Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

На третьем этаже лежал на полу, растянувшись возле опрокинутого стула, акушер-медик в светло-зеленом халате.
— Нам пришлось его свалить. — Пибоди извлекла свой универсальный ключ из прорези замка на двери, специально сделанной так, чтобы сливаться со стеной.
Трухарт сидел на корточках, склонившись над миниатюрным компьютером.
— Наверно, этот наблюдатель успел дезактивировать эту штуку, когда услышал, как мы входим. — Трухарт покачал головой. — Я никак не могу его включить.
— Дай-ка я посмотрю замок, Трои, — сказал Рорк, вынимая из карманов какие-то загадочные инструменты.
— Портативное акушерской оборудование, монитор для плода, — заметила Ева, окидывая взглядом помещение. Она перевела взгляд на столик на колесиках. — Поддон с подогревом. Что тут у нас еще? Полотенца, весы. Я все эти штуки видела на занятиях. Тэнди, скорее всего, там.
— Наверняка она у них на камерах слежения, — сказала Пибоди. — Медик мог сидеть здесь и мониторить ее на экране. Как там подозреваемые?
— Влежку. Макнаб и Бакстер с ними. Доложи в управление, Пибоди, я хочу, чтобы их забрали. И еще надо связаться с родильным отделением и акушеркой Рорк?
— Сейчас. Хитрая сволочь.
— Пибоди, пошли патрульных забрать ордер на Кавендиша. Я хочу, чтобы его немедленно доставили в управление. Да, и свяжись с Рио и с лейтенантом Смит, введи их в курс дела. И еще мне нужен ордер на Бруберри. Давайте устроим в управлении большой сбор.
— Я его почти добил, — пробормотал Рорк. — Ах, ты гадина! Все, тебе конец.
На узкой хромированной пластинке загорелся крошечный зеленый светодиод.
— Может, внутри есть еще один сторож, — заметила Ева. — Поэтому…
— Ты берешь нижний уровень, — закончил за нее Рорк.
Она кивнула и распахнула дверь.
— Включить свет! — крикнула Ева и, присев на корточки, обвела комнату взглядом и прицелом оружия. — Тэнди Уиллоуби, это полиция. Это Даллас.
Тихо играла классическая музыка, в воздухе витал тонкий цветочный аромат. Стены были выкрашены в жизнерадостный желтый цвет и расписаны жизнерадостными картинками зеленых лугов и спокойных синих рек. Удобные кресла, обитые мягкой кожей столы, мягкий снег, падающий за окнами, сквозь которые было видно только в одну сторону, — все это создавало атмосферу покоя и уюта.
На постели сидела бледная Тэнди с затравленными глазами, сжимая в кулаке что-то белое и острое.
— Даллас? — Голос у нее был глухой, охрипший, как будто заржавевший, она дрожала всем телом. — Даллас? Они хотят забрать моего ребенка! Они его отнимут. Мне отсюда не выбраться.
— Все хорошо. С тобой все будет хорошо. Мы выведем тебя отсюда.
— Они меня заперли. Они не оставят мне ребенка.
Я не имею права.
— Вранье! Пибоди!
— Ты можешь их больше не бояться. Забудь о них. — Пибоди медленно двинулась к постели. — Отдай мне эту штуку. Давай. Мы сейчас возьмем пальто и отвезем тебя в больницу.
— Нет, нет, нет! — Тэнди отпрянула в ужасе, ее взгляд стал совершенно безумным. — Только не в больницу! Они отнимут ребенка.
— Не отнимут. — Ева зачехлила оружие и приблизилась к постели. Она протянула руку. — Потому что я им не позволю. Тэнди, тебе больше нечего бояться.
Тэнди уронила острый кусок пластика и, качнувшись вперед, просто рухнула на Еву.
— Я вас очень, очень, очень прошу, заберите нас отсюда.
— Вот, держите. — Рорк снял с себя пальто. — На улице холодно. Надевайте в рукава. Вот так. Умница. Хорошая девочка.
— Не бросай меня. — Вся в слезах, Тэнди схватила Еву за руку. — Прошу тебя, останься со мной. Не Давай им забрать моего ребенка. Кто это? Кто там? — Она обеими руками вцепилась в Еву, заметив Трухарта.
— Это один из наших. Один из хороших парней. Трухарт, спустись вниз, помоги Бакстеру и Макнабу. Пусть этих людей увезут.
— Слушаюсь.
— Ты можешь идти, Тэнди?
— Отсюда. Я могу уйти отсюда. Мой ребенок… С ним все хорошо. Он брыкается. Я не хочу в больницу, пожалуйста, не отвозите меня в больницу. Я не хочу остаться одна. Они могут вернуться. Они могут…
— Вы же хотите повидаться с Мэвис, правда? — мягко спросил Рорк, помогая ей подняться с постели. — Она у нас дома, и она беспокоится за вас. Хотите, поедем к Мэвис? Прямо сейчас?
Рорк бросил долгий взгляд на Еву, помогая Тэнди выйти из комнаты.
— Она в шоке, — пояснила Пибоди. — Но главным образом она напугана. Как мы распределимся? Может, я отвезу ее к вам, а вы пока возьмете подозреваемых?
О, как ей хотелось заняться подозреваемыми! Но она понимала, что было бы просто бессовестно свалить двух беременных женщин на Рорка.
