо будет прочесать установленных террористов и членов экстремистских организаций.
— Ищите людей, работающих в команде. Двое или больше, постоянно работающих вместе, обучавшихся вместе. И при этом хотя бы один из них должен последние несколько лет проживать в Нью-Йорке.
— Это могли быть наемники, — возразил Бакстер. — Гастролеры, приехавшие в город на дело.
— Маловероятно. Наемники превратились бы в дым через час после убийства Свишеров. Но они все еще в Нью-Йорке, раз они похитили Ньюман. Свишеры явно не случайно были выбраны мишенью. Это значит, что в какой-то момент один из преступников или оба где-то пересеклись с одним из Свишеров или с обоими. Взлом охранных систем и мокрые дела. Они в хорошей форме. Не тыловые крысы и не кабинетные хакеры. Полевые оперативники. Мужчины. Для начала — от тридцати до шестидесяти. Белые или светлокожие. Либо у них, либо у их организации глубокие карманы. Так что нужно искать деньги.
Ева потерла ноющий затылок и допила остывший кофе.
— У них есть логово. В городе или где-то поблизости. Штаб-квартира. Им нужен удобный адрес и уединенное место. Единственный логичный мотив для похищения Ньюман — выкачать информацию о Никси Свишер. Им требуется место, куда они могли ее отвезти, поработать над ней.
— Мы будем проверять до посинения. Пока кровь из ушей не потечет. Я не жалуюсь, лейтенант, — торопливо добавил Макнаб. — Невозможно жаловаться, глядя на эту доску. Так и чувствуешь, что время уходит.
— Тогда принимайтесь за дело. — Ева посмотрела на наручные часы. — Бакстер, тебе удобно там, где мы тебя поместили?
— Да это номер люкс!
— Трухарт, на четверть часа подмени Соммерсета со свидетельницей. Скоро сюда прибудет Мира, она ею займется. Когда освободишься от обязанностей няньки, помоги Бакстеру. Фини, вы с Макнабом можете поработать здесь, в компьютерной лаборатории?
— Без проблем.
— Я к вам присоединюсь, — пообещал Рорк. — Но сначала, лейтенант, минуту вашего времени.
— Больше у меня и не найдется. Ты куда, Пибоди?
— Спущусь вниз с Трухартом, поздороваюсь с Никси.
— Мне нужно связаться с майором, представить рапорт, так что не задерживай меня.
Рорк подошел к двери и закрыл ее за Пибоди.
— Ну, что? — Ева машинально сунула руки в карманы. — Я тебя чем-то обидела?
— Нет. — Не сводя с нее своих глубоких темно-синих глаз, Рорк подошел к ней. — Нет, — повторил он, обхватив ее лицо ладонями, и поцеловал. Глубоким, долгим, нежным поцелуем.
— Господи! — Она его оттолкнула, но сперва ей пришлось вытащить руки из карманов, и эта простая процедура почему-то заняла очень много времени. — Я не могу сейчас заниматься глупостями…
— Тихо. — Он взял ее за руки. Выражение его лица, такого сильного, такого серьезного, заставило ее замолчать. — Должен тебе сказать, я ценю свою шкуру, она мне очень дорога. Как-то я с ней сроднился и стараюсь оберегать ее, как только могу. Но обещаю тебе: я удвою усилия по ее защите, чтобы забота обо мне не отвлекала тебя от дел. Я люблю тебя, Ева. Я буду беречь себя, потому что люблю тебя.
— Не надо мне было вешать это на тебя. Я…
— Тихо! — повторил Рорк. — Я еще не закончил. Обещай мне, что тоже постараешься беречь себя. Ты храбрая, но не безрассудная, я знаю. Но я также знаю, на какой риск ты готова пойти. Ты считаешь это своим долгом. Так вот, пожалуйста, не скрывай от меня своих планов, особенно рискованных. Когда найдешь способ использовать себя в качестве приманки, я хочу об этом знать.
«Хорошо же он меня изучил», — подумала Ева. Рорк знал ее, понимал, принимал такой, какая она есть, и все-таки любил. Большего от мужчины и требовать нельзя.
— Я ничего такого не сделаю, не предупредив тебя заранее.
Он продолжал сверлить ее взглядом, и Ева пожала плечами.
— Нет, мне бы, конечно, хотелось сделать нечто подобное, ничего тебе не сказав, но я бы просто не смогла. Я ничего не стану предпринимать в этом плане без полной уверенности, что они меня не достанут. Потому что если они меня достанут, у них повысятся шансы достать Никси. И потом, я тоже тебя люблю… В общем, если я буду уверена и решу что-то предпринять, я сначала скажу тебе.
— Договорились. Кстати, я до сих пор так и не знаю: тебе удалось поговорить с Дайсонами насчет Никси?
— Я говорила только с ней, он вообще не в состоянии. Да и она не намного лучше. Я дам им еще пару дней. Понимаю, это создает неудобства, но…
— Никаких неудобств. Я просто полагаю, что ей было бы спокойнее среди знакомых лиц, среди людей, которые дружили с ее родителями. — Рорк спросил себя, не сказать ли ей о том, что он выяснил об оставшихся у Никси родственниках, но решил этого не делать. У нее и без того полно забот. К тому же по каким-то причинам, неясным даже ему самому, эту часть дела он хотел взять на себя. — Соммерсет сказал мне примерно то же самое, что Трухарт сказал тебе. Она держится, потом начинает плакать, потом снова берет себя в руки. Она горюет, и здесь нет никого, кто мог бы разделить с ней ее горе. Нет никого, кто знал бы ее семью.
— Я поговорю об этом с Мирой. Может быть, ей стоит попытаться побеседовать с Дайсонами. У нее это лучше получится, чем у меня.
— Возможно. Ну, я пойду к парням из ОЭС, оставлю тебя общаться с майором. Когда будешь вливать в себя следующий галлон
type="note" l:href="#FbAutId_10">note 10
кофе, закуси хотя бы шоколадным батончиком.
— Только и знаешь, что пилить меня! — проворчала Ева, пока он шел к двери, но послушно вытащила шоколадный батончик из ящика своего стола.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маленькая частная война - Робертс Нора

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718

1920212223


Ваши комментарии
к роману Маленькая частная война - Робертс Нора



детективы у автора несомненно высший клас,а в отношении героев, хотелось бы больше романтики, но они соответствуют нашей действительности
Маленькая частная война - Робертс Нораарина
7.09.2012, 8.40





Ух. Детектив и какой страшныйrnНо захватывает...
Маленькая частная война - Робертс Нораинна
11.12.2015, 18.28





Арина, если прочитаете всю серию, то романтики Вам хватит за гланды. Рорк самый романтичный сукин сын из всех описываемых героев современности. Таких идеальных мужиков как он в природе просто не существует. Но почитать приятно. Начните с первого романа "Потрясающий мужчина", там романтики и страсти просто за глаза хватает. Правда первые пять книг из серии крайне подкачали как детективы (до этой серии у Робертс была одна и та же проблема он ярко описывала лишь одного отрицательного персонажа, так что понять кто убийца можно в первой половине книги, но сейчас она исправилась и романы стало интереснее читать). Эта книга хороша трогательным финалом... А ну ещё конечно характером самой девочки.. маленькая а очень сильная.. Это большая редкость.
Маленькая частная война - Робертс НораВарёна
7.09.2016, 19.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100