— Я поеду с Тэнди, запишу ее показания, когда она придет в себя. Позаботься, чтобы арест подозреваемых был оформлен должным образом и чтобы они были посажены за решетку. Допроса им придется ждать до утра. Посмотрим, как им понравится сидеть взаперти. А потом возвращайся домой, поспи.
— Вряд ли я усну. Вы только посмотрите на эту комнату. Все предусмотрено. Все удобства. Подонки!
Ева вызвала бригаду экспертов-«чистилыдиков», оставила Бакстера, Трухарта и Макнаба работать с ними на месте, обрабатывать комнату, где Тэнди держали в плену, обыскивать весь дом. Ей очень не хотелось покидать место преступления, бросать работу, но она села на заднее сиденье внедорожника. С ней была жертва, нуждавшаяся в заботе.
— Мне было так страшно. — Закутанная в одеяло поверх пальто Рорка, Тэнди сидела на переднем сиденье. — Мне кажется, они собирались меня убить. Забрать ребенка, а потом убить меня. Они оставили меня там. Он заходил раз в день. Каждый день. И он смотрел на меня так, будто я уже мертва. Я ничего не могла сделать.
— Откуда у тебя заточка? — спросила Ева.
— Что?
— Пластмассовая штука, которую ты держала в руках.
— А-а… Они приносили мне еду. Ребенок должен остаться здоров, так она говорила. Настоящее чудовище. Всегда бодрая, жизнерадостная. Даже когда привязывала меня для осмотров. Я спрятала пару пластмассовых ложек… это все, чем мне разрешали есть. Пластмассовые ложки. А когда они на ночь выключали свет, я их пилила и терла друг о друга под одеялом. Мне казалось, это длилось часами. Не знаю как, но я собиралась ранить одного из них.
— Жаль, что тебе так и не выпал шанс. Хочешь рассказать мне, что случилось, или предпочитаешь отложить на потом?
— Это случилось в четверг. После работы я пошла к автобусной остановке. И тут ко мне подошла она. Ее зовут Мадлен Баллок. Мне стыдно говорить об этом, но еще в Лондоне, когда я узнала, что беременна, что все против меня, что у меня нет другого выхода, я пошла в агентство по усыновлению. Хотела отдать ребенка на усыновление. Мне казалось, что это наилучший выход. Я…
— Все это нам известно. Они ведут подпольные операции по продаже детей под прикрытием благотворительного фонда.
— О боже! Боже, какая же я идиотка!
— Ничего подобного, — сказал ей Рорк. — Вы им доверяли.
— Да. Доверяла. Там были консультанты, и все они были такие славные люди. Миссис Баллок лично пришла познакомиться со мной, и ее сын пришел с ней. Они мне говорили, что я делаю подарок достойной паре и моему ребенку. Я подписала контракт, и они дали мне денег. На расходы, сказали они. Витаминизированная еда, необходимая одежда. Мне пришлось согласиться на их врачей, на пользование их клиникой, но там все было хорошо, очень прилично, все такие милые. Мне полагался постоянный уход, наблюдение консультации, и фонд был готов помочь мне с квартирой и со стипендией, если я захочу продолжить образование, и консультировать меня в карьере. Все, что я захочу.
— Заманчивая приманка.
— Да, все это было очень заманчиво, но я передумала. — Тэнди обхватила руками живот и съежилась на сиденье. — Я всегда хотела иметь семью, быть матерью, а тут вдруг своими руками лишила себя всего этого. Я здоровая, сильная, ума мне хватает. Я не ребенок. Я могла бы обеспечить хорошую жизнь моему ребенку. Я вернула деньги назад. Я почти ничего не истратила, а разницу восполнила из своих сбережений. — Она утерла слезы с лица. — И тут они ополчились на меня. Я подписала контракт, сказали они, он юридически обязателен к исполнению. Они подадут на меня в суд, и суд обяжет меня выполнять условия договора. Разве я смогу быть хорошей матерью, если я мошенница и лгунья? Это было чудовищно. Я оставила деньги. Я была так расстроена… Я начала сомневаться в себе. Вдруг они правы? Вдруг я буду плохой матерью? Вдруг суд заберет у меня ребенка? Как мне доказать, что я вернула деньги? Господи, какая же я дура!
— И ты переехала в Нью-Йорк, — подсказала Ева.
— Я подумала: я не могу рисковать. Я чуть не десять раз собиралась обратиться к отцу ребенка, но я сделала свой выбор и решила следовать ему до конца. Я упаковала вещи, уволилась с работы, кое-что продала. Одна моя подруга собиралась на машине в Париж на выходные, она согласилась взять меня с собой. Я даже соврала: сказала ей, что собираюсь искать там работу. Не знаю, зачем я соврала, но я боялась, что они пустят полицию по моему следу. — Тэнди откинула голову назад, закрыла глаза и начала легкими движениями растирать себе живот. — Я была зла, страшно зла на всех. Я уехала на автобусе из Парижа в Венецию, а оттуда улетела в Нью-Йорк. Сначала мне было так одиноко, что я чуть было не решила вернуться. Но потом я нашла работу, и все пошло хорошо. Я подписала договор с моей акушеркой, подружилась с Мэвис. Я, конечно, скучала по своим друзьям в Англии, но мне в первую очередь надо было думать о ребенке.
— Итак, в четверг ты ушла с работы…
— В пятницу у меня был выходной, а в субботу был праздник Мэвис. Я так радовалась, я чувствовала себя прекрасно. И тут вдруг она. Так удивилась встрече со мной, так обрадовалась! Стала расспрашивать, как я поживаю, как у меня дела. Мне было так стыдно, что я тогда сбежала, но она меня успокоила. Сказала, что у нее машина, и она подвезет меня до дома. И тут подъехал к тротуару этот чудный лимузин, прямо как по волшебству. Я и спорить не стала, села в машину.
«Курсировали, — отметила Ева. — Не парковались, чтобы не оставлять следов».
— Она села сзади вместе со мной, и мы тронулись. Она дала мне бутылку воды, и мы начали вспоминать Лондон. А потом… Мне стало нехорошо, я потеряла сознание. Ничего не помню, пока не очнулась уже в той комнате.
— Теперь ты из нее выбралась, — напомнила Ева, когда Тэнди опять задрожала. — Ты из нее выбралась, а взаперти сидят они.
— Да, я выбралась. Мы выбрались, и мы в безопасности. Они были там, они оба, — продолжала Тэнди, Немного успокоившись. — Когда я очнулась, они сказали мне, что теперь будет. Ребенок не мой, я от него отказалась, бумаги подписала. Я — всего лишь родильное устройство.
Тэнди тяжело повернулась, оглянулась назад, встретилась глазами с Евой.
— Они говорили мне об этом так спокойно, так невозмутимо, даже когда я кричала и пыталась убежать, а меня силой заталкивали обратно в постель. Они сказали, что со мной будут хорошо обращаться, что у меня будет правильное питание, отдых, витамины, уход, и они ждут, что я рожу здорового ребенка через неделю Я сказала, что они с ума сошли, что они не могут заставить меня отказаться от ребенка. Он сказал — сын, — он сказал, что у них богатство, власть, положение в обществе, а у меня ничего, кроме фертильной матки. Они включили музыку, она играла днем и ночью. Они говорили, что это полезно для ребенка. Все в комнате было герметично, я даже выбросить ничего не могла. Я колотила в окна, но никто ничего не видел. Я кричала так, что голос сорвала, но никто меня не слышал… Какой сегодня день?
— Раннее утро понедельника, — сказала ей Ева.
— Всего лишь понедельник… — вздохнула Тэн-ди. — А мне казалось, что прошло уже так много времени… Целая вечность. Ты спасла моего ребенка. Ты спасла меня. Я этого никогда не забуду, даже если проживу еще двести лет.
За окнами машины вспыхнули огни и залили светом территорию, укутанную пушистым снегом, словно белой шубой. Снег уже украсил густыми шапками ветки деревьев, а с неба все еще густо падали блестящие мягкие снежинки.
— О! Это похоже на дворец. — Голос Тэнди задрожал. — На зимний дворец. Мне кажется, что я принцесса, спасенная от злого волшебника. А вы — мои рыцари в сияющих доспехах, — добавила она, утирая со щек вновь заструившиеся слезы.
Не успели они подъехать и остановиться, как двери распахнулись, и Мэвис, путаясь в слишком длинном для нее халате Евы, вырвалась на крыльцо. Соммерсет и Леонардо выбежали следом за ней.
— Мэвис, вы же обещали подождать! — Соммерсет подхватил ее под руку.
— Знаю, я обещала, но я не могу. Тэнди! — Она вырвала руку. — Тэнди! Ты в порядке? А ребенок?
— Они спасли нас!
Словно по команде, как показалось Еве, обе женщины разразились плачем и бросились друг другу в объятия.
— Пойдемте поскорее в дом с этого ужасного холода, — Леонардо обхватил своими могучими ручищами обеих женщин. — Идем в дом, Тэнди.
— Отведите их прямо наверх, я приготовил комнату, — вставил Соммерсет. — Я буду там через минуту.
Они так и двинулись к дому в объятиях Леонардо, но Мэвис оглянулась на Еву.
— Я знала, что ты ее найдешь, я знала, что ты сможешь.
— Они в вашем полном распоряжении, — кивнула Ева Соммерсету. — Меня работа ждет.
— Лейтенант!
Ева обернулась и хмуро уставилась на него:
— Что еще?
— Отличная работа!
— Ну что ж, спасибо! — Повернувшись к Рорку, Ева недоуменно подняла брови. Они вошли в дом. — Я должна позвонить Пибоди и убедиться, что арестованные под охраной. Надо узнать, как там дела у Бакстера на месте, и все обговорить с Рио и Смит.
— Да, конечно. После того, как ты немного поспишь.
— Не люблю оставлять недоделанную работу.
— Никуда твоя работа не денется. Главное сделано. Все, что дал тебе энергетический коктейль и твой собственный адреналин, уже израсходовано. Ты бледна, как луна, и язык у тебя заплетается.
— Кофе!
— Сперва в аду мороз грянет.
Наверно, он был прав: когда ей удалось — с трудом! — сфокусировать зрение, оказалось, что она стоит посреди спальни. Вернее, едва стоит.
— Один час в горизонтальном положении, — сказала Ева, снимая кобуру.
— Четыре. И у тебя останется вполне достаточно времени, чтобы утром подзарядить организм едой и отправиться потрошить своих подозреваемых.
— Потрошить? — Ева села и принялась снимать башмаки. — Да я из них рубленый бифштекс сделаю. А ты не собираешься отнести меня в постель?
— Ты все еще одета.
— Ничего. Посплю в одежде. — Ева сонно улыбнулась и протянула к нему руки.
Рорк поднял ее на руки, нарочито спотыкаясь, донес до кровати и рухнул вместе с ней прямо на стеганое пуховое одеяло.
Ева свернулась калачиком, прижимаясь к нему, Рорк обнял ее, и они оба нырнули в сон.
Насчет четырех часов сна и горючего он оказался прав, вынуждена была признать Ева. Ей предстоял долгий и сложный день, и перед ним надо было подзарядиться.
Как она и ожидала, Баллок и остальные вызвали целую армию адвокатов. Ева дала им всем повариться в собственном соку, пока она сама со своей командой составляла полные отчеты для Уитни и Рио.
— Федералы и налоговая полиция захотят взять на себя финансовые махинации, торговлю детьми и все остальное, во что Фонд успел запустить пальцы, — предупредила ее Рио.
— Пусть берут.
— Да уж, они поваляются на травке по этому поводу. Лондонскую фирму тоже поджарят. Ты устроила международный инцидент, Даллас.
— У меня три трупа, они мои! Что касается похищения Тэнди Уиллоуби и ее удержания против ее воли, это мое дело пополам с лейтенантом Смит из отдела розыска пропавших лиц.
— Как ее состояние? Уиллоуби?
— Мне сказали, что нормальное. Она спала, когда я уходила из дома. — Ева повернулась к Уитни. — Я хочу начать с Кавендиша, сэр. Это самое слабое звено.
— Вам виднее.
Рио поднялась на ноги.
— От похищения им не отвертеться, улики неопровержимые, все доказательства будут представлены. А вот с тремя убийствами придется покорячиться.
— Я их достану. Рио кивнула.
— Ты не против, если я понаблюдаю?
— Будь моей гостьей, не отказывай себе ни в чем. Кавендиш был уже в комнате для допроса, весь потный и бледный. По обе стороны от него сидели два адвоката весьма внушительного вида. Из тех, кого Ева называла Костюмами. Тот, что был слева, немедленно поднялся.
— Моего клиента продержали всю ночь без залога, и вот уже почти час нас заставляют ждать здесь. Мы намерены подать жалобу, а также мы потребуем внутреннего расследования ваших действий.
— Что ж, это даже интересно. Мистер Кавендиш, конечно, имеет право на адвокатов и может консультироваться с ними, но лично я не обязана разговаривать с адвокатами. Запись включена. Лейтенант Ева Даллас и детектив Делия Пибоди ведут официальный Допрос Уолтера Кавендиша в присутствии его адвокатов. Я зачитаю обвинения. — Покончив с этим, Ева села и вытянула ноги. — Вам уже зачитали ваши права, мистер Кавендиш…
— Мой клиент является гражданином Великобритании…
— «Боже, храни королеву»[Первые слова британского гимна.] Вам понятны ваши права и обязанности в этом деле?
— Понятны. Мне нечего сказать.
— Хорошо, говорить буду я. Начнем с пособничества убийству по трем эпизодам. Это тянет на три последовательных пожизненных срока в старых добрых Соединенных Штатах. Правда, англичане могут вас затребовать, и мы, возможно, согласимся депортировать вас под их ответственность, хотя меня бы лично такая перспектива огорчила. Утешает меня лишь тот факт, что они вас тоже запрут до скончания ваших дней, а наши налогоплательщики сэкономят свои денежки.
— У вас нет ничего, чтобы связать моего клиента с убийством. С каким-либо преступлением вообще, — вступил в разговор один из адвокатов.
— У меня есть достаточно, чтобы не только связать вас, — сказала Ева, обращаясь исключительно к Кавендишу, — но чтобы сковать вас цепями с головы до ног и выбросить за борт. Рэндал Слоун хранил частные записи, Кавендиш. Чейз не сумел их выкрасть. Они у меня. В них стоит ваше имя.
Она улыбнулась, заметив россыпь испарины, выступившей у Кавендиша над верхней губой. Да, она попала в точку.
— Вам было известно об операциях Фонда Баллока, включавших продажу новорожденных ради выгоды, а также о махинациях с налоговыми декларациями для сокрытия незаконной прибыли, полученной от этих операций. Вам также было известно, что Чейз собирается убить Натали Копперфильд и Бика Байсона, которые обнаружили по крайней мере часть вышеупомянутых незаконных операций. Вы знали, что он собирается проделать с ними вот это.
Ева толкнула через стол две фотографии убитых, снятые на месте преступления.
— Моему клиенту ничего не известно о каких бы то ни было обстоятельствах этих преступлений.
— Может, ты был последним в очереди на раздачу талонов на питание, Уолт, но ты знал. Баллок и Чейз приходили в твой кабинет, чтобы обсудить это частным образом. Вы устроили задушевный маленький обед и за обедом обсудили, как он убьет двух молодых людей.
— Это абсурд! — Один из адвокатов Кавендиша возмущенно вскочил. — У вас ничего нет, кроме домыслов. Беспочвенных домыслов. Этот допрос…
— У меня есть кое-что еще, Уолтер. У меня в соседней комнате твоя подружка. — Ева зловеще усмехнулась, когда его глаза воровски стрельнули к двери. — Да-да, все верно, и я уже поспорила, что она свалит все на тебя, как на мертвого. Она на тебя работала, делала, что ей было велено, она ничего не знала. Она может на этом сыграть, а ты пойдешь ко дну. С такими, как ты, всегда так и бывает. У тебя слово ЛОПУХ на лбу написано. Она мне не нравится, подружка твоя, поэтому я допрашиваю тебя первым. Предлагаю тебе сделку, которую предложу ей, если останусь недовольна тобой.
— Никаких сделок, — отрезал адвокат.
— Держу пари, вы работаете на фирму Стьюбена, Роббинса, Кавендиша и Малла. — За все время Ева впервые обратилась к адвокату. — Все эти господа тоже сидят в большой куче дерьма. Там много хитрых адвокатов, Уолтер. Много хитрых адвокатов, которые представляют Баллок и Чейза. Пари держу, они все Уже единогласно выбрали тебя козлом отпущения. Послали тебя сюда, загрузили дурацкой работой — в общем, они явно тебя не уважают. А теперь, когда запахло жареным, как ты думаешь, чья шкура будет поджариваться, а?
— Я был дома в постели со своей женой, когда происходили эти убийства. — Кавендиш нервно поддернул галстук. — Я с этим ничего общего не имею.
— Ты мне лучше не ври. Не надо меня злить, не надо. Я тут одна в твоих интересах действую. Чейз убил Рэндала Слоуна, да еще и подставил его, убийства на него свалил. Хотела бы я знать, что бы он сделал с тобой. Может, мне стоит поместить вас обоих в одну камеру и узнать наверняка?
— Мы не потерпим угроз! — рявкнул адвокат.
— А это не угроза, я просто размышляю вслух. Вот как дело было, как все задокументировано в записях Рэндала Слоуна. Копперфильд наткнулась на какие-то несоответствия в счетах и, будучи хорошей девочкой, обратилась с вопросами к Рэндалу Слоуну. Она его знала: как-никак это отец ее близкого друга, сын основателя фирмы. Она ему доверяла. Может, он сам попытался загасить пожар, но она задавала не те вопросы. Он позвонил Баллок, она позвонила тебе. Теперь ты в игре. Когда подкуп не срабатывает, она напускает на Копперфильд своего сына. Ты прекрасно знал, что именно они сделали, и это делает тебя соучастником.
— Опять-таки домыслы, — вставил адвокат. — У вас нет ничего конкретного против моего клиента, а также миссис Баллок и ее сына.
— Кому ты веришь, Уолтер? Костюмчику от Стьюбена или копу, который держит тебя за яйца? Для тебя все кончено, и ты это знаешь. Твоя жизнь, твоя карьера, роскошный кабинет, представительские расходы. Но ты сам можешь выбрать, как тебе прожить то, что осталось. Соучастие в убийстве по трем эпизодам или, если ты сейчас пойдешь на сотрудничество, всего лишь противодействие правосудию по трем эпизодам. Отсидишь свой срок в камере, но можешь выйти по условно-досрочному. Окончишь свои дни снаружи, а не внутри. Предложение не возобновляемое, действует тридцать секунд. Время пошло. — Ева наклонилась так близко, что ему невольно пришлось заглянуть ей в глаза. — Ты же знаешь, она примет предложение, когда я пойду в соседнюю комнату. Она бросит тебя на съедение волкам и не поморщится. Тик-так, Уолтер. Осталось двадцать секунд.
— Я хочу, чтобы это было в письменном виде.
— Кавендиш…
— Заткнись! — набросился он на адвоката. — Это не твоя жизнь подвешена на веревочке, верно? Я не стану для вас козлом отпущения. В письменном виде, — повторил он. — И я расскажу вам все, что знаю.
— Это было легко, — заметила Пибоди, когда они вышли.
— Я даже не разогрелась. — Ева повела плечами. — Бесхребетный ублюдок. Он у меня на полную десятку сядет за препятствование правосудию.
— А ведь есть еще мошенничество. Вы об этом не упомянули, когда предлагали сделку.
— Ошибочка вышла, — усмехнулась Ева. — А впрочем, это не входит в мои полномочия — предлагать сделки по международному налоговому мошенничеству… вообще по международным преступлениям. Вот черт! Он отсидит куда больше, чем десятку.
— Кто следующий?
— Возьмем Бруберри. Она будет очень, очень недовольна, когда узнает, что босс ее заложил.
— Думаете, она расколется?
— Максимум за два часа.
— Поспорим на деньги? Ева задумалась.
— Ставлю пятьдесят.
— Идет.
Через час и пятьдесят три минуты Пибоди вышла из комнаты для допроса.
— Меня обуревают противоречивые чувства. С одной стороны, я лишилась полтинника, а с другой — это было обалденно: смотреть, как она идет в нокдаун Она не просто раскололась, она взорвалась.
— И она куда больше знает о том, где хранятся секреты, чем ее босс. — Ева потерла руки. — Удваиваем ставку на Чейза?
— Я думала, мы следующим номером вызовем Баллок.
— Нет, ее я приберегаю на сладкое.
— На деньги больше спорить не буду, — решила Пибоди. — Вы их щелкаете как орешки.
Повернув за угол, они увидели бегущего по коридору Бакстера.
— Отчет «чистильщиков», хотел доставить сам. — Он сунул файл на диске прямо в руки Еве. — По машине Слоуна. Они нашли один волос. Подголовник, сиденье водителя. Волос Чейза. Отчет ОЭС, — добавил он, передавая ей другой диск. — Мой новый друг Макнаб обнаружил звонки к доктору Летиции Браунберн, в Лондон, и от нее. Местные власти уже задержали ее и получили ордер на приостановку работы агентства «Воскресное дитя» для дальнейшего расследования его деятельности. Есть также звонки в контору Кавендиша — Мадлен говорила с Бруберри, — а также от Мадлен в лондонскую контору, где она довольно долго говорила со Стьюбеном. Говорили загадками о скорой доставке.
— Кавендиш и Бруберри пели как птички, — сказала ему Ева. — Следующим номером берем Чейза.
— Я буду в зоне наблюдения с Рио.
— Бакстер, а ты не хочешь взять этот раунд? Я побуду в наблюдении. — Пибоди перевела взгляд на Еву. — Вы не против?
— Валяй.
— Спасибо.
— Как ты собираешься действовать?
— Жестоко и злобно. Никаких сделок, никакой игры в доброго копа. Он вспыльчив. Давай его разозлим.
— Мне нравится такой стиль.
Они вошли вместе. Ева водрузила стопку файлов на стол, за которым сидел Чейз с тремя адвокатами.
— Включить запись. — Она прочитала данные. — Тут на один Костюм больше, чем требуется. — Она вскинула руку, не давая им возразить. — Свыше двух адвокатов, — на мое усмотрение. Один из вас уходит отсюда.
— Поскольку мистер Чейз является британским гражданином, а абсурдные обвинения, выдвинутые против него, весьма серьезны, мы требуем особого представительства: по международному законодательству, по уголовному законодательству и по налоговому законодательству.
— Да мне фиолетово, что вы там требуете. Один из вас уходит. Сию минуту, или этот допрос окончен, а ваш клиент отправляется обратно в камеру, пока вы не сведете свое представительство к двум.
— Мы рассчитываем на любезность с вашей стороны.
— Можете не рассчитывать. Детектив! — Ева повернулась к двери.
— Я могу представлять международный и уголовный аспекты. — Единственная женщина, брюнетка лет пятидесяти, заговорила четким голосом без акцента. — Я считаю, что в интересах нашего клиента — прояснить ситуацию без дальнейших проволочек.
Один из мужчин поднялся и чопорно вышел из комнаты.
— Мистер Чейз, вам зачитали ваши права, не так ли? Ответом ей было каменное молчание. Опять заговорила женщина:
— Мистер Чейз признает, что права ему зачитаны.
— Или я услышу это от него самого, под запись, или опять-таки допрос окончен.
— Мне зачитали права, — огрызнулся Чейз. —
И при этом меня избили. Я подам жалобу на палицейскую жестокость.
— На мой взгляд, выглядите вы нормально. Хотите потребовать медицинского осмотра, чтобы задокументировать телесные повреждения, нанесенные вам при аресте?
— Вы напали на меня.
— Позвольте с вами не согласиться. Это вы на меня напали, и нападение зафиксировано съемкой. Итак, вам понятны ваши права и обязанности, мистер Чейз? Он отвечает, — снова предупредила Ева. — Под запись.
— Я их понимаю, насколько они вообще существуют в этом вашем нецивилизованном городе.
— Прекрасно. Мы в нашем нецивилизованном городе любим сажать людей за решетку до конца отмеренной им богом жизни за различные преступления. Итак, с чего начнем?
— Лейтенант. — Брюнетка вынула лист бумаги из плоского кожаного портфеля. — Не могли бы мы разъяснить вопрос о некой Тэнди Уиллоуби, временно проживавшей в нью-йоркском доме миссис Баллок и мистера Чейза?
— «Проживавшей»? Вы, англичане, так это называете, когда женщину запирают в комнате и держат против ее воли? — Ева покачала головой и повернулась к Бакстеру: — И они еще утверждают, что мы говорим на одном языке. Мне вот как-то не показалось, что она у вас «проживала». Держу пари, ты любишь запирать беспомощных женщин, Чейз. К тому же еще беременных, чтобы не могли оказать сопротивление. Гребаный извращенец.
— Мы фиксируем все непристойные высказывания, — чопорно заявила брюнетка.
— Онанист. — Ева грозно усмехнулась Чейзу. — Бьюсь об заклад, ты следил за Тэнди по монитору, пока дергал гуся.
— Ты мерзкая сука.
— Мистер Чейз. — Брюнетка накрыла ладонью его руку. — Лейтенант, прошу вас. Я полагаю, мы можем быстро прояснить этот вопрос и двигаться дальше у меня здесь заявление, которое миссис Баллок продиктовала своему представителю, подтвержденное и подписанное мистером Чейзом. Я хочу, чтобы оно было оглашено и приобщено к делу.
— Вперед.
— В четверг, вскоре после шести часов вечера, миссис Баллок заметила мисс Уиллоуби на Мэдисон-авеню, где миссис Баллок делала покупки. В мае прошлого года мисс Уиллоуби обратилась в Фонд Баллока за помощью в усыновлении своего будущего ребенка. Однако мисс Уиллоуби не выполнила возложенных на нее обязательств, перестала приходить на назначенные встречи с консультантом и акушером в агентстве по усыновлению. С облегчением убедившись, что она жива и здорова, миссис Баллок подошла к ней. В тот момент мисс Уиллоуби пришла в страшное возбуждение и принялась умолять миссис Баллок о помощи. Встревоженная миссис Баллок пригласила мисс Уиллоуби в свою машину, намереваясь отвезти ее домой. Но поведение мисс Уиллоуби стало еще более истеричным, она стала угрожать самоубийством. У нее вот-вот должны были начаться роды, и она поняла, как она сама заявила, что она не в состоянии самостоятельно вырастить и воспитать своего ребенка, не имея на то Ни моральных, ни финансовых вложений. Движимая заботой и желанием помочь, миссис Баллок взяла молодую женщину к себе домой — с полного согласия мисс Уиллоуби. Она поместила мисс Уиллоуби в своем доме, организовала медицинскую помощь и начала подыскивать возможности для консультирования и усыновления ребенка, если мисс Уиллоуби будет по-прежнему на этом настаивать.
— Можете остановиться прямо на этом месте, по тому что мы не захватили лопат, а это самая большая навозная куча из всех, когда-либо сваленных в этой комнате. На Тэнди мы поймали тебя железно, Чейз. Не только ее собственное заявление, но показания пяти копов и одного штатского однозначно свидетельствуют о том, что ее держали взаперти против ее воли.
— Душевное состояние мисс Уиллоуби… — начала женщина-адвокат. Ева вскочила и наклонилась к самому ее лицу.
— Хотела бы я посмотреть, какое у вас было бы душевное состояние, если бы вас заперли в комнате, если бы вас осматривал врач без вашего согласия. Заберите свое заявление и можете засунуть его к себе в зад вместе с остальным дерьмом, потому что дерьму там самое место. А когда Стьюбен и компания пойдут ко дну, твоя задница, уж извини, скорее всего, останется голой на ветру.
— Если этот допрос не может продолжаться хотя бы с минимальной долей приличия…
— На хрен приличия и тебя вместе с ними. Не нравится? Дверь вон там. — Ева повернулась к Чейзу. — Наш электронный отдел сейчас копается в электронных записях осмотров мисс Уиллоуби. Я не обязана тратить на это свое время, потому что ты, Уин, пойдешь за это ко дну вместе с твоей мамочкой. Ах да, кстати, ты часом не рассказал своим представителям, что ты спал со своей мамочкой, когда мы тебя взяли?
— Заткнись!
— Лейтенант, прошу вас. — Женщин адвокат подняла руку, но Ева успела заметить, как округлились ее глаза. — Чернить репутацию миссис Баллок и мистера Чейза недопустимо.
— А знаешь, что еще недопустимо? Здесь, в нецивилизованных Соединенных Штатах, недопустимым считается инцест. От двадцати пяти до пожизненного за похищение и удержание Тэнди Уиллоуби против ее воли. И если мы узнаем, что ты ее изнасиловал, пока она была у вас взаперти…
— Да я пальцем не притронулся к этой грязной шлюхе!
— Вот как? — Ева перелистала один из файлов. — Да-да, ты прав. Ты в эти игры не играешь. Ты свою мягкую игрушку бережешь для мамочки.
— Может, он любит маленьких мальчиков, — предположил Бакстер. — Да, я бьюсь об заклад, этот любит вставлять в маленькие попки, когда не вставляет мамочке. Оба вы омерзительны. Мы вас обоих закопаем.
— Нет, он не станет играть с мальчиками, — возразила Ева. — Мамочке это не понравилось бы. И Тэнди ты не насиловал, правда, Уин? Ты ни с кем не спал, кроме мамочки. Хранил ей верность. У тебя же ни на кого не встает, кроме твоей матери, верно я говорю?
При этих словах Евы Чейз вскочил со стула и бросился на нее. Двум адвокатам и Бакстеру общими усилиями еле-еле удалось его удержать.
— Лейтенант, это переходит все границы. Вы не имеете права так обращаться к моему клиенту.
— Напишите жалобу. — Ева встала, обогнула стол и склонилась к плечу Чейза. Он тяжело дышал, она ощущала исходящий от него жар. — Натали ты тоже не насиловал. Еще одна грязная шлюха? Она не твоя мать. Твоя мать такая важная, такая могущественная. Она одна тебя понимает, знает, что тебе нужно. Ты и твоя мать… У вас столько секретов. Разве не так она тебе говорила, когда трогала тебя? Когда ты был еще маленьким мальчиком? Это секрет, и его знаем только мы с тобой. Ты, главное, будь хорошим мальчиком, слушайся маму, делай, что она велит, и тогда все будет хорошо.
А тут эта сука Копперфильд начала совать свой нос, куда не следовало. Она собиралась вас уничтожить. Она имела наглость усомниться в вашем бизнесе. Твоя мать велела тебе сделать это, Уин? Я думаю да. Ты всегда слушаешься маму, всегда делаешь, что она говорит, а не то она не пустит тебя в свою постельку. Это она тебе посоветовала воспользоваться машиной Рэндала Слоуна? Мы нашли в ней твой волос.
— Мой клиент и мистер Рэндал Слоун были знакомы. Он мог ездить в этой машине в любое время.
— Не ездить в ней, а вести ее. Сидеть за рулем, — поправила Ева. — Чувствуете разницу? Волос был найден на сиденье водителя. Твой волос. Твоя ДНК. Точно так же, как твоя ДНК осталась на костяшках пальцев Бика Байсона. Он успел тебе врезать, прежде чем ты вырубил его электрошокером, ты трус. Не умеешь сражаться как мужчина… Но о чем тут говорить, ты же не мужчина. Ты всего лишь мальчик, который спит со своей матерью. Конечно, тебе нетрудно было избить и связать женщину, которая весит вдвое меньше, чем ты. Сломать ей пальцы, изуродовать лицо, нанести ожоги. Тебе это понравилось. Тебе понравилось смотреть ей в глаза, пока ты душил ее. Держу пари, только так у тебя встает, когда ты не со своей матерью.
— Хотел бы я на тебя посмотреть, — тихо сказал Чейз.
— Этот допрос окончен, — начала брюнетка.
— Ты позволишь бабе-адвокату тебе приказывать? — удивилась Ева. — Только потому, что мамочка ее прислала? В точности как мамочка. Делай так, Уин, делай этак. Хороший пес, послушный!
— Никто мне не будет указывать, что и как делать! Заткнись! — заорал он на своего адвоката. — Тупая сука! Хватит с меня всего этого. Отвечать на вопросы этой… этой особы, да еще слушать, как ты меня успокаиваешь. Я сделал только то, что надо было сделать. Это Рэндал Слоун нанял какого-то отморозка убить этих людей. Он сделал признание, перед тем как повесился,
— А ты откуда знаешь? Ты был там?
— Ты сама нам сказала.
— Ничего подобного. Я сказала, что Рэндал Слоун был найден повешенным, точка. Ни слова о признании. И он не покончил с собой. Ты его убил и подстроил признание. Потому что ты бесхребетный трус. Ты убил Софию Белего в Риме, Италия, и Эмили Джонс в Мидлсексе, Англия. Должно быть, вид беременных женщин тебя оскорбляет.
— Потому что у него ни на кого не встает, кроме дорогой мамули, — вставил Бакстер.
— Это не имеет ничего общего с сексом! Они подписали контракт! — Чейз стукнул кулаком по столу. — Они подписали юридически обязывающий документ, а мы дали все гарантии тщательно отобранным родителям. Они не имели права!
— Да что ты говоришь? Если женщина девять месяцев таскает плод в утробе, это не дает тебе никакого права на него. Ты похитил Софию Белего, верно? Взял ребенка и избавился от инкубатора. С Эмили Джонс у тебя так ловко не получилось. Пропал продукт. Скользко их еще было, Чейз?
— Мы предоставляем услуги! — завопил он, не слушая возражений своего адвоката. — Мы уделяем им свое время, опыт, мы имя свое отдаем, чтобы помочь этим женщинам, попавшим в беду по своей собственной вине, по своей слабости, и мы приносим дар достойным парам.
— За такой славный толстый куш.
— Им платят, не так ли? Им дают шанс улучшить свою жизнь, а ребенок получает семью, воспитывается должным образом. Как вы смеете меня допрашивать? — Чейз буквально стряхнул с себя адвоката, сидевшего справа, и ударил наотмашь женщину, оказавшуюся слева. — Я не обязан оправдывать свои действия. — Он вскочил на ноги.
Брюнетка стерла кровь с разбитой губы.
— Этот допрос…
— Заткнись! Разве я не велел тебе заткнуться к чертовой матери?
— Натали Копперфильд, — сухо проговорила Ева. — Бик Байсон. Рэндал Слоун.
— Вынюхивали, совали нос в наши дела. Слоун сам виноват. Олух, неумеха. Лентяй. Сам все завалил.
— Стало быть, тебе пришлось их убить. Их всех. Это был вопрос чести, — спокойно продолжала Ева. — Деловой репутации.
— Фонд Баллока необходимо было защитить. Он важнее всех этих жалких людишек. Моя мать является душой Фонда, она сделала его тем, что он есть. Они нас шантажировали, вот чем все они занимались. А то, что я сделал, — это самозащита. Мы должны были любой ценой сохранить важнейший благотворительный институт.
Все еще прижимая платок к кровоточащей губе, брюнетка вскинула руку.
— Мы должны проконсультироваться с нашим клиентом.
— Вы уволены. — Чейз свирепо оскалил зубы, повернувшись к ним. Это было так страшно, что оба адвоката отшатнулись. — Думаете, вы мне нужны? Идиоты. Тупицы. Убирайтесь! Видеть вас не могу! Вон с моих глаз!
— Мистер Чейз…
— Живо! Я могу сам за себя ответить, и я буду говорить! — воскликнул он в спину своим адвокатам, когда они покидали комнату.
«Вот теперь, — сказала себе Ева, — мы тебя сделаем».
— Мистер Чейз, для протокола. Вы отказались от своих представителей?
Он опять оскалил зубы, на этот раз на нее.
— Я буду сам за себя говорить.
— Следовательно, вы отказываетесь от своего законного права на защиту?
— Сколько раз я должен повторять, ты, тупая сука?
— Ну что ж, пожалуй, этого довольно. Пусть запись продемонстрирует, что мистер Чейз отказался от своих представителей и согласился продолжать допрос, не пользуясь адвокатской поддержкой. — Ева помолчала, придала лицу сосредоточенное и уважительное выражение. — Вы говорите, они вас шантажировали? Это в корне меняет дело. Может, расскажете нам, с чего это началось? Рэндал Слоун доложил вам, что Натали Копперфильд начала задавать вопросы…
И он выложил им все до последней мелочи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100